всё о любом фильме:

ArmiturA > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей323
в друзьях у328
рецензии друзей31265
записи в блогах-
Друзья (323):

В друзьях у (328):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Основоположник большинства компьютерных поединков никогда не отличался хорошим сюжетом. Собственно, «Уличному бойцу» он и не был нужен, не за то его полюбили. Революционный файтинг брал другими вещами: горой классных персонажей, продуманной системой боя, яркой графикой и динамичным процессом. Как основа для экранизации игрушка подходила слабо, что и подтвердила неудача знаменитого боевика с Ван Даммом. А за год до премьеры провалившегося фильма ватага «стритфайтеровцев» умудрилась забраться сразу в две картины, обе гонконгского производства. И если уморительное «камео» в отличной джекичановской постановке — «Городской охотник» — спровоцировало всеобщий восторг, то фантастическая комедия «Полиция будущего» единодушного признания не снискала. Что, учитывая пиратский статус производства, вряд ли кого-то сильно удивило.

Исполненная в пародийном ключе кинолента сразу дает понять, что из себя представляет. Группа гавриков, различающихся лишь деталями внешности, гордо именуют себя футуристическими копами и противостоят аналогично нелепым плохишам. Схватываясь в курьезных боях, они используют хорошо знакомые спецприемы из Street Fighter, что, конечно, не делает их похожими на игровых прототипов. Еще теплится надежда, что драчливым почином фильм не обманет ожиданий, но вместо этого он предстает сборной солянкой из картин «Назад в будущее» и «Полицейской истории». Доблестные защитники отправляются на пятьдесят лет в прошлое, чтобы уберечь от подосланных убийц будущего судью, в их времени готового вынести смертный приговор криминальному лидеру. И так этой удалой троице нравится в новом времени, что их стараниями тихий Гонконг 93-го начинает походить на размашисто празднуемый день рождения, виновник которого до 28 лет не может закончить школу. Очевидно, в будущем все судьи имеют столь же выдающееся происхождение.

Поскольку авторы сумасбродной свистопляски не владели правами на персонажей игры, то фильм по духу резко отличается от прочих экранизаций «Стритфайтера». В качестве аналога на память снова приходит «Городской охотник», который так же являлся пародией на клишированные боевики. Впрочем, создатели «Полиции будущего» пошли дальше Джеки Чана и Ко — в их фильме обнаруживаются отсылки даже к чаплинской «Золотой лихорадке» и «Рыбке по имени Ванда». Не претендуя ни на грамм серьезности, кинолента ухитряется держать внимание на протяжении всех полутора часов, убеждая в справедливости истины, что «настолько плохое становится хорошим». При должном отношении и самоиронии разработчиков, естественно. Фильм пестрит шутками и гэгами ниже пояса и выше оного, попутно высмеивая кучу подростковых стереотипов. Всерьез озлобиться, кажется, здесь никто ни на кого не способен, благо и симпатичных стройных китаянок на всех желающих хватит. А когда запас остроумия грозится иссякнуть, на горизонте появляются зловредные преступники из будущего, с которыми так удачно можно провернуть парочку знакомых приемов, выстрелов «огненными шарами», «вертушки» и прочие радости.

Глупая экстравагантность фильма больше подходит, что неудивительно, самым безнадежным поклонникам игрушки. Художественная ценность этого творения лишь немногим больше нуля, но приснопамятной экранизации с ЖКВД она способна дать тысячу очков вперед в плане честного отношения к зрителю. Не раз и не два скромненькая картина способна заставить взяться за платок, чтобы смахнуть ностальгические слезы, и, видимо, для этого она дотянула до наших дней, тихонько ожидая интереса. Псевдобойцовский карнавал, стебущийся над нелепостью и бахвальством своей публики, демонстрирует недурной комедийный потенциал «Стритфайтера», который, однако, вряд ли еще когда-нибудь окажется востребованным. Что же, лента более чем отвечает духу своего времени — эпохе зарождения крутых файтингов, обеспечивших раздолье армии игроманов. Какими бы новинками в индустрии компьютерных развлечений не потрясала реклама, а родного духа тех самых, «ламповых» образцов для шестикнопочных джойстиков она не заменит.

22 июня 2017 | 19:50

Англоязычное заглавие «Улыбнись перед смертью» является не случайным, потому что оно полностью подходит кульминации фильма, однако итальянский оригинальный вариант «Улыбка гиены» будет колоритней и правильней, вызывая ассоциации к джалло, пускай это совсем не джалло. Дело в том, что картина снята на схожем стыке страсти и смерти, придающих остроту запутанному детективу с кровавыми убийствами, который пытается распутать простой человек, не имеющий никакого отношения к полиции. Сюжет отлично интригует, предвещая отменный ребус. Всё начинается с самоубийства богатой дамы, чьё наследство переходит её юной дочери, наконец-то покинувшей интернат, потому что насыщенная, однако несчастливая личная жизнь мамы не оставляла времени на воспитание дитя. Героиня оказывается в особняке в компании лукавого отчима, являющегося опекуном, и его скрытной подруги. Ещё добавить к этому подозрительную прислугу с сомнениями девушки в самоубийстве матери, и получим прекрасный фундамент для детективного триллера с массой каверз, авантюр, ложных союзов меж персонажами, обманными ходами, догадками… А если помнить, что режиссёр Сильвио Амадио немало снимал эротику, то в лихо закрученную головоломку добавляется пикантность всевозможных амурных конструкций, когда каждый неровно дышит к каждому, чтобы угодить зрителю на любой вкус и цвет, разно компонуя троицу действующих лиц: роковая женщина-фотограф, немолодой отчим и шустрая нимфетка. Тут даже нарочно фигуристая гувернантка могла легко вклиниться в любовный треугольник, только нечестно было бы разбавлять ещё кем-то фирменное амплуа секс-символа актрисы Розальбы Нери.

