всё о любом фильме:

smidmi1979 > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий368
суммарный рейтинг1891 / 837
первая7 июля 2012
последняя11 июня 2017
в среднем в месяц8
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (368)

Звягинцев, начиная с Елены, стал специалистом не то по руинам, не то по металлолому. Вот и в Нелюбви на экране — семья Слепцовых на стадии развода. Родители в раздрае, решая, что парня можно отправить и в интернат, ребёнок — в слезах и переживаниях. Но никто и не думает, что Алёша (так зовут паренька) станет в один не прекрасный осенний день «бегунком».

Кто смотрел «Елену» и «Левиафан», тот многое в «Нелюбви» узнает. Режиссёр держит марку — вылизанная картинка в цифровых холодных серо-голубых тонах (только солнца ещё меньше). Тема знакома по всем фильмам мэтра (уже такового, судя по числу его премий) — семья, по которой идёт социальный разлом…

Как всегда Звягинцев точен в бытовых деталях — смартфоны (в них практически живёт Женя — жена), тот же жилищный вопрос, волнующий если не главных, то второстепенных героев. Телеэкран и радиоэфир, зомбирующие на этот раз не Малаховыми, зато Немцовыми, Полтавченко и Киселёвыми, да и темы под стать и тоже знакомые (библейские даже) — запрет на вещание об апокалипсисе, ужасы на Украине и митинги Парнаса.

Режиссёр вновь прошёлся и по верхам с низами — офисный планктон, в котором плавает Борис, где корпоративной этикой предусмотрено наличие семьи и путешествие в отпуске по монастырям. Обсуждение семейных и межполовых дрязг и эпиляция «зоны бикини» — в салоне, где «живёт-работает» Женя.

Технологии в высшем сегменте потребления тоже есть: если у мужика — Самсунг, то у женщины, что логично, — Apple.

Всплывают и удобные новые отношения — любовница Бориса на сносях и любовник Жени.

И хотя ранее чаще встречалась ситуация дележа ребёнка, его родители предпочитают относительно новый вариант — кто больше НЕ достоин, чтобы остаться с сыном как с обузой…

Анекдоты про тёщу становятся даже слишком суровой реальностью. Первая вызывает ужас и брезгливость, недаром поминая чёрта и бога в одном флаконе, вторая — тихий ужас — на уровне шёпота… Обе подлежат проверке на соответствие званию «мама». Особенно первая… Некоторые (внесемейные в основном) сопровождаются обьяснимой, но ужасающей инфляцией слов «люблю», «целую» при полной физиологичности происходящего…

«Замечательны» и полицейские с их: «нет у системы ресурсов, чтобы искать всех бегунков», прямо сваливая всё на волонтёров. Зато подсказывающих верный путь поиска — торговые центры, где ошиваются подростки…

Мертвечина оживляется только с момента начала поиска, когда загорается огонёк надежды — на экране вместо эгоистичных манекенов появляется какое-то подобие людей. В первую очередь, это относится к волонтёрам. Однако даже эти бескорыстные ребята и девчонки, скорее, поражают уровнем профессионализма и организации, но что у них на душе и есть ли эмоции в принципе — непонятно. Впрочем, и авторов интересуют, в первую очередь, не они…

Пожалуй, символами фильма становятся противоположные в смысле торговые центры и руины, которым присвоено кодовое название — база. Видимо, неслучайно включается в контекст фильма диалог (иногда монолог) поколений — не сегодня все это началось. Что именно? Наверное, действительно — эрозия семьи. Не думаю, что эта мысль относится только к России, но к нам относится совершенно точно. Самое грустное, что Звягинцев повторяет, но с ещё большей убедительностью, сказанное им раньше — апокалипсис случился, но его, как и пропавшего мальчика, никто не заметил.

Отсюда напрашивается и название жанра — фильм тихо ползущего ужаса. Оказывается, для этого не нужны горы трупов, нищета, голод, болезни и т. п. Внешне благополучную жизнь можно показать так, что мурашки бегут и голова начинает болеть. Показательнее первая половина фильма — парадоксально красивая и комфортная, но от которой веет жутью, после чего дарится надежда и… (спойлер).

Режиссура Звягинцева вполне справедливо отсылается к Тарковскому, а теперь и к Бергману. Но можно найти его соратников и в современном кино — Ханеке, к примеру. Уж больно Звягинцев мизантропичен, отыскивая теперь и в среднем классе родовые (российские) травмы и первородные грехи. Искренними смотрятся вообще только страдание и ненависть, и даже эротические сцены при полной естественности (натуралистичности) выглядят исключительно отвратно (поймал себя на мысли, что хочу отвернуться в этот момент от экрана и абсолютно уверен, что в этом и был замысел).

