всё о любом фильме:
Enjia
Julia F, Россия, 30 лет, 10 октября 1986, Ж
Добавить в друзья

 заходила 1 месяц назад

Регистрация: 10 июня 2012 Рейтинг комментариев: 1 (2 - 1) Обновления сайта: 0
 

Оценки пользователя

все оценки (108)

 


Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 102

И это не жизненные приоритеты Горлума, а два наиболее часто произносимых слова из мультфильма «Хранители снов» (не считая имени Кромешника). Я не являюсь горячим поклонником американских мультфильмов и весьма равнодушна к образам западной детской мифологии (а Песочный человек благодаря Гофману для меня вообще сродни демону), но, несмотря на огромное количество зубиков (да ещё с ошмётками дёсен), это произведение показалось мне фееричным, красочным и действительно добрым. Оно не даёт скучать из-за высокой концентрации действия и способно отлично поднять настроение.

В центре — классический, традиционно претендующий на глобальность конфликт добра и зла с крошечным ответвлением в виде загадки о прошлом Ледяного Джека. У взрослого зрителя это противостояние, поданное достаточно прямолинейно, вряд ли вызовет сильный эмоциональный отклик, но мультфильм-то и не для взрослых. Персонажи вызывают неоднозначное отношение. Они вроде бы симпатичны, но некоторых хочется видеть другими. Недобрый Кромешник, как оказалось, почти всем кого-нибудь напоминает — мне он своим вытянутым лицом и разрезом глаз напомнил на`ви, поменявшего окраску. Впрочем, он смотрелся убедительно. Санта-Клаус был странно одет и слишком мускулист. Пасхальный кролик тоже оказался чрезвычайно мускулист и чернобров (ощущение, что его рисовали с Саши Барона Коэна). Зубная фея была чересчур суматошна, а выглядела слишком приторно. Пузатая фантастическая мелочь (американцы считают, что она умиляет, но мне это чуждо) привычно разбавляла взаимоотношения взрослых. Расстановка сил и характеров понятна, каждый отвечает за свой коммуникативный сегмент: боевой весёлый Санта-Клаус, трогательная до абсурда Зубная фея, добродушный, находящийся в абсолютной гармонии с миром Песочный человек, саркастичный и брутальный Пасхальный Кролик и независимый хулиган с нежной душой Ледяной Джек. Из этого набора действительно оригинальными и цепляющими мне показались двое: невероятный Песочник (правда, у меня он ассоциировался с пряниками, а не с песком) с его очаровательной мимикой доброго клоуна и сам Ледяной Джек — обаятельный и интересный персонаж, несмотря на то, что этимология образа расплывчата и как-то невнятна. Кроме того, каждый раз радовали йети с их неразборчивыми воплями.

Благодаря бешеной, я бы сказала, динамике мультфильма комические моменты, вписанные в общее действие, разворачивающееся на огромной скорости, раскрывались особенно ярко. Очень забавна, например, сцена с Хранителями в доме Джейми. По всему мультфильму разбросаны мелкие реплики типа «Пристегнись! Это я образно сказал», «Не та крыша!», «Перекрась в красный!», «Теперь-то он меня видит. А где ты был час назад?», которые смешны именно тем, что на них не делался акцент. Выглядела комично сцена с покатушками, устроенными Ледяным Джеком для защиты от Кромешника. Если представить детей, которые просыпаются и видят Санта-Клауса, несущегося на ледяной горке и кричащего «Весёлого Рождества! И с Пасхой вас!»… это очень мило. Словом, мультик заряжен по-настоящему позитивной энергией. Мне не очень понравилось только драматическое вкрапление, связанное с прошлым Ледяного Джека. Была пара нелогичных моментов, но в целом — да, Рождество получилось весёлое. И породило волну мемов вроде «Мама, мне понравился мальчик, но он нарисованный».

