всё о любом фильме:

Денис Юрьев > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий201
суммарный рейтинг3875 / 3484
первая6 февраля 2012
последняя24 апреля 2017
в среднем в месяц5
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (201)

Вокруг нового проекта бывшей главной надежды российского кино Тимура Бекмамбетова еще до его выхода разразились недюжинные скандалы. Сначала, уже закрепленного к фильму постановщика Юрия Быкова, из-за творческих разногласий с продюсерами, резко заменили на менее талантливого Дмитрия Киселева, который, впрочем, оказался намного более сговорчивым. Затем компания Bazelevs, принадлежащая Бекмамбетову, при поддержке Минкульта попыталась в лучших традициях агрессивного монополизма сдвинуть премьеру в России восьмой части «Форсажа», чтобы голливудская лента не создавала конкуренции нашему шедевру. Добил меня какой-то нездоровый контроль над зрителями во время показа — каждые десять минут администратор зала чуть ли не с фонариком обходил все ряды, проверяя, не хочет ли кто-нибудь «спиратить» новый российский блокбастер. Дошло до того, что меня, завидев ноутбук в руках, уличили в противоправных действиях, и чуть не выставили из зала. Просто очевидно, что Тимур и его команда очень хотят получить с этого проекта как можно больше денег. Но заслуживает ли фильм, нареченный российским клоном «Гравитации», столь бережного к себе отношения? Попробуем разобраться.

Сюжет ленты практически досконально следует учебникам истории, поэтому излишне вдаваться в детали. В 1965 Советский союз совершил новый виток в развитии космонавтики — выход человека в открытый космос. Этим героем был Алексей Леонов, который вместе со своим напарником Павлом Беляевым вручную посадил космический корабль. Именно этим двум дням непрерывной борьбы с космосом и человеческим фактором посвящен фильм. Правда, их хронометража в почти два с половиной часа, посмотреть на Землю с орбиты нам удасться от силы 40 минут.

«Время первых» — ярчайший пример отечественного байопика, с присущими ему болезнями в виде пафосных перегибов, отвратительных диалогов, общей затянутости повествования и ощущения, что смотришь на большом экране многосерийный телевизионный фильм. Для большого кино ему не хватает динамики, продуманности сценария и обыкновенного внешнего лоска.

Очевидно, что сценаристы, которые, по словам продюсеров, лично консультировались с Леоновым по каждой написанной строчке, хотели вместить в эту работу слишком уж насыщенное рагу из псевдодокументальных фактов. Первые полтора часа картины нас очень долго, муторно, местами просто вымученно скучно знакомят со всеми персонажами, пытаясь накинуть будущее раскрытие сюжетных веток. Страх жены Леонова за судьбу мужа, реабилитация его напарника Беляева после неудачного прыжка с парашютом, болезнь сердца конструктора Леонова — всеми этими сценарными ружьями обвешивают все стены, но в финале практически ни одно из них не выстреливает.

То есть в прямом смысле зрителю показывают абсолютно не нужные эпизоды, которые никак в последствии не раскроются, и оправдываются тем, что зато, мол, все как в жизни, по секретным документам. Но вместо придания напускного реализма, подобные ходы делают из ленты просто скучнейшее зрелище, которое хочется бросить смотреть еще на первом часу. Если бы это был многосерийный фильм, где в каждом новом эпизоде раскрывались подробности того полета — эти огрехи не так были бы видны. Но здесь это работает только в качестве снотворного — зритель хочет достать из под кресла пульт и переключить канал. Но нет, в кинотеатре это так не работает.

Немного взбадривает все это уныние демонстрация полета и выход Леонова в открытый космос. Да, если вы смотрели «Гравитацию», до «Время первых» покажется вам вымученной подделкой. Но при этом кино вдруг обретает динамизм, за происходящим становится интересно смотреть, вид реки Волги с орбиты захватывает. Но, посмотрели, и хватит, как бы говорят нам создатели, и вот уже через полчаса мы вновь вместе с космонавтами на бренной Земле, где нас ждет еще полчаса затянутого финала. Нет честно, «Властелин колец» с его шестью концовками в финале покажется вам настоящим аттракционом в сравнении с увиденным здесь. Причем, продюсеры явно понимали эту слабость, и во всех трейлерах концентрировали внимание именно на полете. Что мешало просто отрезать от фильма 40-50 минут ненужного хронометража, и сделать его хотя бы не утомительным? Вопрос достойный «Оскара».

Добивает это все просто какой-то нескончаемый пафос в диалогах героев. Все ругают тот же «Форсаж», которого хотел подвинуть наш сегодняшний гость, за то что так, как его герои, люди в настоящей жизни не говорят. С полной уверенностью могу сказать, что «Время первых» обскакал своего голливудского брата с феноменальным результатом. На экране ходят не люди, а какие-то штампы из советской пропаганды, которые почему-то научились говорить и прикидываются реальными историческими личностями. О том, что это аннигилирует актерскую работу Хабенского и Миронова — говорить излишне.

«Время первых» — кино, которое должно было пройти мимо зрительского глаза, выйти на цифровых носителях, а через полгода транслироваться на каком-нибудь центральном канале. Тогда бы его восприняли как просто средненькую работу об эпохальном историческом событии. Но это показывают в кинотеатрах, с огромным количеством сеансов, да еще и в 3D, чтобы билет стоил подороже. Право слово, с такими тенденциями мы скоро дойдем до того, что «Ментовские войны — 28» начнут показывать на больших экранах. В формате IMAX. Две недели подряд. Да так, чтобы все эти ваши блокбастеры голливудские подвинулись с датами премьер. Вперед, паровоз отечественной киноиндустрии. Так держать, господин Бекмамбетов. Наше дело правое, касса будет за нами.

4 из 10

24 апреля 2017 | 20:18

Киносерия о приключениях мутантов со сверхспособностями «Люди Икс» была и остается, пожалуй, самой противоречивой франшизой студии Marvel. Первая трилогия о похождениях опасной Шторм, харизматичного Росомахи и ответственного Циклопа хоть немного держала логичное повествование, и хотя бы отчасти соответствовала комиксовому первоисточнику. Но так называемые спин-оффы вселенной окончательно превратили всю историю в шутливый балаган, в котором не стоит искать хоть какой-то смысл. Зрителей же заманивали в кинозал Хью Джекманом, чей герой смог засветиться как в первой трилогии, так и во второй, рассказывающей о юности основателей двух соперничающих группировок мутантов. Получил он и собственную серию фильмов, которые не отличались ничем, кроме отвратительного сценария, глупых сюжетных поворотов, и абсолютно наплевательского отношения к связи с историями прошлых лент. И вот, заключительный фильм этой нелюбимой даже ярыми фанатами сольной киносерии. Джекман официально объявляет, что в последний раз появляется на экране в образе Росомахи, фильм получает взрослый рейтинг 18+, очевидно, на волне феноменального успеха заигрывающего со взрослым контентом «Дедпула». Сценаристы теперь черпают вдохновение в самом кровавом и реалистичном комиксе о герое — «Старик Логан». В трейлерах небритый Росомаха опустошает бутылки виски, словно настоящий герой нуарного боевика. На фоне Джонни Кеш хрипит свое бессмертное «Вернуться бы назад, на миллионы миль. Я б выбрал путь другой. Иначе жизнь прожил». И мы поверили фильму. Подумали, что в этот раз все точно получится. И, как оказалось, не зря.