И в подобном балансе, скоро переходящем в дисбаланс, режиссёр пытается сочетать авантюрный триллер с эротикой, которая постоянно тянет одеяло на себя. Начальные титры не случайно проходят под лёгкий мотив шаловливого женского напева, настраивая зрителя, что «перчинки» будет много и часто. Детектив, напряжение и подозрение быстро накрываются с головой озорным настроем автора, которому явственно интересней подавать психологический триллер в весьма специфической схеме, когда самый верный контраргумент против любых покушений на жизнь девицы состоит из её скидывания с себя одежды. Понятное дело, что в полтора часа покушений можно уместить прилично, а значит оголений — ещё больше. Наслаждается режиссёр всюду взрослой двадцатилетней актрисой, исполняющей развратного подростка, как упоминалось ранее, забавляясь в различные пикантные сочетания, достойные любого эротического фильма, ведь персонажи выписаны поголовно озабоченными, дабы лишь изредка отрабатывать напряжённые сцены, словно запоздало припоминая о криминальной основе сценария.

Таков фильм, где задел на остросюжетную ситуацию быстро уходит на дальний план, интерпретируя рассказ о наивной девушке-наследнице и двух коварных взрослых, проживающих в загородном доме, в игривую форму сексуальных фантазий. При его просмотре зритель может себя поймать на мысли, что намного удачней было позвать постановщиком, например, старину Джо Д’Амато, который бы не подвёл. В том плане, что он оказался бы честнее, сразу сняв чистую эротику или даже порно — гулять так гулять! — смело отметя за ненадобностью редкие проблески неуверенного триллера. Впрочем, авантюрный итог спасает постановку. Пусть он напоминает припасённый рояль в кустах, не совсем изящно преподносящий сюрприз, тщетно рассчитанный вызвать удивление у зрителя, который из-за частой обнажёнки уже напрочь позабыл про всякие убийства и кого там как зовут из персонажей, зато чувствуется некая режиссёрская ирония с долей чёрного юмора. Самое главное не ждать от фильма чего-то большего, чем эротики с условным триллером. В Лолиту поиграли вдоволь, попугали парой кровавых сцен убийств, моду на лесбийский флёр в кинематографе учли, и даже Розальба Нери упорно в фотографии всматривалась с сосредоточенным видом, чтобы комично «Фотоувеличением» Антониони повеяло — куда же ещё больше требовать от эксплуатационного кино?

5 из 10

21 июня 2017 | 20:34

Видимость

Про таких, как Майло, обычно говорят: «Родился под счастливой звездой». Привлекательная внешность, интеллект гения, надежные друзья, милая девушка и блестящие перспективы. Ничего удивительного, что кронпринц информационного престола с лицом Гейтса и эксцентричностью Джобса спешит привлечь самородка в свои ряды. Талантливой голове — соответствующий размах, и у Майло есть возможность впечатать свои инициалы в бинарную энциклопедию под номером один. Лишь слабый червь сомнений грызет парня — выбирая большое дело, он вынужден расстаться с малым. Карьера обесценивает дружбу, и теперь давний приятель становится конкурентом. Грустить, впрочем, нет времени — запуск новой сверхумной мультиспутниковой программы не за горами, и во имя него не жаль ночей за рабочим монитором.

РЕАЛЬНОСТЬ

Криминально-компьютерная драма с нотками триллера и щепоткой боевика в минимальной степени все-таки базируется на некогда крутых «Хакерах». Та картина зажгла звезду Анджелины Джоли, и кроме того, подсказала направление, по которому двигаться попсовому кино на кибертематику. Однако считать «Антитраст» идейном продолжением не совсем верно, так как структурой сюжета он тяготеет к «Адвокату дьявола» и «Шоу Трумана». Совершенно разные по духу, идее, масштабу и структуре фильмы объединены центральной фигурой обаятельного везунчика, который в один неприятный момент понимает обманчивость жизни и лицемерность окружения. Выдающиеся способности, к великому сожалению, не спасают от потрясений и неприятных сюрпризов. Не жизнь, а запущенный в безостановочном режиме ленточный конвейер несет Майло навстречу горькому осознанию уязвимости в грандиозном высокотехнологичном раскладе. Лишний шаг влево, ненужный поворот вправо ведут к непредсказуемым последствиям, принимать которые приходится с заведомым опозданием. Как выясняется, вопрос доверия с большим отрывом опережает в значимости грядущие миллионные гонорары.

Опьянение

Легко сказать: «Не доверяй никому». Блуждая подобно слепому котенку от одного вероятного союзника к другому, Майло неизбежно обнаруживает себя в углу. Большой бизнес не терпит сантиментов, выживает в нем сильнейший — но что если уникум, сыгранный Райаном Филиппом, тяготится ролью звезды? Скопировавший создателя Microsoft Тим Роббинс декларирует ценности современного общества, в котором жизни различаются лишь величиной денежного эквивалента. Господства монополий подчинили себе множества правил, без которых не могут обходиться люди, и каждый вступающий в круг избранных — господин для тех, кто ниже, и одновременно раб того, кто выше. Власть опьяняет и лишает контроля, но ее основной недостаток в том, что подходит она не всем и не для каждого. Скупой на эмоции Майло — на удивление эффективная попытка изобразить стереотипного сопротивленца могущественной системе. По-хорошему, свою благородную голову юноша должен был сложить сразу же после снятия розовых очков, но из Филиппа получилось и какое-то подобие экшн-героя. В его случае все работает по самому безупречному плану. А как иначе, ведь он же везунчик!

