всё о любом фильме:

Mark Amir > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей125
в друзьях у124
рецензии друзей8470
записи в блогах-
Друзья (125):

В друзьях у (124):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Так сразу и не припомню, кроме «Терминатора», сиквела, который так превзошел бы оригинал, при том, что и первые «Стражи Галактики» — далеко не слабый фильм. Как минимум. Однако вторые не только смогли сохранить все сыгравшие «фишки», но и внесли много нового, превратив вторую часть в еще боле фееричное, энергичное, потрясающе смешное, но одновременно и душевное, сентиментальное зрелище. Так что «Лучшее — враг хорошего» — точно не про вторых «Стражей Галактики».

Из сохраненного на первом месте, конечно, юмор. У Джеймса Ганна он по-прежнему искрометный, яркий, умный, острый, иногда снова «за гранью», но ни разу не опустившийся до тупости и туалетности. Не в последнюю очередь потому, что все персонажи в «Стражах…», как и прежде, искренни во всех своих достоинствах и недостатках, а следовательно в наигранности и фальши их никак не заподозришь. Один из лучших юморных ходов — это конечно, имя одного из персонажей, над которым не смеется разве что он сам. Те, кто смотрели, думаю, сразу догадаются, о ком речь, а еще не смотревшим не буду портить удовольствие. Рядом с этим юмором соседствуют не менее тонкая ирония и изящный стёб, подобный которому я мало еще в каком фильме видел. Одной из самых лучших сцен здесь для меня стала система управления считающей себя сильно развитой и продвинутой расы своим космическим флотом, до боли напоминающая игровую стрелялку. И это далеко не единственный такой прикол в картине.

Как и в первой части, радует глаз такая же феерическая, как и сюжет, яркая, сочная, богатая деталями картинка с огромным количеством удачных ракурсов, великолепных панорамных планов и крупных планов персонажей, которые сумели поведать о них не меньше, чем их слова и поступки. Оператору Генри Брэхаму за это огромное спасибо и не в первый раз. Удачные операторские решение в его исполнении я отметил для себя еще в фильме «Тарзан: Легенда», да и еще ранее, в «Золотом компасе» они присутствовали. Про спецэффекты во вторых «Стражах…» и говорить нечего: все остается на высоком уровне. Как и сражения, где снова неподражаем благодаря своей фантазии и изобретательству легендарный Енот.

Саундтрек первой части ушел в народ, почти все композиции запомнились, стали любимыми. Не меньшие шансы быть разобранным на цитаты и у нового творения композитора Тайлера Бейтса. Особенно эмоциональной стала для меня тема в заключительном эпизоде.

Что касается нового, то главным тут, безусловно, стало раскрытие уже знакомых по первой части героев как с ожидаемых, так и новых сторон. Даже не скажешь, с каким из них тут поработали лучше: блистают все. Что, казалось бы, нового можно узнать об обожаемом всеми Ракете? Оказалось, можно, и очень много, и отнюдь не всегда смешного, а и драматического тоже. То же можно самое отнести и к Драксу в исполнении Дэйва Батисты. Еще одна звезда — малыш Грут больше отвечал в фильме за юмор и отлично с этим справился, хотя у зрителя нашлась возможность посопереживать и ему.

У Гаморы и Квилла на этот раз превалируют семейные вопросы. Первая разбирается с собственной сестрой, не всегда представая при этом в положительном свете, ну а второму, предстоит разобраться что кто же на самом деле его отец — персона настолько же интересная, насколько таинственная и неоднозначная, а также сделать нелегкий выбор, с кем ему теперь быть. Так что сентиментальность в картине обеспечивают в основном персонажи Зои Салданы и Криса Пратта в компании Йонду (Майкл Рукер). О всех из них мы узнаем ну очень много нового и неожиданного. Что же касается Зои и Криса, то их карьеры сейчас на взлете, чуть ли не каждая роль для них за последние несколько лет становится знаковой, а работа в «Стражах Галактики» для Салданы стала дополнительным мощным толчком, а для Пратта — и вовсе фактически отправной точкой роста как ТОП-актера. Нечего и говорить, что сыграли они все очень убедительно.

Среди новых героев, конечно, прежде всего стоит выделить персонажа Курта Рассела. Актер переживает вторую молодость, играя в последние годы роли когда главные, когда второплановые, но неизменно запоминающиеся благодаря его таланту и неповторимому обаянию. Не стала исключением и его работа у Ганна, к тому же можно смело сказать, что героя с подобной историей Курту еще играть не доводилось, со всей его богатой творческой биографией.

Примерно на одной позиции с ним в фильме Сильвестр Сталлоне. Кто бы что ни говорил, актер Слай достаточно авторитетный и харизматичный, а поэтому, мне кажется, может с успехом сыграть предводителя любой группировки, отряда, банды, ордена, сообщества, племени, клана и т. д. — в данном случае экс-лидера Опустошителей. И чтобы произвести впечатление, Сталлоне вполне хватило даже сравнительно небольшого количества экранного времени, которое у него было во вторых «Стражах…».