На дворе 2020 год. Уже 20 лет, как в мире не рождаются новые мутанты. Команда «Людей Икс» практически полным составом мертва, профессор Ксавьер страдает старческой деменцией и представляет опасность для общества, а Логан работает водителем лимузина для богатеньких мальчиков. Мечтая укрыться вместе со своим старым наставником подальше от людских глаз, он пытается заработать как можно больше денег, чтобы уплыть навсегда в бескрайний океан на личной яхте. В этот мрачный бизнес-план случайно попадет маленькая девочка, которую Логан должен доставить к канадской границе за баснословный гонорар. Естественно, все оказывается намного сложнее и запутаннее первоначального плана, и ребенок, обладающий теми же сверхспособностями, что и Росомаха, втягивает героев в нескончаемый калейдоскоп из смертей, предательств и сложных моральных выборов. Еще никогда Логану так не хотелось послать все и всех подальше.

Поспешу сразу же расстроить тех, кто, впечатлившись трейлерами, подумал, что «Логан» — это мрачная комиксовая история в духе «Хранителей» или «Города грехов», поднимающая на поверхность очень сложные философские вопросы, лишь прикрываясь супергеройским сеттингом. Нет, новые приключения Росомахи — абсолютно классический комикс, который, будучи обернут в жанр роад-муви, при этом не теряет все главные особенности фильмов про «Людей Икс». Основной сюжет здесь все также наивен и щеголяет огромными дырами в самых непристойных местах, даже не пытаясь быть серьезней, а герои порой совершают совсем уж алогичные поступки. Но то, как подается финальная глава приключений Росомахи, достойно аплодисментов стоя.

С первых минут просмотра начинаешь понимать, как истории про мутантов не хватало взрослой брутальной подачи. Уже начальная сцена, где Логан со всей натуралистичностью, кровищей, и отлетающими в разные стороны конечностями расправляется с местными гопниками, задает тон всему повествованию. Наш герой здесь наконец-то не рыцарь в сияющих желтых штанишках, а уставший от жизни мужик, который топит свое горе в алкоголе и насилии. Профессор Ксавьер преобразился в сумасшедшего старика, матерящегося, как последний сапожник. А мир, в котором раньше жили благородные мутанты, превратился в гротескный ад, населенный босхвоскими уродцами и механизированными вурдалаками, в котором нет места никакому супергеройству. И благодаря всей этой взрослой атмосфере, в фильме происходит то, чего в «Людях Икс» никогда не было — персонажи вдруг приобретают личность, начинают раскрываться своему зрителю, заставляя, при всей своей новой аморальной оболочке, сочувствовать им.

Благодаря появившейся возможности отыгрывать действительно драматического героя, Хью Джекман вдруг показывает потрясающую актерскую игру, наполняя своего персонажа простой человеческой скорбью по утраченной жизни и друзьям, отцовской любовью к незнакомому ребенку и первым за сотни лет осознанием, что он живой. Росомаха, наконец, получает достойное воплощение на большом экране, и после всех перипетий, через которые пройдут герои, вам ни за что не захочется с ним прощаться. Фильм вдруг начинает напоминать какую-то библейскую притчу о пастыре, который не смог довести агнцев своих к счастливому и достойному будущему.

Вообще, противостояние двух характеров Логана и Ксавьера, которое не лежит в фильме на поверхности, а скрыто именно за отличной актерской игрой, потрясает своей эмоциональной проработанностью. Особенно на фоне прошлых фильмов, где они просто обменивались шутливыми колкостями. Одна только сцена, где Росомаха несет на руках дряхлого профессора в туалет, после которой они рассуждают о божественной роли мутантов в человеческой жизни, заставляет подумать, что у киновселенной «Людей икс» был огромный потенциал, если бы она изначально имела взрослый рейтинг и могла говорить о важных вещах. И действительно прекрасно, что в этот раз все получилось.

Конечно, «Логан» не идеален. Если отбросить все прекрасные моменты, где актеры создают неповторимо мрачную атмосферу безысходности жизни полубогов, то фильм так и останется очередными, пусть и жестокими супергеройскими перестрелками. Но замечать все эти заигрывания с массовой аудиторией совсем не хочется. Потому что это достойное завершение не только истории самого Логана, но и всей вселенной «Людей Икс». Напоминание о том, что когда-то это было кино о расовых предрассудках, о боязни человечества перед чем-то иным и про откровенный фашизм, который берут на вооружение власть имущие, когда кто-то выбивается из толпы. И лучше вселенной уйти в закат именно под такой аккорд Джонни Кеша, чем беготню Ртути под вездесущий Sweet dreams.

8 из 10

13 апреля 2017 | 20:39

Поговорка о том, что в России две беды — дураки и дороги, похоже, потеряла свою актуальность. Есть и третья — фильмы выдающегося во всем, кроме режиссерского таланта, Сарика Андреасяна. Этот гений чернухи и юмора за последние несколько лет наводнил российский прокат таким количеством откровенного треша, что впору хвататься за голову и говорить о том, что если подобное кино продолжит выходить, никакие законы о повышении налога на прокат западных фильмов нашей индустрии попросту не помогут. И вот очередное произведение режиссера — непризнанный гений взялся за отечественную супергероику, хотя его об этом никто и не просил. В течение года, потраченного на производство «Защитников», мы слышали много громких заявлений: «Первый настоящий русский блокбастер», «Наш безоговорочный ответ Голливуду», «Комикс, после которого вы не сможете без смеха смотреть фильмы Marvel» и коронное «В мировом кино существует два гения — я (Сарик Андреасян) и Мартин Скорсезе». И вот этот кинематографический голем добрался до больших экранов. Самое время увидеть фильм, который мы будем теперь ставить в пример западным кинокомиксам.

Сюжет «Защитников» повествует о группе супергероев, которых во времена Холодной войны создали советские ученые в качестве ответа западному агрессору. Именно они находились на страже страны, участвуя почти во всех самых главных военных и политических кампаниях СССР. Правда, после падения Союза отечественные сверхлюди оказались никому не нужны. Как раз до того момента, пока их создатель, сумрачный гений Август Куратов, не восстал из мертвых и не решил поработить мир. Героям вновь предстоит объединиться, чтобы в очередной раз спасти человечество, наплевав на личные разногласия с новым российским руководством.

