SaW
Игорь М, Россия, Москва, 27 лет, 16 июля 1991, М
Добавить в друзья

 заходил 4 дня назад

Регистрация: 12 ноября 2006 Рейтинг комментариев: 1 (1 - 0) Обновления сайта: 10 (17 - 7)
 

Оценки пользователя

все оценки (1973)


Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 25

Не знаю, рассчитывала ли режиссер-документалист Валерия-Гай Германика, снимая «Все умрут, а я останусь», получить приз крупного европейского фестиваля со всеми вытекающими, но нужного результата для себя она явно достигла. Ей хотелось без прикрас показать мир, тот, что окружает детей на стадии переходного возраста. Но, увы, опоздала на пяток лет.

На данный момент подростковый образ жизни прилично отличается от того, что показала ВГГ. Штампуя «Все умрут» с ее же «Девочек» она забыла о том, что прошло добрых три года, а мораль меняется подобно моде. Непонятно с какой целью использованы в картине явные пережитки прошлых лет. Теперь показанное можно лицезреть лишь в городах типа «Глубинка» и в неблагоприятных семьях, но уж никак не в заявленном «спальном районе Москвы». Родители, явно выросшие в строгости и воспитаны, что называется, по-советски. «Есть доски, окна заколотить?». На экране скорее время лихих 90-ых, чем наши дни. Непрописанная истина о том, что чаще лучше всего взглянуть на содержание, чем прислушиваться к рекламным слоганам и тому, что нам подают для привлечения внимания — оправдывает себя, ведь на самом деле все может быть совсем иначе. С воспитанием также — лучше заниматься этим самостоятельно, как считаешь необходимым, чем прислушиваться к советам других или читать универсальные пособия.

И пускай фильм интересный, но все же рассматриваемая тема показана однобоко. Режиссер принимает собственную точку зрения как неукоснительную догму и заставляет следовать ей и своих подопечных актрис, чувствуется явная скованность в игре. Взгляд Валерии Гай-Германики на проблему подросткового воспитания хоть и имеет под собой определенное подспорье, но не является при этом однозначным. В качестве главных героев, а точнее, героинь, выступают яркие индивиды в среднестатистическом возрастном ареале людей в возрасте от 14-ти до 18-ти, что не отрицается, но в таком случае позиционирование фильма как «истории о взаимоотношениях трех обычных девочек-подружек» не имеет в себе веса. Одна из главных сложностей в восприятии фильма — это возраст, в котором человек сейчас находится. Содержание зачастую трактуется по-разному детьми и их родителями, и несмотря на то, что этот факт известен — здесь он воспринимается особенно остро, поскольку задета неприятная тема. И здесь важно родителям не воспринять это как типичную историю, а скорее как исключение из правил, а детям — не брать примера с героев, по отношению к которым не чувствуешь жалости и сострадания, а злобу и презрение. Ведь если даже и пить — то культурно…

Подробное, почти анатомическое описание так называемой «дружбы» в фильме, аккуратное, точное вскрытие в начале в итоге привело к летальному исходу, в закрытие сердечных клапанов. Остановка сердца, отсутствие души, ни одного намека на мораль. Так называемое право выбора. Фильм с актуальной темой оказался загублен ручонками женщины-режиссера, самой себе на уме, при этом заглядывающей в нить своих собственных тезисов только наполовину. К тому же наловчённая Гай-Германика не слишком далеко отошла от прежних своих работ. Нарочито-кустарная, практически документальная манера съемки, сбивает зрителя с толка и сгущает краски, заставляя всерьез воспринимать то, что происходит на экране. Этот прием сейчас все чаще используют в игровом кино, но если, например, в фильме «Смерть Господина Лазареску» он оправдан и только на руку повествованию, то здесь статичная камера и плавные переходы совсем не в кассу.

«Все умрут, а я останусь» — исследование, такое же пустое и без показательное, как если бы это было исследование о вреде никотина, проводимое каким-нибудь резко негативно относящемся к этой привычке журналистом — будет показано только самое шокирующее и грязное. Глупое кино, такое же глупое, как и его ветреные героини. И даже немного больно за то, что нынешняя ситуация с подрастающим поколением лучше прописана не в 80-минутном бескомпромиссном исследовании, а в 3-минутной песне группы Kaiser Chiefs. -What did you do today? -I did nothing. Хотя какие к черту Кайзер Чифс — only Звери…

18 декабря 2008 | 19:03

Начальные титры, веселая скрипичная музыка настраивают на почти мелодичный лад и готовят зрителя к веселой комедии. Но все не так, как сначала может показаться…

В основе классического фильма Джорджа Кьюкора «Ребро Адама» положен актуальный и в наше время конфликт между мужчиной и женщиной, проблематика которого передается через грешные поступки обоих. Мужчина, по обыкновению, ходит налево, женщина в порыве страстной ревности и злобы выслеживает мужчину и чуть не убивает его. Но это только физическая составляющая, моральная заключается в столкновении взглядов консерватора-обвинителя и, наверное, только прямо неназванной феминисткой адвокатши, но это было бы не так драматично, не будь они связаны брачными отношениями уже более десяти лет.

Как следствие, судебный процесс становится причиной неурядиц в семье, брак близок к распаду, никто не уступит и будет держаться за свою точку зрения.

Юридический дуэт, разыгранный Спенсером Трэйси и Кэтрин Хепберн, ладен и гармоничен, разыгрывая спор о социальных стандартах Америки того времени, которые ничуть не изменились за 60 лет: мужчины все также предвзято относится к представительницам прекрасного пола, сидящим за рулем, считают их глупыми замухрышками, которым не место в «чисто мужских делах». Одна разница — в настоящее время это не так громко.