Также очень понравилась Пом Клементьефф в роли Мантис — очень трогательная, наивная и ранимая в своей простоте. Кроме нее, еще хочется выделить предводительницу суверенов Айшу (Элизабет Дебики) — несколько нетипичного лидера для подобной расы.

Очень хороша и Карен Гиллан в роли Небулы. Интересно будет последить за ее дальнейшей судьбой, если ее линия получит развитие в следующей части.

Словом, от фильма я получил море положительных эмоций, и теперь с нетерпением жду третьей части. Если создатели будут продолжать в том же духе, нас ждет нечто поистине незабываемое!

22 мая 2017 | 20:08

Экипаж космического корабля устраивает соревнование на премию Дарвина (краткое содержание)

Талант и мастерство — вещи эфемерные, поэтому пропить их проблематично. Мистер Ридли Скотт умеет снимать кино — и с этим фактом приходится так или иначе мириться. Выглядит его творение красиво, панорамы впечатляют, спецэффекты радуют глаз, постановка и работа актёров на уровне. Ну, как говорится в старом анекдоте, хватит о хорошем — поговорим о наболевшем.

Сценарий, в лучших традициях «Прометея» полон несуразных ляпов, глупостей, шаблонов и клише. Таинственные интриги разгадываются на раз в момент зачатия, а чтобы среднестатистический зритель не ушел обиженным, ещё и проговариваются в итоге самым что ни на есть прямым текстом. Зрителя, к сожалению, подержали за дурака, видимо, сочтя его интеллектуальные способности на уровне членов экипажа «Завета». И это заставляет воображаемую руку тянуться к воображаемой же табличке с оценкой на балл ниже.

Нет, понятно, что водятлы космической фуры далеко не учёные, чтоб блистать интеллектом, но высадка на незнакомую планету без анализа и скафандров по-прежнему выглядит не художественным упрощением на благо динамики, а откровенным идиотизмом, которым предлагаю наслаждаться в полной мере. Пора бы уже скормить сценаристов ксеноморфам за такие шалости. И ведь это, что страшно, не единственный логический ляп. Мильёны их, их тьмы, и тьмы.

А ещё печально (но это кому как), что вместо триллера об хитровылюбленной и враждебной форме жизни получилась сакральная притча о созидательном начале. Которое рука об руку идёт с разрушительным. Склонность режиссёра задаваться извечными вопросами без ответов раздражала ещё с прошлого раза, но здесь градус философствования достигает ужасающих масштабов, едва не скатываясь в сай-фай арт-хаус. К тому же, на фоне экспедиции «Прометея» этот смысловой нагруз выглядит притянутым за уши и нераскрытым. Проблемы отцов и детей, комплекс мессии выливаются в достоевщину а-ля «Твари ли я дрожащая», что в итоге порождает тварей, от которых дрожат право имеющие. Замысел, конечно, интересный, но исполнен на сценарном уровне отвратительно прямолинейно и безвкусно.

В итоге жалеешь не персонажей, исправно погибающих на протяжении всего хронометража, а зарубленную продюсерами трактовку истории ксеноморфов от Нила Бломкампа. Пора бы уже, мистер Скотт, передать бразды правления новому автору, раз сами не имеете сказать что-то новое. Будьте как Дэвид: отпустите свое детище порезвиться, не убивайте его медленно и мучительно. Аминь.

6 из 10

21 мая 2017 | 17:53

Можно долго оставаться в плену иллюзий и объятиях заблуждений, но прозрение неизбежно настает. «Все кончено» — произнесены ли эти слова заговорщицки тихо или истошно громко, но они знаменуют крушение мира, личный апокалипсис. Это значит, что Бога больше нет, он прогневался на детей своих и заставил их надеяться на случай, словно в нем спасение. По открытому пути отправились два безумца — истеричка-жена и ревнивец-муж — каждый по своему, пытаясь обрести веру. Либо извергнуть ее из собственного нутра, либо найти ее в светлой противоположности хорошо знакомого, но ставшего в одночасье чужим человека. Сумасшествие подчиняется своим законам, следует определенному ритму, и так будет происходить до тех пор, пока на умытом кровью женском лице не появится удовлетворенная улыбка, а белки глаз не пронзятся алыми трещинками. Низвержение морали, опустошение воли, порубленные в мясной ряд тела не вовремя полюбопытствовавших — такова цена мучительного катарсиса, воздающего людям по их вере.