Берясь за рассказ о «Защитниках», даже не знаешь, с чего начать. Может быть, с отвратительных диалогов и сюжета? Или написать про графику уровня студенческих работ по 3D-моделированию? Или рассказать про актерский состав, который, похоже, набирался на улице? Но давайте все-таки начнем с ядра любой картины — сценария. За полтора часа хронометража «нашего ответа Голливуду» я смог распознать все свежие фильмы последней пятилетки, которые успел посмотреть Андреасян. Потому что практически каждая строчка сценария, реплика, сюжетный поворот, характеристика персонажа — часть сборной солянки из относительно свежих голливудских блокбастеров. Ученый, умеющий превращаться в медведя и не контролирующий порой свое зверское обличье (привет, Халк), женщина-невидимка с кольцом на пальце (давно не виделись, «Мстители»), главный злодей-качок в допотопном экзоскелете (здравствуйте, все кинокомиксы 90-х), который ломает одному из героев позвоночник (Бейн из «Темного рыцаря», ты ли это?). Если начать перечислять все «заимствования» фильма у западных коллег, то получится, что «Защитники» почти на 90% состоят из чужих образов, идей, сюжетных поворотов и интриг.

Но Андреасян идет дальше, начиная воровать уже в начальных титрах сцены из комедийной короткометражки Kung Fury, слизывает интерфейс компьютеров министерства обороны из видеоигры Fallout, добивающие приемы одного из главных героев — вылитые комбо из Mortal Combat, а секретная организация «Патриот» просто на 100% копирует марвеловский «Щ. И. Т». Режиссер напоминает мне Дениса Попова — школьника из Нижнего Тагила, который несколько лет назад взял системный код операционной системы Ubuntu, переименовал все это дело в BolgenOS и называл «российским ответом западному IT-сообществу». Правда, ему на это не давали денег из государственного бюджета, а вот Сарик их от «Фонда кино» получил.

Но если наш ответ Голливуду оказался просто подделкой, то, может быть, «Защитники» могут порадовать нас визуальными красотами и потрясающей актерской игрой? Да, хорошая шутка. После первого трейлера многие блогеры набросились на Андреасяна, подмечая ужасную графику, бездарность и техническую допотопность, которую было лучше всего видно на одном из героев — Человеке-Медведе. Тогда режиссер уверил нас, что это только предпродакшен версия эффектов, и в финальном варианте монтажа фильм будет выглядеть намного лучше. Соврал. Происходящее на экране продолжает напоминать видеоролики компьютерных игр из девяностых, когда трехмерные модели были чем-то за гранью фантастики, а тот самый медведь ни на йоту не похорошел.

Добивает весь этот парад актерская игра всех четырех главных героев. Точнее нет, не так, их чтение реплик на камеру. Если вы считали, что дети продюсеров, которые попадают иногда на большой экран и дают мастер-класс бездарности — худшее из зол, то просто посмотрите на каст «Защитников». Я не хочу сказать о них плохого, может быть, это очень хорошие люди, которые помогают бездомным и переводят бабушек через дорогу. Но к кино и актерскому искусству эти люди относятся примерно так же, как сам фильм к оригинальности и собственным идеям. Особенно этот ужас заметен, когда персонажи начинают рассказывать личную историю, которую бережно написали для каждого сценаристы. Где-то на втором откровении героя я подумал, что в зал сейчас войдет восставший из мертвых Станиславский, плеснет на экран бензином и поднесет спичку. Потому что только огонь может очистить разум от этой бездарной, безэмоциональной читки реплик на камеру.

Первой же моей мыслью после сеанса было закрыть глаза, досчитать до десяти и осознать, что все это было просто плохим сном. Что подобного кино просто не может существовать. Но реальность оказалась слишком суровой. Сарик Андреасян — реинкарнация царя Мидаса. Только если первый превращал все, к чему прикасался, в золото, то наш сегодняшний герой способен только на метаморфозы предметов в дерьмо. Подобные проявления ни в коем случае нельзя поддерживать рублем. Даже если очень интересно посмотреть, насколько глубоко наше кино умеет погружаться в бездну.

1 из 10

7 апреля 2017 | 08:48

Казалось, что голливудские истории о том, как чуждые образованию и познанию окружающей действительности чужеземцы попадают в новую для них культурную среду, остались в далеких девяностых. Лучшие представители этого направления, как культовый «13 воин» с Антонио Бандерасом, где арабский воин познает тонкости быта суровых и благородных кельтов, кажутся теперь до ужаса наивными и банальными. Ведь теперь почти каждая большая народность сама в состоянии снять кино о своей достойной истории, с большим даже по голливудским меркам бюджетом, не прибегая к помощи чужеземцев. Даже отечественные кинематографисты выдали, наконец, в конце прошлого года подобную работу в лице «Викинга», правда, эту попытку вряд ли можно назвать удачей. Потому абсолютно не ясно, зачем Китаю, где в последние годы западные киноленты собирают в прокате порой чуть ли не половину своего бюджета, понадобилась помощь голливудских коллег. Ведь из-за этого культурного дуэта картина «Великая стена», повествующая хоть и о фэнтезийных, но все равно предельно пафосных боях китайского народа с неведомой нечистью, не приобрела абсолютно ничего, взамен практически полностью потеряв свою самобытность.

Двое наемников и мошенников Вильям и Товар отправляются в Китай с предприимчивой целью выкрасть знаменитую формулу пороха, которая поможет европейцам в их предстоящих культурно-социальных завоеваниях. Как назло, практически в самый подходящий для кражи момент, когда герои практически перебрались через Великую китайскую стену, они попадают в опасный бой, в котором китайские войны сражаются с неведомыми чудовищами явно не из этого мира. Оказывается, самое гротескное и впечатляющее сооружение китайской нации было построено вовсе не для защиты от монгольского нашествия. Великая китайская стена защищает весь мир от монстров, которые каждые 60 лет вылезают из-под земли, чтобы сокрушить человеческую расу. Нашим героям предстоит решить, что для них важнее — спасение всего мира или же собственный меркантильный план по продаже рецепта «черного порошка».

Боюсь предположить, что знаменитый китайский режиссер Чжан Имоу, прославившийся на родине своими проникновенными драмами, по которым можно вполне сносно изучать культурные традиции его народа, изначально решил заключить сделку с голливудским дьяволом исключительно ради денег. Практически во всех промоматериалах «Великой стены» продюсеры не забывали упомянуть, что его новая работа — фильм с беспрецедентным бюджетом для китайской киноиндустрии. И действительно, заметно, что почти 150 млн бюджета были потрачены совсем не впустую. Но если отбросить все графические красоты и масштабность событий, «Великая стена» оказывается самым банальным набором штампов о китайских войнах, который знал кинематограф в последние годы.

Если во время просмотра отключить мозги, то картина может показаться не такой уж и плохой. Батальные сцены борьбы благородных бойцов Китая с невиданными монстрами выглядят эпично, а главное, по-азиатски изобретательно. Китайские войны парят на огромных воздушных шарах, обрушивая на противника град стрел. Привязанные за ноги солдаты прыгают с Великой китайской стены вниз, чтобы молниеносным движением меча разрубить несколько десятков чудовищ. Противоосадные орудия посылают в супостата горящие снаряды, которые в замедленном движении раскидывают во все стороны горящую плоть и брызги зеленой вражеской крови. Весь этот грандиозный театр военных действий, особенно на большом экране, действительно впечатляет и выглядит как идеальное смешение голливудского пафоса и азиатской щепетильности в вопросах постановки боевых сцен. Бойцы китайской армии блистают в потрясающе красивых, вылизанных до блеска доспехах, а ритмичные удары десятков барабанщиков заставляют пульс учащаться во время самых кровавых эпизодов. Чжан Имоу смог снять лучшую пародию на эпичные битвы из «Властелина колец», где злобных орков удачно заменили на восточных чудовищ.

