всё о любом фильме:

ClassicCriminal > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий121
суммарный рейтинг17181 / 8357
первая17 июля 2008
последняя30 сентября 2013
в среднем в месяц2
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (121)

В 1978 году консультант NASA Дональд Кесслер впервые заговорил о гипотетическом развитии событий на околоземной орбите, когда космический мусор, появившийся в результате многочисленных запусков искусственных спутников, приводит к полной непригодности ближнего космоса для практического использования. Много лет спустя один из величайших кинематографистов современности поселил «Синдром Кесслера» в своей голове и потратил четыре с половиной года на то, чтобы вырастить из этой теории уникальную историю и показать ее людям во всем мире.

Консультант проекта Джеймс Кэмерон несколько лет назад: «То, что они хотят осуществить — на сегодняшний день не представляется возможным».

Когда твой проект открыто носит революционный характер, а немногочисленные персонажи сценария настолько сложны на уровне физического исполнения что даже топовые актеры индустрии вынуждены говорить «нет», то статус культового режиссера вовсе не повод думать, что судьба проекта сложится гладко. То был 2006 год, когда Альфонсо Куарон последний раз покорял мир, но, к сожалению, провалился в прокате, и, как следствие, это стало одной из причин, по которым студия Universal отказалась финансировать его новый, сверхамбициозный проект, за возможность постановки которого когда-то боролись сразу несколько студий. Спустя некоторое время «Гравитация» ушла к Warner Brothers, а Куарон совместно со своим давним другом оператором Эммануэлем Любецки продолжали ломать голову над тем, каким образом можно снять фильм, который общепринято считать снять невозможно. В мае 2012 года в калифорнийской Пасадене состоялся первый тест-просмотр и люди воскликнули «Шедевр!», после чего с целью доработки визуальных эффектов было принято решение перенести фильм с ноября 2012 года на июнь 2013, а затем и вовсе на октябрь. Поразительно то, как при всей непродолжительности человеческой жизни кинематографисты подобно Куарону порой тратят на создание одного фильма 6-7 лет из своей судьбы, лишь бы однажды прийти к нам с вами и призвать к глубочайшим впечатлениям.

Консультант проекта Дэвид Финчер несколько лет назад: «Сегодня в мире нет технологий, способных позволить снимать такое».

Это был обычный рутинный день, но не совсем обычный для нее и не совсем обычный для него. Ее орбитальная служба начиналась, а его подходила к концу. Существует в мире редкая категория фильмов, которая изумляет в любых местах, куда бы зритель ни отправился. Этот миг наступает на первых секундах, а далее демонстрирует амбиции на становление мигом продолжительным и эти амбиции реализует, и чем ближе финал, тем сопровождающие миг явления становятся все более и более частыми. Он захватывает, удивляет, поражает, льется внутрь сквозь уши и глаза, вмешивается в работу дыхательной системы, обволакивает сердце с просьбой приоткрыть дорогу в душу, и, если получает положительный ответ, входит в нее и остается навсегда. В привычном понимании гравитация это универсальное фундаментальное взаимодействие между всеми материальными телами. Но это не совсем так, и Куарон об этом знает. Он знает, хотим мы того или нет, что нематериальный мир не меньше, а скорее куда больше того, что мы видим перед глазами и трогаем своими руками. Есть причины, почему мы живем, фундаментальные причины, заложенные с начала времен и не изменившиеся спустя тысячелетия, и в своей новой работе он эти причины изучает.

Консультант проекта Гильермо дель Торо: «Этот фильм перевернет представление о кино».

В «Гравитации» нет фантастики, есть только наука, и то, насколько ей необходимы эмоциональные решения. Нет ни единого момента, когда бы картина Куарона провисала в правдоподобии, несмотря на чрезвычайность той ситуации, о которой она рассказывает. Действия героев увлекают, а подача этих действий делает все для того, дабы они были как можно более захватывающими. Первые непрерывные 17 минут без единой монтажной склейки говорят сами за себя, а частые сцены длиной от 3 до 4 минут полученные на старте ощущения удваивают. Любецки и раньше был оператором исключительного класса, в «Гравитации» он покоряет любые планки тем, как плавает его камера среди двух астронавтов в пространстве всеобъемлющего страха и с трудом пробивающихся сквозь него надежд. От фильма ждали технологического совершенства, что оставалось загадкой, так это то, что он окажется настолько полон нежности, силен в своей сентиментальности и невероятен в способности бить оптимизмом самые тяжкие обстоятельства.

Продюсер проекта Дэвид Хейман: «Мы использовали ранее невиданные технологии, опережающие возможности современного мира на 5 лет».