Однако же очевидна и удивительная конкретика и обыденность кинематографа россиянина. В этом смысле он и в контексте новой румынской волны, которая тоже внимательна именно к быту… И все же почерк нашего соотечественника индивидуален и укоренен в первую очередь в наших проблемах. Может, чувствуя этот крен, и каннское жюри не посчитало «Нелюбовь» тянущей на «Большую Пальму». Хотя, повторюсь, темы фильма универсальны — нельзя жить в нелюбви. Как в Писании. Только выдвинут своеобразный антитезис — в Библии нужно жить в любви, а Звягинцев снимает про то, как нельзя жить в нелюбви. Но где граница у этой нелюбви?

В итоге — бег на месте или по кругу и зимний кадр с ограничительной лентой, заброшенной мальчиком на дерево… Границы нет.

11 июня 2017 | 13:52

Заключительная часть отечественной версии сериала про великого сыщика. В основе — рассказы Конан-Дойла на тему немецкого шпионажа в Англии накануне Первой мировой войны.

Считается, что Двадцатый век — не самая удачная из работ на тему Шерлока Холмса, вышедших из-под руки Игоря Масленникова. Нет, к примеру, прежней легкости английского юмора, сочетаемой с еле угадываемой русской душевностью. Ну так и тема — индустриальная, тяжеловесная, военная. Лейтмотив «тряхнуть стариной» возникает именно из несоответствия персонажей «доброй старой (читай — викторианской) Англии» новому времени, где есть заводы-пароходы, танки-пулеметы и т. п. В механистичности эпохи и кроется разочарование создателей (режиссёр сам в этом признавался) — сжившись со своими персонажами, Масленников, Ливанов и Соломин будто не знают, как пристроить их в новых обстоятельствах. В итоге Холмс становится уже не частным детективом, а винтиком в государственной системе. Ватсон, даже более комичный, чем прежде, персонаж (часто чрезмерно нарочито) пытается внести мораль в военную истерию, но в силу собственного комизма и гуманизма остаётся непонятым… И все же они с Холмсом по-прежнему симпатичны. Как и не в меру сентиментальный Лестрейд.

Но больше в фильме не людей, а атмосферы и антуража. Особенно хороши музыка — марши и музыкальный саспенс от маэстро Дашкевича, и работа со звуком. Все эти самолёты, телеграфы, отстукивающие ритм эпохи и фильма как будто метроном, считающий мгно вения до апокалипсиса дают необходимый контраст героев и обстоятельств времени.

В этом смысле финал фильма, основательно переписанный в сравнении с имперцем Конан Дойлем — словно крик души о том, каким был в истории двадцатый век и каким не должен быть век двадцать первый. Пафосно, конечно… Но очень хочется, чтобы Холмс ловил убийц и грабителей, а не разоблачал баронов и лордов, сталкивающих в смертельной схватке целые народы. Так и получился прощальный поклон — усталым и не слишком оптимистичным.

11 июня 2017 | 11:33

Некий лорд Блэкпул, пойманный Холмсом и казнённый через повешенье, сумел, вопреки убеждению одного из рязановских персонажей, сделать веревку фальшивой и убежал аж из гроба. Проникнуть в мистические тайны вновь должен Холмс, ну и Ватсон тоже, конечно.

Гай Ричи после ряда относительных неудач в кино и личной жизни (рядом с Мадонной любой мужчина будет чувствовать себя недоделком) вдруг воспрял (даже удивительно, что продюсеры доверили ему приличный бюджет) и выдал один из лучших энтертэйнментов десятилетия. Смешав и взболтав ретрофутуризм, мотивы Конан Дойля, англосаксонский юмор и авантюризм, в коих собственно дедуктива осталось немного, Ричи создал почти образцовый приключенческий аттракцион. Свой багаж в виде кулачных боёв и сумасшедшего монтажа и видеоэффектов тоже прихвачен, а вместо Питта солирует железный парень Роберт Дауни-мл., проходя по грани придурковатой ироничной гениальности.

p.s. Думается, что последовавший и вызвавший восторги сериал Шерлок вторичен именно по отношению к дилогии Ричи. Только мне так кажется?

