• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
tamar xiii
Людмила Шутько, Россия, Ростов-на-Дону, 33 года, 13 декабря 1983, Ж
Добавить в друзья

 заходила 3 недели назад

Регистрация: 17 декабря 2011 Рейтинг комментариев: Обновления сайта: 0

«Филолог по образованию, редактор и корректор по роду занятий, пишу стихи среднего качества, живу и не мешаю жить другим»

 

Оценки пользователя

все оценки (297)

 


Любимые звёзды

tamar xiii

все любимые звёзды

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 5

Экранизация классического рассказа о патере Брауне — одного из тех текстов, с которых обычно и начинается знакомство с этим бессмертным персонажем. Здравый смысл — против измышлений с претензией на мистичность и романтизм, знание людей — важнейшее дополнение к учету материальных улик, не агрессивный, но четко прописанный, логично увязанный с сюжетом этический посыл: всё характерное для брауновского цикла сконцентрировано в сюжете о «прОклятой книге».

Основной смысл честертоновского сюжета передан адекватно. Считаю правильным, что для его воплощения выбрана именно форма мультфильма. Едва ли здесь найдется кто-нибудь не читавший литературную основу, но всё же не хочу спойлерить, поэтому выражусь так. Интрига рассказа создается тем фактом, что мы не видим происходящее своими глазами, а только читаем изложение впечатлений и переживаний профессора Опеншоу; если это отснять и показать зрителю с нормальным зрением, чуть более внимательному, чем профессор, то он, по идее, сразу уловит подвох; но загадку до поры до времени отчасти спасает условность и стилизованность кукол, вылепленных нарочито грубо.

Слабая сторона мультфильма состоит для меня в неоднородности эмоциональной атмосферы. Общий фон — унылые холодные тона видеоряда и разлитый в воздухе дух деградации, предощущение катастрофы — войны. Это не из книги, а скорее из того времени, когда создавалась экранизация, и всё же я готова признать за режиссером право на авторскую трактовку. Примем это как данность. Но зачем сверх того привносить — опять же не из текста — моменты натужного фарса? (Подчеркнутая английскость — вкрапление английских слов в беседе; чисто мультяшная ловушка в квартире доктора Ханки; совершенно фантасмагорическая мораль в финале — якобы профессор мог не заметить, что вся страна вокруг него готовится к войне.)

Конечно, умом я понимаю, для чего было сделано перечисленное. Режиссер, очевидно, хотел сказать, что, дескать, мы тут с вами заигрались в искусство, в псевдоиностранный театр кукол, между тем как надо выглянуть за окно и ужаснуться, куда катится страна. Эта идея отличается от той, которую заложил автор в рассказе, но по крайней мере не вступает с ней в диссонанс.

Моя претензия заключается в том, что на эмоциональном уровне фарс и общее уныние, чужеродные для Г. К. Честертона, остались еще более чужеродны друг для друга, не дали в смеси чего-то цельного и связного. И эта претензия достаточно серьезна, так как именно из-за нее я не вижу, кому может быть адресован мультфильм. Отдельные эпизоды — детям школьного возраста, другие фрагменты — взрослым, которые в данный момент хотят порассуждать о серьезных вопросах, третьи кусочки — взрослым, решившим вспомнить детство, а всё вместе — никому конкретно (и даже не пресловутой «широкой аудитории»). Значит, по сути не состоялось художественное произведение — связное высказывание, которое всегда обращено к кому-то.

Должна сказать, что «Проклятую книгу» я посмотрела наряду с другими экранизациями, на некоторое время проникшись интересом к циклу об отце Брауне и различным его интерпретациям. О просмотре не жалею и даже могу рекомендовать эту ленту тем, кто увлекся так же, как я в тот момент. Но возвращаться к ней, скорее всего, не буду.

4 из 10

1 марта 2016 | 12:15

То ли суша, то ли море — полоса берега, каждую ночь ее затопляет прилив, и все же там растет трава. То ли дом, то ли не дом — со стороны кажется, что окно-фонарик светит так уютно, но нет настоящего тепла в том месте, где семейная пара, слишком светская, чтобы стать хорошими родителями, оставила на попечении неприветливых слуг свою дочь Марни. То ли тьма, то ли свет — нежный закат или таинственное сияние луны царят в те часы, когда встречаются Марни и Анна. Место действия — не просто фон, а внятная подсказка: есть некая граница, сейчас герои стоят прямо на ней, но рано или поздно придется, наверное, шагнуть на ту или на эту сторону.