ПОХМЕЛЬЕ

То ли сказалась специфика темы, то ли именам исполнителей не хватило звучности, но «Антитраст» не сорвал всех покровов, хотя это было в его возможностях. Достаточно правдивая картина проржавевших ценностей цифрового века могла стать наглядным пособием под названием «Как не верить людям». Вместо этого создателям приходится довольствоваться статусом продолжения «Хакеров», который по чьему-то недогляду определил судьбу фильма. Странно, что накрепко связав свою жизнь с компьютером, людям в основной массе совершенно не интересен механизм устройства, от которого они настолько зависимы. Неслучайно персонаж Филиппа показан этаким альтруистом, готовым сутками пахать «за идею». В такое действительно поверить непросто, ведь креативный голод не имеет общего с голодом физиологическим. Точно так же крутая бизнес-модель создается с вполне прозаическими целями, а не ради «знания, открытого для всех». Изобретательный коллектив «антимонополистов» достойно справился со своей задачей, и не их это вина, что многим по-прежнему хорошо в мире грез. И осуждать за такую позицию, если уж по-честному, не представляется возможным. У каждого своя правда и похмелье от разрушенных надежд.

21 июня 2017 | 09:21

Рыбацкий городок Антонио Бич готовится торжественно отметить столетний юбилей со дня своего основания. Ночью на город со стороны моря вдруг надвинулся странный туман, густой и светящийся. И в этом тумане в город пришли страшные гости из старинной городской легенды, которых никто не ждал. В легенде говорилось, что ровно сто лет назад в таком же густом тумане у берегов разбилось и утонуло судно с прокаженными, с большим количеством золота на борту. Произошло это не без участия шести жителей городка, заманивших костром корабль на рифы. Гибнувшие в море люди прокляли жителей поселка. И вот теперь само Возмездие пришло в городок в светящихся клубах тумана.

Джон Карпентер, сегодня признанный классик, мэтр хоррора, снимал за свою кинокарьеру фильмы самых разных жанров, часто смешивая их в разных пропорциях между собой. Фантастика, боевики, триллеры, мистика, экранизации книг и комиксов, слэшеры и детективы — Карпентер смело пробовал себя во всем этом жанровом разнообразии как режиссер, сценарист, иногда как актер и даже композитор. Вот и в «Тумане» Джон выступил не только как режиссер и соавтор сценария, но еще сыграл маленькую роль помощника городского священника, отца Мэлоуна, и сам написал музыку к фильму.

И эта музыка рождает тревогу, беспокойство и страх в душе, усиливая ощущение тяжелого сна, атмосферой которого полна мистическая составляющая сценария. Благодаря этой музыке, ужас становится почти осязаемым, как и туман на экране, который создает у зрителя ощущение липкого и тяжелого кошмара, от которого невозможно скрыться. Так бывает во сне, когда хочешь убежать от опасности, но не можешь двинуться, или двигаешься как будто в вязкой, плотной среде, побороть которую нет сил. И вот именно это ощущение неизбежности перед непонятным злом, надвигающимся на людей из тумана, пугает в фильме больше всего. Пугает намного больше обезображенных и изъеденных червями лиц зомби-утопленников, вспарывающих животы своим жертвам ржавыми саблями и абордажными крючьями.

Как раз крови и кишок в фильме немного, пугать ими зрителя для Карпентера слишком просто и скучно. А вот мастерски созданной атмосферой мистического ужаса режиссер тут нагоняет страх отменно и с удовольствием, визуально безупречно выстраивая кадры ночных улиц со стелющимся по ним туманом. Или кадры в церкви, где среди рядов скамеек в дыму тумана вдруг возникают огромные черные фигуры призраков-зомби с горящими дьявольским светом глазами. Как беззаботен, безопасен и светел город днем, в преддверии праздника! И каким жутким он становится ночью, когда мрак окутывает его: неведомая сила вдруг бьет стекла, заставляя выть все автомобили в городе одновременно, гася электричество в домах и на улицах. И только эротичный грудной голос владелицы городской радиостанции в башне маяка звучит в ночи, предупреждая о надвигающейся на город смертельной опасности, призывая не выходить на улицы, закрыть двери и окна и никому не открывать их.

Актерская работа в фильме также радует. Как наличием многих известных имен, так и тем, что роли прописаны достаточно глубоко, а образы и характеры получились очень живыми. При том, что в фильме нет явных главных героев, у каждого персонажа есть своя линия. Они запоминаются зрителям, внося свою смысловую нагрузку в общую схему сценария, раскрывая индивидуальные и яркие характеры. Джанет Ли, та самая, из знаменитого «Психо», тут сыграла общественницу, организовывающую праздник. И она должна его провести, несмотря ни на что, даже на то, что у нее погиб муж прошедшей ночью — в том самом тумане, вдруг окутавшем их баркас и превратившем его в Летучий голландец за несколько минут. Джейми Ли Кертис, до этого игравшая у Карпентера в «Хэллоуине», тут создала образ беззаботной девушки Элизабет, жаждущей приключений и самостоятельности, путешествующей автостопом художницы, волею судьбы попавшей в проклятый городок. Том Эткинс (Ник) — благородный защитник и случайный друг Элизабет, спасающий жителей города от туманной напасти. Хэл Холбрук в роли отца Мэлоуна, нашедший дневник своего предка, тоже священника, открывший тайные и темные страницы из истории городка, ставшие основой того самого легендарного проклятия. Он раздавлен и растерян от открывшейся ему правды, но он готов заплатить долг своего прадеда и искупить вину за убийство и предательство, совершенное сто лет назад шестью заговорщиками и навлекшее проклятие на свой поселок.

