всё о любом фильме:

Alenalove > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий211
суммарный рейтинг12381 / 5110
первая8 мая 2008
последняя17 марта 2017
в среднем в месяц3
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (211)

Как же все-таки здорово, что в нашем мире, который в последнее время наполнен пропагандой злобы, насилия и ненависти, выдаваемой за «реальность», есть место сказке. Такой доброй, вечной и совершенно невинной, что это абсолютно невероятно. И как же здорово, когда наконец, спустя столько отсмотренных фильмов, ты выходишь из зрительного зала кинотеатра будто бы перерожденным, таким беспричинно довольным и безмятежным, что, на мой вкус, эту ленту нужно продавать как антидепрессант для всех барышень, которые устали бороться с мудаками. И да, в жизни реально бывает по-другому (конечно, не так преувеличенно, но суть, думаю, ясна). Что ты и правда получаешь нормального мужика, если, конечно, соответствуешь, а не какого-нибудь местного дурачка Гастона, который не уму не сердцу. И главный посыл сказки (а у любой нормальной сказки он есть всегда) проходит красной нитью через каждый кадр ленты: каждый получает то, что заслуживает.

Мне всегда очень тяжело не придираться: к костюмам, соответствию подобранных актеров, соответствию сюжета с оригиналом, и куча других блаблабла. Здесь у меня вопросы возникли исключительно к тому, как папа, бегающий туда-сюда в замок, ушел от волков без лошади и к какой-то удивительно мерзостной песенке, которую пела чашка, и которую после допевали в конце на балу. Все. Но история с волками на то и сказка, чтобы они могли то появляться, то исчезать, я же, в самом деле, не сетую, что у них там лето внезапно чередуется с зимой, а чашки/ложки накрывают на стол. А песни — они же на любителя, сами понимаете, может кто-то из вас еще потом будет петь ее в ванной, а соседи будут стучать по батарее, чтобы вы скорее или утопились, или заткнулись.

Так вот, история все та же: красивая скромная девушка, которую все в городе считают фриковатой (а на самом деле чудаки именно они, что отстали от нее на пару ступеней эволюции), читает книги (о дикость, когда женщины даже не знакомы с грамотой) и мечтает увидеть весь мир. Жалкая библиотека из пяти книг ею давно прочитана и не раз (здесь создатели толерантно втиснули какого-то чернокожего в парике), и очаровательная Белль мечтает что-то изменить, но возможности, увы, нет. Параллельно к ней активно мастырит клинья Гастон — герой Люка Эванса (которого я беззаветно обожаю уже больше 8 лет, помню его успехи еще тогда, когда лайки в его инсте насчитывались сотнями, а не тысячами, выкусите). Гастон — типичный сказочный персонаж, а не характер: он самовлюблен той любовью, в которой не третьи, уже вторые бывают лишними, и явно туповат. Впрочем, как у каждого отвратительного явления у него есть преданный почитатель и верный поклонник, который смотрит ему в рот, поет о нем пошловатые песенки, спасает от приступов ярости и вообще всячески демонстрирует свою гомосексуальную любовь. Но это, уверяю вас, обыграно настолько тонко и не топорно, что смотрится ну просто гармонично умилительно, без всякого там хватания за непотребства (дети ж смотрят). И вот барышня бросается спасать непутевого отца, который ехал-ехал в булочную через Минск, да и заблудился. Алчный старикан грелся в чужом замке, без зазрения совести подставляя свои сырые панталоны под жар камина, пытался трапезничать, и все эти выходки могли бы сойти ему с рук, если бы не розы в саду: дед, понятное дело, сорвал чужой цветок и понеслось: ворюга, в каталажку, на веки вечные. Старая добрая схема: дочь спасает отца, оставаясь вместо него в замке с чудищем. Для тех, кто не в курсе — чудище на минуточку заколдованный красавчик, который привык тискать девок, пить и гулять. А тут боль тлен мужская сила на ноль, суп сербаешь как старый дед со сломанной челюсть. Кароче, караул, я бы с такого горя не то в простолюдинку влюбилась — я ба напала уже на кофейник с часами.

Шутки шутками, а герои влюбляются, амур-тужур, общие испытания, многотомная библиотека для малышки, прочитавшей пару книг, сказка же. Да и вообще, когда люди столько времени проводят наедине, и не в такого крокодила влюбишься. А этот богат, и с шансами на исцеление, чем не идеальный вариант?

Тут конечно, чтобы испортить голубям малину, вмешивает Гастон, который и правда портит все, где появляется. Нужно сказать, что играет Эванс отменно, прямо вот веришь в свинство его мелкой, с горошину души. В конце даже будет немножко экшена и вы увидите, как здорово предметы мебели могут навалять людям, и конечно же как любовь может исцелить даже самую заблудшую душу (так стремно звучит, но правда же).

Принц оказался четким чуваком приятной наружности (актер в жизни какой-то не рыба ни мясо, в «Аббатстве» вообще его не помню, а тут прям волосики и весь такой милашка), он весь такой чуткий и чудный (эх, было бы так и в реальной жизни — мужик мудак — его заколдовывает колдунья, только он урод без замка и убежища, ахаха). Всех расколдовали, все счастливы, бьются в экстазе, балюют и веселятся. Белль тоже счастлива, при чем эта счастье выглядит адекватно, актриса вообще не перебарщивает и не тянет одеяло на себя, не дует напускные сопли. Я кстати никогда не ассоциировала особо Уотсон с Гермионой, по мне она вообще не стала характерным героем, как тот же Рон, к слову. Но они никогда мне особо и не нравилась. Тут она чудесна, гармонична, очаровательна.

Вообще этот фильм — он весь такой вкусный, сотканный из всяких девчачьих приятностей, похож на пастилу или зефир. Это говорящее шмотье — тоже нечто. И все такое приятное и очаровательное, что остается только дурацки улыбаться от умиления.

Я видала вариант этой же истории с Касселем и Сейду, где мне запомнились только их томные страдальческие лица и позы, более присущие бы какой-то тухлой порнухе (это я сейчас понимаю, тогда вроде я была в экстазе). Эта история гораздо убедительнее, сказочнее, атмосфернее. Здесь сопереживаешь, хоть и знаешь старый, как мир, исход. Здесь учишься — что внешность — это пшик, ни о чем, если внутри у вас дыра размером с Марианскую впадину. Ну и тема выбора мужика такая конечно раскрытая — выбирай всегда не того, кто много кричит и бьет себя кулаком в грудь (вы такие, а мы типа не знали, ага), а того, у кого есть замок, а фотоэпиляция сделает свое дело. Шучу я конечно, того, кто станет родственной душой)

Вечером в инсте куча знакомых девок повыкладывали посты с фотощками красавицы и чудовища и словами «я плакала». Воистину.

17 марта 2017 | 12:35

Честно сказать, воспоминания о первой части этой киносаги возбуждают во мне не сексуальное желание, а смертный ужас. Потому что это было явно отвратительно, нелепо, пошло и безвкусно. Последнее вообще нужно умудриться показать — при таком-то бюджете и возможностях. Но старушке, в которой души не чает один из самых сексуальных мужчин планеты (угадайте кто, ага) это с легкостью удалось. Именно ее уход и появление нового режиссера позволило сделать фильм если не захватывающем (об этом априори нужно забыть), то хотя бы вкусным, сочным и с красивой картинкой.

Вообще апеллировать такими понятиями как «удачная режиссерская задумка», «логичность и последовательность сюжета» и блаблабла здесь нельзя: это не то кино, тут не поумничаешь, потому что это как минимум нелепо. Максимум этой саги: переданная чувственность между героями, воссоздание более-менее адекватных для восприятия зрителя диалогов (как, загадка, ведь и по книге главные герои с перманентным успехом несли какую-то околесицу) и какой-никакой сюжет. Все. Больше здесь ничего не нужно. И новому режиссеру это удалось. Это как, скажем, иметь груду гнилых досок, и сделать из них более-менее сносный стул, который прослужит вам пару лет. Но из груды гнилых досок невозможно сделать, скажем, итальянский шкаф. Эту простую мысль необходимо понять всем хулителям новых «оттенков», с мазохистской упорностью продолжающих смотреть так раздражающую их картину.