8 июня 2017 | 21:25

Этнограф Поражаев находит где-то в горах Памира снежного человека Тапи, что превращает его жизнь в калейдоскоп несуразностей и приключений. А для тапи главная цель теперь — стать человеком.

Условная слава этого фильма связана с его судьбой на полке, куда картину положил главный брежневский идеолог Суслов, разнесший фильм прямо на одном из партийных съездов. На волне возвращения искусства к людям в перестройку и Никудышного человека поставили аж в кинопрокат. Но всего лишь доказали, что политике в нашей стране искусство, а иногда и просто хороший вкус, чужды. При всей антипатии к Суслову Человек ниоткуда — всего лишь недоделанная фантасмогория с неловкой претензией на авангард. С неловкой, потому что нет уверенности в том, что главный советский режиссёр Эльдар Рязанов всё так и задумывал. Неловкой ещё и потому, что никакой крамолы в фильме в общем-то нет — критика бюрократизма даже при Сталине была вполне нормальна, а разве только она и является якобы антисоветской. Некоторые могут найти крамолу в эстетике, но… какая разница, если фильм получился неубедительным. И даже гуманизм советского розлива с мыслью, что человеком не рождаются, а становятся, вызывает ухмылку, нежели умиление

6 июня 2017 | 22:32

Наверное, за рубежами России тоже прилично смеются или возмущаются над нашими представлениями об их жизни, оттого что чужая душа — всегда потёмки, а в итоге отображаются не ее тайны, а вековые стереотипы. И именно это топорное стереотипное представление и бросается в глаза — зажравшийся гротескный Хрущёв, народные песни и пляски ежедневно и под вечные Коробейники (даже странно, что без медведя — видимо, его просто съели и не под калинку-малинку), обилие вульгарно понятой пропаганды и неестественный язык плакатов, толпы народу по поводу и без… Вряд ли к удачам можно отнести и кастинг. Аристократический лик Лоу слабовато соотносится с сибиряком Василием Зайцевым, да и Рэйчел Вайц не то, что бы славянской внешностью обладает. Наверное, поэтому, ну ещё и потому, что напрасных и глупых и не очень жертв с советской стороны в фильме значительно больше, чем немецких, ветераны дружно осудили «Врага…». К их, безусловно, мотивированному и понятному гневу, добавился и Никита Михалков, раскритиковавший американцев (фильм при этом снимал француз Анно).

Однако ж высказывание Никиты Сергеевича превратилось после нелепых продолжений «Утомленных солнцем» в иллюстрацию фразы «Чья бы корова мычала». Тем паче что у Врага у ворот есть куда как более убедительные достоинства.

Одно из них — всё-таки не так часто встречаемый положительный образ если не России и СССР, то хотя бы русских. И Джуд Лоу, хоть и не подходит физиономически, но отрабатывает свою роль по-актёрски, на совесть. Не говоря уже об Эде Харрисе, который не способен сыграть плохо.

К счастью, Анно, конспективно пройдя массовые эпизоды, в итоге и предпочитает, опираясь на актёров, сосредоточиться на частной истории: во-первых, на противостоянии двух личностей. С одной стороны, майор Кёниг — профессионал до мозга костей, с огромным опытом, для которого война — главный «хлеб», а противостояние с русским снайпером становится личным вызовом, возможностью доказать своё эго. С другой — простой русский парень Василий Зайцев, ставший снайпером случайно, постоянно сомневающийся в своей роли героя, который вынужден учиться по ходу дела, в том числе у своего визави, казалось бы, не имея шансов в поединке с человеком, которого даже собственное командование считает слишком крутым для безвестного (тогда) русского.

Во-вторых, есть и история любовного треугольника, в котором смыкаются интересы двух героев в любви к девушке Тане.

В-третьих, есть ещё и история мальчика-разведчика, юного поклонника знаменитого впоследствии снайпера. Как ни странно, но именно он становится двигателем действия, воспроизводя по ходу фильма знаменитую цитату одного из наших классиков, известного своими этическими воззрениями…

Даже из основных сюжетных конструкций становится ясным, что человеческое авторы разбирают только с советской стороны. Неочевидно, но именно в человеческой, а не профессиональной, политической или идеологической, мотивации находится. Кёниг профессионален, а у Зайцева больше моральных оснований на победу — он защищает любовь, мстит за смерть близких, наконец, за него тоже готовы умереть… Это смыкается и с историей войны — не имея ввиду только мораль, мы действительно учились воевать и даже таким зубрам-снайперам приходилось, мягко говоря, нелегко. Бог с ним, что массовые сцены корявы, а Зайцев из-за внешности больше напоминает перевербованного немца, за мысль, в первую очередь, о бОльшей человечности русских, это можно простить.