Могущественной особенностью картины Куарона является ее способность работать одновременно на нескольких уровнях. Когда человек направляется в кинотеатр — у него есть ожидания, и он, как и в любых других эпизодах своей жизни, рассчитывает на то, что эти ожидания кто-то оправдает. «Гравитация» обслуживает каждого: одни получат экшен, вторые драму, третьи выдающейся красоты картинку, четвертые внушительную логистику наблюдаемых на экране действий, технологии, музыка, сценарий, психология, смыслы. Многие получат все вместе, а кто-то сумеет найти то, чего не нашли другие, копаясь в глубинах космоса, а соответственно и в глубинах человеческой души. Вряд ли она оказалась бы представлена здесь настолько богато не выступи Стивен Прайс композитором картины, для очень многих людей его музыка к этому фильму станет крайне приятным открытием. Между композиций так мало общего, но до чего изящно они перебирают различные эмоциональные состояния, через которые проходит героиня Буллок.

Исполнительница одной из ролей Сандра Буллок: «В моем словарном запасе нет таких слов, способных описать, какого это было сниматься в этом проекте. Но одно я знаю точно: увидев его, вы будете поражены до глубины души».

«Гравитация» — фильм пронизывающей красоты и глубочайшего страха ее потерять. Захватывающее и душераздирающее эмоциональное путешествие верхом на самом революционном техническом уровне, который несмотря на все свое совершенство неспособен затмить то, что делают Сандра Буллок и Джордж Клуни со своими героями.

Картина станет шедевром для любого, кто понимает, что слова «не отпускай» относятся отнюдь не к руке Джорджа Клуни, а к кое-чему нечто большему.

Один из лучших фильмов десятилетия.


10 из 10

30 сентября 2013 | 11:17

«Цель номер один» как толща льда, в которой зритель вынужден искать следы когда-то воздействовавшего на него света. Нет сложности в том, чтобы взять этот лед в руку. Есть большая сложность в том, чтобы обосновать для себя решение этот лед из рук не выбросить. Ты либо начинаешь искать свет и что-то получаешь, либо лед выбрасываешь и остаешься ни с чем.

Лента Кэтрин Бигелоу формирует свою мощь только своей целостностью. Деталями фильм примитивен, уникальной систематизацией собрания из таких деталей он силен. Все как в алфавите. Одна буква бессильна, однако в сочетании с остальными она образует слово. Что это будет за слово — решает тот, кто контролирует комбинацию. Художественная постановка и сценарий здесь проживают совершенно разные жизни, но каждый раз они не видят возможности существования друг без друга. Марк Боал дает содержание, Кэтрин Бигелоу создает его драматизацию. Из всего огромного и известного актерского ансамбля значение имеет только один человек — Джессика Честейн. Остальные лишь служат подножьем, призванным подчеркнуть то, что возвышается над ним.

В чем главный успех картины, так это в реализации чувства одержимости. Той самой многолетней одержимости, которая долгие годы росла внутри человека, уставшего терять знакомых ему людей и терпеть моральную противоречивость всей ситуации. Честейн обеспечила очень тонкий подход к своей героине: в ней есть человек, который при виде реальных ценностей создает на лице неподдельную улыбку, а есть другой, который делает из этой улыбки мимолетное явление по причине постоянного столкновения с этическим ужасом затянувшейся войны.

Бигелоу всегда была мастером по изображению процедур, здесь же она ставит на них всё. Когда человек получает паспорт, он сталкивается с определенными, официально регламентированными процедурами, и вынужден их пройти для получения желанного документа. Когда человек оформляет путевку, он также проходит ряд процедур. Они повсюду, во всех сферах жизни и на разных ее уровнях. То же самое мы наблюдаем в фильме. Понимая необходимость в поиске элемента, способного эти процедуры связать между собой, Бигелоу добавляет в них неотъемлемую эмоциональную составляющую в лице Честейн.

Повествование демонстрирует запредельную уверенность в своем поведении, требующем львиной отваги, когда перед тобой стоит задача за 2 часа 37 минут уместить десять лет журналистских заголовков. Эта картина откровенно заявляет о том, что она работает на финал. Первые кульминационные шаги начинаются с появления в кадре дома. В этот самый момент разогрев перетекает в состояние готовности. На уровне зрительского подсознания активно начинают работать самые разные двигатели.

Сценарий Боала великолепен тем, что предлагает действия, предпочитая помалкивать об их логическом происхождении, очень ненавязчиво и совсем тонко намекая на существование такового и вынуждая зрителя его искать. Иной раз на уровне зримых задач все выглядит достаточно просто, но, не наблюдая их осуществления, ты сразу начинаешь задаваться вопросами о том, что тому мешает, и тогда в голове строится довольно любопытная картина, тесно связанная с таким понятием, как политическая игра.