Я читала все три книги этой безумной тетки, лет этак пять назад. И не стыжусь (хотя стоило бы). Слава богу, уже не помню всех нюансов и деталей, отсутствие которых меня так раздражает, если фильм выходит сразу после книги. И если два года назад первая часть просто шокировала нелепостью вида главных героев: цыплячьи тела, дерганные телодвижения главного героя и показушно закусанная губа Дакоты, то в этой части (особого сюжета, в которой, впрочем, как не было, так и нет — главные герои только болтают о страхах, запутанных отношениях и занимаются сексом), то хотя бы последнее они делают и правда классно.

Второй фильм начинается с робких попыток садюги Кристиана вернуть свою белую козочку. Она, вся такая зефирная и ванильная, пытается быть сильной и независимой женщиной: устаивается на работу в редакцию, вроде неплохо справляется со своей работой. Но то ли карма у бабенки такая, то ли так сложились звезды, но ее везде преследуют ненормальные, чуя ее покорность, которую тут почему-то выдают за независимость и какое-то мифическое непослушание. Нет, если сравнивать с предыдущими пассиями эксцентричного молодого миллиардера, которые и вовсе становятся перед ним на колени, тогда да, Анастейша — просто бунтарь во плоти.

И вот на протяжении всего фильма герои только что и делают, как мусолят былые раны и переживания в перерывах между жаркими слияниями их чудных тел (если вообще так можно сказать, прости господи). Раздражающий меня в предыдущей части Дорнан подкачался, ему отпустили бороду, которая сделала его героя на порядок брутальнее и интереснее. Его линия поведения во второй части — услада любого женского уха и глаза. И это настолько фантастично, что даже мужчины, каким-то страшным образом забредшие на сеанс, могут перевести дух и не волноваться: с таким идеалом бесполезно конкурировать, и оттого почти невозможно чувствовать какую-то ущербность, потому что подобного мужика просто не существует. Вы же не завидуете арабскому шейху, правильно? Потому что это как минимум бессмысленно. Постоянно доставляющий женщине удовольствие, богатый красавчик, который взглядом колорада просит тебя остаться в роскошном пентхаусе — да это просто праздник какой-то!

За что я еще люблю этот фильм — так за то, что всегда можно вволю поржать. Начиная от диалогов «Как спалось?», когда девка видит, что ее мужик полночи крутился в холодном поту к кровати, и заканчивая тем, что чувак не мог позвонить и предупредить семью, что он живой просто потому, что потерял айфон. Потерял, Карл! Вокруг не было людей, машин, зданий, он шел пешком из леса, пока вся его безумная родня оплакивала его исчезновение.

Отдельной пары слов заслуживает сцена, в которой чеканутый издатель пытается донести до Анастейши какую-то стремную мысль о том, что с ним у нее был бы крутой оргазм (круче чем с Дорианом) и «нужно спать с теми, с кем становишься умнее». В книге эти сцены были как-то логичнее, здесь полный аллес. Мужик пытается склонить к сексу совершенно незнакомую ему девку, да в такой агрессивной и тупорылой форме, что становится за него стыдно. Господи, ну как секс с тобой может быть лучше, чем с молодым накачанным миллиардером? Мне кажется, было бы смешно, если бы не было так грустно, что и в реальной жизни многие мужики несут такую наивную околесицу. Спятившего дядьку, впрочем, вполне закономерно сразу же изгнали, припасая его праведный гнев для третьей части. Кристиан, увидев свою крошку в слезах, вначале кричит «я убью его», но сразу же легко сдается под натиском эмоций барышни и отправляет намять бока сластолюбцу своего охранника. Лепота.

Отдельной пары слов заслуживает престарелая Ким Бесингер, которая когда-то была о-го-го, а сейчас ух ты ж ё-мое. Кожа на лице закончилась еще в 2000-ом, на какие-то мало-мальские эмоции тетка уже откровенно не способна, при свете выглядит как спятившая старуха, несущая какую-то агрессивную ересь. В конце и вовсе весело: герои несут какие-то пространные бредни про то, что она научила малыша Грея только дурному, а Анастейша чуть ли не святая и вообще она учила его любить. Бабку демонстративно бьют по лицу, предают анафеме и выгоняют из дома. Классика бреда.

Я могу определенно точно утверждать, что фильм явно провисает в сюжете: даже сравнительно с бредовой книгой, он серьезно уступает. Абсолютно нераскрытые две ключевые проблемы: бывшая любовница Грея и больной издатель служат будто перебивками между основным: страданиями и любовными переживаниями двух людей, абсолютно отбитых от реальности жизни. Но на то это ведь и есть кино: совершенно фантастические отношения вчерашней девственницы с искушенным мужиком, который перепробовал все, и это все уже успело набить ему оскомину. Как правило, в реальной жизни такие люди совершенно другие, но, как сказала моя подруга, это нереальная жизнь и «может ей бы и правда повезло, она ж такая типа добрая и милая, и верная и блаблабла».

Но мне понравилось потому, что не ожидая многого (а это, повторюсь, ключевое для этого жанра) во втором фильме можно получить все, что вообще можно выжать из исходного материала. По крайней мере постельные сцены было о-го-го, а герои уже не выглядят белесыми тараканами, на которых противно смотреть.

Идите в кино, но не тяните туда своих мужиков, ну не мучайте вы ребят.

10 февраля 2017 | 10:32

Молодой и толковый (что немаловажно) механик с телом античного бога и лицом успешной американской модели, который одним волевым подбородком мог бы сделать успешную карьеру, просыпается на космическом корабле раньше остальных пяти тысяч пассажиров на 90 лет. Коварная цифра выбрана создателями неспроста — милашке не оставляют шансов хотя бы в скрипящие 89 выползти из космического лайнера в новый мир, и подслеповатым глазом с катарактой последней степени взглянуть на новую обитель, которая в идеале была ему уготована. Ну а потом разрыдаться и умереть.

Нет, судьба-злодейка в виде метеоритов, пробивших суперпуперпрочный корабль, который не первый в компании, занимающейся полетами длиной в 90 лет, играет с парнишкой злую шутку. Он просыпается, моется/бреется, мучительно выбирает, надевать ли ему куртку — но все это он делает один. В просторной аудитории, предназначенной для пяти тысяч проснувшихся переселенцев. Человек тактичный и добродушный (признаться, механика, созданного в этом фильме, хотелось бы увидеть в жизни больше, чем падающего из разверзнувшихся небес медведя), он робко интересуется у голограммы, почему же он один, и не получив ответа, испытывает шок. Понять чувака можно: один, в открытом космосе, пока все остальные пассажиры задают храпака. После выясняется и вовсе обескураживающая новость: лететь-то еще ого-го сколько!

