всё о любом фильме:

Mark Amir > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий128
суммарный рейтинг6191 / 4439
первая21 июля 2008
последняя9 июня 2017
в среднем в месяц4
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (128)

Голливуд губит одна большая проблема: постоянное желание «одалживать» друг у друга какие-либо идеи, способные принести хоть какую-то копейку. Проще говоря, плагиат — явление массовое. Позавидовав успеху комиксовых вселенных Marvel (у Диснея) и DC (у Уорнер Бразерс), менеджмент студии Юниверсал принял сложнейшее и актуальнейшее решение — сделать нечто подобное. Но т. к. основные издатели комиксов уже закончились, чью-то светлую голову посетила не менее гениальная идея: взять тех персонажей, на которых у самой студии есть авторские права, поместить их в центр новой киносаги, которую конечно же надо назвать как-то оригинально и круче, чем у конкурентов. «Чем название «Темная вселенная» плохо? Мрачно и реалистично же! Что Вы говорите, это уже было? Да кто помнит этого Нолана с его мраком и реализмом. Зритель умеет только жевать попкорн и нести денежки, прокатит ведь!» — возможно, именно так развивались события во время корпоративного мозгового штурма разных студийных светил.

Главная проблема состоит в ссылках на разные источники. Если у ДиСи и Марвел — это именно комиксы, то персонажи импровизированной «Темной вселенной» Юниверсал — это по большей части литературные персонажи. И конечно же эти светила кинобизнеса должны были помнить, что прошлая попытка соединить в одну команду книжных персонажей под названием «Лига выдающихся джетельменов» оказалась настолько провальной, что сам Шон Коннери (отказавшийся от роли Гендальфа ради этого сомнительного проекта) решил окончательно завязать с кино, а итоговый результат не ругал только ленивый. Да и осуществлять перезапуск проекта, первые пару частей которого оказались на редкость удачными и до сих пор в памяти зрителей — тоже весьма сомнительно. И вот, выбор пал на «Мумию». А чтобы окончательно поразить (или потроллить) зрителя, был выбран на режиссерский пост человек, чьи творческие потуги носят достаточно сомнительный характер.

Сюжет вообще не блистает оригинальностью: как и прежде, есть искатель приключений, который оказывается в центре событий после пробуждения мумифицированного древнего зла, мечтающего отомстить и захватить власть над миром. Конечно же у него есть подружка, которая ничем не запоминается, кроме цвета волос. В борьбе со злом, воплощенным в этот раз в женщине, главный герой находит неожиданного союзника, который, правда, периодически сам склонен к хаосу и злу, да и звать его доктор Джекилл (Р. Л. Стивенсон был бы в шоке, узнав, как пользуются его литературным наследием).

Первое, что сразу режет глаз — это отвратительный и затянутый сценарий, который скорее подошел бы для продукции straight-to-video 20-летней давности. Если отбросить Тома Круза и современную графику, фильм как раз смотрится на таком уровне. «Мумия» Соммерса тоже не была шедевром, однако, ее ностальгический сценарий, полный действия и юмора с явной оглядкой на классическую трилогию «Индианы Джонса», создавали легкую и непринужденную атмосферу, погружаясь в которую, зритель действительно получал удовольствие. У Куртцмана же повторяются все сценарные недочеты, которые были свойственны проектам с его участием, вроде «Ковбоев против пришельцев» или «Трансформеры: месть падших». Абсолютно скучные и непроработанные персонажи, очень малое количество действия, затянутость, перепрыгивание по временным пластам (чего только стоит начало, когда зритель в фильме про Египет видит… средневековую Англию). Сценаристы пытались подтянуть «Индиану Джонса» в качестве примера для подражания, но их хватило максимум на первые 15 минут, когда этот фильм прилично смотрится. Потом это начинает больше напоминать «Ковбоев против пришельцев», с элементами «Грани будущего» (характер главного героя) и сценами из «Войны миров Z» (все, кто стали жертвами Аманет, неожиданно восстают из мертвых, превращая фильм в набивший оскомину зомби-хоррор).

Говоря про характеры, с удивлением ловишь себя на мысли, что София Бутелла «украла» этот фильм. Ее «мумия» — это определенная удача. Сексапильность и пластика актрисы играет в плюс для данного образа, хотя гениальности тут нет и в помине. Том Круз ходит с растерянным лицом человека, у которого отобрали паспорт и заставляют выполнять грязную работу. Его персонаж почти негероический, чем-то напоминая героя «Граней будущего» с редкими вкраплениями Итана Ханта. По сути, Крузу здесь играть было нечего. Про Аннабель Уоллис сказать нечего, ее характер настолько условный, что смысл этого персонажа почти теряется, за исключением разве что концовки фильма. Рассел Кроу здесь пытается давать Джека Николсона, помноженного на Эрика Бану (привет «Халку» Энга Ли), но в итоге смотрится как абсолютно инородный характер в этой вселенной, вся харизма которого уничтожается абсолютной бессмысленностью его же действий).

В итоге «Юниверсал» с самого первого проекта своей «Темной вселенной» дала фальстарт, даже не удосужившись сделать качественный продукт. «Мумия» — это провальный римейк, сделанный в стилистике кабельного ширпотреба 20-летней давности, который даже не спасает наличие звезд вроде Тома Круза и Рассела Кроу. Про последних хочется сказать, что все же иногда репутация гораздо важнее денег, а в том, что их реноме будет подмочено после этого «шедевра», не приходится сомневаться. Да и выбирать режиссеров для таких проектов надо тщательнее, не думая, что наличие громких имен спасет проект. Фильм, который продолжает провальную линию блокбастеров плохого качества. Этим, я думаю, он и запомнится. А больше не о чем говорить.

9 июня 2017 | 09:01

Он работает уже не первый час, не первый день. Его желание состоит в нахождении идеальной формы, в возможности узреть определенный миг ее самого яркого проявления с целью перенести это на холст. Охваченный этим творческим поиском, истинный Творец не замечает существование окружающих, его новая модель — это лишь пластическая форма, которой можно придать любой вид. Есть только перо и холст — те инструменты в арсенале настоящего Художника, способные сотворить истинный шедевр или оставить возможность незавершенности. Кроме поиска подходящей формы, его лишь терзает один вопрос: способен ли истинный мастер оставаться верным своему таланту, всегда ли сможет реализовать свой многогранный потенциал, или же поиск идеала способен завести в темный лабиринт посредственности, откуда уже не будет выхода? Для него, признанного художника Эдуара Френхофера, наступил тот самый момент истины, настигнувший творца после десятилетнего простоя. И не важны многочисленные регалии: истинный Человек искусства вступает в свою последнюю битву за поиск вдохновения и понимания творчества как истинной доминанты любого таланта, желающего получить развитие.