В конечном итоге «Цель номер один» опустошает и вызывает дикую усталость. Чувства, аналогичные тем, которые испытывает главная героиня. Сентименты есть в первых секундах, сентименты есть на последних секундах, а все то, что между ними — это драматический портрет приблизительных фактов. Именно в этом самом портрете смысл фильма и заключается. Долгие годы миллионы людей во всем мире читали многочисленные статьи про самого главного в мире террориста. Многие погибли, миллиарды долларов американского бюджета ушли на решение вопроса. Если этот вопрос для вас небезразличен, то «Цель номер один» — наилучший повод его для себя закрыть.

Не нужно вешать эту тему исключительно на американцев. Тема терроризма глобальна. Американцы такие же люди, как и все. Да и к тому же они не единственные, кто пострадал 11 сентября. Среди погибших были в том числе и россияне, глупо этого не замечать и пытаться отстраниться от того, что является частью каждого.

10 из 10

P.S. Фильмы смотрят в кинотеатрах.

22 февраля 2013 | 12:37

Основанная на реальных событиях лента испанского кинематографиста стала быть крайне ожидаемой еще после своей мировой премьеры на кинофестивале в Торонто в сентябре 2012 года, уже тогда ее начали засыпать исключительно положительными отзывами. После просмотра такого кино хочется собрать тысячу человек, забраться на Эверест, и растянуть гигантский баннер с одним простым, но очень важным словом: «Спасибо».

Это далеко не просто грустная история, это чистый триумф постановочного класса, который сначала шокирует ваши глаза, а затем шокирует и душу. Вы в буквальном смысле оказываетесь в эпицентре масштабной катастрофы и испытываете на себе всю ее трагичность. В основе фильма лежит потрясение, то же он делает со зрителем, потрясает его масштабом своих декораций, специальными эффектами (вся вода в картине настоящая), музыкой, операторской работой, невероятным по своей мощи звуком морской воды и душераздирающими, лишенными какой-либо фальши образами актеров. Здесь напрочь отсутствует присущая Голливуду склонность к визуальному преувеличению, «Невозможное» во всем старается рисовать предельно правдоподобный портрет реальных событий, при этом грамотно распоряжаясь всеми средствами своего бюджета.

Немногие в современном мире режиссеры относятся к зрителю с таким уважением. Хуан Антонио Байона уже демонстрировал его, когда снял «Приют», получивший широкое общественное признание. Теперь он продемонстрировал его во второй раз, сняв фильм-катастрофу «Невозможное», подняв тем самым с колен всю испанскую киноиндустрию, не без помощи двух, необычайно талантливых Голливудских актеров. Совершенно справедливая номинация на Оскар за «Лучшую женскую роль» для Наоми Уоттс.

Трагедия 2004 года унесла жизни более 230,000 человек. 230,000 человек, 230,000 человек с мечтами и надеждами, 230,000 человеческих судеб. Такие события являются частью каждого из нас, какой бы призрачной связь ни была — она есть. Посмотрев этот фильм, мы становимся ближе к ее пониманию.

Один из самых страшных и самых прекрасных фильмов в мировой истории. Люди в нем демонстрируют то, в чем всегда очень нуждаются, но что зачастую так тяжело дается — это единство и поддержка.

10 из 10

15 февраля 2013 | 03:11

Некая глубокая часть тебя сопротивляется на первый взгляд очевидным и официальным понятиям. Не хочется называть «Мастера» арт-хаусом, пускай для кого-то это прозвучит абсурдно. Так же как и не назовешь его мэйнстримом. Данная картина Пола Томаса Андерсона не сидит в ящике в надежде, что кто-то придет и его откроет. Скорее, она сажает в ящик вас. Поставляет туда воздух, еду, даже изысканные напитки, производит массу других действий, дабы человек внутри наконец пришел к понимаю того, почему он в этом ящике оказался. Со стороны может показаться, что один конкретный фильм берет на себя очень многое. Это действительно так, но каковы реальные масштабы — сказать сложно.

Пытаться разбирать «Мастера» не посмотрев его как минимум дважды — криминал. Слабость и сила, вера и любовь, искусство и свобода воли, спасение и поиск сдерживающих нас ограничений — лишь часть тем, о которых эта картина не просто говорит, она живет ими. Андерсон руками своих главных героев сталкивает противоположные миры, которые четко осознают, что жизненно необходимы друг другу. Фредди не признает бедствие своей жизни, хотя ощущает существование такового. Судьба кидает его по разным местам, как однажды он сталкивается с Ланкастером Доддом. Всю свою жизнь мы храним истину внутри себя зачастую сами того не подозревая, эта самая истина говорит Фредди о том, что перед ним — человек, который ему нужен. Этот человек обретает во Фредди свою цельность.