Первое время все идет не так уж и плохо — Пит развлекается, ну а что еще делать? Кто из нас отказался бы провести время в шикарных апартаментах с видом на открытый космос во всем своем прекрасном величии и великолепии? Не, ну конечно неприятно, что все эти ништяки под прессом того факта, что предстоит остаток жизни провести в одиночестве, но что поделать. Параллельно он колупает двери в нервной попытке их открыть, как любой нормальный мужик выпивает в баре и тусуется с роботом, поразительно похожим на человека (на деле сильно отфотошопленный Майкл Шин уже и сам мало похож на человека), болтает о ерунде и сокрушается о произошедшем. Вроде все как у всех в такой стремной ситуации. Хотя вряд ли. Я думаю, большинство паникующих людей с воплями и криками носилось по кораблю, разгерметизировало штук пятьдесят рандомных капсул и билось бы в истерике. На мой взгляд в современном обществе о эгоизме бедного механика, который хотя бы продержался год, говорить не приходится. Он же, с обстоятельностью истинного маньяка и дотошностью помешавшейся домохозяйки, выбирающей в тон скатерти, шторы и кухонную утварь, все изучил о своей жертве. Откуда у простого работяги тяга к прекрасному — осталась загадкой. По идее он должен был выбрать себе в спутницы тетку попроще или хотя бы какую-нибудь ученую, чтобы она могла помочь ему в разных инженерных делах. Но мужчины вообще существа загадочные — романтичный механик выбирает себе писательницу о космических приключениях — слава богам, молодую и красивую — ну он же не идиот, в самом деле. Открыв ее капсулу и тем самым поступая довольно неэтично, он вешает бедной девке лапшу на уши, не признаваясь, по чьей вине это произошло. Писака убивается: ясное дело, у нее на новый мир планы были пограндиознее чем у механика — девка представляла себя звездой книжного бестселлера о космосе, планировала летать туда и обратно, озарять всех своей мудростью, но надежды рухнули из-за эгоистичного (на взгляд большинства) поступка Пита.

Забавный факт: последний девушку выбирал сам, долго, методично, у Авроры такого выбора не было — и повезло ей конечно, что единственным спутником на миллионы миль вокруг оказался такой привлекательный сеньор (вот тут уже и правда, как в кино). Дальше по накатанной — любовь/морковь, шампанское записочки, красивые платья и красивые тела, переплетённые в страстных порывах, и только задумчивое Аврорино «в реальной жизни мы вряд ли бы встретились» наталкивает на одну простую мысль, что любовь случилась вынужденная, из-за неудобств, улетучься которые, ушла бы и нежная привязанность молодых людей.

Несмотря на это мыло, все шло гладко, даже когда девушке открылась правда, даже когда бессовестный робот затупил (не специально ли, хоть андроид и клялся своей материнской платой или что там у него в новом времени внутри), пока не появился бортпроводник. На самом деле сценаристы ввели его только для того, чтобы у главных героев появился браслет, открывающий доступ ко всем отсекам и позволяющий подлатать подпорченный метеоритами корабль и жить дальше счастливо, поедая еду золотого уровня, играя в игры и плавая в роскошном бассейне. Конечно, корабль спасается, все сопутствующие трудности разрешаются (даже клиническая смерть в космосе не преграда для любящих голубков). Главные герои выясняют, что одному из них можно прилечь в медицинском кабинете, затормозить метаболизм и счастливо долететь до новой планеты, а историю в корабле забыть как страшный сон. Раскаявшийся в содеянном джентельмен предлагает даме уснуть. Но она же женщина !!! Ну какой новый мир, какая мировая слава и бестселлеры, если на борту без тебя останется Крисс Пратт? С ним можно спокойно прожить оставшуюся старость один на один, в шикарных бесконечных апартаментах, наслаждаясь любовью? Мечта любой ревнивой дамочки.

Единственное, не дает покоя мысль, что Аврору можно было и не будить — дождаться капитана, устранить неполадки и почивать себе в медицинском кабинете, позабыв о жеманных улыбках с виду равнодушного бармена-андроида.

Заявлять широкой аудитории, что «Пассажиры» — это фантастика, бесчестно. Пассажиры — романтишное кино для женской аудитории, и любителям «Интерстеллара» здесь будет и скучно, и предсказуемо. Я, слава богу, к этой категории не отношусь, в фантастические дебри с МакКонахи мне продраться не удалось, а этот фильм мне (наверняка в силу слабоумия) очень понравился, несмотря на периодическое провисание сюжета (по многом благодаря странному капитану).

Страсть как люблю все красивое. Эстетически, визуально. Люблю смотреть на красивых людей, пусть сейчас многие ненавистники Лоуренс поднимут глаза к потолку, мне она как типаж женщины симпатична, что уж говорить о Крисе. Посмотреть стоит хотя бы потому, что это что-то новое. Здесь не рубят космические чудовища и не преследуют инопланетяне — с парой лайтовых пробоин главные герои справились играючи, акцент был на их чувствах, которые и правда сложно квалифицировать. Невозможно предсказать, как бы повел себя, и говорить об эгоизме — последнее дело. Но смог бы ты простить, что другой человек лишил тебя выбора и разрушил твои мечты? И тут опять невозможно ответить вразумительно, потому что с таким механиком можно поразмыслить застрять где-то далеко-далеко от земли. Вот если бы демонстрировали какого-то вырожденца, это были бы кресты.

А вообще многие могут сходит в кино, чтобы, как одна из моих подруг, «увидеть попку Криса Пратта» в 3D. Как говорится, кому поп, кому попадья, кому космос, кому попки.

27 декабря 2016 | 10:27

«Дуэлянт» — лента, интересная, в первую очередь, своей самобытностью. Необычная тема, не растиражированная в кино, уже привлекает зрителя: Фёдоров на постере со вставленными в глаза линзами (которые, кстати, изменили его крестьянское лицо до неузнаваемости) и пистолетом наперевес интригует. Особенно тех, кому полюбились истории о Фандорине и России того времени (хотя «Статский советник» иначе как игрой в одного актера назвать нельзя).

Однако, как нередко случается с дамами, строящими из себя бог весть что и «я не такая», под купленной на последние деньги шубкой оказываются рваные чулки и порядком застиранное белье. Тоже самое с «Дуэлянтом». Красивая картинка, которую уже и у нас, хвала небесам, с горем пополам, методом проб и ошибок, научились делать совершенно не перекрывает откровенных «дыр» сюжета и диалогов.

Объясню, почему у меня сложилось такое впечатление, хотя вроде как критики рукоплещут, а фильм называют чуть ли не открытием, откровением, прорывом и что-то там бла-бла-бла еще.

Изначально зрителя устраивает и даже интригует «рваный» сюжет развития событий: вроде как по всем правилам (дилетанты так и думают) стреляются молодые люди, главный герой сразу впадает в какой-то загон (и с таким лицом он будет бродить по экрану на протяжении всего хронометража). Вообще думается, что раз он такой смурной — должен быть повод, и немножко успокаиваешься. Однако причина его дурного настроения открывается далеко не сразу. К тому же большинство диалогов переводятся одноголосно с немецкого, на котором собравшиеся в кадре страсть как любят покалякать, и не сразу врубаешься, о чем они.

Не добавляет конкретики и внезапное, без переходов, изменение мест происходящего, в которых о времени — прошлом или будущем — остается только догадываться (Машков же перец уже не первой свежести, гримируй его не гримируй, он одинаков, не замолодить уже красавца).

Так вот, этот самый главный герой Яковлев (в исполнении парня на постере) вроде бы на первый взгляд бессмысленно убивает людей, потом оказывается, что дело в подлости и наживе: мужчине нужны деньги. Параллельно он страдает, пьет, опять пьет и страдает. Ничего интересного в общем.

Параллельно зритель знакомиться с жутко богатыми, но невыносимо беспечными братом и сестрой, которые на протяжении двух часов несут несусветную ахинею. Слова, которые, допустим, и правда вылетали из уст дворян того времени, они произносят помпезно, душно и будто бы без души. Сложилось впечатление, что это первокурсники театрального училища, у которых попутно приняли пару зачетов по актерской игре. Правда, потом я поюзала сайт и увидела, чьим внуком оказался князь Тучкин в миру, и все стало на свои места. И все же — своим нелепым видом именно они начинают ломать весь ровный строй картины. У девушки вид выброшенной за берег рыбы. Парень, правда, в силу своей юности выглядел приличнее в этой роли: наивно распахнутые глаза, растерянная полуулыбка.

Ахинею про любовь, которую несли главные герои, можно с легкостью пропустить, я бы вообще всю любовную линию выкорчевала как раковую опухоль на теле этого фильма — именно тогда все превратилось в откровенный фарс.