Она молода, порывиста, непостижима и ветрена, ее буйная фантазия получает воплощение в каждом желаемом фрагменте жизни. Ее девиз — проживать жизнь, ловя моменты. Она подобна стихийному бедствию — урагану чувств и потоку эмоций, где нет места логике. Марианна пытается открыть свою истинную сущность, она даже желает быть писательницей, имея за плечами опубликованную книгу. Однако, ее малосознательная стихийность не оставляет ни единого шанса закрепиться на выбранном пути собственного развития. В какой-то момент Марианна понимает, что невозможность раскрыть себя как личность для окружающих выступает в роли ограничителя, который не позволяет воспринимать что-то иное, кроме привлекательной внешней формы героини. Ее возлюбленный Николя, молодой художник, который восхищается Френхофером, несмотря на всю свою перспективность, не имеет таланта, а точнее — личностной силы развить во что-то большее те задатки, которые можно было бы раскрыть. Бесхарактерность героя делает его подобным маленькому баркасу, который попал в центр шторма под названием Марианна. Он везде ей потакает, однако, его предложение Марианне позировать для проживающего «осень своей жизни» Френхофера имеет необратимые последствия. Марианна сначала совсем не вдохновлена этой идеей, да и неожиданное самостоятельное решение привыкшего не иметь собственной воли Николя задевает героиню. Подобно годаровской Камилле из «Презрения», Марианна, не умеющая управлять собственным вихрем эмоций, почти моментально изменяет любовный вектор по отношению к возлюбленному на презрительную ненависть, соглашаясь на эксперимент с позированием лишь из желания досадить.

Для Эдуара Марианна лишь модель, кусок глины, которой можно придать любую форму. Герою Пикколи трудно признаться в своих мотивах, однако, основополагающим элементом его творчества является страх, помноженный на поиск ускользающей красоты, той, что нельзя овладеть, и это обязательное условие, иначе элемент творчества обречен затухнуть, даже не разгоревшись до конца. Страх же дает установки, которые диктуют невозможность завершить работу, ведь любая завершенная картина означает законченность творческой составляющей, гасящей эту искру. А искусство может существовать в состоянии бесконечной продолжительности, форма которой должна воплощаться в незавершенности объекта. Существует, пока не завершено — именно так можно трактовать жизненное кредо мастера. Тем не менее, подвести итог своего творческого пути, а значит, и жизни, а также окончательно доказать в способности чувствовать себя в роли Творца, приняв все бергсоновские мотивы, — это заставляет Эдуара взяться за завершение давно начатой работы.

Не зря многие критики считают артхаус отдельным жанром кино: кроме многочисленных жанровых особенностей, отдельным пиком выделяется элемент поиска — творческого, любовного, эмоционального, иррационального. Здесь и режиссер Гвидо, ищущий вдохновение в окружающем в феллиниевских «8 1/2 », и Джеб Гамбарделла в своих поисках «великой красоты» на улочках Вечного Рима, и затерянные герои «Красной пустыни» безэмоциональности и разочарования среди индустриальных пейзажей современного мира. Режиссер ленты Жак Риветт достойно развивает традиции жанра, включив в свою работу как поиск творческого вдохновения, так своего личностного пьедестала в потоке жизненной банальности. Лишь немногим удается развить, сохранить, а также преумножить свой талант и личностные изыскания. Опаснее всего получить развитие, не оказаться неспособным удержать достигнутое. Перефразируя Перси Шелли, можно обрести звание «царя царей», но, «узрев дела», получить лишь отчаяние и бесплодность. Ищущий вдохновение и преодолевающий страх художник Эдуар по сути, является альтер-эго Риветта. Режиссер, следовавший традициям авторского кино, опубликованного еще Cahiers di cinema, воплощает собственный поиск творческой искры и кинематографической формы в этой ленте. Несмотря на условно ограниченную психологичность повествования, слабые конфликты героев, практически полное отсутствие таких атрибутов художественного кино, как музыка или динамичный монтаж, Риветт создает полудокументальную картину, в которую вкладывает весь собственный опыт поиска и осознания критерия истинного творчества. «Проказница» при всей своей длительности почти в четыре часа — вершина творчества режиссера, этакое главное наследие, истинное дитя своего творца, и, в то же время, завещание, которое через героя Пикколи транслирует Жак Риветт. И если Эдуар, следуя бальзаковским заветам, прячет свой шедевр от посторонних глаз, то, к счастью, Риветт поступил иначе, вписав, тем самым, навсегда свое имя в историю кино, выдав лучшую и наиболее органичную из своих работ.

30 мая 2017 | 17:10

В вопросе о соотношении символа и реального объекта в работах основоположника НЛП Альфреда Коржибски говорится следующее изречение: «карта не есть территория». Реальный объект может вообще не иметь никаких точек соприкосновения со своим символом. Именно это сравнение приходит на ум, когда пытаешься сопоставить биографию Иоланты Джильотти, более известной как Далида, с ее сценическим образом. Всегда яркая, эмоциональная, зажигательная, обладавшая потрясающим голосом и прекрасной внешностью, Далида была глубоко несчастным человеком. Ее мировая слава и отличные финансовые возможности оказывались на втором плане, то, чего действительно хотела певица, было ей не подвластно. Та горькая ирония, которая говорит о невозможности купить что-то за деньги.

Ее идеалистическое желание найти абсолютную любовь сталкивалось с непробиваемым гранитным постаментом реального мира, в котором все идеальное невозможно в принципе. Хотя, кто знает, может многое решает случай, а насчет Далиды и ее любовных дел ее величество Фортуна не была настроена на положительный лад. Она искала свой идеал в богемной среде, наивно полагая, что сможет найти того единственного из своих грез, однако, ей попадались лица мужского пола, слабохарактерные дурачки, не имевшие цели даже попытаться решить возникающие проблемы. Один — молодой певец, лишивший себя жизни «в знак протеста против зрителей», недооценивших его «шедевр» и не давших пройти в финал песенного конкурса, другой — владелец радио, не умевший соизмерять собственные доходы с расходами, третий — иллюзионист-мошенник, показуха которого перестала давать прибыль. Все они подточили психическое состояние Далиды, персоны чувственной, но слабохарактерной, подверженной собственным страстям и мнению окружающих.

Лиза Азуэлос, прославившаяся достаточно поздно своей работой «LOL» и придавшей новую волну популярности Софи Марсо, старательно, следуя биографической справке, выдает достаточно подробную биографию прославленной французской певицы. Ее Далида — это поток чувств и вихрь страстей, идеалистка, искавшаяся абсолютную любовь и готовая отдать за нее все, даже саму себя. Конечно, начало картины способно запутать зрителя: несколько временных перескоков могут сбить с толку, но потом повествование выравнивается. Азуэлос почти полностью игнорирует прошлое Далиды до момента начала ее певческой карьеры, хотя до этого будущая звезда французской эстрады успела стать «Мисс Египет», разорвать помолвку и сняться в кино. Фильм не претендует на шедевральность, но следует французской традиции камерных байопиков, в итоге оказываясь вполне современной лентой в стиле «Жизни в розовом цвете» или «Клокло». В некоторых случаях поверхностный психологизм и упор на личных взаимоотношениях создают некоторую затянутость повествования, что с блеском компенсируется блестящими концертными номерами. Все указанные недостатки нивелируются в момент, как только видишь сцену с исполнением шедевральной Je suis malade, очень правильно вставленной в контекст фильма и придающей дополнительный драматизм картине.