Но как только создатели пытаются рассказать нам историю не только через язык нескончаемых сражений, «Великая стена» начинает откровенно раздражать. Во-первых, абсолютно непонятно, зачем вообще нужны сюжету европейские войны. Их участие в борьбе обусловлено только тем, что кино будут прокатывать во всем мире. Потому они просто обязаны были стать ключевыми персонами в победе над врагом, которые научат китайских собратьев всем премудростям хорошей схватки. Никакого культурного обмена и интересных сюжетных поворотов здесь нет и в помине. Просто белые парни пришли и дали дрозда монстрам, с которыми борются китайцы на протяжении многих веков.

Остальные же персонажи вообще носят скорее декоративно-функциональный характер. Вот вам китайская девушка, которая доблестно воюет на передовой, наглый и заносчивый генерал, глупый и неосмотрительный из-за своего юного возраста император, который оказывается буквально в одном шаге от краха собственного народа. Зачем нужны все эти герои, которые не могут рассказать нам интересной истории, а просто играют роль массовки на фоне героического Мэтта Дэймона, категорически непонятно.

В итоге история с «Великой стеной» очень напоминает судьбу недавнего отечественного «Викинга». Да, это действительно беспрецедентное для Китая кино, в котором отличная постановка и качественная визуальная реализация соседствуют с откровеннейшей глупостью сюжета и абсолютно неясным внутренним посылом. Художники и постановщики боев здесь проделали феноменальную работу. Но еще более эпичный труд остался за плечами сценаристов, которые всю эту стильную красоту смогли завернуть в настолько бредовую сюжетную обертку, что никакие миллионы долларов бюджета не смогут спасти фильм от провала. Похоже, что Китай и США еще очень не скоро решатся на новый высокобюджетный совместный проект. Плохо это или хорошо — решать вам.

5 из 10

7 апреля 2017 | 08:46

Когда в 2014 году на большие экраны выходил оригинальный «Лего. Фильм», вся продвинутая мировая общественность в каком-то коллективном экстазе плевалась на это сомнительное предприятие. И правда, что толкового может получиться из полуторачасового продукта, призванного продать как можно больше пластмассовых деталей известного конструктора? Но когда в кинотеатрах показали конечный результат, многие осознали, какую потрясающую постмодернистскую комедию под прикрытием разноцветного угловатого пластика уготовили нам создатели. Одной из главных деталей этого конструктора был второстепенный персонаж — Бэтмен, который предстал в образе нарциссичного и тщеславного супергероя, упивающегося своей славой, богатством и крутостью. Как ни странно, идея полнометражного мультфильма об этом персонаже никому не пришлась по душе. Казалось, что это какая-то затянувшаяся шутка, которая перестанет быть интересной и смешной через десять минут просмотра. Но все мы сильно ошибались — Бэтмен из «Лего» чуть ли не лучшее воплощение этого персонажа на большом экране со времен трилогии Нолана. И нет, это не шутка.

Зрители встречают Человека-Мышь на самом пике его славы. Бэтмен спасает город от очередного злодейского плана Джокера, красуется перед камерой и при первой же возможности спешит напомнить, что он герой-одиночка и ему не нужны никакие помощники. Все меняется, когда на очередной пафосной вечеринке Готэма наш герой в образе Брюса Уэйна случайно усыновляет сироту, который узнает о его двойной жизни. Будто бы этой проблемы было мало, Джокер вновь пытается разрушить город с самой криминогенной обстановкой в мире. В этот раз он решает вызвать из фантомной зоны всех самых главных злодеев в истории человечества, начиная с Кинг-Конга, заканчивая Сауроном и Воланд-де-Мортом. Бэтмену предстоит понять, что порой, чтобы справиться со злом, следует принять руку помощи и объединиться с теми, кому он дорог. Образ профессионального социопата еще никогда не был так близок к разоблачению.

Пожалуй, главной причиной, почему «Лего Фильм: Бэтмен» оказался настолько хорош — искренняя любовь сценаристов мультфильма к главному персонажу. Они прекрасно знают его сильные и слабые стороны, то, о чем многие фанаты давно догадывались, но из-за любви к образу боялись пошутить. Здесь же Бэтмен — собирательный образ всех тех метаморфоз, которые произошли с героем за десятилетия его истории. И именно благодаря тщательному разбору образа у создателей почти всегда получается шутить смешно и в точку.

Сценаристы будто решили, что каждая черта характера Бэтмена, которую ценят фанаты, должна быть доведена до состояния кубического гротеска и обязательно высмеяна. Наш герой страдает неконтролируемыми приступами тщеславия? Пусть он гоняет по городу на бэтмобиле в ослепительных лучах пламени под зажигательный бит. Почти все экранизации про парня в черном трико разительно отличались друг от друга как по стилистике так и по атмосфере? Будьте уверены, здесь герою достанется и за аляповатое шоу из шестидесятых с Адамом Уэстом, и за соски на костюме героя в фильмах Шумахера, и за излишнюю мрачность экранизаций Нолана. Особенно следует упомянуть шутку о двух паромах, которую оценят все преданные фанаты. Наш герой предпочитает работать в одиночку и оставаться в тени? Включим уморительную сцену в убежище Супермена, где «Лига справедливости» отмечает свой юбилей, а Бэтмен не был приглашен, так как все считают его придурком. И весь этот поток фанатского стеба не прекращается все два часа мультфильма.

Но при всем этом несерьезном подходе к раскрытию характера героя, Бэтмен все равно влюбляет нас в себя своей харизмой. Будучи крайне сатиричным персонажем, он все равно умудряется оставаться здесь трагическим героем. В первую очередь благодаря тому, что мультфильм не превращается в набор скетчей про известного персонажа, а рассказывает нам действительно интересную историю трансформации персонажа из циника в настоящего героя. Если отбросить все шуточки для фанатов, мультфильм все равно остается пусть и простой, но очень логично и увлекательно прописанной историей борьбы добра и зла, чего, кстати, так катастрофично не хватало «Бэтмену против Супермена» Зака Снайдера. Как ни странно, на первый взгляд детский мультфильм лучше работает со своим героем, чем многомиллионный блокбастер. Этому Бэтмену веришь намного больше, чем ходячему дереву, которое меняет свое мнение из-за волшебного слова «Марта».