Не люблю Фёдорова еще со времен чудовищно бессмысленного проекта под названием «Клуб», где он на пару с таким же фриком под именем Задорожная (она, слава богу, в кино снимается не особо) изображали жалкое подобие актёрской игре. Он казался мне неубедительным в «Сталинграде» и «А зори здесь тихие». На мой вкус, у него очень посредственное лицо, а актерской игрой его извечно кислую мину в каждом фильме нельзя назвать. И очень страшно становится, когда подобные люди замахиваются на драматичные роли (а у него это не единичный случай, стало быть, кому-то это по душе). Здесь он продолжает кривляться — хотя случае для этого предоставлено немного, говорю же, печаль, все дела. Пик экстаза его актёрской игры припадает на любовную сцену в карете, на которую было просто противно смотреть. Нелепость жуткая — этот крупный план, его какие-то немыслимые терзания по женщине, которая вроде как была ему безразлична, а он ей. Хотя, может быть, это и есть жизнь? Нелепая, банальная, полная каких-то ужасающе глупых фраз.

В противоположность Фёдорову я уважаю Машкова за его несомненный талант. Он типично русский актер — с этой старой школой, искренностью, горячностью и убедительностью — ему очень идут эти роли. Он дьявольски, чертовски хорош как соблазнитель — этот черный сюртук, сверкающие глаза. Однако и он выглядит нелепо с клокочущей третьей бородой (соблазнитель, как мы знаем, уже не первой свежести) в этих нелепых диалогах о любви. Фраза, которая ввергла меня в долгий ступор — «Я так вас люблю, что если бы вы мешали моей любви, то я и вас бы убил!» Что к чему — один из многих вопросов, застывших на моих губах. Линия с его пожилой возлюбленной тоже невероятно тривиальна и вообще не понять, к чему она была. Складывается впечатление, что эту окрошку изготовили из всех штампов, что только могут быть: хитроумный злодей и оскорбленный рыцарь в сияющих доспехах, вынужденный страдать.

Определенными плюсами этой проблематично оценённой для меня картины была безупречная картинка, налет мистического тлена, хороший второстепенный актер, игравший подлого поплатившегося секунданта — вот уж его вектор безумия был использован на все сто.

Точно желая компенсировать главное и упущенное, фильм перенасыщен какими-то непоследовательными натянутыми воспоминаниями, нагроможден лишними героями и подробностями. Зато опять-таки не понять зачем пастельная сцена не говорит нам ни о чем, кроме какого-то гибельного распутства. Их пустые лица не могут меня не удручать, их надуманные проблемы расстраивают.

Я могу посоветовать «Дуэлянта» только исходя из того факта, что это мало-мальски новое дуновение в нашем замшелом кинематографе, где большая часть фильм приходится на героев камеди, веру брежневу и фильмы в стиле «жара». Быть может, кому-то сюжет покажется как раз-таки закрученной авантюрой, как знать.

Как по мне, за такой фильм и нужно вызывать на дуэль.

Жаль, времена нонче не те.

Мучилась, как чувак, которому выстрелили в живот.

30 сентября 2016 | 16:29

Вы со мной незнакомы, поэтому стоит оговориться: я не очень люблю мультики. Исключение составляет всего несколько фильмов, оставшихся в моем сердце из детства. Диснеевский «Тарзан» — один из них. Я его просто обожаю. Нарисованный герой джунглей был такой дикий, свободный, непосредственный, его возлюбленная — веселая и искренняя, а окружавшие их обезьяны и правда напоминали людей — с человеческими эмоциями на нарисованных мордах они любили и ненавидели. Как положено жанру, злодеи были карикатурными и такими эталонными, в конце концов осознающие свои ошибки. Удивителен тот факт, что так я думала не только в 10 лет, впервые посмотревшая на видеокассете мультфильм, так я думаю и сейчас, в почтенные 23. Все здесь прекрасно: логично, увлекательно и естественно.

Поэтому ничего удивительного нет в том, что выход полнометражного фильма я ждала с легким трепетом — даже подписалась на какой-то специальный аккаунт в инстаграмме, где палила фоточки пресса дорогого и сексуального Саасгарда, поглядывала видосикитипа сражения с главным обезьяньим предводителем и просто ох и ах. Все было прекрасно и вроде как не предвещало беды красивое и самоотверженное лицо Марго Робби, мужественный подбородок главного героя, обожаемый мною везде и всегда, такой фактурный Вальц в образе очередного коварного злодея — достойно занимаемая им ниша.

Вчера я наконец попала в кинотеатр и… Минуте на тридцатой осознала, что мне невыносимо скучно, хоть кресло кусай. Объясню почему я так беспокойно ерзала в креслице, спасибо, что не уснула, как на половине последних премьер.

Случайно наткнулась в каком-то тупом журнале на статью, в которой красавчик Александр якобы рассказывает, как он упорно готовился к этой роли, какое это было счастье и бла-бла-бла. Типа четыре месяца в качалке, море пота и слез, разлука с очередной подружкой. Ну, думаю, значит он и будет 2 часа в набедренной повязке там, все дела. Не тут-то было. Разделся главный герой уже под самый конец, поборовшись с обезьяной, и весь этот накал и трепет ушел куда-то в гудок. Большую часть фильма он ходил с надутым лицом, будто ему в штаны засунули морского ежа, и он никак не может совладать с ним. Это просто ужасно — все эти муки, страдания на пустом месте. С первых кадров фильма он выглядит как тормоз, не врубающийся в алгоритмы у школьной доски. Этот нелепый камзол, зализанные волосенки — как по мне, естественная тарзанья прическа у него была только минуту, да и то в самом конце фильма, когда уже не то этого. Жуткая компьютерная графика делала из его героя в 19-летнем возрасте какую-то напомаженную мадам в дредах.

И вот смотришь, а он весь фильм чот страдает, тужится, мучается, переживает не понять чего. Потом, правда, вроде как и появляется повод пострадать, но все равно что-то не так. Кароче унылый получился герой, какой-то сотканный из мук стран третьего мира.

Марго тоже выглядела как-то утопично печально: невероятно красивая сцена была лишь с погоней бегемотов и поклонению обезьяне, в остальном это лишь крупные планы ее лица, которое от невнятного цвета волос потеряло свою индивидуальность, так заметную в добротном «Фокусе». Она также периодично сотрясала воздух про своего любимого, который придет и всем все покажет. В итоге любимый большую часть хронометража валялся в какой-то канаве едва не переломанный и не задушенный, и так было не раз в фильме. Почему-то больше запомнилась его беспомощность, нежели компьютерные прыжки по лианам, храбрость и бравада.

Впечатляющие сцены со сбегающими со склона буйволами, плывущими аллигаторами параллельны каким-то нелепым сценам человеческого общения, скатывающегося на довольно примитивный уровень: угрозы, ругательства. Органичные Джексон и Вальц переплетались с мутными статистами и диалогами ни о чем, наполненными ахинеей.

Я вообще изначально не могла врубиться, почему обезьяны в самом начале так нелепо напали на семью, живущую на дереве? Судя по быту, дела шли довольно неплохо: отличная детская кроватка, точно собранная в магазине, неплохое убранство? Типа они так внезапно нашли их и внезапно рассвирепели? Нелепость на нелепости. Грязный, как последний бомж, отец и ребенок на белоснежных простынях?

Первый кадры заворожили — но виной тому не оригинальность и креатив. А сама картинка окружающей природы, распятье на руке, травы. Вальц с неизменной полу растерянной улыбкой на лице. Потом начались проблемы. Страшные туземцы, которые изначально должны были противопоставляться Тарзану, выглядели как фигляры в дешевых шкурах, их идейный лидер так точно. Эти нелепые рваные отрывки из прошлого, о которым мы должны восстанавливать общую картину происходящего. Это все просто невыносимо для того, кто всегда считал, что Тарзан был добрым не загонным малым.

Единственная сцена боя с обезьянами — вот что ждет зрителя. Она и была разрекламированная да такой степени, что казалось весь фильм — экшн. Оказалось, драма, полная печали и внутри личностных проблем.