Самая интересная и необычная роль тут у Эдриенн Барбо, вернее, у ее голоса. Она и есть та ночная радиоведущая Стиви Уэйн, мать мальчишки-сорванца, которая своим манящим голосом рассказывает новости тем, кто не спит, и ставит для них музыку. Ее голос невероятно красив: он становится густым и сладким, как льющийся в розетку мед, стоит ей взять микрофон в руки — такой спокойный соблазнительный полушепот. По ходу действия голосу добавляются резкие, громкие ноты тревоги и опасности, а ближе к финалу Стиви отчаянно кричит, умоляя о помощи. Она простит помощи не для себя, осаждаемая зомби-призраками. Она просит горожан спасти ее сына, который остался один в доме, в двери которого ломятся мертвые гости. И еще она просит прощения у сына за то, что не может быть сейчас рядом с ним, потому что должна быть тут, на маяке и оповещать всех, куда и как движется по городу туман. Сцена по эмоциональному накалу сильная, но не совсем понятная логически: почему рабочие обязанности для нее важнее жизни сына. Хотя, с другой стороны, как можно заранее знать, где в этом хаосе будет безопасное место, где искать спасения от растекающейся по улицам и закоулкам смерти. И самое главное — как эту смерть остановить? Для чего пришли призраки, за чем, а, может быть, правильнее сказать — за кем?

Правильно говорят, что никогда не надо брать чужое. Тогда вам не придется потом отдавать свое. Пусть даже и через сто лет, когда это чужое давно стало вашим, вам придется заплатить этот долг.

8 из 10

20 июня 2017 | 23:01

Телевизор я практически не включаю, а уж если включил, то из всех телевизионных каналов предпочитаю именно Animal Planet, ибо наблюдать возню бабуинов в саванне гораздо увлекательней и не так противно, как возню тех же бабуинов в государственной Думе или их ужимки на передаче гиены-Малахова. К тому же я просто люблю животных и природу, в детстве любимыми передачами были «Подводная одиссея Кусто» и «В мире животных». Поэтому «Историю олененка» я начал смотреть не без интереса, предвкушая хороший документальный фильм про жизнь красивых и благородных северных животных.

К сожалению, режиссер Триш Митчелл, сценаристка довольно популярного документального сериала «Дикая природа России», видимо, получила заказ от американского аналога передачи «Спокойной ночи, малыши», иначе чем еще можно объяснить, что фильм оказался для детей не старше 3-х лет, знакомящихся с миром дикой природы?

Но даже для малышей, по-моему, важна правда. Точнее, сказка отдельно, информация — отдельно. Любой документальный фильм — прежде всего, носитель информации. Сказочные олени есть в историях про олененка Рудольфа, «Холодном сердце», «Снежной королеве» и т. д. И там антропоморфные животные обусловлены правилами игры, которую ведут с юным (и не очень) зрителем рассказчики и могут действовать наравне с прочими героями. Зачем в «Историю олененка», хорошо снятую, запечатлевшую прекрасных животных в естественной среде, вполне могущую стать отличным познавательным и увлекательным фильмом превратили в идиотский балаган, делая всех оленей (не сказочных, а реальных!) — слугами Санта-Клауса, которые именно по желанию бородатого старпера и орды алчных детей, жаждущих рождественских подарков, преодолевают тысячи миль ледяной пустыни, гибнут, сражаются с холодом, голодом, хищниками и злыми ветрами…

Меня это просто взбесило. Что это за лицемерная паточная ложь, превращающая сильных животных и их борьбу за жизнь в слезливую новогоднюю гирлянду, настоящую не больше, чем ватный снег под елкой? Что это за подлое «информирование» детей? Что это за наука, с детства заставляющая ребенка считать себя венцом всего созданного? Именно так и закладывается потребительское отношение к животным! Именно так природа становится развлечением и шоу, превращаясь в цирк, где затурканные животные выполняют трюки на потеху попкорножующих жирных сопляков.

Нет, я совсем не против сюжетов в документальных фильмах о животных. Сюжеты есть в каждой серии замечательного цикла ВВС «Прогулки с динозаврами» и его продолжениях. Сюжет и даже довольно сентиментальный, понятный и детям, и взрослым, есть в «Медведе» Анно и в той же «Одиссее Кусто». Но сюжеты не превращают эти фильмы в глупые неправдоподобные угодливые сказочки, а раскрывают красоту дикой природы, учат любить и беречь ее, восхищаться ею, уважать ее. После «Истории олененка» уважать этих рабов Санты как-то совсем не хочется.

И еще фильм напирает на абсолютно человеческое — «будь собой», «поверь в свои силы и у тебя все получится!», «действуй», «слушай свое сердце!» Это прекрасно, но… при чем тут олени? И как бы олень не верил в себя, никогда крохотный слабенький олененок не станет ни с того ни с сего вожаком стада, которое он поведет в урочный час к Санте! Это ложь. И очень некрасивая. И использовать для этой лжи животных, которым плевать и на Санту и на детей — некрасиво. Лгущий детям — лицемер вдвойне.

Возможно, авторам не давали спать спокойно лавры «Бэмби». Но «Бэмби» — это добрая сказка и таковой остается. Она учит добру, заставляет детей ассоциировать себя с олененком, помогает разобраться в мире, понять, что хорошо, что плохо. Отсюда можно почерпнуть только то, что олень — слуга Санты и готов в лепешку расшибиться, лишь бы доставить детям подарки. Вот не спит и не ест, только и думает о Санте да о детях!

Что касается картинки, то она весьма интересна. Олени живут своей жизнью, оператор фиксирует на пленку разные моменты оленьего существования — от рождения и первых шагов по снегу — до драк за место вожака, спаривания и гибели в волчьих пастях. И если бы не откровенно идиотский закадровый текст, умильно несущий чушь, был бы добротный документальный фильм, интересный даже детям, которые вряд ли увидят оленей в ближайшем парке (если они, конечно, не чукчи).