«Лего. Фильм: Бэтмен» лучшее кинопроизведение о супергерое со времен «Темного рыцаря». С одной стороны — это блистательная комедия, в которой повод для смеха найдут как преданные фанаты, так и те, кто знаком с героем только по главным экранизациям. Но при этом, собрав в одном фильме почти все главные черты киноистории героя, создатели смогли создать настоящего Бэтмена, которого так хотелось видеть всем на больших экранах. Порой он бывает придурком, ударяется в излишнюю мрачность, упивается своим одиночеством и обожает переодевания. И ничего подобного другая экранизация не смогла бы себе позволить. Ведь невозможно представить, чтобы в «Темном Рыцаре» Бэтмен в самый драматичный момент повернулся лицом в камеру и сказал: «Ну и что, ребятки, как справится с этим наш герой? Узнаем в следующей серии». А в «Лего» это возможно и постоянно практикуется. Это ли не идеальный спаситель человечества от скуки?

8 из 10

7 апреля 2017 | 08:42

Об истории создания ленты «Голос монстра» можно снимать отдельное кино и на роль постановщика позвать мрачного визуалиста Гильермо дель Торо. Первоначальная идея сказки о мальчике и его выдуманном монстре принадлежит писательнице Шивон Дауд, которая была неизлечимо больна раком. Когда ее концепт был принят одним из крупных издательств, женщины уже не было в живых, и за реализацию задумки взялся писатель Патрик Несс, чей роман через несколько лет стал мрачным поучительным бестселлером о том, как родным неизлечимо больных стоит справляться с потерей. И вот, спустя почти десять лет, за экранизацию произведения взялся испанец Хуан Антонио Байона, известный своей депрессивной киноработой «Приют» и любовью к страшным историям. На главную роль позвали мальчика, потерявшего буквально перед началом съемок собственную мать, и предложили ему сыграть героя, чья родительница вот-вот должна отойти в мир иной. В общем, весь этот мрак, которым был просто пропитан процесс создания «Голоса монстра», мог поспособствовать или появлению грустной философской притчи про рушащиеся детские мечты, или же глупой слезовыжималки, пытающейся выдавить из зрителя максимальное количество денег и печали. Как это ни прискорбно, картина оказалась вторым случаем.

Конор переживает самый ужасный момент в жизни, который только может подбросить судьба ребенку. Мать вот-вот умрет от неизлечимой формы рака, отец не желает делать его частью своей новой семьи в Лос-Анджелесе, сверстники издеваются и избивают его на переменах, а где-то совсем близко маячит перспектива жизни со сварливой бабушкой, которая возьмет на себя обязательства опекуна. Чтобы как-то убежать от всего этого внешнего и внутреннего ужаса, 12-летний мальчик выдумывает огромное дерево-монстра, которое каждую ночь приходит к нему в гости, чтобы рассказывать поучительные и жестокие притчи. В какой-то момент Конору начинает видеться, что казавшиеся не связанными друг с другом истории иллюстрируют его нынешнее положение, выхода из которого ребенок не может найти самостоятельно.

Сразу стоит сказать, что с технической и визуальной точки зрения «Голос монстра» действительно впечатляет. Особенно если знать, что у ленты совсем не голливудский бюджет. Не стесняясь заимствовать у своего кумира Дель Торо многие визуальные элементы, Байона смог снять действительно очень мрачный, но при этом не пугающий и не отталкивающий зрителя фильм. Отдельно хочется отметить шикарно нарисованные мультипликационные вставки, которые иллюстрируют истории монстра, погружая нас то ли в миры Тима Бертона, то ли в мрачный натуралистичный экзистенциализм Джона Карпентера. «Голос монстра» прекрасно выглядит и просто просит наполнить себя интересным содержанием. Но именно здесь картина начинает разваливаться.

Очевидно, что сценаристы и постановщик пытались хоть как-то разнообразить сюжет фильма, но четкая инструкция соответствия первоисточнику просто связала им руки. Визуальные метафоры ленты выглядят очень изобретательно, порой даже просясь в отдельные короткометражные зарисовки, но как только дело доходит до диалогов или самого смыслового построения истории, вся их работа оказывается бесполезной. Просто потому, что весь сюжет здесь всецело состоит из банальностей. Хотите намекнуть, что добро и зло в мире не всегда очевидны? Деревянное чудовище расскажет вам сказку про доброго принца и злую ведьму, в которой в итоге особа королевских кровей окажется убийцей, а волшебница — почти что ангелом. Вот так вот, ребятки, оказывается, по одежке принимать нужно совсем не всегда. Хотите толковую притчу о том, что слепая вера иногда не может выручить в реальной жизни? Давай, Грут, мы ждем от тебя историю про злых аптекарей и глупых священников, которые из-за жадности и тупости убивают маленьких детей. Помимо того, что вся эта напускная жестокость абсолютно не нужна для смыслового посыла фильма, так еще и подается это все через какие-то совсем уж гротескные и избитые литературные приемы.

Главная же проблема «Голоса монстра» — это, по сути, однобокость темы рассказа всего фильма. На зрителя почти два часа выплескивают кучу метафор, сказок, дидактических поучений и просто откровенных морализаторских глупостей с одной-единственной целью — сказать, что порой тем, кто остается, может быть даже сложней, чем тем, кто умирает. И все! Больше никакой, даже самой мелкой мыслишки. Фильм вроде как позиционировался как почти семейное кино, но кому из семьи это будет интересно? Детям, если конечно их родители не больны раком и не умрут в ближайшие полгода, весь фильм покажется излишне мрачным и жестоким. Родителям же будет просто скучно, потому что сложно представить взрослого человека, для которого все эти простейшие истины окажутся откровением.

«Голос монстра» — прекрасный пример того, что перед тем, как вкладывать свою душу и мастерство в новую картину, постановщику все-таки стоит прочитать сначала сценарий. Потому что иначе может оказаться, что ты снимаешь потрясающе красивую и оригинально выглядящую нелепицу. Конечно, понятно, что весь этот грустный флер экранизации книги мечты уже умершей писательницы может привлечь внимание романтично настроенной натуры. Но когда кино про создание фильма могло оказаться лучше его самого — это уже какая-то патология, от которой после просмотра «Голоса монстра» хочется плакать больше всего.

5 из 10

31 марта 2017 | 11:51

Мартин Скорсезе всегда оставался феноменом прошлого и нынешнего Голливуда. Начиная свою карьеру в одной обойме с такими мастодонтами, как Фрэнсис Форд Коппола, Брайан Де Пальма, Ридли Скотт и другими легендарными постановщиками, он стал одним из немногих режиссеров, которые получили полную творческую свободу в 70-х годах. Но только в отличие от некоторых коллег, чьи фильмы не приносили огромных денег в то время, Скорсезе смог использовать свой кредит доверия в правильном финансовом русле. Начиная с прорывного «Таксиста» и «Злых улиц», он бичевал пороки современного общества, показывая зрителю всю подноготную не слишком праведной жизни, и при этом почти каждый раз получал заслуженные деньги за билет. Конечно же, большинству Скорсезе запомнился по криминальным драмам «Славные парни» и «Казино», но даже там он никуда не прятал свой откровенно дидактический посыл аудитории о том, что такое хорошо, а что такое плохо. И вот, в свои уже преклонные 73 года режиссер взялся за драму «Молчание». Можно сказать, Грааль собственных творческих воззрений. И вдруг промахнулся, явно угодив одной части зрителей и откровенно расстроив остальных.