Рецензию жестко отминусуют особо возбужденные и оскорбленные, потому что ох ах Саасгард светило, картинка красивая и вообще вы ничего не понимаете. Но мне было невыносимо скучно. Банально. Возможно, виной всему завышенные требования, как знать. Или вбитая в голову мысль, что Тарзан не должен быть таким унылым чуваком, находящимся в извечной депрессии. Как знать, как знать.

Любителям пустословия рекомендовано к показу.

8 июля 2016 | 12:21

Честно говоря, американское кино довольно однозначно: за показушный героизм его можно либо любить (самим американцам), либо ненавидеть (представителем всех остальных стран, которые, конечно, любят свою страну, но не так сильно и эмоционально). А еще можно потешаться, как, мне кажется, делает большинство русских зрителей. Безусловно, при этом можно очень любить боевик как жанр (как это делаю я), можно невыносимо восторгаться Джэрардом (как это, опять-таки, делаю я), но хихикать над напыщенностью жанра.

Первую часть боевика я посмотрела на выходных — чтобы, так сказать, подготовиться. На удивление мне понравилось — без излишней пошлости, довольно необременительно, логично, мило. Вторую часть даже предвкушала — испытываю болезненную слабость к масштабным крушениям и катастрофам на большом экране. Невероятно люблю, когда все так глобально разваливается, замерзает, сгорает, рушиться. В виртуальном мире естественно. Здесь же само название приятно интриговало «Падение Лондона» — явно пара-тройка приметных мест с помощью компьютерной графики пострадает. И не ошиблась же.

Динамичное оптимистичное начало. Без излишней затянутости. Потом на экране появляются все те же Экхарт и Батлер. Я спокойно (а это значит даже хорошо) отношусь к Аарону. Он такой мужик-молодец, не меняющийся на протяжении последних десяти лет. Он не стареет как морщинистая обезьяна, не сходит с ума в прессе, играет ровно. И даже прокурор в Готэм-сити у него такой ровный-ровный, хотя по идее его там надо то ли любить, то ли уважать — черт ногу сломит, за стариной Бэйли и Леджеровским Джокером он потерялся для меня. И эти все Олимпы-Лондоны, как п мне (допускаю, что могу чего-то не знать, и может вообще лучшими у него получаются образы трансвеститов) для него лучшая роль. Президент этот… Такой уже неоднозначный персонаж. И даже было хорошо, что в первой части его как-то не пытались глубоко раскрыть. Ну турнул чувака, которого до этого возводил чуть ли не в ранг всех земных светил, ну с сыном там чот трепался. Его ниша — это получать удары террористов и что-то там злобно покрикивать — но так, неубедительно — руки же связаны, особо не побрыкаешься, но вид можно сделать ого-го какой. А тут ему эти руки развязали, дали пистолет, и он стал такой весь земной, такой несчастный человек. Периодически у меня было ощущение, что спасают не президента, а красну-девицу: башку сам пригнуть не может, на машине уже лет 6 не ездит. Ну спасибо, бегать научили, и то — через силу, через боль. Дебильноватый он какой-то получился, неумелый. Я не могу сказать, что персонаж плохо сыгран, или он неяркий, или там неуместный. Просто размазня. Убедительная такая. Надеюсь, этого создатели и добивались.

И вот он, весь такой ранимый, в сложных жизненных перипетиях (а этот фильм одна сплошная перипетия) все зовет на помощь Майка. Честно говоря, не помню ни одного фильма, чтобы героя Батлера не звали Майк. Тут он уже заметно постарел, обрюзг, но по-прежнему продолжает бороться с террористами. Женщина, играющая жену Майка. Выглядит из рук вон плохо, но, слава богам, ее роль в кино довольно эпизодическая: выбирает цвет краски в комнату малыша, нежность, дом. Все такое. Старина Майк устанавливает 6 камер в комнате 2 на 2, и грустит, что не может установить седьмую. Параллельно они там что-то бредят о пуленепробиваемых колясках, отчего мне хочется умилительно закричать. Сюсю мусю впрочем быстро заканчиваются, Майк собирает чемоданы и уверенной походкой сваливает из дома — якобы на последнее задание, якобы до этого он написал рапорт в две строки, что собирается подать в отставку. Чтобы зритель видел, как мучительно ему далось это решение, актер несколько раз туда-сюда открывает ноутбук с письмом в две строчки. Третью строчку актер дописывает еще минут пять, а потом со страдальческим лицом продолжает трудиться на благо родины. Нелепость жуткая.

Потом, конечно, идут сцены. Которые я люблю: похороны, красивые здания, взрывы, крушения, сломанные судьбы. Все очень масштабно и зрелищно. Акценты типа девочки с розочкой и картежей, красавицы в объятьях власть имущего, только начинающей вкушать жизнь. И здесь в дело вступает профессионал. Честно говоря, вторая часть уже больше ниша Стэтхема. Мийк окончательно превращается в универсального солдата, отчего мой вполне уместный вопрос зачем держать армию полицейских и военных повис в воздухе. Зачем тратить такие бабки, когда рядом с президентом такой мужик — он же ушатал полгорода. И это — с минимальными царапинами. Разведка там вообще ничего не делает, кофе пьет, какие-то безумцы легко отключили свет во всем городе — паника больше чем в общественной бане. И на фоне этого. Когда добротный боевик начинается превращаться в откровенно скучную и заурядную компьютерную стрелялку, разворачиваются непростые отношения президента и его телохранителя. Точно нежные голуби, они жмутся руг к другу: бестолковый президент льнет к защитнику, зовет его, манит. На фоне этого его восклицания «почему так долго???» смотрятся так наивно нежно, что удивляешься, почему Батлер прибежал на помощь без бананового смузи?

А, еще невыносимо надоел Морган Фримен. Я его правда люблю и уважаю как артиста, но в этой части дед был похож уже на гриб, у которого скоро закроются глаза. И вообще вся эта секретная контора, в которой только что и умеют — совещаться и закатывать глаза, во второй части уже откровенно изумляет. Подумать только, в мире есть такие вакансии, где люди получают огромные деньги только за то, что крутятся на стуле с мыслями обожеобожеобоже наши базы с солдатами так далеко. И так всегда. Ну поместите пару солдат поближе уже, хотя. Смысл, у вас же есть Майк.

На самом деле не верьте моему брюзжанию. Нужно понимать, что это фильм -красочный экшн, а не документалка. И никому тут неинтересны правда и голос разума. Нам интересен симпатяжка Батлер, который в этой раз почему-то всегда одет. Жаль, жаль. Ну и взрывы и погони конечно.

Идите в кино, посмотрите, что бывает, когда на работе проводишь больше времени, чем дома.

И вот интересно: ну почему Российский президент не приехал?

18 марта 2016 | 11:42

Панфилов — красавец-мужчина, что не говори. Снялся он, конечно, не то чтобы в феноменальном количестве картин (а учитывая специфику русского кино, и слава богу), но в каждой роли был довольно убедителен. Казалось бы, что играть «хамоватого красавчика» не так-то и сложно, однако и тут нужна харизма и энергетика. Сколько их таких, претендовавших на роль завоевателя женских сердец всего постсоветского пространства? И не упомнить. Почему-то именно русские актеры, изображающие страстных мачо, доводят свой персонаж до абсурдной приторности. В Голливуде с эксплуатацией образа альфа-самца как-то проще — те, кто обольщал 20 лет назад — Швайгер, Ди Каприо, Депп там, не знаю, Аффлек какой — они и сейчас у руля. Наши секс-символы по принципу Марата Башарова, выглядящего как картинка в «Ворошиловском стрелке» 90-ых, сейчас откровенно пугают. И невыносимой радостью наполняется сердце, когда удается найти какого-то русского дядьку не фриковатой наружности, без больной склонности блистать на страницах желтых газета, и на которого действительно приятно и интересно смотреть.