Если вам интересны документальные фильмы и животные, а также олени — в частности — выберите другой фильм. Если вы хотите показать своему карапузу, как живут эти звери — выберите другой фильм. Если вы хотите посмотреть красивые кадры дикой северной природы, снабженные тупейшим закадровым текстом — выберите этот фильм. Кстати, когда я услышал, что оленей в пути сопровождают русские церковные песнопения, я чуть не помер со смеху. Митчелл, видимо, уже тогда интересовалась Россией, только использовала свои знания как бабка вертолет — рассаду в нем посадила.

Надеюсь, в следующий раз канал про животных расскажет мне про настоящих животных, и не сделает моржа повелителем стихий, а гуся — президентом страны — под церковную музыку.

4 из 10

20 июня 2017 | 21:45

Рассказ «Семья вурдалака» Алексея Константиновича Толстого нередко переносили на экран. Часто это всё было лишь по мотивам, и добрая половина постановщиков не являлась соотечественниками писателя. Подобный интерес иностранцев к произведению, пожалуй, обусловлен тем, что сам Алексей Константинович написал его на французском языке в юном возрасте двадцати одного года, находясь за границей, будучи очевидно вдохновлённым европейскими готическими новеллами. Ещё следует учесть, что три экранизации, снятые двумя итальянцами и испанцем, выходили в шестидесятые-семидесятые, когда в Европе были популярны фильмы ужасов с применением готики, и фантазия русского писателя являлась благодатной темой, предвосхищающей знаковую повесть Шеридана Ле Фаню и культовый роман Брэма Стокера.

Нынешним режиссёром выступил Джорджио Феррони, ранее неплохо поработавший в схожем направлении, поставив картину «Мельница каменных женщин» («Il Mulino delle donne di pietra»). Взявшись за рассказ, он явственно переделал его, однако даже адаптация в современность не нарушила основную ценность истории. Фильм выделяет сильнейшая атмосфера, подпитанная лекалами классических вампирских новелл. Автор не только придерживается места действия, схоже погружая нас в традиционно загадочную восточную Европу, полную диких преданий и жутких легенд, но и крепко ухватывает саму ауру рассказа, когда зритель, вместе с экранным гостем, оказывается заперт в гостях у проклятого семейства, одиноко доживающего свои последние дни средь леса. Антураж опустевшей деревни, панический страх ночи, свежие могилы с крестами, бесконечные стволы деревьев, где мелькают чьи-то тёмные силуэты, а также местный народный колорит усиливает нужный эффект подачи неторопливой страшилки об упырях, окутанной меланхоличным музыкальным мотивом. Тема вампиров изящно раскрыта в первородном зловещем ключе, уходящем корнями в устный фольклор, где существа являют собой образ бесконечно таинственной нечисти, напоминающей приведения самих себя, когда они ещё были живы. Минимальный грим мертвецки бледных лиц с широко раскрытыми очами дополняет ассоциации со злобными фантомами, которые после смерти возвращаются к близким людям, стремясь погубить их, утащив за собой в чёрную чащу леса, словно от глубокой печали и отчаянной ненависти, что уже сами полноценно не живут, не влияют на судьбу, угрюмо бродя в ночном сумраке подле вкопанных крестов. Они, как хищные тени, снуют за окнами, скребясь и стучась в ставни, тщетно стремясь к полноценной людской жизни, где горит свет, слышны разговоры, сохранён румянец на щеках, бурлят различные чувства, смыкаются жаркие объятья, ведь уже навсегда потеряли всё это, став мертвецами, отторгнутыми смертью, выпавшими из естественного цикла мирозданья. И только горячая кровь манит их ложной надеждой испить её, дабы попытаться вновь обрести заветную жизнь.

Режиссёр сполна передаёт фатальный трагизм рассказа, повествуя свою по-настоящему страшную историю, пугающую не столько некоторыми шоковыми сценами, требующими использования колоритной бутафории — жанр обязывал, а сколько сочетанием упомянутого контраста мира людей, наполненного страстью с любовью, разыгранных с помощью романтической линии и оголённых женских тел, прельщающих своей красотой, как символом жизни, и надвигающимся хмурым царством смерти, неминуемо забирающим себе любого, не щадя даже детей. Каждый однажды завершит свой земной путь, но это не самое страшное, потому что поистине жутко оказаться ненужным закону природы, земле, вере, Богу, вечно блуждая холодным призраком подле родных и любимых, испытывая зависть к ним. Думаю, именно это держал в голове писатель, когда творил свой рассказ, написанный в готическом направлении, пока ещё лишь набирающем литературную моду, куда после добавится внушительная доля чарующего романтизма. И режиссёр придерживался подобного, налегая на вязкую устрашающую атмосферу истории, напоминающую современную легенду, где есть жизнь, любовь, страсть, и неумолимая смерть, настигающая всех предыдущих, а вурдалаки отчасти выступают её метафорой. Автор тесно переплёл народные поверья, ночные звуки, шелест листьев, скрипы, шорохи, искажённые тени от свечей, пугающий детский смех, испуганные взгляды, заточенные колья, постоянную опаску, трагическую романтику, а это всё отлично соответствует книжному духу классического рассказа.