В оболочку хаотического мракобесия, исполосованного шизофреническими припадками и успешно предстающего иносказательным сюром, Анджей Жулавски схоронил нереализованные надежды познать безмятежную жизнь. Когда не имеющие выхода личные переживания множатся на уязвленное самолюбие католической страны, случается легко объяснимая переоценка ценностей. Поляки своеобразно воспринимают религию, в идеологическом отношении она — давний и самый надежный рычаг влияния на умы. Традиции таковы, что признание Бога подобно открытию совершенно новых горизонтов. И это было бы прекрасно, если бы не сочеталось с высвобождением демонических инстинктов, зачатых от обычной неудовлетворенности и грустного осознания, что суженый оказался далек от идеала. Жулавски расчетливо играется со своими героями. Он долго выдерживает их в теле привычного семейного разлада, и лишь в кульминационный момент с женской мастурбацией перед высоко возвышающимся распятием он заставляет принять рукотворную разновидность веры.

Бешено кружащаяся камера точно норовит проникнуть в голову обезумевшим супругам. Являясь абсолютно разными людьми, в нарастании своего умопомрачения они подобны ожившим картинкам из средневековых книг об инквизиции. Весь ужас, однако, в том, что палач отсутствует — люди управляются самостоятельно, благо атмосфера подозрительности активно способствует бурлению ярости. Кажется, смерть была бы для обоих самым милосердным избавлением от страданий, и наличие маленького сына только добавило бы жестокости такой развязки, но Жулавски избирает другой путь. Во всех подробностях, с прописыванием фанатических диалогов и абсурдных признаний, он рисует современную фреску, на которой взъерошенная женщина в синем платье провозглашает себя беззащитной. Ее вера убивает любых несогласных, хранится как проклятье в ящике Пандоры, но парадоксальным образом открывает ей тот мир, к которому она неосознанно стремилась. Ощущение того, что кругом враги, а главный из них сидит глубоко внутри, дополняется нервным заламыванием рук, экзальтированными воплями и бесконечной ложью. Точно отравленной стрелой женщина пронзена непонятно откуда взявшимся убеждением, что ее переназначение в совершении долга, являющегося одновременно супружеским и материнским.

Несмотря на обилие психопатических эпизодов, нельзя сказать, что Жулавски ими упивается. В отличие от земляка Полански и его «Отвращения», пан Анджей предпочитает иметь дело не со следствием, а с причиной. Бесовство в картине носит подчеркнуто оправданный характер, приобретая форму защитной реакции. Сама природа заложила в женщин агрессию, с которой те способны оборонять сокровенное, и потому игра Изабель Аджани вызывает ассоциацию с хищной птицей, чье гнездо явились разорять. Не принципиально, сколь правдивы эти опасения, важно, что по-своему они естественны, как и желание человека обрести Господнее покровительство. Другое дело, что достичь этого невозможно, если считать Бога болезнью, а Жулавски так и делает. Реплики Сэма Нила нередко отдают декларативностью, что выдает в его герое голодного зверя, слишком долго блуждавшего в одиночестве. Ревнивый характер, очевидное стремление найти любому событию рациональное объяснение безжалостно пресекается режиссером, как фарисейство. Не осчастливив яростных страдальцев пророком, Жулавски предлагает им самим побыть в этом качестве. Возможность их несогласия, видимо, держалась поляком в голове изначально, для чего ему и потребовалась тема двойничества. Люди не обладают божественными силами, но у них всегда остаются воля и ненависть. Как выясняется, этого может оказаться достаточно, чтобы отрешиться от прошлого и попытаться приблизить будущее.

Эпатаж не может существовать оторванным от надежной основы, вот и «Одержимая» только маскируется под гротескный фильм ужасов. Мистическая кинопритча с налетом показного дурновкусия не перестает повергать в трепет открытостью своего стиля, и вслед за Достоевским Жулавски извлек на свет божий собственных бесов. И страшны они не яростными пробежками по французским улицам с ножами наперевес, а постоянным мельтешением в мыслях людей, отчаявшихся от собственного безверия. Языком метафор польский классик говорит о неизбежности расплаты за все нажитые прегрешения. Выбравшийся из женского чрева осьминогоподобный монстр — метафизическое вырождение всех мыслимых пороков, гиперболизированное олицетворение победившего мрака, который присутствует в человеческой душе и терпеливо ждет своего часа. Такое явление сродни неизлечимому заболеванию, но это не значит, что оно уже победило своего носителя. Жулавски не приемлет предсказуемость, с долей черного юмора он открытым текстом предвещает амбивалентность исхода, заставляя людей быть хозяевами положения и сбросить рабские оковы. Это разумный выбор, ведь вера по-прежнему эффективное средство в умелых руках. Всего-то и нужно, что найти того, кто сможет правильно ее применить.

20 мая 2017 | 12:12

«Король Артур. Легенда о мече» — так можно назвать показываемый ныне в наших кинотеатрах новый фильм Гая Ричи. Очевидно, что это только самое начало долгой истории. Но вот о чём сам собственно этот фильм ?