И если бы не Панфилов, я никогда не пошла ты на «30 свиданий». Не сложилось у нас как-то с русским кино последних лет выпуска, камеди с Медведевой и остальными я не люблю и не смотрю, от приторности и банальности сюжета, не будь там красивой «мужской» картинки, затошнило уже через 10 минут. До сих пор не могу понять, для кого создаются такие гротескные персонажи, а потом думаю: а может и правда есть такие люди? Которые если любят, то до полного растворения и унижения в своем еще более отвратительном партнере? Которые пляшут под дудку откровенно больной начальницы и спрашивают любовных советов у тех мужчин, у которых и который час не спросишь толком: волна ужаса сшибает от их омерзительности. Наверное, так и есть в нашем мире. Что мы все разные, там, мир, дружба, жвачка. И вообще это массовое кино, так что, наверное, все правильно, да.

Так вот: с участием Никитки, похожего на какой-то совершенно архаичный предмет в этой комнате, набитой рухлядью, картинка заметно преображается. Это как сабля времен русско-японской войны на кухне с ржавыми затупившимися ножами. На него очень приятно смотреть. И не то что там как на мужика (хотя тело у него тоже не в пример перекачанным динозаврам — гармоничное, большое, мужское — и не то чтобы результат больших тренировок — хотя кто его знает, может перед съемками пару раз помер в спортзале — а тело дядьки, которого сейчас совсем не диктует мода и которого мы так заждались). Он настоящий. Он какой-то такой в доску свой, пусть и наивно изображенный в декорациях этого скоротечного безумия, вложенного режиссером в 1:30. Конечно, в реальной жизни такие мужики тусят с моделями и не испытывают никаких моральных терзаний. У них нет застарелых любовных ран, по которым они мучаются (ну разве что прокинула какая-нибудь опытная дама лет в 18, да и то по наивности, которую они ряд ли допускают позже, и неопытности, которая с одами исчезает). Обжегшись на молоке, что называется. И уж тем более наивно верить фильму, что такие субъекты меняются. Женятся, счастливо живут в браке. Нет-нет, исключения, конечно же, бывают, но не такие кардинальные, как в этом милом наивном фильме. Более реалистичен тот вариант событий, который главной героине, отчаянно ищущей свою любовь, предлагает друг Панфилова — тот же кутейник, прожигатель жизни, бонвиван. Такие отношения и правда заканчиваются тем, что в незнакомой квартире ты запираешься в комнате, и смутно начинаешь обдумывать, как выйти из заточения.

Панфилов же, как впрочем, и в нашумевшей «Сладкой жизни» играет того молодого человека, который так нравится большинству женщин: скотину с доброй душой. Этакого страдальца, который в широкой груди прячет истерзанное сердце, способное любить и переживать. Способное на снисхождение или переклин — влюбиться в дурнушку. Особым умом его избранница на протяжении всего фильма не блистала, красотой она его тоже не манила — остается загадкой, что же так привлекло мужчину? Наверняка ее обезоруживающая безумность.

Но я на полтора часа верю, хоть сюжет и откровенно прихрамывал. Попытаюсь списать на специфику жанра, опять же. Медведева, являясь основной среди персонажей, сумела показать действительно брошенную девочку — со всеми прелестями самокопания, самобичевания и неизменных мытарств в своей нежной и ранимой душе. Она такая органичная в качестве простушки, пытающейся вернуть своего лоха-парня. И пусть совсем уж древние прически и сапоги опять-таки, идут в сторону явного визуального перебора, изображает безумную одиночку она неплохо.

Удивительно, но мест, в которых снималось кино, не так уж много. Теоретически отдает чем-то театральным, где дом — работа — студия — можно поставить в несколько плоскостей и изображать на сцене. Основной упор на харизму, яркость и снисходительное отношение зрителя к наивности сюжетных линий и многих сцен.

Я вряд ли бы посмотрела эту картину, е будь там Никиты, и вряд ли бы советовала ее вам. Но вот такой вот парадокс — посоветовать безумно хочется. Потому что это эстетически приятно. Это красиво. В наш век, когда от различной литературы, фильм и прочего на сексуальную тематику уже дым валит из ушей, а новостная лента пестрит заголовками чудачеств и безумств по сменам пола и прочего бреда, иногда полезно окунуться в сказку. Уверовать, наконец, что не все мужчины выглядят как первый возлюбленный главной героини, некоторые еще о-го-го.

Очаровательно как до луны и обратно.

11 февраля 2016 | 15:23

Честно сказать, руки давно чесались написать о шквале/шлаке новинок, вышедших в прокат осени, но все-таки разочарование не достигало той концентрации, чтобы отложить все дела и взяться за клавиатуру. Но после похода в кин на «Спектр», у меня эти самые руки уже просто опустились в отчаяньи. Растолкую почему.

Редко засыпаю в кинотеатрах или ухожу с сеанса — банально жалко денег и собственного времени. Я всегда искренне жду, что что-то изменится, щелкнет и перезагрузится в голове создателей бездарной, но разрекламированной ленты. Последние «Багровый пик», «Последняя охота на ведьм» и даже «Черная месса» с душкой Эдгартоном вгоняли меняв такую тоску, что словами не передать. Но только на новом Бонде мне удалось вырубиться на рекордные 20 минут. Вроде как там даже развивалась жалкая любовная линия, появившаяся в фильме будто бы для галочки, потому что в фильме про Бонда должна быть девушка Бонда.

Началось все довольно нетривиально и даже захватывающе: колоритные маски карнавала, интригующая любовная сцена старого доброго ловеласа с красивой молодой девкой (и этот акцент я потом еще объясню), разрушенные дома, интриги, идеальная выправка и костюм. Все в духе предыдущего фильма, который лично я сочла довольно качественным продуктом. Тут пошли заглавные титры с просто очумительной песней (ну хоть тут не подкачали), а дальше — полный мрак.

В картине не понять зачем появляется Моника Белуччи, об участии которой еще на стадии пост-продакшен слагались раздутые легенды: ооо, сама Моника, она и будет девушкой Бонда. Помню я уже тогда такая: але, куда бабуле быть девушкой? Не спорю, 51-летняя (или сколько ей там) Белуччи выглядит куда лучше многих 30-летних теток, которых я вижу на улицах, но все равно ж уже не торт. Когда я поняла, что стареющий секс-символ впихнули в кадр для демонстрации мимолетной интрижки, слегка успокоилась: сцена получилась чувственная, страстная (спасибо тонне грима и выставленному свету). И все бы еще ничего: ну взяли ее, чтобы поднять общий рейтинг, почему и нет, лицо еще очень даже айс. Но когда мои не готовые к подобному повороту глаза узрели фигуру Моники в чулках и на кровати, клянусь, они почти замироточили. Ну неужели в холивуде не хватает молодых и красивых девок, чтобы сыграть горячую тетку? Реально, это просто выбило меня из колеи. Это напоминает мне вечную битву молодых специалистов, которые не могут устроиться по специальности, потому что старперам мучительно не хочется уходить с насиженных мест. Может быть и стоило бы прекратить эту эксплуатацию сексуальности и дать дорогу молодым? Шут их знает, там наверное виднее.

И казалось бы, вот ответ намой вопрос: дорогу молодым дали в качестве новой барышни Бонда — Леи. Сейду — дама с папкой-режиссером вроде, он и вывел дочурку в люди. Ранние проекты я не видела- там говорили мрак и печаль, видела «Красавицу и чудовище» — но они там молодцы, потому что Венсан и картина в принципе красивая. Внешне мне барышни нравятся очень своеобразные, и она ничего, ну правда, я даже включила ее в свой небольшой список. Но тут она как вялый капустный лист. То ли это неудержимая энергетика Крейга, то ли она и должна быть в принципе такой пассивной крошкой. В ней нет силы, внутреннего наполнения, она не героиня, а будто бы случайный персонаж, попавший в кадр. И любовь у них какая-то картинная, неискренняя. Такая, что просто ждешь, когда она уже даст ему повод показать, какой он крутой любовник, не более того. Она не сильная, не яркая, не выделяется, разве что красной помадой на лице. И что они там любили и прощали, и ругались, и расставались — не понять. Все очень ровно.