7 из 10

18 июня 2017 | 15:49

В мире бы стало еще больше несправедливости, пройди Финчер мимо бестселлера Стига Ларссона. Многостраничная история женской ненависти к нетерпящим мужчинам идеально подходила наследнику перфекциониста-экстремала Жан-Пьера Мельвиля. Как и французский властитель детективных дум, Дэвид нутром ощущает тягучую бессмысленность жизни по распорядку. В отличие от сомнамбулического существования, подчиненного смертельной гонке с монструозным противником ради жалкого приза и туманных перспектив. Водруженное в событийное ядро дело, которым с одинаковой увлекательностью может быть преступление века и расследование сорокалетней выдержки, подчиняет себе задействованных исполнителей. Извлекает потайные страхи, застарелые комплексы и, как апофеоз, сталкивает с паскудной действительностью, от которой ноги беглецов сами уносят. «Это безумие, чертово безумие» — чуть не деря волосы, восклицает оплеванный журналист, ухвативший шанс взять реванш у обидчика на суде и циничных обстоятельств. Микаэль Блумквист еще не знает, какую извращенно-привлекательную форму способно принять умопомешательство, и какие секреты анорексичной хозяйки выдаст наколотый дракон.

В разумно выгороженном от сомнительных трендов микрокосме Финчера поднятая шведским детективом проблематика ранее была успешно апробирована. «Девушка» логически развивает визионерские ходы «Семи», «Бойцовского клуба» и «Зодиака», превознося безоговорочное господство стиля. Выходец из Колорадо вновь бросает вызов бездушной системе ценностей, в которой и серия убийств может считаться предметом гордости. По режиссерской традиции с обоснованием проблем нет: их обеспечит если не Данте, так книга Левит, а на вахту американских маньяков уже готовятся заступить скандинавские. Мытарства персонажей, вынужденных противостоять вольготно раскинувшемуся злу, привлекают внимание не к мотивации, а к природе создания. Для Финчера в порядке вещей, что распутывать страшные комбинации, зафиксированные протоколами, приходится нерешительному репортеру Блумквисту и безумной хакерше Лисбет. Кроме них и некому — в густо смазанном агрегате истеблишмента действуют нуарные законы Ланга, Хьюстона и Преминджера. О порядочности вспоминают лишь на смертном одре — если повезет. Другое дело — азарт расследования. Он интересен обеим сторонам, а благодаря безукоризненно выстроенному кадру гендерные различия стираются с той же легкостью, с какой по-разному трактуются поступки.

Одержимость режиссера к завлекающей мимикрии съемки создана не на пустом месте. Без оглядки на предыдущую экранизацию Финчер педантично следует тексту Ларссона, но расставляет акценты самостоятельно. Исключительно его заслугой является столь удачная рокировка обязанностей между лидером-мужчиной и исполнителем-женщиной. Движущиеся полфильма по параллельным дорогам судьбы Блумквиста и Лисбет сходятся в тот момент, когда каждый готов раскрыть душу партнеру. Дэвид обходится без напрашивающего взаимообогащения, предпочитая развивать отношения в русле рокового романтизма. Показательна сцена секса, в которой герою Крейга уготовано положение ведомого. Отказ сопротивляться подчеркивает необходимость принять чужие правила, если собственные доказали свою неэффективность. После такого поворота поиски начинают носить прикладной характер, на который не влияет и со смаком преподнесенная кульминация. Как и в предыдущих фильмах, Финчер увлекается игрой с уверенностью хозяина казино. Вожделение риска, удовольствие от чужого мандража и пика страстей подпитывает собственное существо, а психология жертвы оказывается в непосредственной близости от преступника, особенно когда становится известно о тяжелом детстве и нацистских идеалах. Все грешны и безумны, и после отправки грандиозного дела, неминуемо ощущение потери.

«Девушку с татуировкой дракона» от «Зодиака» и большинства нео-нуаров отличает горьковатое послевкусие законченности идеи. Заставив вникнуть в психологию персонажей и прочувствовать их непрекращающуюся рефлексию, режиссер не заигрывается. Напротив, образцовый монтаж помогает воспринимать фильм логичной историей, дающей возможность самостоятельно назначить всех виновных. Достаточно долгое кино на удивление динамично смотрится, а знаменитый финчеровский саспенс обозначается с признания старика-заказчика о неприглядных качествах своего семейства и заканчивается на финальных титрах. При этом картина отмечается зацикленностью на атмосферных изысках, а давящий психологизм и вовсе оказывает недобрую службу. Строгий шведский шарм в сочетании с черно-серой моралью не скрывает слегка чужеродного превращения Лисбет из дикой пантеры в одомашненную тигрицу. Безусловно, Финчер всего только следовал первоисточнику, но концовка вызывает ассоциацию с не озвученным параграфом на успешном сданном докладе.

При всей горделивости дракон остается мифическим существом. О его логике и даровитый постановщик может иметь лишь примерное представление. Впрочем, благодаря блестящему вхождению Руни Мары в сложный, готический образ, охотно признаешь за ее героиней право на любую непоследовательность. Совместными трудами фанатичного неофита режиссуры и способной молодой актрисы хакерское прозвище Оса обрело тонкий метафоричный смысл. Своим стальным жалом она пронзает тело тонущего в жиже предсказуемости общества и нагло бросает ему вызов. При этом очевидное желание извлечь из его недр самую ценную добычу приближает девушку с татуировкой дракона к более традиционному женскому типажу, и в этом ее главная трагедия. Гениальный интеллект тоже подчиняется законам, и установлены они извне. Если суждено им быть однажды разрушенными, то без возвращения за штурвал Дэвида Финчера обойтись едва ли получится.

17 июня 2017 | 15:51

Тогда все было вновь — и поднимающаяся после войны страна, и широкие ленинградские улицы с редкими авто, и молодые увлеченные своим делом специалисты, и, конечно, любовь — всегда новая и чистая, как первый снег.

Когда в 1955 году вышел фильм «Неоконченная повесть» Фридриха Эрмлера, возможно, он воспринимался в привычной социалистической парадигме: он принципиальный инженер, она добросовестный врач, дело превыше чувств и само их дело первостепенное для общества. Но за этой ширмой стандарта режиссер спрятал возможность иных интерпретаций, и потому нам сегодняшним эта картина может многое рассказать тому, кто будет смотреть его без скепсиса и готовности к иронии.