Малоизвестная Свева Альвити, безумно похожая на молодую Далиду, определенно вытащила свой счастливый билет. Хотя в ее игре и нет надрывности и многоплановости Марион Котийяр заслуженно взявшей «Оскар» за образ несравненной Эдит Пиаф, но очень живой и эмоциональный образ Далиды, помноженный на прекрасную музыкальную составляющую, оставляет яркое послевкусие от игры молодой актрисы. Конечно не могу не выделить Рикардо Скармаччо, прекрасно воплотившего роль брата великой певицы, а по совместительству и менеджера. Со стороны смотрящийся тщеславным и циничным, Орландо в исполнении актера, оказывается чувствительной и любящей персоной, единственным, кто понимал внутреннее смятение Далиды, но так и не смог ей помочь. Актерский дуэт Скармаччо и Альвити как раз и создает ту «химию», без которой невозможен успех картины.

Хотя «Далида» — это несколько стандартное повествование, не лишенное поверхностности и некоторых недостатков, в итоге оказывается чувственной и эмоциональной картиной, рекомендуемой для всех, кто устал от многочисленных комиксов с енотами и говорящими деревьями и кто просто желает провести вечер за просмотром не шедеврального, но хорошего кино. А уж великолепная музыка и чарующий, волшебный голос великой Далиды — тот сильный козырь, благодаря которому эта картина не только запомнится, но и вызовет желание пересмотреть его снова, оживляя еще раз трагическую и столь рано оборвавшуюся жизнь выдающейся певицы.

8 мая 2017 | 03:26

Вышедший в 2002-м году фильм «Три икса» оказался не только хитом, усилившим после первого «Форсажа» мировую известность Вина Дизеля, но также стал глотком свежего воздуха в жанре шпионского кино, предложив полного антипода классическому герою фильмов про «работников меча и кинжала». Экстремал Ксандер Кейдж идеально вписался в образ героя новой эпохи, в которой правят интернет и экстрим, этот персонаж стал неразрывно связан с Дизелем, как и Доминик Торретто. Однако, «форсажного» ускорения по производству сиквелов добиться не удалось: Дизель, желая показать себя «крутым независимым актером» (ТМ), быстренько отказался от клепания сиквела, и жадные до денег продюсеры решили поскорее найти замену, сделав ставку на огромную популярность рэп-культуры. Результатом стал полный провал: несмотря на кучу спецэффектов и огромный бюджет, сиквел оказался провальной затеей — главный герой смотрелся как сутенер из Бронкса, экшн скоро перерос в развеселый трэшак, а само продолжение «Иксов» напоминало больше фильм жанра «блэксплотейшн». Надо ли говорить, что эта поделка ни у критиков, ни у зрителей не снискала успеха?

Со временем для Дизеля наступили сложные времена: слава померкла, а череда кассовых провалов заставила отбросить идею «независимого актерства» и вернуться к истокам, а именно — к проверенным хитам, на базе которых можно было бы склепать продолжение и восстановить хотя бы коммерческое реноме. Если в случае с «Форсажем» идея прокатила, то новая история космического преступника Риддика не особенно была принята в мире. В качестве запасного козыря оставался сиквел «Иксов», который после 10-летнего нахождения в «производственном аду», Дизель наконец-то решил использовать.

Есть фильмы, которые выглядят как наглядное пособие по съемке идеальной картины, а есть те, что раскрывают в тончайших деталях, как точно снимать нельзя. Как можно догадаться, триквел «Иксов» относится ко второй категории. Судя по фильму, продюсеры взяли за образец провальную вторую часть, усилили весь ее идиотизм в 2-3 раза, снабдив сценарий кусками явного плагиата широкого ряда лент: от «Матрицы» до «Неудержимых 2» и «Дедпула».

В добрых традициях «Рэмбо 3», зрителю показывают безбашенного экстремала Кейджа, пытающегося своими фокусами улучшить жизнь обитателей дикого захолустья на очередном краю света. Катание на лыжах по джунглям уже с самого начала задает общий тон повествования фильму, отсекая всякую надежду для зрителя о хорошем кино. Сюжет очень условен: Кейджу поручают найти злодеев, похитивших «ящик Пандоры» — идиотское оружие, суть которого в сбрасывании из космоса метеоспутников, которые не сгорают в атмосфере, а падают и взрываются как мощный фугас. Четверка злодеев живет правилами другого мира: на них не действуют ни пули, ни гравитация, ни законы физики, ни законы здравого смысла. Впрочем, ставший по скиллам почти супергероем Кейдж решает замутить свою команду таких же «непобедимых» — со скейтбордами и адреналином. Смотрится все это еще более неубедительно: шизанутая защитница животных, больше похожая на героиню аниме, бичеватый хипстер, фанатеющий, судя по всему, от фильма «Автокатастрофа» и диджей (!!!) (спасибо, что не танцор диско) — вся эта пестрая компания показывает неправдоподобные старания по спасению мира.

И все было бы ничего, не пытайся автор сценария этой ленты включить неожиданный твист, который своим маразмом перечеркивает смысл большей части картины, делая все показанное абсолютно бессмысленным. Оставшаяся часть выглядит еще более идиотской, ведь ни мотивов, ни ярких отрицательных персонажей зритель так и не увидит, а от постоянного «мочилова», снятого трясущейся камерой, начнет рябить в глазах. Конечно, одна из сцен фильма, в которой герой Дизеля в сутенерской шубе должен пройти важное сексуальное испытание, вполне могло бы раскрыть обновленную жанровую направленность этой франшизы и даже придать ей новую жизнь, однако, даже это снято настолько плохо, что ближе к середине мозг отключается и появляется лишь неугасимое желание поскорее покинуть просмотр.

Кроме идиотизма сценария, в глаза сразу бросается абсолютная блеклость самого Ксандера Кейджа, так и всех остальных героев. Дизель почти не старается в кадре, его герой повторяет старые ходы и не шутит, напрочь стирая тот яркий образ, который зрители полюбили после первой части. Остальные герои больше похожи на ботов из игры, чем на какие-то характеры. Строящий карьеру в Голливуде Тони Джа исполняет невероятные трюки, а хореография его персонажа радует глаз, но непроработанность этого героя сразу ставит крест даже на всем визуале поставленных драк. Когда-то подававшая большие надежды Тони Коллетт теперь ходит с одним угрюмым выражением лица, просящим поскорее заплатить ей скромный гонорар и отпустить с миром, не ввязывая в этот позор. Остальные даже не заслуживают отдельного упоминания, настолько низок их уровень игры.