«Мастер» недружелюбен по отношению к зрителю, но он к нему честен. Основная сложность для аудитории заключается в том, что бы суметь к картине эмоционально привязаться. Это далеко не так просто. В этих персонажах сложно найти частичку себя, как и сложно найти в этих персонажах положительную основу, но отыскав необходимый ключ и нужную дверь, мы рискуем получить все. В буквальном смысле. Правда весь объем этого смысла будет невыносимо сложно охватить за один просмотр. Специфика формы мешает на личном уровне проникнуться происходящими в картине событиями, однако приблизившись к пониманию ее содержания зритель в состоянии будет прочно связать себя с тем, что он наблюдает.

«Мастер» меняется, думает и ищет по ходу всего развития сюжета. Своему зрителю он предлагает удивительное множество действий, которые выступают в роли знаков, способных подсказать те места, где необходимо искать ответы. И ты их ищешь, потому что происходящее пробуждает в тебе максимальный, неподдельный интерес. Андерсона многие сегодня называют одним из самых, или самого амбициозного современного кинематографиста Америки, и с этим очень сложно поспорить, когда человек в своей новой работе задается таким грандиозным вопросом, как: что ставит человека на путь истины? Он не просто поднимает этот вопрос, ему хватает смелости и рассудка дать на него ответ: желание. Желание, которое никогда не останется без внимания со стороны тех, кто мог бы помочь его утолить. Но часто кому-то со стороны это желание необходимо пробудить, что блестяще делает герой Филипа Сеймура Хоффмана. Он всегда являлся одним из самых выдающихся живых актеров эпохи, но в этот раз ему удалось превзойти самого себя.

Может показаться, что «Мастера» необходимо искать во всем: в размещении табуретки, морских волнах, песке, и многом другом. На самом деле его необходимо искать в выборе. Почему один выбирает извилистую дорогу и едет в ее сторону воодушевленно и счастливо? Почему другой выбирает возвышенность и едет в ее сторону с отчаянием и надеждой? Нет ничего увлекательнее наблюдения за человеком, который готов часами ходить от стенки к окну и обратно в поисках самого себя. Он будет делать это пока не добьется результата. Во-первых, потому что он хочет этого, а во-вторых, потому что ему теперь есть, ради кого этого хотеть. Другим, на мой взгляд, ключевым моментом является тот, в котором Ланкастер Додд понимает, что для анализа самих себя мы можем обращаться не только к воспоминаниям, но и к воображению. Понимание чего-либо способно становиться следствием не только оценки былого, но и оценки воображаемого. Это именно тот самый момент, когда из фильма полностью улетучиваются последние частички сайентологии, кончается наука, начинается жизнь.

Изумительный и глубочайший портрет человеческой психологии. «Мастер» не покинет наш рассудок ни через час, ни через день, ни через неделю. Не душу, не сердце, а именно рассудок. Многие люди смотрят в небо и отчаянно пытаются понять тайну вселенной. Мы не понимаем «Мастера», но продолжаем в него смотреть.

Современная классика.

10 из 10


P.S. Посмотрите этот фильм, снятый на пленку, а потом попробуйте поговорить о цифровом «прогрессе».

28 января 2013 | 14:11

Чем сильнее режиссер, тем шире распространяется его влияние по всему периметру съемочной площадки. Если кто-то попросит одним словом описать новую англоязычную экранизацию классики Льва Толстого руками британского кинематографиста, то словом этим однозначно окажется «смелая». Очень многие люди изначально не поставили на проекте крест лишь по той простой причине, что за него взялся человек, который лучше, чем кто-либо другой, знает, как необходимо адаптировать под большой экран классическую литературу. Смелость Райта сначала проявилась в его решении обратиться к этой теме, о которой, казалось бы, сказано за долгие годы было более чем достаточно. Затем его же смелость развернула предыдущую идею на 180 градусов, и произошло это тогда, когда до начала съемок оставались какие-то два месяца. Если назвать испытанное съемочной группой ощущение «удивлением» — это будет слишком мягко сказано. Театральная постановка. Прелесть не в том, что она есть, а в том, как Райт ее выразил.

Оборачиваясь на такое количество экранизаций, Райт понимал, что без капитальных пересмотров он будет играть на тех же полях, что и его предшественники. Внезапная концептуальная смена не произошла бы, не окажись в руках у режиссера книга Орландо Файджеса «Танец Наташи», в которой жизнь российского общества описывается так, будто она происходит на сцене. Райт увидел в этом идеальную метафору для изучения общественных границ, как живет одно общество, как живет другое, и как происходит их совместное пересечение. На словах это звучит трудноуловимо, но воплощенная в реальность идея режиссера первое и очень длительное время воспринимается как нечто визуально фееричное, сугубо необычное, но при этом крайне вовлекающее.

Новая «Анна Каренина» открыто признается в своих попытках изложить глубинную составляющую произведения Толстого через сильные визуальные образы, при этом каждый раз не забывая о том, какой сегодня год. Память об этом проявляется в виде сжатости идей, что в полном цвете представлены в первоисточнике. Меньше глубины, максимум чувств, но это отнюдь не означает, что картина Джо Райта лишена души. Он заключил ее в как никогда яркую иллюстрацию эпохи, сильными с точки зрения изобразительности представителями которой являются весьма интересные и убедительно исполненные персонажи.