6 июня 2017 | 20:26

Ледокол Михаил Громов совершает плавание в районе Антарктиды и тут два несчастья одновременно: айсберг и человек за бортом. Капитан ледокола Петров (Н. Федоров) предпочитает спасти сперва человека, а затем уж корабль, но терпит катастрофу. Интриги его же старпома приводят к отставке и назначению нового капитана Севченко (Сергей Пускепалис), прилетающего с родины на… вертолёте. Но неприятности только начинаются…

Николай Хомерики — режиссёр независимый и до Ледокола сымал в меру суровый артхаус. А теперь его дебют — в коммерческом кино. Жанр — скорее, психологический триллер, чем фильм катастрофа, но это не принципиально, потому как главным становится противостояние характеров — волевой требовательный Севченко против открытого, демократичного Петрова. Есть попытка протопоставить их даже в личной жизни — неудачный брак второго на грани распада из-за неуживчивости бывшего капитана с системой, а у второго — жена на сносях поздним сыном и с риском для своей жизни. Впрочем, эта линия кажется рыхлой, вялой, разваленной и не особо к месту. Так что оставим её.

Зато сюжет с гэбистами и интригами, тоже далеко не идеальный в воплощении, попал в строку. Потому как события Ледокола взяты из 1985 года, когда точка кипения советского строя вообще и застоя в частности достигла пика. Конфликт двух людей поначалу кажется различием мировоззрений — сталинистский тип жестокого сухаря и тип либеральный, ценящий человеческую жизнь. И, что характерно, ситуация, скорее, не «легли в дрейф», а «застряли во льдах». Короче говоря, Хомерики превращает корабль в метафору СССРа, который на сильной руке, разбивающей гитару с песнями Цоя, уже не вытянет. Так что никакого спойлера не будет, если напишу, что в итоге с избранием Горбачева и для ледокола лёд тронулся

Это и не только это, роднит фильм с советским кино — метафоричность, второе дно и эзопов язык, психологический поединок, ставка на реализм и т. д. Есть ощущение, что сняв историю про ледокол, Хомерики снимает и про современность и даже делает хитрый прищур в финале — мол, давайте жить дружно… Но есть и проблемы — упомянутая лирическая семейная тема, плюс та же, что у большинства постсоветских фильмов про советы — гэбисты выходят ходульным и малоубедительным злом, да ещё пара ненужных карикатурных деталей из советского быта и ляпов типа вертолёта, летающего на сколько-то там тысяч километров.

Но в целом занятно получилось. Тем более что и Пускепалис хорош, и жанр выдерживает напряжение.

5 июня 2017 | 22:13

Наверное, за рубежами России тоже прилично смеются или возмущаются над нашими представлениями об их жизни, оттого что чужая душа — всегда потёмки, а в итоге отображаются не ее тайны, а вековые стереотипы. И именно это топорное стереотипное представление и бросается в глаза — зажравшийся гротескный Хрущёв, народные песни и пляски ежедневно и под вечные Коробейники (даже странно, что без медведя — видимо, его просто съели и не под калинку-малинку), обилие вульгарно понятой пропаганды и неестественный язык плакатов, толпы народу по поводу и без… Вряд ли к удачам можно отнести и кастинг. Аристократический лик Лоу слабовато соотносится с сибиряком Василием Зайцевым, да и Рэйчел Вайц не то, что бы славянской внешностью обладает. Наверное, поэтому, ну ещё и потому, что напрасных и глупых и не очень жертв с советской стороны в фильме значительно больше, чем немецких, ветераны дружно осудили «Врага…». К их, безусловно, мотивированному и понятному гневу, добавился и Никита Михалков, раскритиковавший американцев (фильм при этом снимал француз Анно).

Однако ж высказывание Никиты Сергеевича превратилось после нелепых продолжений «Утомленных солнцем» в иллюстрацию фразы «Чья бы корова мычала». Тем паче что у Врага у ворот есть куда как более убедительные достоинства.

Одно из них — всё-таки не так часто встречаемый положительный образ если не России и СССР, то хотя бы русских. И Джуд Лоу, хоть и не подходит физиономически, но отрабатывает свою роль по-актёрски, на совесть. Не говоря уже об Эде Харрисе, который не способен сыграть плохо.