Что за граница? Поскольку перед нами сказка, первым делом тянет поразмышлять о переходах между фантазией и реальностью. Надо сказать, они сделаны тонко. Даже к самому концу, узнав биографию Марни (т. е. ответ на главную загадку этого аниме), я все равно не смогла бы ответить, чем было все, что я видела. Встречей двух детей из плоти и крови? Пересечением параллельных миров? Искривлением пространства-времени? Явлением призраков? Воспоминанием, которому добавила красок богатая детская фантазия? Развернутой иллюстрацией к условному наклонению: «Если бы Анна и Марни когда-нибудь встретились, то…» Сном, и если так, то Анна ли видит во сне Марни, или Марни — Анну? Сюжет дает одинаково благодатную почву для всех бесчисленных версий. Признаться, если бы я смогла найти однозначный ответ на свои вопросы, то фильм потерял бы для меня половину очарования.

Но не менее важна еще одна граница — между детством и взрослением. Чтобы приготовиться к взрослой жизни, нужно решить и оставить позади подростковые психологические проблемы.

Не люблю выражение «удобный ребенок», но оно точно описывает то, чем изо всех сил старается быть другая героиня ленты — девочка Анна. Она всегда послушна, вежлива, на всякую просьбу взрослого почти автоматически отвечает: «Да, конечно» (я говорю только о мультфильме, не трогая в данном случае литературный источник). Ее тяготит, что из-за ее астмы приемным родителям пришлось потратиться на ингалятор. Она не привыкла кому-либо возражать и проявлять собственную волю, поэтому долго терпит бестактность одной из ровесниц — пока сама не вспылит.

А еще Анна стремится все делать на «отлично». Приятно, когда тетушка хвалит ее за то, что она хорошо помогает на кухне. Но почти непосильно — показать испорченный рисунок учителю (т. е. тому человеку, чья прямая обязанность — помогать тебе расти, а не только ругать за ошибки).

Корень проблем — в том, что девочка — приемная дочь, за нее государство выплачивает пособие опекунам. Любого другого ребенка родные и близкие любят просто за то, что он существует. А ее ценность (как она сама себе внушила) измеряется деньгами, которые она может дать. Отсюда — далеко идущие выводы. Видимо, она чем-то отличается от окружающих, она «урод». Из-за этого «уродства» ей навсегда суждено одиночество.

Сценаристы намекают нам, что на самом деле Анна не изгой в классе (иначе одноклассницы не потрудились бы занести к ней домой портфель, потерянный во время приступа болезни). Не уникальна и ее проблема — неумение прощать несовершенство ни себе, ни людям (чтобы это понять, достаточно чуть-чуть понаблюдать за одноклассницами или за той гиперактивной толстушкой, с которой у героини вышла нелепая ссора). Анна вполне типична. И все-таки ей одиноко.

Поправлять здоровье Анну отправляют к дяде и тете, в приморский поселок, где живет Марни. Новая знакомая почти идеальна в роли старшего друга (хотя по возрасту, кажется, девочки не отличаются). Она умеет управляться с веслами, держать себя на многолюдной вечеринке, танцевать и, наверное, много чего еще. Но ни минуты не кичится превосходством, а весело и не слишком навязчиво учит подругу то одному, то другому. Та втягивается в новые развлечения (поначалу без энтузиазма) и постепенно свыкается с мыслью, что не уметь чего-то — не стыдно, всему можно научиться.

Не быть «удобной» паинькой Анна тоже учится волей-неволей. Конечно, сказка не была бы доброй и назидательной, если бы Марни впрямую толкала Анну на проказы (разве что совсем немножко). Но события складываются так, что после вечерних прогулок к особняку на отмели совершенно посторонние люди вынуждены то выручать Анну с клочка суши, отделенного приливом от берега, то подбирать спящую на обочине дороги, то искать по всему лесу. И все ей помогают, и никто не предъявляет за это каких-либо претензий. А дядя и тетя не ругают ни за позднее возвращение, ни за испачканный праздничный наряд, принадлежащий их дочери, лечат, когда гостья простудилась, и даже иногда хвалят. Значит, и об Анне можно заботиться просто так? Значит, и Анна не «урод»?..