8 января 2017 | 17:14

Книгу я не читала и не смотрела более ранние экранизации, поэтому сериал неожиданно не просто впечатлил — он меня поразил. Несмотря на то, что в нём с точки зрения правдоподобия не всё гладко и многое сделано ради красивого кадра, несмотря на то, что история, рассказанная в первой серии, заурядна, не обещает уникального развития событий и, казалось бы, знакома по тысяче романов, — это берёт за сердце чем дальше, тем сильнее. Думаю, события в сериале переданы довольно тщательно, так что большинство оваций должно по праву достаться первоисточнику — полагаю, это сложная и неоднозначная книга.

Больше всего захватывает то, что в этой истории нет явно положительных персонажей. Нельзя говорить о том, что Алек — мерзавец (ладно, он мерзавец), а Энджел, в противовес ему, — благородный рыцарь. В какие-то редкие моменты то доброе, что ещё оставалось в Алеке, брало верх. Обуреваемый слепой страстью, он в то же время был способен сознавать, что Тэсс приходится тяжело, что она покинута и не заслуживает выпавших на её долю страданий. Именно Алек говорит о её чистоте, которая обратилась в крест для неё самой. Но поскольку ради себя Тэсс не согласилась бы принять его предложение, искра сострадания в извращённом сознании быстро переродилась в жестокий план манипулирования. Желание подчинить себе Тэсс переплелось с примитивным милосердием, как его понимал Алек. Он хотел убить даже не двух, а трёх зайцев: потешить своё эго, вытащить красивую женщину из тяжёлого положения и тем самым загладить свои прошлые грехи. Заботясь о собственной душе, он не считал возможным её присутствие у Тэсс, так что спасал исключительно её тело — к тому же способное послужить его прихотям. Однако никакие случайные добрые порывы не могут оправдать Алека. Вместо того чтобы каяться — не греши. А если раскаялся — не греши снова. Он получил то, что получил.

Но вот на пути героини встретился Энджел. Во всём противоположный Алеку — скромный, трудолюбивый, внимательный, утончённый и в то же время не избалованный. Он обещает понимать и поддерживать её, заверяет в своей любви. Терзаясь муками совести, Тэсс наконец решается рассказать ему о своей жизни — и получает совсем не ту реакцию, на которую надеялась. Неспособность Энджела простить и его решение отдалиться повлекло за собой все дальнейшие несчастья, которые в конце концов захлестнули героиню, как бы долго она ни сопротивлялась. Благородный Энджел оказывается беспомощен перед серьёзным испытанием его любви. Религия довлеет над ним; воспитанный в условностях, он не может отказаться от них ради любимой женщины. И хотя он долгое время остаётся путеводной звездой для Тэсс и самим фактом своего существования даёт ей надежду, возвращается он действительно слишком поздно. Может быть, лучше было и не возвращаться. В моём восприятии он сохранил светлый ореол только из-за сравнения с Алеком.

Вся эта история — непрерывная череда чудовищных ошибок, в которых погрязают главные герои, но в особенности — Тэсс. На протяжении сериала её собственные проступки кажутся незначительными (кроме последнего), но выходит так, что она расплачивается за них втройне, словно над ней тяготеет страшный рок. Нельзя изменить то, что уже совершилось, мы можем выбрать только один раз, и это делает каждый шаг — решающим. Если бы Энджел выбрал её в танце. Если бы она не погубила лошадь. Если бы она не согласилась работать у матери Алека. Если бы она рассказала Энджелу раньше — всё могло закончиться совсем иначе. Но Тэсс словно незримая рука ведёт по пути промахов и страданий. Изначально правдивая и наивная, она оказывается в тисках двойных стандартов: она пострадала безвинно, но её осуждают; родители не позаботились предупредить её — и её же упрекают; мать велит молчать ей о прошлом — но совесть говорит другое. В этих сетях она запутывается, как бабочка. И от гибельного пути не спасает даже случайное заступничество друзей: ведь Энджел ещё до отъезда в Бразилию услышал, как сильно он нужен Тэсс, — но остался глух. Складывается ощущение, что, ступив на путь горя, Тэсс теряет право быть счастливой. И об этом поминутно говорят зловещие знаки. В дни помолвки она встречает омерзительного человека из прошлого. День замужества совпадает с попыткой самоубийства Ретти, муж ради забавы привозит её в ненавистный замок Д`Арбервиллей, над которым кружат вороны. Кольцо вокруг неё сжимается всё туже и туже.