Португальский католический священник — иезуит Ферейра отправляется в Японию 30-х годов XVI века с благородной целью нести слово божье. К его большому удивлению оказывается, что местное правительство не слишком радо иноверцам, проповедующим свое религиозное течение в буддийской стране. Святого отца берут в плен и подвергают ужасным пыткам. Через 10 лет двое его бывших учеников отправляются в Японию, которая к тому моменту становится центром антиклерикального движения против христианства, чтобы отыскать своего наставника. Прибыв в страну, они узнают ужасные слухи о том, что учитель отрекся от Христа и вот уже как пять лет стал смиренным почитателем буддийских воззрений.

Основная проблема «Молчания» заключается в том, что практически до самого конца повествования может показаться, что это кино о противостоянии двух абсолютно чуждых друг другу верований, представители которых никогда не смогут достичь консенсуса. Что это кино про европейский и азиатский взгляды на мироздание, философию терпимости и эстетику максимальной реализации себя в мирском. На деле же оказывается, что фильм ничем не отличается от «Страстей Христовых» Мэла Гибсона, где на экране существовало лишь черное и белое. Праведное и самое грязное и темное.

А ведь на самом деле у картины был огромнейший потенциал. Режиссер сначала наглядно демонстрирует зрителю все те ужасы, что вытворяли с иезуитами японские инквизиторы. Принудительное отречение от Христа, планомерные казни, пытки, с какой-то злой иронией распятие японских христиан на самодельных крестах. Тут же появляется и мотив познания цены, которую может заплатить за свою веру как паства, так и духовный поводырь в лице священников. Скорсезе показывает эмоциональное и духовное метание главных героев, всю неоднозначность их миссии по крещению Японии, которая даже христианство принимала на свой собственный, буддийский манер. Великолепно исполнены интеллектуальные баталии инквизитора и католического пастора, которые пытаются доказать друг другу единственно верную истинность своего религиозного учения. И в тот самый момент, когда ждешь, что режиссер, наконец, продемонстрирует и плюсы буддизма по сравнению с христианством, он резко разворачивается на 180 градусов и говорит тебе: «Нет, а теперь послушай меня, кто в фильме добро, а кто зло».

Оказывается, что все японцы, не верующие в Христа в «Молчании» — кровожадные монстры, расчетливые политические интриганы, предатели и глупцы. На сцене появляется местный, обращенный в европейскую веру, который при любой возможности предает героя несколько раз за фильм, олицетворяя собой злосчастного Иуду. Главный инквизитор оказывается сумасшедшим тираном, а сама Япония — центром зла. Скорсезе настолько открыто и в лоб превращается из сомневающегося режиссера-интеллектуала в остервенелого проповедника, что становится страшно. То же самое было и в «Страстях Христовых», где Гибсон в открытую осуждает евреев, распявших Христа, даже не пытаясь заглянуть на другую сторону баррикад.

От того, что «Молчание» в какой-то момент показывает свою сущность религиозной агитки, все остальные преимущества ленты отходят на второй план. Хотя на самом деле картина дает зрителю несколько потрясающих открытий. Например, что Эндрю Гарфилд, оттянувший здесь на себя почти все экранное время, может хорошо играть и способен выйти из образа Человека-Паука. Или что Скорсезе все еще не растерял былой хватки и порой выдает зрителю такие стилистически выверенные и талантливые сцены, что ленте хочется простить все. При своей однобокой направленности кино умудряется поражать именно тем, что оно все равно очень талантливо снято.

В итоге я не знаю, можно ли советовать смотреть «Молчание». Люди, далекие от религии, не найдут здесь ничего для себя интересного, а скорее даже останутся раздражены и разочарованы. Те, кому близки идеи христианских иезуитов, несомненно, как и публика, полюбившая те же «Страсти Христовы», останутся довольны. Наверное, неправильно, когда качество киноработы можно оценить, лишь оказавшись в одном из двух лагерей. Об этом стоило подумать и Скорсезе, который в своей ленте разделил мир на христиан и всех остальных. Ведь что ни говори, но дуализм когда-нибудь спасет этот мир.

6 из 10

31 марта 2017 | 11:50

Два главных воплощения Каина и Авеля российского кинематографа в лице Никиты Михалкова и Андрея Кончаловского, похоже, окончательно перенесли свое личное противостояние на большие экраны. Более успешный и плодовитый младший брат уже давно стал предметом зависти старшего, который пытается повторить его успех. Кончаловского как творца последнее десятилетие бросает в разные киноипостаси синхронно с Михалковым, который то пытается снимать камерные авторские истории, понятные порой исключительно ему, то вываливает на зрителей невнятные сиквелы «Утомленных солнцем», которые снял он, а стыдно было почему-то всем.

Кончаловский также не отставал, то эпатируя публику сюрреалистичным «Глянцем», то снимая в Голливуде абсолютно бесталанный и пустой семейный блокбастер «Щелкунчик и Крысиный король». У обоих братьев, несмотря на постоянную взаимную творческую борьбу, существует еще одна прекрасная объединяющая черта — они обожают затаскивать в свои фильмы родственников. Михалков — дочерей, Кончаловский — жену. Но главная, окончательно скрепляющая черта их кинематографистского стиля — болезненное величие и попытка почти в каждой ленте выставить себя не просто в виде творца отдельного произведения, но и демиурга отдельного искусства или, может, даже целого мира. Картина «Рай» — ярчайший пример этого маниакального чувства творческого псевдопревосходства.

Сюжет «Рая» сконцентрирован на судьбе русской эмигрантки Ольги Каменской, уехавшей во Францию, которая за укрывательство двух еврейских мальчиков попадает в концлагерь. Ее жизненный путь переплетается с бывшим любовником Хельмутом, дослужившимся до впечатляющего чина главы службы контроля по уничтожению евреев в СС. Лента пытается одновременно рассказать как личную судьбу персонажей, так и показать общий фон трагедии Холокоста.

Основная проблема ленты, как, в принципе, и всего российского кинематографа, пафосно называющего себя артхаусом — непреодолимое желание автора показать зрителю свой интеллект и кругозор, забывая порой о самом главном, собственно, о самом кино. Фильм проигрывает во всем, начиная с необычной концепции подачи, заканчивая самим смысловым наполнением происходящего на экране.

«Рай» снят в псевдодокументальном стиле, когда практически половину фильма мы видим персонажей, которые, сидя за столом на сером фоне, исповедуются камере, рассказывая о своих главных страхах, мечтах и горестях. Совсем скоро зритель понимает, что герои — давно мертвы, а люди, которых он видит, души, которые пытаются оправдаться за свою жизнь у врат рая. Эти сцены-молитвы, сцены-плачи, наверное, лучшее, что есть в картине, и если бы фильм состоял исключительно из них, став практически камерным, театральным действом, то претензий к «Раю» было бы намного меньше. Но как только эти интервью начинают перемежаться с игровым материалом, повествование рушится прямо на глазах. Сцены жизни героев настолько диссонируют с другой частью фильма, выглядят настолько неискренне и топорно, что вся эта псевдодокументалистика начинает приобретать нотки настоящего фарса.