Режиссер Ди Джей Карузо получил известность после очень средних триллеров с не менее сомнительным Шайей лаБефом «Паранойя» и «На крючке». Тем не менее, «Три икса» — это его худший бенефис, чтобы так снять, нужно действительно было постараться. Карузо берет самое худшее из своей режиссуры: отсутствие логики, провисания между сценами, мельтешение во время экшн-сцен и полное неумение заинтриговать потенциального зрителя. Все это вкупе с бездарной актерской игрой и отвратительным третьесортным сценарием, не чурающимся плагиата даже с последних хитов Сильвестра Сталлоне, выводит эту картину на более продвинутый уровень «пробивания» нового «дна», что после «Три икса: новый уровень» было сложной задачей, но, как оказалось, вполне выполнимой. Глубоко сомневаюсь, что этот фильм поймут зрители и критики. В чем точно «Мировое господство» превзойдет предыдущую часть — в степени провала. Иногда лучше вовремя остановиться, вынесут ли жадные голливудские продюсеры этот урок — вопрос открытый.

20 января 2017 | 04:16

Мэл Гибсон — удивительный человек: добившись славы суперзвезды в относительно раннем возрасте, он не остановился, попробовав себя как продюсер и режиссер, что в итоге привело к признанию и на этом поприще. Добравшись до таких высот, Гибсон с той же легкостью ухитрился почти свести на нет свою карьеру серией несколько неуместных заявлений, которые вкупе с его предыдущими высказываниями, закрыли двери многих голливудских студий. Хотя некоторое время Мэл сидел без работы, а со времени его главной роли в «Веселых каникулах» уже минуло 4 года (продолжения «Мачете» и «Неудержимых» касаются лишь косвенно), сейчас получается интересная ситуация, показывающая, что Гибсон получил «прощение» со стороны студийных боссов и понемногу готовит почву для грандиозного камбека. Это и выпуск в конце года военной драмы «По соображениям совести», и, наконец-то долгожданный релиз ленты «Кровный отец». Казалось бы, что отвечавший за отличный «Город воров» Питер Крейг при экранизации своего же романа, приложит все силы, дабы выдать как минимум захватывающее зрелище, которое будет усилено гибсоновскими стараниями «изголодавшегося» по нормальным ролям актера с большой буквы.

Однако при повышенных ожиданиях все получилось как всегда. Сюжет не блещет оригинальностью: экранная дочка Гибсона, изображающая «плохую девчонку», связывается с бандой подонков и становится объектом пристального интереса их главаря. Однако, не сумев привыкнуть к преступной жизни, героиня Мориарти бежит от банды, попутно пристрелив героя Диего Луны. Помочь защититься от негодяев ей может только собственный отец, когда-то отсидевший немало в тюрьме, а теперь ведущий скромную жизнь владельца тату-салона. И тут бросается первый существенный элемент: фильм слишком старается скопировать недавние яркие образцы жанра: есть и «Заложница», и «Возвращение героя», и даже «Старикам здесь не место». Ярко выраженная вторичность создает впечатление лоскутного одеяла цитат подобных лент. Но даже не это главная проблема: можно вспомнить немало фильмов, которые основывались не на самом оригинальном материале, однако, благодаря крепкому сценарию и зрелищной составляющей являли собой весьма хороших «середнячков».

И вот в этом разрезе фильм страдает больше всего: Крейг и Берлофф, словно смирившись со своей невозможностью улучшить этот неровный и слабоватый сценарий, ожидают, что все огрехи будут незаметны на фоне хорошей зрелищной составляющей, но тут все их надежды разбиваются — продюсеры очень хотели сэкономить, и эта выраженная малобюджетность видна почти в каждом кадре фильма. Непоследовательный и скучный сценарий, наполненный повторами, плюс экономия на экшне дает не самый лучший результат.

Конечно, в фильме есть один стоящий элемент — это сам Мэл Гибсон, который явно соскучился по главным ролям, а уж его излюбленную роль отца исполняет на самом высоком уровне. Эрин Мориарти просто теряется на фоне такой глыбы, как Гибсон. Вышедшие в тираж Диего Луна и Уильям Эйч Мэйси пытаются что-то играть, но их уровень слабоват даже для такой проходной картины.

Самое странное, что Рише, в свое время представивший на суд зрителя убедительную и мощную дилогию о жизни «самого разыскиваемого преступника Франции», в этот раз как будто теряется, забыв все способы увлечения зрителя. Его картина напоминает недоделанный полуфабрикат, который и вторичен, и не рекомендуется к потреблению. Обидно, что при неплохом потенциале и высоких ожиданиях, вышла очень проходная лента, которая выветривается из памяти сразу же после просмотра, и лишь уважение к стараниям Гибсона, помноженное на его предыдущие кинематографические заслуги, не дает возможность окончательно разгромить эту ленту.

4 из 10

11 сентября 2016 | 01:51

О кризисе голливудского кино не говорил только самый ленивый. Пройдя границу 21 века, «фабрика грез» погрузилась в истинную тьму римейков, сиквелов и самоповторов, но если в некоторых жанрах все же иногда бывают интересные картины, то жанр комедии ничем подобным похвастаться не может. Увлекшись на рубеже веков производством картин с кучей «сортирного юмора», к которым относится даже сиквел «Чокнутого профессора», голливудские продюсеры столкнулись с очевидным кризисом: туалетный юмор приелся, кассовые сборы не давал, поэтому стратегия была принята следующая — брать любого режиссера / актера комедийной направленности, и если хоть одна его работа имеет успех, то поощрять его деньгами и эксплуатировать до последнего. Первым подопытным кроликом оказался теперь завсегдатай «Золотой малины» Адам Сэндлер: его унылые недофильмы с абсолютно несмешными шутками приносили кассу, но как только все это приелось, понадобился новый герой. Им оказался Джудд Апатоу, и продюсер, и сценарист, и режиссер, и вообще неизвестно кто, но только не талантливый автор. Его работы были ещё более унылыми, жирдяистые актеры типа Сета Рогена абсолютно несмешными, а тупой сортирный юмор ни в коей мере не спасал ситуацию. Как и в случае с Сэндлером, его дни власти в бокс-офисе были сочтены.

Сейчас мы видим закат ещё одного уныло-юморного псевдокомедианта с говорящей фамилией Фиг: известный как режиссер неплохих сериалов начала 21 века, Пол решил продолжить успех и податься в большое кино. Большая ошибка (!). Его непритязательный «Девичник в Вегасе», не блиставший оригинальностью, стал чуть ли не открытием сезона благодаря высоким кассовым сборам. Как итог, охочие до денег продюсеры решили разрабатывать эту золотую жилу по полной. Сомнительные «Копы в юбках» сменились в целом неплохим «Шпионом», после чего одиозность режиссера дошла до попытки «замахнуться на святое», а именно — на великолепных «Охотников за привидениями», настоящую классику 80-х годов. Вместо того, чтобы пойти по пути Сталлоне, который оставил своего культового героя, но первенство в фильме уступил молодому таланту, что в итоге вылилось в успешного «Крида», Фиг решил пооригинальничать, предложив «современный римейк». Вместе с другой любительницей переосмысления, психически больной дамой по имени Эми Паскаль в качестве продюсера, они наворотили такое, что нормальному человеку не придет в голову.