Комедийный пласт включает в себя ехидные тычки и мелкие перепалки между супругами, в жизни и в зале судебного заседания. Консервативные суждения прокурора, почитающего букву закона, и либеральный настрой защиты доведены до полного абсурда, что приводит к надрывным смешкам и гоготу зрителей. А забавные оговорки главных героев чего стоят…

Но в конечном счете все сводится к нелепой пародии первоначальной истории, переоценка ценностей на практике. Комедия сплетается с драмой семьи, и вот уже близится кульминационная точка, но и она невольно обрывается, и вот именно в этот момент приходит настоящая истина, эврика половых различий, окончательный постулат, догма, баста.

Фильм заставляет нас повторять зады, учится на ошибках, прислушиваться к ближнему, внимать подлинным словам и действительным канонам. К черту предрассудки, хватит зацикливаться на пустых обидах и ложных уязвлениях.

Вывод, сделанный Кьюкором через финальные слова Адама Бренсона, банален, но точен. «Да здравствуют различия!» И вот здесь уже сложно понять, к чему же все-таки отсылает название фильма — к главному мужскому персонажу этой истории или к главному мужскому персонажу истории мира…

30 ноября 2008 | 17:08

Чтобы рассказать историю о гнилом обществе потребления, символизировав его в главном герое — свихнувшемся яппи-одиночке — режиссер фильма «Бойцовский клуб» Дэвид Финчер в ходе съемочного процесса потратил около полутора тысяч катушек кинопленки — в 3 раза больше среднестатистического количества. И тут возникает главный вопрос — «А стоило ли?»

Ответ — безусловно. Фильму в свое время удалось удачно ударить поддых разлагающемся на глазах нравственным ценностям и корпорациям-монополиям, и при этом не растерять актуальности с прошествием лет. И будет актуален до тех пор, пока общество будет подобно амёбе, пока массовое мнение и сознание будет синонимично глухому пшику, пока Вы не перестанете быть жертвой Икеи и Макдональдса, пока не познаете истинно-платоновскую ценность жизни — будете есть, чтобы жить.

Фильм поставлен по одноименной книге североамериканского писателя Чака Паланика, не менее замечательной, чем сам фильм. Режиссер подобающе отнесся к первоисточнику (что случается весьма редко) и фактически была изменена лишь концовка. Вместе с тем, фильм получил всеобщее признание и теперь стоит на полке каждого протестующего, стык в стык к роману-вдохновителю. И если плод деятельности Паланика стал главным писаным манифестом нонконформизма, то БК — его визуальной утопией. И, как и положено, постигнул ту же участь. После относительно кинотеатрального провала «Клуб» стал хитом ДВД-продаж и до нашего времени успел встать с колен и обрести культовый статус.

Что, собственно, удивительно. Ведь если посудить — то это кино так и соткано из противоречий. Тайлер Дерден, призывающий своих коллег — в прошлом кабалообразных истуканов — сам одевается гламурным подонком, на прическу тратит пол-флакона лака для волос минимум и якобы для удобств (заметьте, удобств, чего вроде бы учение Тайлера не предусматривает) подстригает ногти. Не по-панковски как-то. Хотя это и не ставилось целью. Финчер не призывает массы к уничтожению капиталистических канонов мира сего, как это может показаться изначально, он просто забавляется над ними, намазав тонким слоем мелкокалиберные вызовы — мелькающий член там, кровь на бетонном полу сям. Но заигрывание с потенциальным зрителем гиперболизировалось до прямых призывов вступить в неравную борьбу с человечеством, что привело к неадекватной реакции, вплоть до открытия подобных заведений в реале. Но о них же никто не говорит, ибо «первое правило клуба».

Это, пожалуй, главный и единственный недостаток фильма. И, пожалуй, именно этот фактор позволил ему стать одним из основных символов поп-культуры на пересечении двух тысячелетий. Чего не скажешь о произведении Паланика — автору удалось очертить грани двух миров, дать понять, где реальность, а где место, в котором он сам себе хозяин, позволяет резвиться с красными словцами и сильными, иногда даже шокирующими, метафорами. А что уж говорить о зарифмованном в образах имени главного героя — Рассказчика. По мне, Тайлер Дерден не просто так читает монолог об анатомических и прочих составляющих Джека.

Сейчас творчество Паланика стало неожиданно востребовано. В январе этого года состоялась премьера фильма «Удушье», также поставленного по его произведению. Пока что в планах перенос на экран «Невидимок» и «Колыбельной». Но следует признать, что «Бойцовский клуб», как ни крути, самое легкоадаптируемое и кинематографичное из всего, что есть в творчестве американца. То, что режиссеру не удалось полностью передать атмосферу и суть предоставленного материала — уже другая сторона медали.

Но остальном все очень цивильно — история грамотно отесана, удостоена оригинальной аранжировки и успешно отыграна Эдвардом Нортоном, Брэдом Питтом и Хеленой Бонем Картер, приправлена достойным саундом (хотя чаще всего вспоминают только заглавную и финальную песню в исполнении Dust brothers и The Pixies соответственно) и перемешана ложкой субкультурных воззрений. Даже если закрывать, практически при этом жмурясь, глаза на тот факт, что на настоящее время БК стал частью той серой массы, на которую его главгерои накладывют руки.

Ах да, понятие «культурная энтропия» вынесено в заглавие только для того, чтобы Вы нашли — что это значит. Самосовершенствование — путь великих. Саморазрушение — путь онанистов.

16 октября 2008 | 23:24
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...