Есть на российском ТВ сериал «Реальные пацаны». Так вот «Рай» — это те же пацаны, только про Холокост, с неискренними слезами Высоцкой и потрясающе заваленными драматическими эпизодами. Персонажам, которые так искренне исповедуются тебе, глядя прямо в глаза, перестаешь верить, когда видишь их настоящую жизнь. Как можно снять кино, в котором на «интервью» актеры порой играют просто блистательно, а в игровых сценах напоминают сериальный капустник — огромный вопрос к режиссеру.

Не добавляет оптимизма и то, что история трагедии Холокоста состоит из фрагментов, надерганных из европейских и голливудских картин. Например, сцены с горами очков из «Списка Шиндлера», насилие конвоиров над женщинами, взятое прямиком из «Ночного портье». Кончаловский даже умудрился украсть идею о женщине, которая ложится в постель с немцем ради спасения, из «Черной книги» или «Сталинграда» Бондарчука. О том, что почти в каждой сцене есть отсылки к Солженицыну, который, правда, писал вовсе не про немецкие лагеря, стоит, наверное, промолчать.

Абсолютно неоригинальную фабулу автор пытается набить до отказа собственными интеллектуальными вставками. Немцы здесь сплошь дворяне и аристократы, обожающие русскую культуру и литературу и забирающие из разграбленных еврейских домов томики Чехова. Они рассуждают о поэзии Байрона, слушают Стравинского, попивают шнапс с обязательной сигареткой и говорят о том, что Сталин — незаурядный человек, похожий на Макиавелли. Узники же концлагерей на их фоне кажутся настоящим зверьем, которое готово убить за тарелку похлебки, склоняется к лесбийскому сексу за пару сигарет и отправляет вместо себя на смерть в газовые камеры детей и стариков. Вот уж действительно авторский взгляд на трагедию Холокоста. Финальная сцена, в которой немец признается в своей полной правоте и возвышении сверхчеловека над другими расами, кажется вообще неуместной в ленте, выбравшей для своей основы такую щепетильную тему.

Кончаловский, конечно, достоин своего брата. Только он может продолжать в 2016 году снимать абсолютно снобское, никчемное кино, похожее на пересоленную похлебку из образов и идей более талантливых постановщиков, выдавая все эти мысли за свои. Да что уж там говорить, Никита Сергеевич хотя бы мнил себя в своих фильмах царем. Кончаловский же в своей новой работе посягнул на звание Бога. Очень жаль, что подобные фильмы выставляют на «Оскар» в качестве примера хорошего российского кино. Ведь с таким небесным кинопривратником, каким возомнил себя Кончаловский, хочется отправиться прямиком в ад. Там общество получше, да и поинтересней.

3 из 10

31 марта 2017 | 11:48

Похоже, в последние годы концептуальная повестка Голливуда наконец начала давать сбой. Увлекшись заигрыванием с реализмом и попытками практически в каждый, даже вовсе в этом не нуждающийся проект вставлять строчку «основано на реальных событиях», режиссеры совсем забыли истинное предназначение кинематографа. Ведь та магия кино, которая была утеряна со времен Голливуда 50-х, казалось, вовсе не нужна в современной действительности. Но, похоже, что зрители, да и сами представители киноиндустрии уже устали от нынешнего положения дел. Всем почему-то вновь захотелось историй, не основанных ни на чем, манифестов, кинематографической фикции, попыток заглянуть под толстый слой конформизма каждого зрителя, чтобы пробудить в нем давно забытые чувства. Потому успех «Ла-Ла Ленда», ставшего триумфатором недавнего «Золотого глобуса», был просто предрешен. Но это вовсе не значит, что эта потрясающая по своей глубине и внешней привлекательности история нужна была только ради статуэток. Шутка ли, но, похоже, в Голливуде вдруг неожиданно стали побеждать творческие романтики.

Главные герои ленты — молодые и мечтательные Себастьян и Миа, которых волею судеб закинуло в вечно пьяный и игристый Лос-Анджелес. Она работает баристой в кафе, где подают безглютеновые пончики, и мечтает стать великой актрисой, которая сыграет свой собственный моноспектакль на глазах восторженной публики. Он — музыкант с красными счетами за квартиру, играет никому не нужный джаз и мечтает открыть бар, в котором так же, как в 30-е, черные парни будут, перебирая струны, выплескивать на слушателей боль и радость, восторг и безысходность. Их пути пересекаются абсолютно, как кажется, случайно, лишь для того, чтобы дать им шанс погрузиться в собственные несбыточные мечты с головой, и как в итоге не понять, что же было для них самым главным в жизни, кроме иллюзий молодости.

«Ла-Ла Ленд» — вовсе не мюзикл в классическом понимании, как это может показаться на первый взгляд. Классическая структура, по которой устроены практически все ленты этого жанра, здесь просто отсутствует. И главная причина здесь в том, что картина не стала экранизацией модного бродвейского представления или другого псевдокультурного развлечения для масс. Она написана с нуля, и от этого становится не просто самодостаточной, но и новаторской.

Режиссер Дэмьен Шазелл сумел в прямом смысле экранизировать музыку, дать джазу кинематографическую жизнь, сумел передать ритмическое настроение нотного звучания выразительными средствами кино. В его работе практически незаметны переходы между диалогами и песенными вставками, при этом картина буквально живет музыкальным ритмом, где персонаж Гослинга выстукивает чечетку по полуночной мостовой, а затем в такт пищит брелоком от сигнализации в поисках автомобиля. Этот эффект очень сложно передать словами, как и, собственно, музыку, но в подобном хитросплетении кажется, что вся эта обращенная на зрителя мелодичная органика выглядит лучшим поводом рассказать подобную историю.

Визуальный ряд фильма переплетается с порой неочевидным гипертекстом, когда символы старого Голливуда в лице постеров, кадров из классических фильмов, героини «Поющих под дождем» на стене комнаты девушки Мии становятся неотъемлемым кусочком мозаики истории. Это, несомненно, самый блистательный с точки зрения постановки, экспозиции и декораций реалистичный мюзикл, который вы могли видеть в последнее десятилетие. Подобный прорыв мог себе позволить разве что «Чикаго» начала 2000-х, который «Ла-Ла Ленд» может легко обскакать одной лишь сценой в обсерватории.

Но, несомненно, главным под всей этой талантливой и прекрасной во всех смыслах мишурой остается идейный посыл ленты. Себастьян и Миа в течение всего фильма кажутся пришельцами из прошлого, которые почему-то родились не в то время, но все-таки в том самом, нужном им месте. Хотя, возможно, с настоящими романтиками всегда так? Картина поднимает ворох вопросов, на которые сами герои, что неудивительно, отвечают неверно. Насколько далеко можно зайти ради реализации нашей самой сокровенной мечты жизни? Насколько творческая иллюзия важнее пресной действительности? Можно ли пожертвовать ради нее самими близкими людьми, своими чувствами, самими собой? И не будет ли в итоге после подобных моральных метаморфоз эта мечта мертва? Фильм, вдохновленный временем, когда американская мечта была живее всех живых, а на горизонте еще не маячил ее главный антипод — Хантер Томпсон, развенчивает эту бессмысленную гонку за успехом, в конце которой кого-то обязательно должны пристрелить, при этом детально и гротескно романтизируя ее. Доказывая, пожалуй, мысль о том, что человеческое счастье всегда состоит из противоречий, и его идеального рецепта просто не существует.