Из столкновения между инновационной постановкой и богатой историей экранизаций вытекает весьма обширный резонанс. Если смотреть на реализацию идей, по отношению к книге данный фильм похож на изящного минималиста, который словно сокращает свою длинную речь до нескольких слов, но при этом делает ставку на их сильное эмоциональное насыщение. Вопрос о восприятии персонажей является здесь основным. Создается впечатление, что Каренина-Вронский — исключительно эмоциональный центр истории, Каренин — духовный, интеллектуальный центр, а Левин-Кити — альтернатива всему происходящему как результат борьбы первого и второго. Сначала руками Киры Найтли и Аарона Джонсона фильм взрывает эмоциональный уровень, затем руками Джуда Лоу он подходит к его осмыслению, а когда приходит время делать выводы, обращается к безумно симпатичной паре в лице Домналла Глисона и Алисии Викандер. За всем этим невыносимо интересно наблюдать особенно тогда, когда в уме постоянно плавает биография самого Толстого, жизнь которого, как известно, весьма тесно переплетена с героями данного романа.

Возрастная аудитория найдет в фильме интересное дополнение к тому, что она уже видела в прошлом, а более молодые поколения найдут в фильме ту единственно верную формулу, через которую их сегодня можно с полным успехом знакомить с исторической костюмерной драмой, независимо от того, экранизация это литературной классики или нет. Целенаправленное и заряженное смыслом визуальное нагромождение съедает все на своем пути, но только благодаря одному человеку оно не выходит на первый план и остается там, где оно должно быть в абсолютно любой истории. Этот человек — Джуд Лоу.

«Анну Каренину» Джо Райта многие воспримут по-разному, но ее невозможно не любить за ту смелость, с которой снят данный, как минимум бесподобный, не имеющий аналогов визуальный шедевр.

9 из 10

18 ноября 2012 | 12:40

Если называть вещи своими именами, мы скорее пройдем мимо трейлеров к фильмам с названиями на подобии «Покорители волн», особенно когда подобные проекты обладают шаблонным на первый взгляд сюжетом. Жанр спортивной драмы, впрочем, как и многие другие жанры, давно исчерпал свои двигательные ресурсы, в связи с чем пытается найти надежду либо в исполнителях, либо во флирте с повествовательной структурой, что никогда неясно чем обернется. Но, несмотря на все это, часто при внимательном рассмотрении можно найти то, за что ухватиться. В неспокойном мире по-прежнему живет и процветает понятие об «уважающем себя режиссере», который никогда и ни за что не даст себе провалить историю. Таким человеком является обладатель премии Оскар Кёртис Хэнсон, что ближе к концу съемок «Покорителей волн» серьезно заболел и Майкл Эптид любезно согласился его подменить.

Когда-то совсем юный Джей Мориарти влюбился в серфинг и ему определенно повезло с соседом: тот оказался тем еще мастером в данном непростом виде водного спорта. Долгие годы соседского шпионажа не прошли даром, Джей узнает о существовании гигантских волн, мэвериков, и уже в свои 15 лет ставит перед собой цель их оседлать, в чем, хоть и не сразу, любезный сосед решается ему помочь. Звучит просто, однако существует большая разница между той яичницей, что приготовлена в отеле с 1000 постояльцами, и той, что приготовлена руками любимой жены. Это простая история, обладающая большим сердцем, и именно благодаря этому сердцу она цветет.

Сценарий никогда не опускается к откровенной глупости, спокойно сочетает в себе подлинно житейский уровень, богатый как на мысль, так и на простоту человеческого общения, что не редко пестрит вполне здоровым уровнем сентиментализма. Не совсем правда понятно, зачем все самые непримечательные моменты студия засунула в трейлер, но да черт с ним. Материал, подобно своему протагонисту, отказывается копаться в корзине с грязным бельем, предпочитает обходить проблемные зоны стороной, и во всем максимально опираться на позитивный настрой и надежды. Недостаток сценарной глубины и энергии не дает фильму стать чем-то большим, но он всегда максимально сконцентрирован на попытках насытить оригинальными деталями каждый из эпизодов. Не менее важной является его борьба за научную дотошность. Пускаясь в профессиональную дискуссию тонкостей серфинга, он никогда не швыряет зрителю пыль в глаза.