К счастью, Анно, конспективно пройдя массовые эпизоды, в итоге и предпочитает, опираясь на актёров, сосредоточиться на частной истории: во-первых, на противостоянии двух личностей. С одной стороны, майор Кёниг — профессионал до мозга костей, с огромным опытом, для которого война — главный «хлеб», а противостояние с русским снайпером становится личным вызовом, возможностью доказать своё эго. С другой — простой русский парень Василий Зайцев, ставший снайпером случайно, постоянно сомневающийся в своей роли героя, который вынужден учиться по ходу дела, в том числе у своего визави, казалось бы не имея шансов в поединке с человеком, которого даже собственное командование считает слишком крутым для безвестного (тогда) русского.

Во-вторых, есть и история любовного треугольника, в котором куратор-комиссар выступает конкурентом своего подопечного в любви к девушке Тане.

В-третьих, есть ещё и история мальчика-разведчика, юного поклонника знаменитого впоследствии снайпера. Как ни странно, но именно он становится двигателем действия, воспроизводя по ходу фильма знаменитую цитату Достоевского, известного своими этическими воззрениями…

Даже из основных сюжетных конструкций становится ясным, что человеческое авторы разбирают только с советской стороны. Неочевидно, но именно в человеческой, а не профессиональной, политической или идеологической, мотивации ищутся истоки победы над немцами. Кёниг все делает правильно, но побеждается Зайцевым, потому что у того больше моральных оснований на победу — он защищает любовь, мстит за смерть близких, наконец, за него тоже готовы умереть… Это смыкается и с историей войны — не имея ввиду только мораль, мы действительно учились воевать и даже такие зубры-снайперы ничего не могли с этим поделать. Бог с ним, что массовые сцены корявы, а Зайцев из-за внешности больше напоминает перевербованного немца, за мысль, в первую очередь, о человечности нашей победы это можно простить.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 0 / 0
5 июня 2017 | 21:06

Генерал-юрист Адамов, как и многие другие первые лица Российской империи, арестован во время октябрьских событий. Однако благодаря давнему делу, в котором он отказался судить трибуналом революционеров, его выпускают из-под стражи. Вопрос только в том, что делать царскому генералу в новой стране?

Удивительно, что фильм вообще был снят в СССР. Вроде бы и не антисоветский, но даже как бы сторонний взгляд на революцию был не то что редкостью, а редкостной крамолой. Но… В основе была повесть Бориса Лавренева, который должен ответить и за другую крамольную писульку с названием Сорок первый. Думается, что целью писателя была реабилитация, по крайней мере, правильных белых. Ну или отображение драмы людей прошлого. Неудивительно, что Говоруха-Отрок из Сорок первого вызывал даже больше сочувствия, чем его возлюбленная, хотя и был неоднозначным человечком, даже отрицательным персонажем.

Но Сорок первый был историей о попытке уйти от выбора, о политической деноминации личности, а Седьмой спутник, несмотря на название и его смысл, объясненный самим же Адамовым, скорее, получился о том, как остаться самим собой в условиях разрушенного или строящегося наново миропорядка. Вряд ли случайна и фамилия, связывающая героя с прародителем рода человеческого. Вроде бы революция не на пустом месте случилась… А сам Адамов является своеобразным хранителем вечного знания. Но и в его теории седьмого спутника есть что-то… Сопротивляться большому телу возможности нет, но идти своей траекторией, в которой жизнь, совесть, ЗАКОН определяют силу государства, спутник даже и обязан. Адамов, понимая невозможность противления народной стихии, и подчиняясь ей, становится для советской власти атрибутом и критерием справедливости, к которой ни царские, ни революционные власти отношения не имеют, раскалывая, а не соединяя мир.

Но это ещё средней степени тяжести грехи перед советской пропагандой, потому что фамилия Адамов дополняется блистательным диалогом бывшего царского генерала и крестьянина-красноармейца о Боге (!) и справедливости. Это в советском-то фильме! Впрочем, затем и Михалков в своей экранизации Гражданки про Бога вставил спич на тему дележа… Но это было потом.

А пока грубая классовая убежденность Кухтина, остановленная в момент нажатия спускового крючка, интеллигентская напористость комиссара (Алексей Баталов, разумеется), метания бывших соратников и друзей (впрочем, находятся и идейные, не метущиеся), наивная простота Кимки (пожалуй, лучшая роль Георгия Штиля) всё-таки определяют сознательность юриста, а не прачки, лишенной дома…

Конечно, несмотря на заявленный режиссерский дуэт, чувствуется бескомпромиссность стиля именно Алексея Германа, смягченная манерой игры Андрея Попова, абсолютно попавшего в своего героя.