Но и сама Тэсс, особенно ближе к финалу, тоже приобретает неоднозначные черты. В этом плане меня впечатлила игра Джеммы Артертон. Гармоничная и открытая в минуты счастья, Тэсс постепенно меняется, и её отстранённый, как бы невидящий взгляд начинает производить почти жуткое впечатление. Она словно предвидит свою судьбу. В конце в ней как будто умирают все чувства, кроме любви к Энджелу. Она начинает напоминать безумную, в ней остаётся всё меньше земного. Действительно поражает, с какой лёгкостью она совершает убийство (не менее, чем лёгкость, с которой Энджел принимает это известие) — да, можно довести человека до той степени отчаяния, когда он перестаёт контролировать себя. Она перестала верить, что Энджел вернётся. Но он вернулся, и это сломало её окончательно. Хорошо, допустим. Но зачем же было прощаться с ним, а через полчаса снова бежать вслед за ним? Не проще ли было бежать сразу вдвоём? Есть что-то странное, нелогичное в заключительном повороте сюжета, но остранение кажется мне даже естественным. В этом произведении много символов, а символичность в переводе на язык реальности всегда выглядит нелепо. Блуждание по Стоунхенджу, поза Тэсс, лежащей на камне, словно во время жертвоприношения (кстати, это перекликается со словами Энджела о человеческих жертвоприношениях в самом начале), — это странно вписывается в общую канву, но исполнено смысла. Тэсс действительно словно избрана свыше для принесения жертвы.

Сериал снят красиво, с умелым нагнетанием напряжения, с выстроенными кадрами — всё призвано удерживать внимание зрителя. Есть напряжённые и даже страшные моменты. Мне очень понравился момент после рассказа Тэсс о прошлом, когда в полной тишине зеркало отражает лицо Энджела. Интрига сохраняется и в ситуации с нераспечатанным письмом, а особенно — в финале, где долгое время мы следим за Энджелом и вместе с ним проделываем путь к Тэсс, судьба которой неизвестна. Финальные кадры с несбывшимся танцем двоих в ничем не осквернённом, навсегда ушедшем прошлом, мне кажется, должны просто уничтожить впечатлительного зрителя. Нет, эта история не о том, что все беды из-за мужчин. Но показательно, что Рок — тоже мужского рода.

7 января 2017 | 09:15

Романтику в этом сериале, представляющем гремучую смесь из кабаков, распущенных женщин и бурных выяснений отношений с редкими эпизодами созидательного труда, надо ещё поискать. Члены Братства прерафаэлитов не были идеальны и обладали недостатками и странностями, как все люди, но они создавали прекрасные картины с глубоким содержанием, говорящие о живом интересе к истории и культуре, и я не желаю верить, что люди без духовного ядра способны на это. Допустим, Джон Милле представлен трогательным молодым семьянином, Уильям Хант — яростно обуздывающим свои страсти аскетом, их вымышленный друг, собирательный персонаж Фред Уолтерс — нерешительным, но милым джентльменом и только Данте Габриэль Россетти стяжал все лавры распутства в этой компании, но похождений и нелицеприятных поступков последнего вполне достаточно для того, чтобы от романтики остались здесь рожки да ножки. К сожалению, искусство не преобладает и в жизни остальных, оно не доминирует и вырождается в постоянные разговоры о деньгах, славе и натурщицах. Пикантные сцены и полутёмные виды злачных мест не прибавляют ничего ценного к портрету этих людей, и лишь изредка на экране мелькают знаменитые полотна, которые создаются будто играючи, в случайно образовавшихся между увеселениями паузах. Созданная атмосфера не показалась мне привлекательной и отвечающей духу романтизма. Упор слишком явно сделан на земные пороки художников, а не на возвышенность их творческих исканий. Их не преподнесли как подлинно талантливых личностей, их практически не показывали за работой, а если и показывали, то большей частью в комическом ключе. Я весьма разочарована такой подачей.