По мнению одиозного дуэта, современная картина должна выглядеть так: побольше оголтелого и агрессивного феминизма, побольше расистских намеков, приправить антимужским шовинизмом, и вуаля — выйдет универсальная «нямка», от которой зрители в экстазе побегут расставаться со своими кровно заработанными. Однако, «идеальный план» (ТМ) оказался на грани провала сразу после выпуска первого трейлера. Политкорректное тупое месиво, состоящее сплошь из унылых шуточек, заставило «взорвать пуканы» множества адекватных зрителей, ещё помнящих блестящую работу Дэна Экройда и Гарольда Рамиса. Кассовые сборы лишь подтвердили эти опасения. Фильм провалился, став последним гвоздем в крышку гроба политики переосмысления одиозной Эми Паскаль. Может зрители просто полны стереотипов и не за что накинулись на талантливого Фига, всего лишь предложившего свое видение? Попробуем разобраться.

Ждать оригинальности от сценария не приходится с самого начала. Фиг не стал «запариваться» и нагло содрал линию оригинальной картины, порезав самые интересные моменты и растянув донельзя хронометраж унылыми разговорами. В новой версии, героиня Уиг, претендующая на должность профессора в серьезном американском вузе (ТМ), узнает, что ее псевдонаучная книга о призраках, написанная с трэшевой толстухой Маккарти, официально опубликована и может бросить тень на будущую карьеру. В поисках своей бывшей подруги, героиня Уиг узнает, что та до сих пор занимается изучением паранормальщины в сомнительном вузе в компании не менее сомнительной кривляки Маккинон, об адекватности которой возникают большие вопросы ещё с первых моментов появления на экране. Пестрая троица оказывается вовлечена в поиски привидений, которая структурно повторяет оригинал: первый контакт, первая «охота», пополнение состава 4-й участницей и странным секретарем, опасный злодей, решающий освободить мертвецов из другого измерения ради захвата власти и прочее, что, в принципе, уже знакомо.

Работа Фига как сценариста — пример того, как можно загубить любую неплохую концепцию. Четверка главных героинь не вызывает ни улыбку, ни какого-либо сочувствия. Зашуганная аспирантка, одиозная толстушка, кривляющая фриковатая «чувиха», исключительно ходящая в мешковатых тряпках, и толстая наглая афроамериканка (так любимая голливудскими продюсерами), а плюс к этому тупой как пробка секретарь со странными замашками в исполнении пока ещё действующего «Тора» — эта странная компания поднимает лишь два вопроса: адекватны ли вообще они, и останется ли адекватен зритель, если дальше это будет смотреть. Замену на героев Мораниса и Уивер не нашлось, поэтому их персонажей просто вычеркнули из сценария, а главный злодей оказывается настолько нелепым и вымученным, что даже не хочется говорить. Про зашкаливающую идеологическую подоплеку упомяну вскользь: агрессивный феминизм, расистская подоплека и откровенный шовинизм, выставляющий всех персонажей мужского пола кончеными подонками или придурками, начинает раздражать с первых минут. Какое-либо действие в фильме начинается с 55-й минуты, а уровень спецэффектов настолько низок, что техническая сторона оригинальных «Охотников» кажется шедевром. На что потратили 150 млн. — для меня большая загадка. Хоть как-то фильм спасают камео героев предыдущей дилогии, особенно порадовал Билл Мюррей, однако, всякое отсутствие вкуса заставило Фига быстро избавиться от его персонажа, напрочь лишив фильм последней надежды на приличное качество.

В итоге получилась разухабистая клюква, чертовски отвратительно паразитирующая на известном бренде, но не способная даже на 1/100 приблизиться к оригиналу. Сценарий провален, режиссура отвратительная, техническое воплощение сомнительное, ужаснейшая игра актеров — Фиг и паскаль вообще это для зрителей снимали или воплотили свои низменные фантазии за счет кинокомпании? Мне кажется, что второй вариант более возможен. Этот фильм плох настолько, что другим горе-трэшевикам придется очень постараться, чтобы переплюнуть этот шедевр. Единственное, в чем этот фильм может посоревноваться — это в количестве «Золотых малин» в следующем году. Пока главный провал года. У меня все.

27 июля 2016 | 04:01

О Роланде Эммерихе и его мегаломанской страсти уничтожать все и вся можно писать целые диссертации. Режиссер, в свое время снимавший впечатляющие блокбастеры, похоже, окончательно скатился в обойму Майкла Бэя и Джей Джей Абрамса, людей с потенциалом, впоследствии скатившихся до бездумных лент с кучей спецэффектов, и первый сиквел Эммериха к одной из его самых выдающихся работ — типичное этому подтверждение. Первый «День Независимости» в свое время был грандиозной удачей режиссера, пик его карьеры в 90-е, лента, которая хоть и была достаточно незатейлива, благодаря инноваторским спецэффектам и нормальному, не слишком заштампованному сценарию, стала сенсацией 1996 года, задав новый тон производства блокбастеров. Казалось бы: несмотря на грандиозный успех и потуги студии «20 век Фокс» снять сиквел, взыграл здравый смысл, заставивший Эммериха и его постоянного соавтора Девлина оставить в покое историю землян, переживших самое незабываемое 4-е июля. Однако, удержаться все же авторы оригинала не смогли: отсутствие новых идей и провалы пары предыдущих лент, заставили Эммериха вновь взяться за старые черновики и выдать новую историю противостояния землян с агрессивной инопланетной цивилизацией.

В новом, послевоенном мире, люди ухитрились не скатиться в Средневековье, а на основе инопланетных технологий построить новый дивный мир, полный футуристических гаджетов и прочих невиданных чудес. За оборону Земли теперь отвечает отдельно созданное агентство, возглавляемое героем предыдущей войны Дэвидом Левинсоном. Не сказать, что героев прошлого фильма эта победа осчастливила: Дэвид ездит из одной точки в другую, пытаясь отыскать ответы на свои загадки, а бывший президент Уитмор вообще находится на грани безумия из-за постоянных видений. Стивена Хиллера нет по надуманной причине, вместо него есть его экранный сын Дилан, возглавляющий эскадрилью, и бывший боевой пилот Джейк, жених дочери Уитмора, сосланный на Луну за свой рисковый характер. В этом мире нет войн, хотя непонятно, по какой причине в Африке есть самопровозглашенные территориальные образования, наполненные агрессивными повстанцами. В очередной день празднования победы, человечеству приходится столкнуться с новой угрозой и обрести нового неожиданного союзника.