Король Артур, волшебник Мерлин и отец Артура, король Утер Пендрагон, не говоря уж о рыцарях Круглого стола и королеве Гвинивере — это наследие западной (и древней общехристианской) цивилизации. Сама артуриана, основанная на базисе писаний сэра Томаса Мэлори, оказалась по сути наложением древних архетипов и католической доктрины на вихри древнеанглийской истории. Король Артур стал образцом рыцарственности и идеального по сути правителя, защитника своей земли и идеалов справедливости. Ну а ещё он был сыном сурового и даже жестокого короля. Существовал ли в реальности король Артур? Скорее да, нежели нет. И был он британским военным вождём и, вероятно, королём, последним из тех, кто смог отбивать до поры до времени нашествие на остров германцев — англов, саксов и ютов. Но каком его только не представляли многие века спустя самые разные кинематографы и писатели! Вот и Гай решил внести свою немалую лепту (скорее, целый талант) в дело интерпретации легенды о короле Артуре. И вот тут-то всё и завертелось. Версия артурианы от Ричи — это препарирование и деконструкция мифа, с одновременным созданием нового его конструкта. Получилось же в итоге очень своеобразно.

Юный Артур у Ричи, хоть и является сыном короля Утера, но трагически теряет своих родителей и отправляется, подобно героям многих сказок и легенд в плавание на лодке. Мальчика подбирают работницы лупанария Лондиниума, и вырастает он в итоге среди шлюх и уличного криминального элемента. В итоге же он становится местным авторитетом и верховодит собственной бандой из нищих юнцов. Да, Ромул с Ремом, как и Тезей, тоже начинали некогда с собирания собственной банды, впоследствии дружины. Но Ричи слишком уж глубоко деконструирует миф и слишком сильно уклоняется в любимую им криминальную тему. А чего стоят костюмы и оружие героев! Доспехи из эпохи Высокого средневековья, пусть и с явным фэнтэзийным уклоном. Мечи тоже в основном позднесредневековые. Ну и наличие гладиаторской школы… Костюмы же… Это дизайнерски красиво порванные плащи, куртки и прочие дублёнки, даже тонкие белые рубашки в картине имеются. Нет, смотрится всё это красиво, спору нет. Только так Артур становится ещё более постмодернистским и чуть ли не театральным. Но если героям в фильмах того же К. Банны театральность шла только на пользу, то у Ричи этого всёж не получилось. Затем, смешение жанров. Фэнтэзи, боевик, военное кино, притча, авторское кино. Получился очень бурный какой-то коктейль. Очень сильно на любителя. При этом внешне вполне можно сказать что на выходе мы имеем гибрид из «Властелина колец» (демонический слонопотам), «Дракулы» (самого новомодного, c Л. Эвансом), кучи типовых боевичков про условное средневековье и чего-то явно авторского, одной ногой наступившего на шею гидре артхауса. Скрестили «Гамлета» с «Мортал комбатом». При всём этом к игре актёров претензий нет, саундтрек просто выше всех похвал. Некоторые моменты достойны быть клипами и в этом плане они практически гениально сняты. Но в общем и целом… И беда не в том, что собственно от самой артурианы остались, по большому счёту, одни лишь имена. Беда в рыхлости и перегруженности сценария. Вот в чём зло. А ещё в дико клиповом монтаже. Ну и во многих сценах, особенно поначалу, героям просто не особо-то и веришь. Бородатый артур в модной белой тужурке вызывает симпатию лишь практически после его первого разговора с Вортигерном. Первые полчаса реально усыпляли. Зато Тёмные земли и бои с приспешниками короля-тирана были очень хороши.

Подводя итог, можно сказать, что «Меч короля Артура» — однозначно не халтура, но и не шедевр. С Ричи произошла та же беда, что однажды случилась с Заком Снайдером, снявшим «Запрещённый приём». Творец слишком сильно увлёкся визуалом и полностью ушёл в отрыв, оторвавшись от грешной земли и совершенно утеряв при этом всю нить повествования.

В общем и целом, кино на любителя. Те же ричевские «холмсы» с «агентами А. Н. К. Л.» понравились мне гораздо больше.

p.s.

Но мне всё равно было бы любопытно увидеть продолжение этого фильма.

19 мая 2017 | 17:40

Есть две бесконечные вещи — Вселенная и человеческая глупость. Впрочем, насчёт Вселенной я не уверен. (Альберт Эйнштейн)

Здравствуй, Ридли. Хотел написать тебе ещё со времён «Прометея», но как-то не сложилось, да и я наивно полагал, что твой «Чужой» вернётся к истокам, в плане захватывающего и интересного сюжета, разумеется, а не банального самокопирования. Впрочем, я и Спилбергу как-то раз писал, но, к сожалению, никто не услышал меня. И всё же я напишу тебе, выскажусь, как есть, но ты не думай, что я твой ненавистник, наоборот, в детстве я обожал «Гладиатора», помню классную «Тельму и Луизу», да и чего ж таить-то, люблю я твоего «Чужого», как и сиквел Кэмерона. Финчер и Жёне не смогли вернуть франшизе былое величие, а тебе так хотелось это сделать, что ностальгии ради ты выпустил «Прометей» с патологическими идиотами в команде. Что-то пошло у тебя не так… Картины стали откровенно плохими: «Советник», «Исход», лишь «Марсианин» более-менее удался — и то по большому счёту благодаря первоисточнику и Годдарду. Но вернёмся к новой главе «Чужого»…