«Ла-Ла Ленд» — потрясающая история о том, что молодой и рисковый Питер Пэн в каждом из нас рано или поздно должен приземлиться, мечты — раствориться, мысли — отяжелеть. Но куда же деть все эти ужасные обиды на скуку и предательство жизни, привинчивающие нас порой к подушкам кроватей? Может быть, снять свой собственный фильм о том, что когда-то мы могли быть достойны большей любви, но не заслужили ее. Или лучшей профессии, но слишком рано сдались. И, может быть, напомнить всем остальным, что стоит не прогибаться и идти рядом с мечтами и любовью, никогда не подходя к ним слишком близко. Ведь какой смысл в огромном джазовом баре, если тебе некому в нем наигрывать мелодию Фрэнка Синатры?

10 из 10

10 марта 2017 | 09:08

Игровая серия Assassin`s creed прошла многолетнюю эволюцию от простенькой и незамысловатой истории противостояния тамплиеров и ассасинов времен третьего крестового похода до эпичного полотна, захватывающего собой все новые и новые исторические эпохи. Будучи ежегодным блокбастером, серия затягивает игроков во времена Французской революции, Гражданской войны Севера и Юга, бросает с головой в подковерные интриги итальянских буржуа времен Леонардо да Винчи или отправляет их на Карибский архипелаг бороздить бескрайние просторы Тихого океана. Каждая новая игра становится отдельным приключением, в котором главное — тотальное погружение в выбранную эпоху, интригующий сюжет, встречи с самыми известными историческими личностями и атмосфера настоящего приключения. Именно всего этого мы ждали от экранизации игры, которая должна была стать многобюджетным блокбастером со звездным актерским составом, доказывающим, что киноадаптации видеоигр могут быть интересными, если взять за основу необычный и многообещающий концепт. Тем ужасней, что «Кредо убийцы», имея такой огромный потенциал, не использует и трети игровых задумок, которые бы идеально легли на полотно полнометражного фильма.

Главного героя фильма, убийцу Калла Линча, зритель встречает на стуле смертников, готового получить смертельную инъекцию. Но вместо встречи с Создателем наш персонаж оказывается в секретной лаборатории тамплиерской корпорации «Абстерго», которая разработала передовое устройство «Анимус», способное погружать человека в прошлое и принимать в нем непосредственное участие. Наш герой должен примерить на себя шкуру своего пра-пра-прародителя Агилара, ассасина темного братства времен зарождения испанской инквизиции. Главная цель — поиски древнего артефакта — яблока Эдема, который, по слухам, может дать своему обладателю безграничную власть над человеческими умами. Конечно же, в какой-то момент Линч восстает против ученых и начинает свой личный крестовый поход против злобных тамплиеров XXI века.

Если вы, прочитав синопсис фильма, мало что успели понять — не переживайте, это абсолютно нормально и можно записать в один из главных промахов сценаристов картины. Сюжетную линию и мир Assassin`s creed, которые строились годами в каждой новой части игры, здесь разжевывают зрителю за пять минут. Так что вопросы «А кто это?», «А почему они туда пошли?», «А что это за штука такая «Анимус» и как она работает?» и т. д. будут не покидать вас все время просмотра. Неподготовленному зрителю, не знакомому с игрой, будет очень сложно понять происходящее на экране также и потому, что сюжет ленты вроде бы претендует на самостоятельность, но на деле же просто отсутствует как класс и не объясняет практически ничего.

Вместо того чтобы показать нам древний орден профессиональных убийц, которые пытаются бороться с религиозной реформацией в Испании XV века, создатели практически полностью сосредотачиваются на повествовательной линии в нашем времени. И все бы ничего, если бы сюжет не был похож на худших представителей жанра в лице какого-нибудь «Бегущего в лабиринте». Снова злобная корпорация, опыты над людьми, попытки заключенных бороться с системой и обязательный финальный бунт, который в итоге становится лишь затравкой для сиквела. В фильме по игре, главной фишкой которой были приключения в разных исторических эпохах, эпизодов в прошлом до ужаса мало. Для чего это все было? Зачем нам показывать страдания главного героя, с которым мы даже не успели познакомиться? Почему вместо эпичных сражений в средневековом Мадриде мы полтора часа смотрим на скучные коридоры научных комплексов? На эти вопросы после просмотра мы так и не получим ответа.

Те же моменты фильма, которые все-таки происходят в прошлом, еще больше показывают, каким отличным могло получится «Кредо убийцы». Ассасины вытворяют головокружительные трюки, прыгая по крышам домов, как заправские паркурщики, режут глотки тамплиерам, пускаются в погони за подлыми идеологами религиозных сект. На экране творится буйство красочных убийств, а пейзажи Испании того времени завораживают своей красотой. И как только ты проникаешься происходящим на экране в эти пять минут непрекращающегося, талантливо поставленного экшена, тебя тут же бьют по рукам и возвращают в наши дни. А теперь, мол, приятель, давай еще полчаса поскучаем и посмотрим на бесконечные лаборатории, одинаковых охранников и ученых в белых халатах, вяжущих нашего героя в смирительную рубаху. Ведь именно на это ты хотел поглядеть, идя в кинотеатр? Нет? Ну, мы можем предложить тебе только это.

Отдельно непонятно, зачем при полном отсутствии сюжета и хоть сколько-нибудь внятных драматических моментов создатели позвали на главные роли не самых плохих голливудских актеров. Майкл Фассбендер здесь выглядит запуганным дурачком, который постоянно выпучивает глаза в камеру и щеголяет мускулистым торсом. Марион Котийяр отыгрывает роль смазливой ученой, которая постоянно должна жалеть нашего персонажа, говорить ему, что все это делается ради благой цели, и властно приказывать охране отпустить его. А Джереми Айронс так вообще почти половину отведенного его персонажу времени стоит и смотрит задумчивым взором на стекло камеры главного героя. Очевидно, что всем им здесь просто нечего играть, потому актеры ощущают себя мебелью и мебель же и пытаются отыгрывать.

Совершенно непонятно, как при таком бюджете и актерском составе студия могла сэкономить на самом главном — сценарии. Ведь если бы он был хотя бы просто логичен и понятен, а действие полностью перенесли в Средние века, мы бы получили сочный блокбастер, который если бы и не стал идеальной экранизацией, то хотя бы привлек в кинотеатры зрителей, никогда не игравших в видеоигры. На деле же мы получили какое-то совсем уж невнятное нечто, не похожее ни на игровой первоисточник, ни на нормальный блокбастер, способный развлечь публику на новогодних праздниках. Похоже, «Кредо убийцы» станет лебединой песней игровых экранизаций. И смотря на все это непотребство, кажется, что это не так уж и плохо.

4 из 10

10 марта 2017 | 09:05

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...