Сила фильма в его кастинге. Нет ни единого момента, когда бы Джонни Уэстон и окружающие его актеры не были убедительны в своих образах. За них радуешься, за них переживаешь. Во всем наблюдается тотальное небезразличие к сюжету, который, на удивление, всегда держит под рукой способность преподносить сюрпризы. Фильм можно счесть не очень кинематографичным за такое количество умных, положительных героев, которые парадоксально быстро учатся избегать ошибочных жизненных решений. «Покорители волн» относятся к той категории фильмов, что знают о зачастую истинном расположении антагониста — внутри протагониста. Но картина не пытается залезть в эту проблему и постараться ее изучить. Она берет ее за внешний корпус и толкает в сторону обрыва, делая это руками взаимоотношений двух ведущих персонажей в исполнении Уэстона и Батлера.

Изумительно снятая, убедительно исполненная, основанная на реальных событиях спортивная драма, что излучает искренность, честность, и любовь. Шаблонность? Автор этих строк недоумевает, как можно считать шаблонным фильм, в чьем основании лежит судьба реального человека, который за свою жизнь сделал достаточно, чтобы люди им восхищались и даже снимали байопики. Многим из нас не мешало бы быть проще, именно поэтому многие к этому фильму потянутся.

9 из 10

2 ноября 2012 | 02:40

Как бы мало изо дня в день ее ни становилось, зачастую мы наблюдаем оригинальность в деталях. Гораздо реже мы встречаем ее в основании сюжета. И совсем редко мы наблюдаем одновременно и первое и второе. Можно долго питать идею воображением, но без логической устойчивости она как карточный дом — развалится при первом же дуновении ветра. Чем сильнее идея разрастается, тем сложнее сохранить верность ее первоначальной сути. Каждая деталь подобна двери, раз она открывается, то и нуждается в закрытии, дабы она могла быть полноценна в своей функции, ради которой создавалась. По мере роста концентрации на одном становится труднее контролировать все остальное. Необходима смелость, чтобы бросить вызов устоявшимся законам жанра, и только та смелость, что идет от веры, сумеет дать наилучший результат.

«Ральф» насквозь пропитан оригинальностью, уверенно заливает ее в топливный бак сюжета и никогда не снимает ногу с педали газа. Размах его визуальных амбиций всюду сопровождается феноменальной жаждой к их логическому обустройству, тем самым предлагая уникальный кинематографический мир, абсолютно не вызывающий вопросов на тему собственной организации. Без конца наблюдаемая схватка за все новые и новые уровни изобретательности никогда не забывает о своей эмоциональной основе, тонко балансируя между ведущими героями и всем второстепенным составом из почти двухсот уникальных персонажей. Ни один из элементов сюжета не оказывается без полноценного внимания к себе, что создает видимость целостности и важности всех составляющих историю частей. Какой бы сложной и взыскательной ни была структура «Ральфа», все ее шаги получают тщательный контроль со стороны создателей, чья заметная любовь к материалу распределяется по нему очень равномерно, лишая тем самым возможности неудачных выпадов. Мультфильм искренне верит в то, что он делает, без какого-либо страха, легко и исключительно уверенно позволяет себе любую роскошь за время движения к яркому, эмоциональному финалу. Он заставляет выглядеть большинство представителей современной анимации дураками, показывая указательным пальцем на их давно устаревшие, стандартные формулы.

Часто ли мы наблюдаем мультфильмы, чей сюжет способен на сюрпризы? На удивление «Ральфу» даже удается держать блестяще продуманную интригу с антагонистом. В лучших жанровых традициях в одном языке он совмещает взрослую и детскую аудитории. И, пожалуй, это тот самый редкий случай, когда невозможно избавиться от желания увидеть еще несколько фильмов, разворачиваемых в данном мире. Оглядываясь назад, сталкиваешься с неизбежной мыслью, что посмотрел мультфильм, который мог наделать грандиозную кучу ошибок, и каким-то неведомым образом не сделал ни одной.

Абсолютно вдохновленный, безудержный порыв чистого креатива, власть которого простирается не только на детали, но и весь повествовательный фундамент. Анимационный шедевр года, что учит детей заботе и дружбе, а взрослым напоминает одну простую вещь: никогда не поздно вносить в жизнь коррективы.

10 из 10

29 октября 2012 | 02:52

«Скайфолл» не похож на своих предшественников, хотя обладает всеми свойственными франшизе элементами. Мендес кардинально сменил акценты. В своем фильме о Бонде он увидел Бонда со всей его историей, каждым эпизодом давая понять, что за происходящим стоят целые 50 лет экранного пребывания. Главного героя здесь заботит не двор, а кухня. Более никаких типичных антагонистов, одержимых идеей уничтожить мир, взорвать его, развязать войны, заполучить все материальные богатства или природные ресурсы. «Скайфолл» о другом. Он о людях, что являют собой сердце сложных систем.