Объясни-ка ты, вот для чего нужен был грёбаный «Завет»?! Что ты хотел этим сказать? Что можно сделать скачок в сравнении с «Прометеем» по уровню глупости? Ну, тебе это отлично удалось. Но критики-то в основном будут хвалить пережёванный в энный раз сюжет, будут говорить о фантастическом экшене с элементами хоррора, о мрачной атмосфере и красиво поставленных жестоких сценах, о Вагнере в качестве саундтрека и библейских отсылках, однако на кой чёрт всё это нужно без сколь-нибудь вменяемого сюжета, расширяющего вселенную «Чужого», а не топчущегося на пустом месте?! Очередная важная экспедиция, очередная тупая команда любителей подышать свежим воздухом на неизведанной планете, где, само собой, позволительно трогать всё подряд, ну и, конечно же, очередной провал, куда ж без него. Мистер Скотт, да вы сама непредсказуемость! Интересно, что же случится в третьей части приквел-серии «Чужого»… Хм!

Но давай разберёмся с персонажами. Поговорим о твоей любви к женским героиням — или в какой-то степени — к андрогинным женщинам, о том, как Уотерстон старается походить на твою любимицу Уивер. Кстати, а чем насолил тебе Франко? И почему твои обученные исследователи и спасители, в чьих руках жизни тысяч колонистов, ни во что не ставят свои собственные, и без всяких шлемов и скафандров бродят по незнакомой для них местности, откуда они получили странный сигнал от некого призрака. Чёртовы экстремалы! А ведь приняв необходимые меры безопасности, масштабной катастрофы можно было бы избежать. Но таких клинических идиотов даже не жалко отдать на ужин ксеноморфу. Впрочем, мотивация андроида Дэвида, единственного жителя неисследованного райского места, становится понятной, ведь люди в твоём изображении, Ридли, ничтожны и безрассудны, раз решаются совершенно легко отказаться от важной миссии по переселению тысяч колонистов на определённую планету. Конечно, вместо этого они предпочтут обустроиться на первой попавшейся планете, лишь бы вновь не погружаться в гиперсон. Сюжетные ходы в «Завете» одни лучше других — в плане маразма, безусловно.

Эксплуатируя собственное творение, благо ты не забываешь применять ультранасилие, правда, и тут повторяешься со сценой разрыва груди из оригинального фильма. Помню, о своём новом детище ты говорил, что это «очень жестокий и умный (!) фильм», также я наслышан и о твоей большой любви ко вселенной «Чужого», что ты бы «хоть вечность снимал» эти картины. Но что такого необычного можно найти в последних лентах, помимо красивой визуальной составляющей? Да, снова этот извечный вопрос о создании людей, откуда мы, чёрт побери, взялись — вот, что тревожит тебя, настолько, что этот вопрос рефреном повторяется из фильма в фильм, будто бы оправдывая все действия героев. И ксеноморф в очередной раз устраивает пиршество. А к концу кто-то и вовсе занимается нелепым скорбным сексом. Ридли, чёрт возьми, ты же практически во всём копируешь себя, вплоть до способа избавления от Чужого, и ты ожидаемо предсказуем — вплоть до финального твиста.

Быть может, Финчер и Жёне поставили далеко не идеальные картины этой франшизы, но, по крайней мере, они хотя бы пытались привнести в неё что-то своё, сделать «Чужого» другим, в отличие от того, что ты делаешь сейчас. Ридли, старина, уж лучше бы ты уступил место молодым, может, Бломкамп вдохнул бы новую жизнь в твою бесконечную вселенную. На самом деле, я мог и не разглагольствовать столько, а ограничиться одним маленьким стихотворением, ведь твой «Завет» никак не предрасполагает к интересным размышлениям и, собственно, не привносит толком ничего такого, чего мы не видели раньше.

Повторяешь, Скотт, себя,
Чужие вновь людей едят.
Силён твой старческий маразм,
Ты налажал в который раз!

18 мая 2017 | 19:10

Для меня основополагающим фактором для оценки подобных комедий является общее впечатление от картины. Понятно, что если вам нравится подобный формат юмора современных комедий аля «сиськи, письки, винегрет», то скорее всего и фильм вам зайдет на ура. Если вы лютый моралфаг и считаете, что подобные фильмы лишь подкидывают дровишек в печку этого поездка под названием «Современный кинематограф» мчащегося на всех скоростях в ад, то понятно, что фильм в любом случае будет разнесен вами в пух и прах.