Конечно, в первые 15 минут не без удовольствия погружаешься в этот новый футуристический мир, но потом ситуация начинает ухудшаться: герои предыдущей ленты выведены на второй план, а зритель вынужден наблюдать за незатейливыми перипетиями нового поколения в лице Хемсворта-младшего, Монро, Ашера и ещё нескольких совсем не запоминающихся персонажей. В то же время новый президент США Лэнфорд, до боли напоминающая своими агрессивными и бездумными речами Хилари Клинтон, кажется точно лишенной инстинкта самосохранения: при первых признаках не отменившая празднования и совершившая одну непростительную ошибку в первой половине фильма, приводит человечество к новой катастрофе: непонятно, каким образом никто не заметил 5000-километровый корабль пришельцев, против которой все оружие землян оказывается бессильно. Общий идиотизм повествования выравнивается лишь во второй половине фильма, когда на первый план выходит «старая гвардия» в лице сохранивших хватку Пуллмана и Голдблюма, впрочем, концовку это никак не спасает. Первое, что бросается в фильме, это вторичность. Самая беда, что это меньше всего похоже на первый «День Независимости». Кажется, что Эммерих просто решил пересмотреть любимые фантастические фильмы и взять по куску из каждого. Вот «Армагеддон», вот «Игра Эндера», вот «Чужие», приправляем «Тихоокеанским рубежом», подмешиваем «Трансформеров», даже возьмем начисто слизанный персонаж из мультика (!!!) «Валл-И», и вуаля — блюдо готово. Только неважно, что оно получилось безвкусным.

Что ещё очень бросается в глаза, это излишняя идеологизированность картины в соответствии с действующей западной идеологией. Так, отмечен особый вклад Китая в космос, одну из главных ролей играет китаянка, а чтобы показать особую значимость (китайского проката), на лунном модуле даже все надписи на китайском. При этом, если русские персонажи хотя бы появлялись в первом фильме на третьем плане, то здесь они просто выведены за скобки. Профессор Окан, который смог очнуться и встать на ноги за 10 минут после 20-летней комы, оказывается явным представителем нетрадиционной сексуальной ориентации, чей яркий роман со своим ассистентом, становится одной из линий фильма, а уж кадр, демонстрирующий крупным планом ягодицы профессора, явно намекает на новый курс Роланда Эммериха. Кроме этого, усиленно форсируется возрастающая роль Африки. Кроме того, все неевропейцы в фильме представлены отважными и сильными людьми, а роль «забавного персонажа» (клоуна, отпускающего петросянские остроты — порой это даже хуже, чем Лео Шпиц из вторых «Трансформеров»), отдана обладающему традиционной внешностью Николасу Райту.

Кроме излишней идеологизированности, фильм раздражает непроработанными персонажами, к тому же, в большинстве случаев, сыгранными не самыми выдающимися актерами. Хемсворт-младший начисто проваливает экзамен на способность тянуть главные роли, Майка Монро, несмотря на актерские потуги, не смогла выдать впечатляющего персонажа (ее работающая в Белом Доме помощница президента с боевым прошлым, выглядит, мягко говоря, неубедительно). У Джесси Ашера нет даже десятой части обаяния героя Уилла Смита, а таланта ещё меньше. Села Уорд просто косплеит госпожу Клинтон, показывая ее в не самом лучшем свете. Джефф Голдблюм смотрится на фоне указанных персонажей вполне выигрышно, однако, его постоянное «я так и знал» уже смотрится неубедительно. Поправьте меня, или Джадд Хирш готовился сыграть в новом «Американском пироге», пытаясь заменить Юджина Леви? Истины мы не узнаем, но пробы он явно перепутал. Лишь Билл Пуллман как-то смотрится на всем этом фоне, ближе к концу вообще выдавая достойную игру.

Если подводить итоги, то эта картина явно не станет такой же классикой, как и первая часть. Даже есть большие сомнения, что этот фильм повторит кассовые достижения первой картины. Урезание хронометража этот фильм лишь ухудшило, в техническом плане здесь тоже нет ничего необычного, а в плане масштабности лента даже проигрывает оригиналу. Это неплохой фильм на один раз, который даже необязателен к просмотру, а лишь в случае, если надо как-то скоротать вечер, полностью выключив мозг. Посредственное исполнение и никакое впечатление. Удовольствие на один раз, как и большинство современных блокбастеров.

24 июня 2016 | 03:27

Голливуд не зря сравнивают с небосводом, где постоянно появляются новые «звезды». Многие из них видны небольшой момент времени, ярко вспыхивают, но ещё быстрее угасают. Небольшому количеству удается закрепиться на небосводе и светить в течение стабильно долгой актерской карьеры. Но лишь единицам подвластна возможность сначала ярко вспыхнуть, потом исчезнуть, но через некоторый промежуток времени, вернуться снова. Безусловно, Шейн Блэк принадлежит к этим немногим. Пытавшийся стать актером, Блэк попробовал свои силы в сценарном мастерстве ещё в возрасте 22 лет, написав сюжет про двух напарников, один из которых находится на грани самоубийства. Хотя многие начинающие сценаристы проходят все круги ада, прежде чем сумеют своей работой заинтересовать какую-нибудь студию, для Блэка же продажа первого сценария состоялась достаточно быстро, принеся хорошие для дебютанта деньги. Что было потом — знают все: появление кассовой франшизы «Смертельное оружие», окончательное закрепление Мела Гибсона в статусе голливудской суперзвезды, и в том числе повышенная востребованность самого Блэка.

Его актерская карьера, кроме появления в «Хищнике», больше не вмещала каких-либо ярких ролей, однако, все сценарии Шейна шли на ура. «Последний бойскаут» принес Блэку статус самого высокооплачиваемого сценариста Голливуда, что лишь потом подтвердилось миллионными гонорарами за «Последнего киногероя» и «Долгий поцелуй на ночь». Однако, провал двух последних фильмов и изменение вкусов зрителей подкосили Блэка, его работа перестала быть востребованной, а личные проблемы заставили выпасть из обоймы почти на 10 лет. Казалось бы, подобно многим высокооплачиваемым сценаристам 90-х, вроде Джо Эстерхаза, Блэк и подобные ему оказались невостребованными со временем из-за своего неумения чувствовать изменяющиеся вкусы кинозрителей, «не вписались в рынок», как бы сказал один известный «реформатор».

Однако, произошло невероятное: собравшись с силами, Шейн Блэк сумел снова оказаться на голливудском Олимпе: пусть сначала это было связано с неудачной в кассовом плане, но имевшей определенный успех у критики работой «Поцелуй навылет», над которой работал другой на тот момент «голливудский лузер» Роберт Дауни-мл. Зато чуть позже, успех Дауни-мл. привел Блэка в кресло 3-го «Железного человека», сценарий которого превращал очередную марвеловскую поделку в нечто большее, чем обычная экранизация комикса: получился в полном смысле слова ностальгический экшн-триллер с приветом из 90-х, а превысившие миллиард кассовые сборы и успех у критиков окончательно утвердил Шейна Блэка в статусе сумевшего вернуть былую славу легендарного сценариста.

Его новая работа «Славные парни» не удивит уж очень оригинальным сюжетом: неизменно следуя своему стилю, Блэк преподносит на суд зрителя черную экшн-комедию, в которой два абсолютно непохожих человека — дуболом Хили и изрядно пьющий частный детектив Марч, переживающий гибель своей жены, — объединяются вместе для расследования странной гибели порнозвезды, последний фильм которой исчез, а все, кто был связан с его производством, стабильно погибают.