Режиссура плавает, но никогда не тонет. Мендес может не знать, как возвысить тот или иной эпизод, но он точно знает, как его не провалить. После мгновенного броска в гущу разворачиваемых в Турции событий и хвастовства собственными производственными мощностями темпы постепенно успокаиваются, происходит длительное, территориально размашистое введение и изучение старых и новых персонажей с небольшими проблесками эпизодов боевого характера. Вся эта долгая, приятная, но не выдающаяся разминка длится до тех пор, пока на экране не появляется Хавьер Бардем. Кино начинается.

На сценарном уровне «Скайфолл» не далеко ушел от основ своих предшественников, за той лишь значительной и исключительной разницей, что он коренным образом перевернул смысл того, чем занимается. На поле по-прежнему все те же игроки, перед которыми в этот раз совершенно иные ворота. А жаждущий в них влететь мяч имеет не служебный, а личный характер. Приземленность визуальных образов и индивидуальных мотивов делают «Скайфолл» одним из наиболее реалистичных фильмов Бондианы.

«Небольшой» сюжет против большой продолжительности, и как результат неизбежное ощущение некоторых излишне затянутых эпизодов. Экшен всячески старается работать на историю, сопутствовать развитию персонажей. Минимум компьютерной графики, максимум живых, порой весьма масштабных декораций, на которые ушла значительная часть 200-миллионного бюджета. Одним из первостепенных достоинств картины является грандиозная работа ее девятикратно номинированного на Оскар оператора Роджера Дикинса.

Мендес заключил эмоциональный фон своих героев в их синяки, ссадины, глаза и морщины, на истинный британский манер предпочитая стойкость и глубоко залегающую лояльность откровенным выпадам чувств. Появление Наоми Харрис в кадре не вызывает негатива и оправдывает свою механическую функцию, но не более того. Куда более изящно сумела предстать перед зрителем Беренис Марло, чей образ в полной мере соответствует классической девушке Бонда.

Чтобы ни делал этот фильм, все его даже самые выдающиеся заслуги меркнут перед появлением Хавьера Бардема. Сюжет начинает вибрировать, действие вздымается, все сверкает и все парит. Бардем заряжен настолько, что готов в любой момент сдетонировать в самых любых, каких ему только вздумается направлениях, если бы только его не сдерживал сценарий. Последний понимает, что не в силах поставить Бонда на аналогичную высоту, и дабы сохранить ведущие позиции за главным героем сценарий умышленно не дает антогонисту захватить власть над зрителем, хотя для него это было бы достаточно просто. Если посмотреть на это с другой стороны, то, пожалуй, оно было бы лишним, поскольку это все-таки фильм о Бонде и М, а герой Бардема служит лишь предлогом проверить их взаимоотношения на прочность.

«Скайфолл» не лишен недостатков, из-за концептуального новаторства он воспринимается неоднозначно, но его достоинства при любых раскладах перевешивают недостатки благодаря силе производственной команды, которую удалось собрать продюсерам. Главное и самое основное, что фильм быть может не сделал сценарием, а сделал режиссурой, он переписал устоявшиеся алгоритмы, сделав обширный шаг от визуального действия в сторону висцерального. И поскольку у очень многих людей на протяжении просмотра будут всплывать ассоциации с одним известным фильмом, необходимо процитировать слова Сэма Мендеса в интервью изданию The Playlist:

«Кристофер Нолан доказал, что вы можете снимать большое кино, которое при этом захватывает, развлекает, и которому есть что сказать о мире, в котором мы живем, даже если сюжет фильма в этом мире вовсе не разворачивается. Именно это помогло мне направить «Скайфолл» в нужные направления, что, боюсь, было бы невозможным без существования «Темного рыцаря».

Это новый Бонд, который уважает свое прошлое, и который понимает, что настал период, когда необходимо говорить не о том, что происходит в гостях, а о том, что происходит дома.

9 из 10

23 октября 2012 | 19:14

Глубоко жанровое кино — без заблаговременного понимания данного понятия любой рискует оказаться на просмотре того, к чему он окажется совершенно не готов. Глубоко копать в жанр фильм начинает еще с первых секунд, и только на последних говорит о том, зачем он это делал. Картина на всем своем промежутке обладает изысканным стилем, значение которого оказывается весьма продумано: каждый раз он подчеркивает суть тех или иных эпизодов. Правда смысл в них искать невыносимо тяжело, зато каждый тянется по пять, а то и больше минут. Диалоги, длинные диалоги, и еще раз длинные диалоги, в которых частички черной комедии оказываются чернее некуда, драму сложно нащупать из-за нулевого количества положительных персонажей, инвестиций в зрительский интеллект тоже, пожалуй, никаких. Постоянный разговор о капитализме не пытается вывести аудиторию на мысли, а просто окунает этот капитализм в бочонок с экскрементами и показывает это зрителю, мол, на те, полюбуйтесь на реальность.