Здесь прежде всего стоит сказать, что в самом соцреализме нет ничего плохого и тем более антиэстетического. Его переизбыток в определенный отрезок времени вызвал пресыщение у зрителя, но сегодня мы же можем смотреть на него с более отдаленных позиций и попытаться объективно оценить не только его недостатки, но и неоспоримые достоинства. Вообще в любом «-изме» самым главным остается сам художник, именно его индивидуальность, его видение мира наполняет любое течение в искусстве смыслом и придает ему ценность. И соцреализм богат творчеством таких титанов, как Георгий Чухрай или Михаил Ромм.

Фридрих Эрмлер в эту плеяду художников-соцреалистов с человеческим лицом прекрасно вписывается, и его лента «Неоконченная повесть» согревает своей человечностью. Герои только на первый взгляд идеологически верные и несгибаемые, но на самом деле внутри каждого из них есть глубокий психологический надлом, но если у Ершова (Сергей Бондарчук) он и внешне выражен в его травме и прикованности к постели, то у Елизаветы Максимовны (Элина Быстрицкая) он глубоко спрятан. Сложно сказать, что предшествовало тем событиям, которые показаны в фильме, через что прошли герои, но итогом этого стало их одиночество. Оба они уже не молоды, за плечами каждого из них — свой жизненный опыт, юношеская романтичность уже уступила место зрелому скепсису… Чуткий зритель понимает, что самоотверженное служение больным для доктора Муромцевой (хочется лечиться только у таких врачей) — это попытка сбежать из собственного плена, так же, как и ожесточенные дискуссии инженера Ершова с другими членами его конструкторского бюро.

И оказывается, что плакатные герои давно уступили место другим типам героев, которые, будучи пропитаны идеологической правдой, могут быть сломлены физически, но не… А вот здесь понимаешь, что и морально тоже. И вообще они обычные люди — понятные и похожие на нас. Делает ли это их слабее? Возможно. Делает ли их это хуже? Нет. Потому что их сила не в неуязвимости, а в способности противостоять, видеть свет, когда сгущается мгла, любить, когда кажется, что надежды уже нет. Наверное, такой в 1950-е была вся страна: ослабленной и надломленной, но жаждущей жизни, обновления, и обретающей силы для своего восстановления только в этом естественном и неистребимом инстинкте жить и расти.

Какую-то особую близость героям придают исполнители главных ролей, судьба которых в чем-то схожа с Ершовым и Муромцевой: первая красавица советского кино Элина Быстрицкая, прожившая всю свою жизнь в одиночестве, и легендарный Сергей Бондарчук — актер и режиссер огромного таланта, в творческой судьбе которого были и заоблачные взлеты, и трудные падения. Легенда гласит, что во время съемок фильма отношения между ними были настолько напряженными, что общие сцены пришлось снимать без присутствия партнера — соединяя затем их в процессе монтажа. Но наблюдая вновь историю невысказанной любви, мы верим, что это лишь легенда, что толику той любви, который горели герой, испытывали друг к другу и артисты. И эта актерская школа, воспитывавшая не только молодых артистов, но и зрителя, тоже является достижением соцреализма, противопоставить которому российский кинематограф пока не может ничего. На фоне исполнителей главных героев не теряются ни артисты второго плана, ни эпизодические роли: Евгений Самойлов, Софья Гиацинтова, Эраст Гарин, Александр Лариков — каждый несет такую яркую и харАктерную краску, без которой общая картина была бы неполной.

16 июня 2017 | 14:09

Итальянский кинематограф умеет не только морально возвышать нас над суетой мира через взгляд таких мэтров, как Федерико Феллинни или Микеланджело Антониони, но и быть близким, понятным и очень смешным. Комедии с Адриано Челентано и Орнеллой Мути именно из этой категории.

«Укрощение строптивого» (1980) Франко Кастеллано и Джузеппе Моччиа давно разошелся на цитаты, а в век интернета и на «гифки» и мемы. Сегодня именно в таких проявлениях выражается всенародная любовь. И, безусловно, эта пара актеров стала одной из самых органичных экранных пар — настолько, что сравнение с дуэтом Мастроянни/Лорен или Бартон/Тейлор не выглядит преувеличением. Челентано и Мути сосуществуют в кадре настолько гармонично, что им удается создать магию — веришь в химию чувств между ними, даже если знаешь, что в жизни реальной ничего подобного не происходило. Но за то мы и любим кино, что оно творит жизнь заново — параллельно и помимо объективной реальности, и в мире кино существуют идеальные пары.

«Укрощение строптивого» в очередной раз убеждает в том, насколько легкий жанр важен для нас: он дан нам не только за тем, чтобы рассмешить, но и чтобы расцветить повседневность, оставить за собой светлый след улыбки. И, конечно, эпитет «легкий» здесь относится к восприятию, но никак не к содержанию. Чего стоит хотя бы аллюзийные заигрывания с Шекспиром через название или россыпь диалогов и афоризмов в фильме — каламбуры и парадоксы достойные классических пьес! Какие типажи созданы, и как они сыграны — метко, иронично, филигранно. Ни Элиа, ни Лиза, ни даже старая экономка Мами не переходят в зону гротеска или карикатуры: они по-настоящему комичны, в художественном смысле.

Итальянская культура подарила миру образ благородной и какой-то оптимистичной бедности (здесь спектр произведение настолько широк, что можно вспомнить даже «Приключения Чиполлино»), не раз подавала пример народно-освободительной борьбы и превратила уличные песенки в высокое искусство оперы, умеет рассказывать о том, что волнует каждого. И произведению не обязательно поднимать темы высокой морали или судеб мира, чтобы быть важным для зрителя/читателя. Ведь ситуации, подобные тем, что преодолевают Элиа и Лиза встречаются в нашей собственной жизни гораздо чаще, нежели дуэли или ратные подвиги.