Думаю, что приведенный синопсис сюжета покажется до боли знакомым, конечно, Шейн использует свои фирменные приемчики, которые заставят вспомнить и о «Бойскауте», и о «Поцелуе навылет», однако, учитывая место действия — Лос-Анджелес конца 70-х годов и очень выправленный микс из экшна, линейного сюжета, в котором нет провалов и череду черных шуточек, получается достаточно оригинальное кино, слепленное из вторичного материала. Сценарий определенно удался, несмотря на изначально мрачную тему — убийство звезды порнографического жанра и расследование с погружением в мир порнобизнеса. Тем не менее, ужасов в стиле «8 мм» Шумахера здесь нет и в помине. Несмотря на неслабый уровень насилия, фильм смотрится очень легко.

Не могу отдельно не упомянуть главных героев. Рассел Кроу нашел новое амплуа, играя полукриминального персонажа, за деньги способного навалять кому угодно, даже неприятной школьнице. Несмотря на брутальное поведение, у него достаточно тонкий ум и хорошие навыки следователя. По характеру Хили ближе всего к Гарри Локхарту, герою Дауни-мл. в «Поцелуе навылет». Хотя ему и приходится попадать в незадачливые ситуации, герой Кроу с честью из них выходит, а его умение понять другого ставит этот характер на иной уровень. Но если говорить о том, кто действительно отличился, так это Райан Гослинг. Его сильно пьющий детектив-лузер, пытающийся поладить с дочерью и переживающий смерть жены — это пародийный микс на сразу двух «блэковских» героев — Мартина Риггса из «Оружия» и Джо Халлинбека из «Последнего бойскаута». Отдельно отмечу, что этот персонаж по фамилии Марч является черной пародией на трагического героя, а его постоянное пьянство и случающиеся в связи с этим недоразумения, составляют немалую часть элементов черного юмора. Роль не просто удалась, а вывела Гослинга на новый уровень игры, показав его великолепным комедийным актером. Юная Ангури Райс, сыгравшая не по годам смышленую дочку героя Гослинга, явилась настоящим украшением фильма, разбавив брутальный дуэт двух героев. Хотя роли Ким Бэсингер и Мэтта Бомера являются резко второплановыми, сыграли они великолепно. Героиня Ким, которая не та, кем изначально кажется — это такая издевательская «шпилька» в сторону ее же героини из «Секретов Лос-Анджелеса», снятых почти 20 лет назад, в котором действие происходит в такое же время. Герой Бомера — это абсолютный стеб над героем Тома Круза в «Соучастнике». Пожалуй, кроме сценария, именно актерский ансамбль явился тем важным элементом, который позволил этой ленте оказаться удачной.

Подводя итоги, хочется отметить, что Шейн Блэк вернулся надолго и всерьез, на данный момент «Славные парни» заслуженно лучшая комедия года, такой концентрации черного юмора и экшна не было достаточно давно. Великолепно снятая лента с отличными актерскими работами, несмотря на вторичность некоторых сюжетных линий, является отдельным полотном, которое может и не побьет кассовых рекордов, но со временем будет приобретать все большую ценность. Вердикт — идти обязательно.

21 июня 2016 | 21:13

Какова роль технологий, ведет ли научно-технический прогресс вперед развитие человечества или же под видом улучшения удобств является причиной человеческой деградации, в конце концов, отнести технологии к благу или злу? Эти вопросы уже не один десяток раз поднимались в современной литературе ещё со времен Карла Чапека; не мог пройти мимо этого момента и сам «великий и ужасный» Стивен Кинг. Вообще, в его творчестве может поразить два момента: во-первых, писательская плодовитость автора, за 40 лет написавшего уже бесчисленное количество романов, рассказов, эссе и прочих произведений, во-вторых, «пластичность» писательского материала, в зависимости от качества экранной адаптации может получиться либо шедевр, либо абсолютный провал. Конечно, лучшим адаптатором книг Кинга для экранизации является Фрэнк Дарабонт, следует отметить, что достойные вещи получались и при работе писателя со Стенли Кубриком или Дэвидом Кроненбергом, однако, то же «Максимальное ускорение», к которому Кинг приложил руку не только как сценарист, но и режиссер, оказалось ужасным.

Картина «1408», предыдущее соединение писательского таланта Стивена Кинга с достойной игрой Сэмюэля Л. Джексона и Джона Кьюсака, скажем так, не хватало звезд с неба, но фильм можно было назвать крепким середнячком категории Б, оказавшийся успешным в кассовом плане. От «Мобильника», в котором снова воссоединяются Кьюсак и Джексон, как минимум, ждешь того же самого, да и сюжет представляет интерес, от которого ожидаешь хотя бы уровня «28 дней спустя». Пусть фильм по бюджетным ограничениям не тянет на блокбастер, однако, динамичный зомби-экшн вполне можно представить на основе таких компонентов. Изначально смущает наличие Тода «Кипа» Уильямса в режиссерском кресле, который за 18 лет режиссерской карьеры снял ограниченное число работ, самой удачной из которых является халтурное «Паранормальное явление 2», а также участие Кинга в адаптации собственного рассказа.

Начинается картина динамично: герой Кьюсака, автор комиксов, находившийся долгое время в депрессии из-за развода с женой, оказывается в аэропорту, после заключения удачной сделки. Он пытается доказать окружающим, а прежде всего, бывшей жене и сыну, что как творческая и социальная единица является вполне ещё состоятельным. Его мобильник садится, поэтому герою приходится звонить из телефона-автомата своей бывшей жене в тот момент, когда происходит неожиданное: все, кто говорил по мобильникам, начинают биться в конвульсиях, после чего в течение пары минут превращаются в подобие зомби, которое с агрессией атакует всех, кто не попал под воздействие сигнала. И уже тут герою Кьюсака, встретившему таких же попавших в беду людей, среди которых есть и герой Джексона, придется сражаться за выживание в лучших традициях зомби-хорроров.

Если говорить объективно, первые 40 минут фильма смотрятся на ура: достаточная динамика, наличие саспенса, загадка происходящего — все это повышает ожидания от фильма, заставив вспомнить лучшие образцы жанра вроде «Рассвета мертвецов» или «Я — легенда», однако, потом фильм начинает серьезно провисать, так и не раскрыв каких-либо тайн происходящего. Складывается ощущение, что сценаристы намеренно тянут экранное время, не зная, что ещё можно предложить зрителю. Лента теряет как в повествовании, так и в логике очень много, автоматически отсекая несколько возможных интересных линий развития сюжета, не дав даже каких-нибудь подсказок к раскрытию происходящего, а уж «двойная» «неожиданная» концовка объявляют неутешительный вердикт фильму. Даже литературная риторическая концовка была сильнее и оригинальнее показанного в фильме.