Эндрю Доминик максимально требователен к актерам, из-за убедительности образов которых даже имеющееся в фильме насилие начинает производить очень серьезный эффект вовсе без применения килограммов грима. Из-за медленных темпов и сюжетного минимализма фильм не обойдется без сравнений с «Драйвом». Каждый из эпизодов тесно подходит к границам визуального и вербального абсурда, порой даже переступая их, однако нет ни единого момента, когда бы фильм не был уверен в себе, создатели всегда четко демонстрируют абсолютное понимание того, что они снимали. Здесь во всем виден конкретный замысел, но ценность его будет воспринята с интересом далеко не каждым.

Кино для эстетов, исключительно. Абсолютно неоднозначный, сложный для восприятия, кровавый и грязный криминальный триллер, что не похож на своих жанровых предшественников. Через несколько лет фильм, вероятно, признают классикой. Но сделают это только американцы.

8 из 10

10 октября 2012 | 15:52

«Орда» вовсе не является тем, чем она пытается казаться по рекламе. Но это отнюдь не тот случай, когда внешность оказывается лучше того, что она скрывает. Несмотря на свой воистину крупнобюджетный статус, этот близкий к понятию «артхаусного блокбастера» фильм преуспевает далеко не столько в качестве эпика, сколько в качестве исторической драмы. Здесь мало тела, но очень много души. В сравнение способен пойти «Поп» от все той же производственной компании «Православная энциклопедия», значительная часть средств которых и составила 12-миллионный бюджет «Орды», тогда как остальная часть поступила от государства и «Газпрома». В России ежегодно снимается не так много достойных лент, что бы те не оставались в памяти, и работа Владимира Хотиненко трехгодичной давности как раз из этой категории. «Поп», можно сказать, был прост по части сюжетной структуры, исторических амбиций, но завоевывал аудиторию исключительным исполнением. Идейно «Орда» шагает по тому же пути, однако проделывает грандиозную работу над тем, чтобы этот путь как можно сильнее насытить.

Сценарий не претендует на фундаментальную историческую правдивость, рассказывая свою историю датируемую XIV веком. Историческая дотошность в «Орде» заключается во многочисленных деталях устройства эпохи. Страсть воссоздать былую реальность не переступает через страсть к идейному воплощению. Фильм постоянно идет на расстоянии вытянутой руки от богатой коммерческой зоны, но никогда на нее не ступает. Слоистость повествовательной структуры можно наблюдать лишь в самой завязке, которая, впрочем, сразу заявляет о том, что у данного кино нет в планах идти по стопам привычного зрителю современного мэйнстрима. Здесь очень много знакомых элементов, что мы прежде встречали в схожих жанровых картинах, но благодаря яркому, проницательному исполнению эти самые элементы получают новую жизнь.

Происходящее на экране ведет себя неторопливо, каждый из эпизодов получает тщательное рассмотрение со стороны сценария, объем которого не оказывается сокращен тогда, когда режиссер реализует бумагу в действие. Возможности крупного бюджета заметным образом сказываются на качестве декораций и костюмов. Постановочная концепция видится весьма наглядной: сильная вспомогательная база выступает за мощью платформу, на которую ступают режиссер Андрей Прошкин и исполнитель главной роли Максим Суханов. Это очень большое кино одного актера, на силу образа которого оказывает одновременно внушительное и тонкое воздействие все то, что у этого актера перед глазами. Суханов остро ощущает где нужно выдержать паузу, где нужно прибавить в действии, в чем должна заключаться сила взгляда, и какова она — физиологическая естественность в столь суровых условиях.

«Орда» предпочитает отказываться от открытого действия в пользу закрытого, висцерального рассуждения о Боге. Особенно тогда, когда большую часть времени мы наблюдаем за одиночеством главного героя. Фильм тотально преуспевает не только в том, чтобы арестовать наше внимание центральным персонажем, но и в том, чтобы мы с интересом и особым трепетом наблюдали за тем, как на этого персонажа смотрят люди его окружающие. Каждый из эпизодов ведет себя предельно естественно, всегда борется за историческую аккуратность и элементарное жизненное правдоподобие. Если грязь — то грязь, если смерть — то смерть. Здесь нет боевика, но есть много красивой почвы, на которой произрастает мысль. Как бы отдельные части «Орды» не воспринимались, рано или поздно поступает твердое зрительское убеждение, что на экране — хорошее кино. Оно относится к той редкой категории фильмов, что могут не вызывать восторги, но найдется ничтожно малое количество тех, кто скажет, что такой фильм плох.

Очень живая, неспешная, часто немногословная, глубоко эмоциональная и красиво, выразительно поставленная историческая драма. Даже в масштабах мирового кинопроизводства сегодня редко блокбастер радует таким набором неожиданных приемов сюжета, честным подходом к аудитории и столь щедрым предложением для людей, готовых задуматься о чем-то очень важном.

9 из 10

14 сентября 2012 | 03:39

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...