Кристоф Вальц один из моих самых любимых актеров, и все его проекты это всегда маленькая радость. Ему как-то поразительно удается быть совершенно разным, сохраняя при этом везде одинаковую мимику. Удивительный мужчина: харизматичный, яркий, всегда запоминающийся, каким бы ни был. Но в фильме ему удалось раскрыться для зрителя, наверное, меньше, чем в трейлере. Там напускали туману: ооо, Бонд, столы, стулья, полумарк, какие-то масонские заговоры, интриги. В фильме этого всего гораздо меньше: вам удастся полюбоваться на огромного верзилу, кидающегося на всех и вся, но не на Вальца. Его катастрофично мало.

Вместе с этим нельзя не отметить красивые виды, крутые тачки и самого Крейга.

Когда Бондиана с его участием только начиналась, я отнеслась к этому сомнительно и с прохладцей: уж очень не вписывался Дэниел в мои представления о агенте 007, воспетые на Тимоти Далтоне (который, кстати, оказался самым бездарным из всех, но это дело вкуса). Крейг доказал обратное: блестящая игра, ничего лишнего, отличная выправка. Он не стал клоуном или шутом на потеху публике. Он мастерски справлялся с роль и, клянусь. Мне будет его очень не хватать. Не замечаешь, что он и правда постарел, потому что он профессионал и не делает ничего лишнего. Вот чьей игрой, невозмутимостью, сдержанным юмором и правда наслаждаешься.

2,5 часа — зачем? Растянуть до невозможности то, о чем особо не хочется показывать? Ей-богу, от бегства меня удерживал только финал: думаю, там-то уже разойдутся, как всегда, покажут экшн. Фигушки! Вальц отсиделся в вертолете, слезливые речи о том, зачем, собственное, закрутилась вся эта история, меня не тронули: банально. Концовка получилась разве что на одном уровне с начальной заварушкой, если не хуже.

Это добротно снятая лента, но абсолютно пустая по смысловому наполнению. Вроде все стильно, как на постере, а в динамике довольно безлико. Фишки с мартини, конечно, должны спасать положение, но ненадолго. Если бы вся лента была как первые 15 минут — было бы счастье.

Но Крейги хорош, это да. Талантливый человек талантлив во всем. Только ради его «на кого работаешь» можете и потратить 2,5 часа своей жизни. Остальное — грустно и мимо. Или выспитесь как я, чо уж там — все же польза.

8 ноября 2015 | 11:49

Вообще за творчеством Джоэла я периодически послеживаю (а это уже очень и очень много), по-крайней мере он один из троих что ли актеров, чьи девчачьи группки вконтактике я рассматриваю, чтобы быть в курсе, куда он там ходил и в какой панамке. Эт наверн не очень нормально, но чо уж тут поделать — мужчинка он видный, проекты у него всегда интересные, даже там, где вроде были и не первые роли, так что. Ну и на волне «Исхода» читала я там что-то про его продюсерский проект, кастинги и фантастическую увлеченность. Читала про Бейтмана, которого я совершенно обожаю, потому что «бабуленька» из «Несносных боссов» всегда в моем сердце, ну и потому, что он дико похож на одного препода, который был так мил мне в студенческие годы. Кароче я тогда поудивлялась, какой здоровский проект намечается, и на этом все. И пока тут мы все ждали «Анкл» от Гая, внезапно появился постер с дико зафотошопленным Эдгертоном и я прямо обрадовалась и двинула в кинотеатр.

Кто знаком со мной, знает, как я не люблю такой жанр как ужасы/триллеры и прочую необоснованную муть. Потому что все эти приемы типа чуваков без лиц уже порядком поднадоели, а ночью в туалет потом идти все равно страшно. День заплатил, а 2 часа просидел как дурак с закрытыми глазами. Все эти тайны фокусы меня злят и напрягают, если честно. В этом фильме такого нет. Есть какой-то поразительный ненавязчивый накал, который держит в напряжении без пошлых криков, визгов и вылупленных глаз. Наверное, это и есть интеллектуальный, чисто психологический триллер. Мы боимся не того, что видим на экране или можем себе додумать, мы боимся своих мыслей. Боимся непредсказуемости главного героя, сюжетной линии, странного поведения. Мы опасаемся этой «чудаковатости» и именно она держит в напряжении. И даже не нас, а наше сознание.

Идея такая себе с виду простая — семейная пара переезжает в новый дом. Дом — обязательно дизайнерский, с наворотами, этаким суперпупер проектом, оценить который могут только восторженные и тонкие ценители, плебеям вроде меня вообще не понять, как в таком доме и месте можно загонять себя в тоску. По сути, там поселяется барышня с супругом, которой нечем заняться. С работой тема мутная — вроде и работала, а вроде какое-то удаленное абы что, которое так любят ленивые американцы. Из всей своей работы она там в начале кому-то позвонила, чтобы перенаправить дела помощнице. Все. Я понимаю, что кино типа не об этом, но зрителю демонстрировали два раза с перерывом в 2 минуты, как главные герои чистят зубы, а занятость бабы нет. Вот и подозреваю, что заняться ей особо нечем.

Потому что весь сыр-бор, по идее, завязан на чудаковатом персонаже Джоэла, возникшего в жизни четы вроде как из ниоткуда, но, по сути, не он нагнетает обстановку. Его как раз на удивление мало, но выглядит он очень зловеще. И это фантастический персонаж, которого вроде и не особо нужно играть — в нем нет силы, злости, истеричности, ярости, или же апатии, гнева. Он странный. Мне кажется, очень сложно играть странных, да еще и таких, от которых становится не по себе, хотя человек ничего дурного не делает.

Чудак возникает из ниоткуда, пропадает там же, оставив в душах семейной пары какое-то щемящее беспокойство чего-то неоконченного. Типа оставленного дома включенного утюга или недопетой на прерванном куплете песни. Его поведение это как… Чешущаяся не понять где рана, боль от которой занимает все тело. Недомолвки, недосказанности — это все он. Странный чудак из прошлого.

Так вот баба начинает скучать без его настойчивый приходов без предупреждения. Она слоняется туда-сюда, от скуки попивает таблетки, потом выясняется, что подобный метод борьбы с одиночеством и паническими атаками опробован ей не впервой, начинаются глюки, навязчивые идеи, то да се. Но оказывается, что проблемы гораздо глубже, чем случайно встреченный на их жизненном пути психопат.

Любящий супруг на глаза превращается в одержимое, жалкое создание, открывающееся для нее только сейчас, в каждом новом кадре. И это тоже психологическая проблема — знаем ли мы тех, с кем живем? Можем ли быть уверенными, что нам не обманут? По сути, проблема, поднятая Эдгертоном в этом фильме — она не глобальная. Это не предательство, не измена. Это недомолвки, вранье, которое способно разрушить семью.

Но это так, на втором плане. На первом — на что способен действительно психологически сложный человек. Чудак был способен прощать, но в очередной раз общество отвергло его великодушие, продолжило жить под страшную копирку шаблонов. И пришло время платить по счетам.

Здесь нет никакой банальщины. Ты по инерции ждешь, как и от любого триллера, топора в руках злодея, чтобы полюбоваться расчлененкой, а он приходит с букетом цветов. Но тебе не по себе. Автор ломает твой мозг, обманывает тебя, заставляя находиться в постоянном мозговом напряжении и пытаться разгадать, в чем цимус и что ключ к разгадке этой странной истории?