Я не сторонник подобного современного американского юмора, где все закручено на сиськах, дрочьках, сексе, наркоте, травке, факе-мазафаке и т. д. Но все же стоит признать, порой проскакивают достаточно неплохие фильмы, где как я уже говорил ранее, все строится на отношении к подобным картинам. Если шутка дико пошлая, но при этом дико смешная, то почему бы и нет? В «Битве преподов» есть хорошие шутки, пускай местами туповатые и пошлые. Самое главное, что они поданы очень легко, уместно и непринужденно. Да, это типичная, невзрачная пошловатая комедия, но в ней действительно есть юмор и совершенно простая идиотская идея, заложенная в основу сюжета фильма.

Одному школьному учителю-ботану в силу сложившийся неприятной школьной ситуации и жизненных обстоятельств приходится заложить учителя истории, что приводит к незамедлительному увольнению второго. Единственный выход из сложившийся ситуации — это драка двух учителей после школы. Вроде бы звучит абсурдно и возникает вопрос как все это можно уместить в формат полнометражного фильма. Оказывается очень просто и даже весело. Причем большая доля этой заслуги лежит на плечах актеров.

Айс Кьюб и Чарли Дэй неплохо смотрелись в тендеме, где наглядно были прорисованы образы крутого парня и ботана-задрота, а Джиллиан Белл, Трэйси Морган и местами Дин Норрис гармонично дополняли своим присутствием всю абсурдность происходящего на экране.

Так что, если вы нормально относитесь к подобного рода юмору, если вам нравятся комедии так скажем молодежного формата, то если вам и не придется по душе фильм Ричи Кина, то наверняка это будут не самые худшие полтора часа вашей жизни.

6 из 10

P.S. Отдельно обратите внимание на учеников этой школы. Я не про то, что они явно уже давно не школьники, а про то, что какие же они все таки додики!

17 мая 2017 | 06:37

Когда меня, мой рыцарь верный,
Ты любишь так, как говоришь,
Ты мне перчатку возвратишь.


Принцесса снимает трусики

Селина кокетливыми телодвижениями обнажает свою паховую область, и кидает трусики в клетку с тигром, оставшись без своей хлопковой защиты от непредсказуемых, маленьких ветерков, которые подобно слащавым бабникам любят гулять там, где гулять не следует. Так начинается основная завязка фильма, и поверьте, что режиссер Марк Сэлмон не показывая ни единой порнографической сцены, демонстрирует притчу с моралью, где в одной короткой истории показаны взаимоотношения двух людей — Селины и ее парня Альфонса. Оказались они, мягко говоря, в странном положении. А как парочка пришла к такой, столь щекотливой ситуации? Очень просто, любовники колесили по трассе и вуаля! Перед ними самая настоящая клетка на колесах, с самым настоящим тигром внутри. Режиссер, почти ничего не меняя в оригинальном стихотворении, показывает аналогичную историю, грамотно адаптировав ее под реалии современного социума. Таким образом, не подвергая основную мыслительную нить стихотворения деконструкции. В кинематографе стих превращается в двенадцати минутную короткометражную ленту, сохранив главные особенности литературного прототипа.

Поэты и режиссеры

И не было бы стихотворения, не снимали бы короткометражки, будь женщины предсказуемы. Глупо думать, что прекрасный пол можно подвергнуть прогнозу. Прекрасные женщины, и временами коварные. Женщины — мечтали о них писатели, снимали о них фильмы режиссеры. Но не будем отвлекаться.

Вот и Альфонс не ведал, какую именно типологию событий проигрывает у себя в голове сексуальная, до чертиков желанная Селин, чтобы в конченом итоге заявить: «Если ты меня любишь, то давай, полезай в клетку за трусиками». И глуповато-улыбчивое лицо Альфонса сменяется на тревожную мину, сознание прокручивает все возможные сценарии, чтобы хоть как-то сохранить жизнь, однако это лишь полбеды, ведь надо не ударить в грязь лицом и достать эти долбанные «лифчики» для паха. Повезет, если полосатый пленник стальных прутьев не окажется фетишистом, ох, как повезет. Да, Селин ту еще кашу заварила.

Ирония

Как и незатейливый стих, на первый взгляд незатейливый, наша короткометражная кинолента затрагивает больную тему любви, которая неоднозначна, трагикомична как у поэтов, амбивалентна у режиссеров. И опять в центре внимания человеческая психология, которая частенько становится темой добрых, а временами и злых повествований.

Не обошлось и без толики иронии на тему, когда герой Федерика Джаллиарда вспоминает поэта и его произведение, ирония также заключена в том, что имея пример храброго рыцаря, Альфонс — герой киноленты, все равно не делает выводы, позволив своей спутнице помыкать собой. Вопрос лишь в том, поумнеет ли персонаж в конце истории. Может тогда в пору будет вспомнить известного русского классика, любителя женских ножек и неоспоримо талантливого мастера пера.