Кроме отсутствия зрелищности и повествовательной логичности, которая сводит фильм в лучшем случае на уровень с «Безумцами» и «Мэгги», лента страдает слабой актерской игрой: те же Оуэн Тиг и Изабель Фурман играют профессиональнее, чем Кьюсак, Джексон и Стейси Кич, тот самый «Майк Хаммер», которого теперь редко в какой картине можно увидеть. Все это вместе со слабой технической реализацией, откровенно плохим сценарием и опять же нулевой режиссурой, сводит потенциально интересный фильм по произведению Стивена Кинга к низкокачественной поделке, самый подходящий уровень которой — это показ по дешевому кабельному каналу, но никак не выпуск в широкий прокат, где у фильма нет никаких шансов снискать широкую популярность.

4 из 10

17 июня 2016 | 04:32

Джей Джей Абрамс в своем роде уникальный человек, ухитряющийся совмещать несколько ипостасей: гениальный пиарщик, посредственный сценарист и нулевой режиссер. В разгаре победоносного шествия по кинотеатрам его фанфик-версии «Звездных войн», получивших 2 миллиарда кассовых сборов и немалую критику, как фанатов, так и простых любителей хорошего кино, Абрамс громогласно объявил, что один из его малобюджетных проектов на самом деле является долгожданным продолжателем фильма «Монстро» — низкобюджетного феномена 2008 года.

Долгое время Абрамс являлся телевизионным продюсером и средней руки сценаристом, чьи сценарии для сериалов были получше его же потуг в сочинении историй для полнометражных фильмов. Достаточно поздний дебют Абрамса в режиссуре полнометражного кино тоже вряд ли можно назвать успешным: «Миссия: невыполнима 3» оказалась худшей в серии, да и кассовые сборы вкупе с не самой лучшей критикой заставили продюсеров задуматься о перезапуске франшизы или ее полного закрытия. Однако, именно 2008-й год поднял Абрамса на новую ступень. Агрессивная маркетинговая кампания, включавшая множество элементов «вирусного маркетинга», подогрела зрительский интерес к малоперспективному проекту «Монстро» до максимума, создав Абрамсу славу гениального пиарщика. Хотя на выходе оказался очень посредственных низкобюджетный вариант «Годзиллы» Роланда Эммериха, снятый трясущейся камерой. Будем говорить честно: несмотря на всю глупость и дурость фильма Эммериха, смотрелся он интереснее и динамичнее совместной поделки Абрамса с Мэттом Ривзом. Но в приоритете в Голливуде сначала кассовые сборы, а потом уже художественные качества картины, а с бокс-офисом проблем не возникло: привлеченные массированной рекламой, зрители помогли «Монстро» не только окупиться, но и принести хорошую прибыль.

Долгое время стоял вопрос о сиквеле, который, впрочем, особенно не продвигался, если не считать редкие туманные намеки Абрамса о «разработке проекта». И вот, оказавшись в центре внимания в связи с новыми «Звездными войнами», Абрамс моментально привлек внимание общественности к ранее почти неизвестному проекту, который проходил под черновыми названиями «Подвал» и «Валенсия».

Завязка данной картины вроде бы интригует: молодая девушка Мишель в исполнении Мэри Элизабет Уинстед после бурной ссоры со своим парнем, садится за руль и в порыве злости решает уехать далеко от города. Последнее, что она слышит по радио перед аварией — это новости о полном отключении Лос-Анджелеса от электричества. Очнувшись, она оказывается заперта в каком-то подземном бункере. Некий Говард, бывший морпех, в исполнении Джона Гудмана, объясняет, что спас героиню от неминуемой смерти в аварии. Кроме того, выйти наверх уже нельзя, т. к. произошла неведомая атака с применением оружия массового поражения и возможно, что Говард, Мишель и странный молодой человек Эммет — это единственные выжившие на многие километры в округе. Но напряжение усиливается, ведь единственный, кто видел атаку — это сам Говард, который категорически против любой помощи извне.

Жанр камерного триллера, который по ходу своего развития претерпевает определенные жанровые трансформации, получил новый толчок в 2015-м году с выходом великолепного «Визита» и оскароносной «Комнаты». Пожалуй, именно эти две ленты напрашиваются на прямое сравнение, как поднимаемыми вопросами, так и идеями относительности любой реальности. Однако дебютанту в режиссуре Дэну Трактенбергу не хватает элементарного опыта, чтобы справиться с таким жанром. Его фильм интересен в начале и хорош в заключительной части, но очень сильно провисает в середине, даже те сюжетные твисты, которые меняют несколько раз ход повествования картины, поданы как-то неряшливо и уныло, нивелируя свой эффект почти до минимума. В принципе, о героях мы почти ничего не узнаем, ни их прошлого, ни мотивов. Попытки режиссера сделать поведение героев вне определенного шаблона, оказываются провальны. Мишель, от лица которой мы видим все происходящее, совсем не похожа на lady in trouble, а превращается прямо в экшн-героиню, такую непризнанную дочку Змея Плисскена (привет Джону Карпентеру), которая с первых минут ведет себя независимо и пытается убежать, даже не оправившись от шока. Помешанный на идее конца света Говард, чья фигура менее всего напоминает бывшего морпеха, сначала ведет себя как добрый отец, который, впрочем, не лишен комплекса Бога и всячески будет пытаться реализовать его на окружающих. К этому герою зрительское отношение будет меняться от положительного к крайне отрицательному, однако, о его мотивах зрителю не дано узнать. Эммет вообще самый непроработанный персонаж, чья мотивация остается невыясненной, пожалуй, кроме симпатии к Мишель. Бодро начавшись, фильм превращается в тягомотное произведение, которое не спасают сценарные коллизии. Лишь финальный твист картины хоть как-то выправляет ситуацию.

Среди актерского трио, безусловно справившимся можно считать Джона Гудмана, чей персонаж, странный человек, помешанный на апокалипсисе и не любящий, когда кто-то высказывает иную точку зрения. В какой-то момент этот кажущийся добряком великан даже превращается в некое подобие фрейдовского Father figure, желающего вновь обрести свою потерянную дочь, однако, его дальнейшая трансформация выведет определенные нелицеприятные моменты характера этого персонажа. Мэри Элизабет Уинстед, которая почти сразу превращается в смесь Змея Плисскена и Эллен Рипли, смотрится слишком нелепо и однообразно для экшн-героини. Для Джона Галлахера-мл. его роль также точно не станет прорывом, такой хипстерский мямля больше подошел бы для фильмов о человеке-пауке.

Налицо классический фильм, ожидания от которого были гораздо выше, чем получившийся результат. Агрессивная реклама помогла этой незамысловатой картине привлечь внимание массовой аудитории и великолепно показать себя, хотя художественные качества картины, многочисленные провисания сюжета (и это для фильма в полтора часа), непроработанность персонажей, корявость подачи сюжетных твистов (хотя идеи, безусловно, интересные) превращают «Кловерфилд, 10» в одноразовую картину, которую не захочется пересматривать. Пожалуй, в этом и кроется главное сходство с «Монстро». Во всем остальном нет. Доверяйте меньше рекламе и больше доверяйте своему мнению.

30 марта 2016 | 17:19

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...