Ребекка хорошая драматическая актриса. Я за ней особо не слежу, но где вижу, играет она на хорошем уровне. Лицо у нее какое-то такое сливающееся абсолютно с любым характером, на ней не поставить какой-то штамп и играет она хорошо. Бейтман впервые раскрылся для меня как хороший драматический актер. Я до этого свято верила, что он прилично смотрится лишь в комедиях. Я не говорю, что нужно дать ему «Оскар» и звезду на алее славы, но он здесь органичен, этого не отнять.

Тяжело, конечно, хвалить человека со своей аватарки, но надо, потому что это того стоит. Он всегда выбирает нестандартные проекты, в которых ты веришь ему, такому хорошему в «Бойце», такому порочному в «Гетсби». Я вообще всегда изумляюсь, когда актеру мужского пола удается запомниться в одном фильме с Ди Каприо, серьезно. А тут столько лет, а я помню его дикий смех и прилизанную морду.

«Особо тяжкое преступление» так себе, но вот в «Банде Келли», которую я смотрела еще в школе и только ради Хита Леджера его тоже легко можно вспомнить. Тогда, конечно, особым красавчиком он не был, но персонаж так же был такой индивидуальный, запоминающийся. И в этом его какая-то удивительная особенность. Ох уж эти ирландцы, начиная стариной Хрю. И его отличительная особенность — жестикуляция. Ее я узнаю даже в маске обезьяны.

Это сущее интеллектуальное безумие, какая-то абсолютная индивидуальность созданного.

Да, ну правда, создатель милашка. Бегом в кино.

15 августа 2015 | 00:37

В наше время, когда, казалось бы, для получения удовольствия, будь оно эстетическое, гастрономическое или чувственное, есть абсолютная возможность, я, увы, редко испытываю это ничем не замутненное чувство. Чтобы прямо в чистом, аптекарском виде, неразбавленное, восхищенное, занимающее буквально все мысли и чувства хотя бы на пару минут. Наверное, это проблема целого поколения — я перестала ценить многие моменты из-за их доступности. Что-то вроде постоянно катания на каруселях — на десятом (ладно 20-ом круге) начинает тошнить.

Я очень часто хожу в кино, и делаю всякой тупизне типа «Пикселей» кассу еще с 30-ю такими же уродами, которые 1,5 часа могут пялиться в экран и не наблевать себе на коленки. Но этот потрясающий диссонанс — когда на экране ты наконец видишь что-то совершенно не пошлое, не низкопробное, пусть и со своими минусами, но такое… Самобытное и профессиональное, что выходишь из кинотеатра с башкой, до самой макушки набитой мыслями.

Во-первых, как вообще создаются такие герои? Я не имею в виду сам персонаж и нелегкий путь его изображения на экране. А прототипы, люди, которые прожили такую жизнь, профессионалы, способные на изнурительные тренировки, борьбу с собою, своей ленивой задницей, недосыпом, буйным нравом, обстоятельствами жизни? О таких нужно снимать во все времена. Чтобы кому-то элементарно стало стыдно, что «не хватает времени» на 10-минутную пробежку.

Как вообще определить этот гений в человеке? Что ты способен в чем-то быть лучше других, быть чемпионом? Сколько их, отстоявших положенное время «у станка», но так ничего и не добившихся? О них кино не снимают, потому что нам неинтересно смотреть за десятым Полом Смитом, нам интересен Хоуп. И не тот Хоуп, который не пустил бы свою жизнь и жизнь ребенка, мобилизовавших после страшного удара судьбы, нокаут от которой пришел так неожиданно, что наш герой, не умеющий ставить «защиту», сломался, как дешевый карандаш в точилке. Тот Хоуп, который без лишнего шума продолжил бы заниматься спортом и воспитывать дочь, наверняка остался бы в тени и не был так интересен зрителям. А может просто не смог бы выдержать очередной удар, потому что не умел защищаться?

Это история совершенно банальная, но настолько качественно и профессионально поданная, что остаётся только удивляться. Это что-то типа любимого блюда в ресторане — ты ешь его не первый раз, но вкус все так же изумляет. Это что-то типа старых добрых тапок, которые никогда не натрут вам ноги, а лишь подарят ощущение утраченного за день комфорта. Это такой сценарий и такая история — никакой новизны в ней нет. Она будет радовать любителей подобного жанра, не более, но в этом «не более», не претендующем на огромное зрительское признание, мощнейший диапазон силы и превосходства созданного.

История на пальцах: живет мужик с семьёй, профессионально и довольно успешно занимается боксом, воспитывает (больше, конечно, жена) дочь, радуется жизнь через боль, сломанные ребра, кровь изо рта и выбитые зубы. Он успешен — этим можно описать все, не вдаваясь в 5 машин и бассейн с двухэтажным домом. Спутница жизни у него совершенно прелестная женщина, с которой они — выходцы из детдома, поддерживающие друг друга (больше, конечно, жена) на протяжении всей жизни. Что-то типа попугаев-неразлучников, только один из них совершенно не умеет контролировать свои эмоции, в частности, гнев. Ну ничего, второй попугайка крепко держит его за чуб и не позволяет биться о прутья клетки. До поры, до времени, пока ситуация (как часто бывает в кино) не вырывается из под контроля, и попугайка не умирает. Поскольку, как я упоминала, супруга в этом браке имела гораздо больший вес, без нее стало туго — срывы, ошибки одна за одной, финансовый крах, потеря ребенка. Описывать ситуацию мне даже не хочется — мотивы и линию поведения главного героя можно крутить на разные проекции, навязывать не буду. Хоупу нужно собраться и показать, что он способен жить дальше, но чот не прет — ошибки как из рога изобилия, и все из-за агрессии и боли. Скажу только, что в моментах, кажущихся банальными, а разговорах, таких предсказуемых, и есть вся наша жизнь. И не нужно шибко философствовать, чтобы объяснить на пальцах то, что действительно важно. Не нужно пафосно бить себя в грудь и извергать из недр своего трясущегося тела громкие слова. Нужно показать жизнь в ее простоте, как она есть.

А важна только семья. И больше никого и никогда не будет с вами рядом, если вы оступитесь и окажетесь во тьме. Все продадут, разменяют, бросят, но не близкие люди.

На самом деле все просто — я совершенно обожаю Гилленхала (только на моем веку произношение его имени менялось раз пять, так что проще наверное звать его стариной Джейком). В моем личном счете он не входит в число просто секасных дядичек, на которых приятно посмотреть даже есть фильм полная шиза. На мой вкус он совершенно идеальный гармоничный человек, который за последние годы более чем преуспел как актер, и это — не благодаря своим чудесным голубым глазам навыкате (как могло бы быть). Он какой-то… Не то чтобы внеземной, но совершенно необычный. Я слежу за ним еще со времен «Горбатой горы», фильма, ставшего некой потайной меккой моей подростковой кинореволюции. И я просто в восторге, как он умеет меняться, как он умеет работать над собой и своим персонажем. Помниться, в «Принце Персии» я думала: «Ни фига себе, фантастика, он здесь очень брутален и крут». Сейчас я думаю о том, что тот персонаж в несносном парике остался настолько далеко от Джейка нынешнего, что даже стыдно за свой щенячий восторг. Я обожаю артистов профессионалов, к числу которых я легко отношу его в каждом фильме. И этот потрясающее многообразие персонажей, которых я видела (хотя наверн многим он кажется скучным чуваком, в молодости шарящего с выпученными глазами и открытым ртом, а сейчас скучно заматеревшего), меня не устает поражать. Он очень вырос, и я как-то по-дурацки даже горжусь им в сторонке.

Несогласным хотелось бы добавить: я объективно вижу, что это проходная по идее картина, и нет здесь ничего такого вечного и «на века». Но она цепляет, она поражает, она заставляет задуматься: а есть ли выбор у нас? Стали ли мы теми, кем хотели быть? Не умер ли в нас великий художник, альпинист или танцор? Могли ли бы мы делать что-то также фантастически фанатично и превратить это в дело своей жизни?

Я, кстати, левша, переученная в детстве писать правой рукой. А где сломали вас, котики?

31 июля 2015 | 01:28

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...