… К концу фильма Анна поверит в себя, начнет и прощать людей, и просить у них прощения. Вдруг она обнаружит, что жизнерадостная Марни — способная прыгнуть с обрыва или балансировать на носу лодки — за наружной уверенностью прячет страх, так же как Анна прятала за вежливостью свои горькие думы о собственной никчемности. Этот момент, честно говоря, показался мне недостаточно проработанным: слишком внезапно Марни пускается откровенничать, слишком резко меняется ее поведение, слишком нарочито звучит вывод Анны: «Теперь мы поменялись местами». Такое впечатление, что эта часть мультфильма — не о бедах самой Марни, а только о том, что Анна тоже должна кого-то пожалеть, кому-то стать опорой — хотя бы сделать попытку. Так или иначе, девочка найдет в себе силы и для этого.

Главный итог обретенного доверия к миру — в том, что сирота простит свою кровную семью за одиночество первых лет своей жизни. Парадокс (а может быть, наоборот, закономерность, вопреки всем стереотипам) заключается в том, что приемная семья станет после этого только ближе ей, и она впервые назовет опекуншу мамой.

Не гарантирую, что я правильно поняла замысел этой японской экранизации английской сказки. Я описала то, что может увидеть в ней русский зритель — но может и не увидеть. Каждый родитель сам решает, нужны ли его детям уроки, которые можно извлечь из этого сюжета, и в каком возрасте. Думаю, взрослым он тоже может кое-что дать.

7 из 10

6 апреля 2015 | 13:40

Мне кажется, самое интересное в этом мультфильме — реакция разных зрителей на него. То, что мы привносим в мультик от себя. Кто-то приписывает Леопольду всепрощение и дружелюбие, кто-то считает его жертвой — отрицательным примером виктимного поведения.

Как по мне, кот просто занят своими делами. В большинстве случаев ему от мышиных стараний ни жарко ни холодно. А иногда мышатам удается кое в чем насолить ему, но коту не видно, что напакостили именно они. Что изрядно портит мышкам удовольствие от шкоды. При необходимости кот способен и проучить обидчиков — действенно и относительно безвредно ("привидение» в сундуке, кирпич за красной тряпкой). Но он не воспитатель им, в конце концов, чтобы постоянно наказывать. А мстить — ему нет резона. (Один раз в начале сериала выпил «озверин», но больше не повторяет сей неприятный опыт.) Вместо того чтобы расстраиваться и копить обиду, он либо легко исправляет то, что мыши испортили, либо извлекает пользу из того, что уже не изменишь (натюрморт из куска запачканной стены).

Как верно отмечают авторы отзывов, мышек наказывает сама судьба. Они постоянно попадают в ловушки, которые сами расставили. «Не рой другому яму». Этот процесс не так зрелищен, как погоня и противоборство, но сценаристам все-таки удалось сделать сюжеты увлекательными.

Не думаю, что кот хотел бы подружиться с врагами. «Давайте жить дружно» — это не «давайте дружить». Это, скорее, означает «успокойтесь, научитесь мирно сосуществовать с окружающими». Для меня в детстве кот не был особенно интересен. Мышата здесь — дети, и отождествлять себя маленький зритель будет или с ними, или ни с кем. А кот — чужой взрослый, не враг, но и не друг. Когда ему не лень, он потихоньку, с весьма переменным успехом, показывает проказникам норму взрослого поведения.

Немного снижаю балл за не самую приятную графику первых серий. И за выбор персонажей — со временем выяснилось, что он был не так удачен, как казалось. Кот и мыши, извечные противники, должны жить дружно — на момент создания мультфильма это звучало свежо и остроумно. Но обстоятельства изменились. В благополучном, цивилизованном обществе чужой взрослый в глазах ребенка чаще всего похож на Леопольда. А нам, здесь и сейчас, ради безопасности нельзя забывать, что даже у детей есть «природные враги».

В деталях есть смешные неточности: торт ставится в духовку с кремом, кот каким-то образом самостоятельно заперся в закопанном сундуке при помощи висячего замка, разбившиеся мыши выбираются из «быка» сразу забинтованные и т. д. Возможно, кто-то сочтет это ляпами. В детстве я принимала такие моменты как данность, позже — как юмор.

8 из 10

26 июля 2014 | 19:11
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...