Поиск своего человека — тема, кажется, настолько избитая, что в ней уже сложно сказать что-то новое. Но ведь для каждого из нас это всегда происходит впервые, и наша собственная история актуальна. И нам приятно постоянно перебирать в памяти какие-то приятные моменты, смешные случаи — именно они и делают нашу историю любви неповторимой. Так же мы узнаем и историю героев фильма, словно бы в какой-то степени превращая ее в свои собственные переживания. Поэтому нам так понятно, что светская красавица поддалась обаянию брутального фермера, модница сменила костюм от Валентино на боты, а столичную тусовку на деревенскую романтику. И поэтому нам так понятно, что замкнутый и недоверчивый к женщинам холостяк забыл свои принципы, хотя и не разучился пока грубо разговаривать, К тому же все это рассказано так смешно и при этом с такой любовью к героям, что после фильме хочется сделать что-нибудь веселое и взбалмошное. С тем, чтобы сохранить свое настроение — на одной волне с фильмом.

16 июня 2017 | 14:01

В моде пренебрежение — к прошлому, его идеалам, его искусству. В моде быть снисходительным и выть выше — с высоты сегодняшнего дня обозревая то, что было до нас. Но в той наивностью, над которой нынешние поколения вольно или невольно посмеиваются, заложен секрет особого взгляда на мир — благожелательного, оптимистичного и кристально-прозрачного.

Ну, когда еще так чисто и правдиво нам бы рассказали о детстве, как не в советском кино? Кто еще, как не отечественные кинематографисты, со своим скупым спектром технических возможностей, умели так передавать ощущения, которые присущи только ребенку? Где бы режиссерско-актерский тандем представлял такую дуальную оптику мира маленького человека: его собственными глазами и глазами взрослого? Ответ один: в фильме «Чук и Гек» (1953) Ивана Лукинского.

И все такое родной в этой истории: и два брата, вечно соперничающих друг с другом, и предвкушение новогоднего праздника с его неосознанным до конца ожиданием чуда, и прекрасно-далекий папа-геолог, и сама повесть Аркадия Гайдара, подарившая когда-то каждому из нас несколько часов читательского счастья. Поэтому внешне можно проявлять отношение к тем временам по-разному, но эпоха задиристых и забавных мальчишек, их отважных отцов-искателей и верно любящих мама у каждого из нас в генетической памяти.

Может быть поэтому имена с неясной этимологией Чук и Гек так заманчивы, что они настойчиво приглашают нас окунуться в мир тех образов и тех надежд, что вели нас в самом начале нашего жизненного пути. Когда крепость из коробок — это самое надежное убежище, а умение находчиво спрятаться во время игры — это, как бы мы сказали сейчас, показатель успешности в жизни, тогда мир огромен и ласков к нам. Когда все преодолимо — и выброшенная в окно срочная телеграмма, и долгая дорога в тайгу — потому что ты заслонен от любых трудностей родителями, тогда понимаешь, что самые вместительные на свете крылья, это крылья любви.

Критики говорили о том, что рассказ Аркадия Гайдара «Чук и Гек», вышедший в 1939 году, это настоящая рождественская сказка, святочная чудесная история с поправкой на эпоху. Все здесь так необыкновенно и волшебно, все заканчивается хорошо, все находится в ожидании праздника, которые, конечно же, прежде всего свершается в сердцах. Здесь нет привычной нам революционной и социальной романтики автора, все настолько поэтично и светло, что делает рассказ очень родным каждому, кто читал его. Возможно, что А. Гайдар внес в него свои личные воспоминания и ощущения, и именно эта его субъективность позволяет и нам вплотную приблизиться к повествовательному пространству «Чука и Гека».

Может быть, поэтому, читая книгу или смотря фильм, так остро вспоминаешь запах снега предновогодним утром, сладчайший вкус запретной сосульки… И хочется плакать о ощущения счастья, что мир такой молодой, и страна твоя только начинает свою жизнь, и мама с папой такие молодые!

Все это бережно сохранено в фильме И. Лукинского: и атмосфера, и детские ощущения, и незамутненное суетой восприятие мира. И образы, воплощенные плеядой артистов, где выделяется своей яркостью Вера Васильева, тоже есть часть той палитры, что воссоздает в нашей памяти иные времена с собственным ароматом и неповторимым детским мировидением.

16 июня 2017 | 13:52

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (56)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Criminal Mastermind

73.3794% (2427)

Green Snake

72.5494% (2126)

Goodfelas

71.3614% (1990)

Дима Васин

70.3108% (1265)

grechkinalex

70.1157% (1249)

Clint_Eastwood_1930

69.6499% (1365)

-Driver-

68.9997% (1865)

s.o.v.@

68.9449% (1536)

Jelius

68.7837% (1255)

tinraki

68.7136% (1883)

Bear Jew

68.6415% (1278)

SKUF

68.4593% (1671)

Misty_Kid

68.2878% (1558)

Tsotne75

67.985% (1864)

Joey_

67.7203% (1640)

in_the_end

67.4246% (1654)

евгенович

67.3769% (2027)

elzrv

67.3708% (3486)

Gmord

67.1854% (2709)

Alchazred

67.1526% (1471)

Toloroloe

67.131% (1444)

Сашка Псих

67.1265% (1313)

garri28

67.0932% (1914)

Vechnov

67.0367% (1335)

Mankustrap

66.9577% (2308)

demure

66.8745% (1625)

Ronfil

66.8053% (1806)

Del Piero10

66.7651% (1472)

KOBZon

66.7425% (2300)

Максим Ишимников

66.7309% (1558)