Чем меньше женщину мы любим…

17 мая 2017 | 00:11

В их происхождении не было ничего потустороннего. Поломанная личная жизнь и обилие разочарований обезличивают и опустошают. Впрочем, не каждая женщина, увязшая в трясине переживаний, способна выглядеть так ярко и обольстительно, как это удается темноволосой скромнице и белокурой хищнице. Они не искали себе подобной участи, сама судьба в надменном лице властного мерзавца, мужа для одной и любовника для другой, определила красавицам роли суккубов. И противились ей дамы недолго — страсть сексуальная буднично перетекла в убийственную. Так предписало им великое французское наследие, только времена круто изменились. Трагедия утратила главенствующее значение, а эротические полутона и намеки оказались на вершине востребованности.

В неказистом легионе ремейков всея кинематографа «Дьявольщина» занимает гордо обособленное срединное место. Прежде специализировавшийся на развлекательном жанре Джеримайя Чечик, быть может, и хотел бы пропитаться изнурительно притягательной стилистикой оригинальной картины Клузо, да не смог. Эра «Основного инстинкта» ему не позволила, а насколько она могущественна — Шэрон Стоун без особого восторга способна поведать кому угодно. Вот и скромняга-режиссер поддался «похотливому» тренду, без лишних слов и пояснений заставив Изабель Аджани полностью оголиться в первой же сцене. К чему пробуждать сопереживание несчастной жене деспота, обладающей слабым сердцем, если можно сделать акцент на великолепии ее грудей и округлости ягодиц? В ту же корзину — сцены жаркого секса новоявленного узурпатора с обеими красавицами по очереди. И акцента на вожделенных чулках, облегающих ножки госпожи Стоун, режиссер сделать не забыл. Чудесная вышла прелюдия, современная. Все бы ничего, но название портит дело. Скорее чертовщина творится на экране — нет ничего феноменального в женском заговоре, однако сомнения в крепости мотивов предательски проглядывают через каждые пять минут фильма.

Опять же в соответствии с тогдашней модой на эротические триллеры, картина обзавелась лесбийским подтекстом, что, видимо, должно было сработать на раскрытие образов, но чрезмерный лоск обеих актрис выступил против. Наружный блеск Стоун и Аджани помешал раскрытию характеров, и, хоть в искренность дружбы по несчастью верится без труда, слишком халтурно приклеены отношения к «телу» триллера. Разбираясь по примеру незадачливой крыловской мартышки с классическим сюжетом, режиссер упустил самую важную его часть: скуки и нереализованности в поступках героинь значительно больше, чем обид, боли и унижения. Убивают в наше время, впрочем, и за меньшее. И не родился еще умник, способный разобраться в хитросплетениях женской логики. Чечик предлагает все принять на веру, то ли уповая на знакомство зрителя с картиной Клузо, то ли на шарм исполнения. В стиле и красочности «Дьявольщине» не откажешь, лента получилась яркой и изысканной. Впечатления пустышки она после себя не оставляет. Скомканность сюжета, неправильные пропорции втягивающего начала и интригующей середины, по всей видимости, оказались обоснованной платой за очарование обеих страдалиц, вынужденных распутывать собственные сети. Напряжение по ходу интриги частенько сменяется нудной ватой, а детективное суденышко плывет скорее по инерции.

Если с полицейской решительностью относить «Дьявольщину» к женскому кино и забыть о выдающихся «прародительницах», то ремейк можно считать худо-бедно состоявшимся. Но сильный актерский состав, интересные нововведения — наподобие Кэти Бейтс в непривычном амплуа сыщика — и уровень оснащения благоволили большему, чем положению еще одной дамы в колоде типичных триллеров девяностых. Судьбу картины определил недостаток режиссерского замаха. Чечику пришлось нервно совмещать классические ходы с постмодернистской раскрепощенностью и старательно избегать чересчур навязчивого ассоциирования своих актрис с Симоной Синьоре и Верой Клузо. Удалось в лучшем случае наполовину, а Шэрон Стоун и Изабель Аджани не встали вровень с предшественницами. Сам фильм получился излишне сглаживающим и обходящим острые ситуативные углы. Режиссер в какой-то момент словно бы испугался собственной удали в раскрытии соблазнительных особенностей героинь и обнаружил бесхитростный набор детективных средств. Пришедшая на смену открытому финалу Клузо шаблонная развязка подвела черту под переосмыслением. Еще одного блестящего сочетания эротики с парализующим напряжением и мощной интригой не случилось, что и понятно — Верхувен один такой. Но хотя бы ради эпизода с женским поцелуем в щечку соучастницы «Дьявольщину» стоило задумывать и воплощать. Коварство оставляет именно такой след: алеющий, элегантный и провокационный.

15 мая 2017 | 23:15

Грабеж

Сценарий Адама Дэвидсона переносит немолодую женщину на вокзал, где на нее обрушиваются самые разные приключения. Она — немолодая дама, очень спешит и времени ни на что не хватает, вот и приходится все делать в ускоренном темпе, а подобное действие не всегда доводит до добра. персонаж оказывается в мирке — точнее в суровой реальности станций метро, вдобавок ко всему, она опаздывает на свой поезд, да еще и грабеж… Кто? Зачем? Почему ее ограбили? И вот Адам Дэвидсон погружает свою героиню в молчаливые размышления, позволяя ей рефлексировать и не загружая зрителя потоком новых, быстротечных событий, которые могли бы не запомниться.