Характер Россетти в сериале, как мне кажется, подвергся особенному переосмыслению и вызывает оторопь. Несмотря на актёрское обаяние Эйдана Тёрнера, его персонажа довольно быстро перестаёшь уважать, а в какой-то момент начинаешь и ненавидеть. За шесть серий его Россетти совершил поразительное количество мелких подлостей и предстал не лишённым таланта, но хвастливым, трусливым и насквозь фальшивым человеком. Он легко льёт слёзы и даёт клятвы, беспечно крутит интрижки с несколькими женщинами при живой жене и быстро приходит в себя после её смерти. Он завидует товарищам и не скрывает этого, но слишком ленив, чтобы усердной работой добиваться признания, и поэтому поощряет написание Фредом скандальных заметок о себе и других членах Братства. Согласно же источникам, Россетти являлся идейным лидером движения, перед ним преклонялись, он был центром, вокруг которого вращалось всё Братство. Он был, безусловно, странным человеком, но никак не лишённым способности чувствовать. Противоречия его натуры и борьба в ней тёмного и светлого никак не отражены. На мой взгляд, показаны практически только негативные стороны его личности. Непонятно, к кому следует предъявлять здесь претензии — к актёру, изобразившему недостаточную способность любить, или к сценаристу, ничего такого вообще не предусматривавшему.

В сериале перемешаны правдивые детали и искажения, так что изучать жизнь Братства прерафаэлитов по нему, пожалуй, не рекомендуется. Энни Миллер не была проституткой, а познакомилась с Хантом, работая в баре. Джон Милле и Эффи Рёскин сблизились не во время написания картины, а впоследствии во время совместной поездки, в которой принимал участие сам Рёскин. Картина «Мыльные пузыри», эскиз которой юный Джон Милле показывает своим друзьям, была написана аж в 1886 году и изображён на ней внук самого художника. Весьма недолгой представлена совместная жизнь Россетти и Элизабет Сиддал, хотя длилась она около десяти лет. Шокирующая сцена раскопки могилы Элизабет Сиддал из-за брошенных туда стихов имела место, но не через несколько дней после похорон, как можно предположить по сериалу, а через несколько лет. И лишь в 1870 году, то есть через восемь лет после смерти Элизабет, Россетти была закончена картина «Beata Beatrix», начатая в 1864 году. Уильям Моррис женился на Джейн Бёрден ещё при жизни Элизабет, которая принимала участие в росписи их семейного гнезда вместе с Россетти. И так далее.

Из плюсов я могу отметить точные внешние данные актёров (но Данте всё-таки представлен слишком необузданным), подобранных на главные роли, несколько удачных шуток, чудесным образом не связанных с борделями, правдоподобную сцену написания «Офелии» и поразительно точный образ Элизабет Сиддал, не противоречащий сохранившимся свидетельствам. Симпатичными мне показались также бедный Хант и баловень судьбы Милле, но Элизабет в сериале словно воплотила в себе все идеи членов Братства, их преданность работе, горячую заинтересованность в искусстве — не считая личных нравственных качеств. Её образ вместил в себя то, что должно было быть раскрыто, как мне кажется, на примере каждого. Хотелось бы посмотреть другую работу на эту тему — только очищенную от плотского сора, более одухотворённую, пусть и неоднозначную. Ведь, что бы ни происходило в действительности, всё зависит от угла зрения. Оставшиеся миру полотна, как мне кажется, должны объяснять и оправдывать, по меньшей мере, уважительное отношение к их создателям.

6 января 2017 | 11:12
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...