Пожалуй, наряду со Служили два товарища и Сорок первым — это лучший фильм о нашем тёмном прошлом начала XX века. Хотелось бы, чтобы были ещё. Седьмой спутник — хороший ориентир.

5 июня 2017 | 20:57

Михаил Сегал, до того снявший фильм исключительно серьёзный про любовь сс-овца и белорусской девушки, вдруг снова (ещё раньше он снимал рекламу и клипы) обратился к коротким формам. В два часа экранного времени уместились аж 4 новеллы. Пожалуй, столь едкого и сатирического высказывания о современности до сих пор не появилось.

Во-первых сама короткометражная форма как раз таки отражает время лучше, чем форма романа — фрагментарность и сиюминутность, внеисторичность лучше укладываются в новелльную структуру, что ещё Тарантино доказал, попадаю, он не делил на части современность.

Ещё одна редкость — это обыгранная в Круговом движении актуальная политика, причём аж до президентского уровня. Хоть Игорь Угольников на Путина не похож, но стилистика верхней власти обсатирена замечательно. Даже Карамзин со своим Воруют задет по самые уши.

Прагматизму совершенно не романтичной эпохи досталось в самой обласканной критиками новелле Мир крепежа. Планируемая свадьба детализируется вплоть до подбора… будущей жизни под лозунгом: Мы должны все контролировать. Пожалуй, в крепеже проявилась главная творческая удача Сегала — тонкость сатиры и доля абсурдизма.

Абсурд достигает апогея в энергетическом кризисе, полном не то сюра, не то метафоры. Кстати, в кризисе явилась и ещё одна тема — разность поколений. Тетенька-библиотекарь — трэшевый представитель литературного мистицизма, своеобразная реинкарнация Пиковой дамы. Да только наоборот — пушкинского Германа погубило прошлое. Библиотекаря победило будущее в виде «невинного» дитяти. Смерть литературы с ее бездной смыслов, да и только. Впрочем, иронический прищур ощущается в этой пьесе не меньше, чем в остальных. Так что посмеяться стоит над обоими поколениями.

А вот в последней части стоит погрустить на вечную тему «отцов» и «детей». Не без нюансов, однако) Эту серию с детьми смотреть не стоит… Откровенно вышло. Впрочем, поколенческий дисконнект между излишне образованным и понимающим процесс сорокалетним редактором и сексуальной девушкой с, на первый разумный взгляд, куриными мозгами явно глубже. Но если присмотреться, то редактор — тот ещё извращенец, а девушка как раз нормальна в чистых эмоциях и более здорова в сексе. Только вот ее норма живёт здесь и сейчас, она телесна и чувственна и внеисторична. И это нормально, когда отсутствует интеллектуальный и исторический бэкграунд. Как говорил совсем другой персонаж и по другому поводу: здоровое, не закомплексованное поколение. И комплексы порождает поколение старшее, связывая молодежь комплексами по поводу незнания мифов. И тогда Волоколамское шоссе превращается из вполне видимой пробки в невидимую братскую могилу, а естественное желание хлебнуть капучино сопрягается почему-то с меркатеровским ледорубом. Ладно, что вывод оптимистичен — каждому — своё. Девочке — несчастный нереализованный комплекс Электры, а дяденьке — тетенька, знающая про ледоруб и Троцкого.

Вот такой вот срез эпохи — смешной и сердитый.

5 июня 2017 | 20:49

Пушкин для русской культуры как Аллах в исламе — снимать пр него картины в общем-то нельзя — обгоришь на солнце русской поэзии. Видимо, поэтому пушкинская биография в советском кино обыгрывалась только вокруг да около.

Вот и Последняя дорога, описывающая события вокруг дуэли Пушкин-Дантес, скорее, описывает влияние Александра Сергеевича на окружающих и его камертонность в определении добра и зла. Ведь даже в смерти он отделил людей благородных от нечестивцев (граф Уваров, Дантес и Геккерн) и сумел изменить сомневающихся или сбившихся с верного путя (Жуковский, Чичерин, Шишкин).

Однако же выдающийся актерский ансамбль и воссозданные детали истории пушкинской дуэли не до конца искупают отсутствие драматургии и цельной идеи. Так что достойный фильм достоин просмотра лишь наполовину.

5 июня 2017 | 20:22

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...