Мир режиссера

Режиссер короткометражной ленты погружает зрительские массы в страну повседневности, которая свойственна обычному гражданину, реальность, где любое событие до боли нам знакомо, территория короткого путешествия одинокой мадам, и мы вместе с ней в этом путешествии, а мир окружающий ее не такой уж безобидный, можно сказать закаляющий.

Этот мир также и видение режиссера, со своеобразной операторской работой, где глаз камеры ловит одну основную точку и остается на этой точке энное количество времени, пока не будет надобности сменить локацию.

Наконец-то

Только на первый взгляд кинолента примитивна — все несколько иначе. Тут больше эмоций, там где нет слов, есть ощущения и чувства, есть одобрительные кивки, ваши кивки, так как все что показано на протяжении десяти минут до боли реально и попытка продемонстрировать короткий жизненный эпизод одного человека оправдывает себя полностью. Сюжетной определенности нет, трактовать фильм можно свободно, а затронуты в хронометраже те вопросы, которые вы сами увидите и прочувствуете.

И очень красиво показан последний эпизод, когда даже пустяку, но долгожданному, впору обрадоваться, и вздохнуть с облегчением.

15 мая 2017 | 03:08

Берлин

Берлин. Здания, стоящие в молчаливом великолепии, чистые улицы, и граждане спешащие на работу по этим чистым улицам, люди с предрассудками и без них, пекари, велосипедисты, а также девчушки, которые, хлопая ресницами, ведут беседы в углу, временами разговор прерывается, чтобы уступить место мыслям о моде и парнях. И наконец, это тот Берлин, где вопросы равноправия и расовой дискриминации не на последнем месте, так или иначе, режиссер Пепе Данкварт затрагивает больную тему, однако не делает из своей ленты драматическую историю, нет, скорее его короткометражная лента кинематографичная притча с моралью, где в центре сюжета два персонажа. Два совершенно разных персонажа, молчаливый и многословный.

Автобус

Автобус с людьми, которые ранее были замечены на улицах Берлина, становится ареной для развития событий нашего фильма. Казалось бы, что, глазея на одно и то же, впору устать, но Пепе Данкварт обыгрывает довольно щекотливую ситуацию, посадив афроамериканца рядом с бабулькой, у которой националистические взгляды, и думы о них дают свободу языку с не самыми приятными словечками.

И вот, пассажирам приходится выслушивать бабульку, а автобус наполняется ее монотонным голосом, который изрекает высокопарные словосочетания и обидные для афроамериканца речи, местами голос старой женщины пропадает, уступив место довольной ухмылке. Вот в целом и весь сюжет, но авторская задумка и ее воплощение в жизнь реально завлекают внимание в ожидании непредсказуемой развязки. И не обязательно, чтобы остальные герои принимали участие в происходящем, они могут и вовсе остаться безучастными.

Сатира

Кинолента до сих пор актуальна, ее даже можно считать политически полезной, спустя годы она рискует стать объектом распрей политиков за барьерами или примером в угоду той или иной стороне. Животрепещущие вопросы своей страны, которые режиссер спроецировал на экране, не могут оставить зрительские массы безразличными, попытка «минимум» — заинтересовать, а попытка «максимум», чтобы зритель сделал свои выводы, начертив линию верной для себя реальности. Мир, хотим ли мы этого или нет, на протяжении многих лет почти не меняется, разве что только технологически, а люди и их переживания, страдания, проблемы и вопросы почти всегда одни и те же. «Безбилетник» останется лентой, играющей на больных темах, но в очень доступной форме повествования — сатире.

14 мая 2017 | 00:10

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (281)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

teturian

74.1631% (116)

Freezegnom

70.6881% (108)

Sanchelidze

67.7871% (125)

iluha0

65.8302% (125)

as17

65.1226% (125)

Kanna_3

63.0333% (140)

Nadinsan

61.8424% (150)

Ilnur022

61.7393% (194)

datwdmtserj

61.6946% (160)

КиноБлоггер0176

61.6567% (173)

Артём Атабаев

61.0962% (167)

Simon StaX

61.0679% (224)

TRP

61.0268% (147)

William_Lee

60.9492% (179)

Zykovich

60.8533% (152)

TramadoLL

60.8333% (143)

DeN9I-89

60.7516% (220)

Михаил Сорокин

59.7724% (215)

Arvi

59.7104% (152)

Tiberium777

59.6892% (191)

Mikle007

59.2067% (156)

Марк Марш

58.6654% (194)

Maxim Sorokoletov

58.604% (441)

Кирилл Лыков

58.445% (162)

werysis

58.3135% (166)

The Good

58.1116% (204)

Aventar

58.0493% (255)

leonardo_gll

57.6367% (182)

Denison8888

57.56% (346)

DiabloReaper

57.4366% (226)