всё о любом фильме:

The Tourist > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий200
суммарный рейтинг3581 / 2505
первая5 августа 2011
последняя17 июля 2017
в среднем в месяц4
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (200)

Лекции по криминальной психологии призваны показать студентам образ мыслей преступников. Вроде бы разложены по полочкам мотивы, задокументированы отклонения и объяснены поведенческие шаблоны. Но у абсолютного знания есть и обратная сторона: тот, кто стоит за кафедрой и знает каждый жест преступника, может сам стать идеальным убийцей.

«Опрокинутый сосуд» являет собой настоящий подарок любому ценителю триллеров в целом и Джеймса Мейсона в частности. В первом случае насыщенное, мастерски умещенное в небольшой хронометраж действо буквально учит нас, как триллеры, собственно, делаются. А если охотиться за этим фильмом пришлось ради мистера Мейсона, то вам повезло: сейчас никого не удивишь тем, что актер сам продюсирует кино с собой в главной роли, а вот семьдесят лет назад это было в относительную новику. Продюсер-Мейсон ничем не отличается от своих современных коллег, обеспечивая себе солирующее место в сюжете и ангажируя собственную жену в качестве своей партнерши. Только в его случае это выглядит не бездарным воплощением непомерных амбиций, а вполне грамотным распоряжением имеющихся активов. По сути, Мейсон — единственная крупная звезда здесь, вся идея фильма строится на нем до такой степени, что его герой выступает в роли собственного конферансье, удовлетворяя таким образом жажду любого преступника к внимающей аудитории. Рассудочный врач-трудоголик превращается в упрямого, холодного и в чем-то даже романтического мстителя, одержимого идеальным планом расплаты за смерть своей возлюбленной — это ли не идеальная роль для Мейсона, филигранно отточившего свое искусство владения зрителем! Он не гнушается ничем, заманивая в ловушку виновных, обманывая друзей и походя давая пинка лицемерным сочувствующим. Он учит новичков на собственном примере, оставаясь потрясающе отстраненным даже в минуты всепоглощающей ярости. Получается, что он берет на себя роль бога, решая, кому понести наказание за грехи, и справляется с этой работой весьма и весьма неплохо.

Розамунд Джон отводится символическая роль вдохновителя, а Памела Мейсон и вовсе оттеняет своего звездного супруга, позволяя ему превратить себя в орудие его экранной мести. В итоге мы имеем полуторачасовое пособие по идеальному преступлению. О, сколько их было в кинематографе! И сколько еще будет. Остается только заметить, что, будь я преступником, мне бы хотелось, чтобы мою историю рассказывал голос Джеймса Мейсона.

9 из 10

17 июля 2017 | 01:41

Дракула — это больше, чем имя. Это желание, стиль и удача, слитые воедино и превращенные в молот и наковальню. Почему? Да потому что жгучее желание снять хоть что-нибудь про самого известного из вампиров не покидает кинематографистов вот уже лет сто. Узнаваемый набор приемов и эффектов создает тот самый вампирский стиль, который так нравится зрителям во все времена. А удача — это то, что не всем режиссерам, рискнувшим поставить «Дракулу», удается поймать.

Телевизионных адаптаций у Дракулы столько, что они играют существенную роль, когда речь заходит о титуле самого экранизируемого персонажа. Поэтому нет смысла задаваться вопросом о том, почему Роджер Янг, достаточно известный телережиссер, взялся за очередную экранизацию этого романа. Слабое место такого замысла — потасканность идеи, поэтому козырять остается оригинальным интерпретированием хорошо известного сюжета и актерским составом. Имена у героев остаются все те же, а вот действие переносится в современный Будапешт, где золотая молодежь с полулегальным бизнесом неплохо проводит время. Картонный капиталист Джонатан, святая Мина (командировка на добровольных началах в детский приют в Косово прилагается), распутная сверх всякой меры Люси (зачем с такой красоткой вообще смотреть в сторону зануды-Мины?), святой же Сьюард, задвинутый далеко на второй план Артур и лихой Квинси (еще не ставший Андреем Болконским Алессио Бони) преследуют каждый свои цели в странной игре в кошки-мышки, которую для них организовал граф Дракула.

Патрик Бергин точно не входит в список очевидных кандидатов на эту роль, но к нему очень быстро привыкаешь. Причем, если он сам — это тот самый режиссерский козырь, то идея раздвоить его личность, заставив изображать на полном серьезе и самого себя, и какого-то своего мифического дядю, настолько нелепа, что бедный Джонатан кажется еще глупее, искренне не замечая очевидного сходства. Бергин не особенно-то и старается выглядеть по-разному. Его молодое альтер-эго приветливо улыбается, строит глазки дамам и излучает ауру холодной властности и внушающей уважение архаичности, а дряхлый дядюшка — это все тот же Бергин, но с напудренными усами и шевелюрой. Самые выигрышные куски сырого сценария опять же достаются радушному и моложавому Дракуле, который появляется редко вплоть до конца второй серии и только для того, чтобы иронично пикироваться с идеалисткой-Миной. Люси провожает его заворожено-плотоядным взглядом, а остальные служат фоном для его неторопливого и высокомерного проплывания (в прямом смысле, ибо у RAI есть и такой эффект) через толпу. К слову, спецэффекты у этого двухсерийного фильма соответствующие, то есть любителям кровавых натуралистичных зрелищ достанется только неправдоподобный дымок, изображающий исчезновение Дракулы в лучах солнца.

Джанкарло Джаннини оказывается импровизированным Ван Хельсингом в этом бедламе. Опять же в прямом смысле, потому как он и Сьюард, как и подобает благовоспитанным докторам, проводят больше времени, наблюдая за умалишенными, чем в охоте на нечисть. Вот из него как раз выходит довольно-таки аутентичный Ван Хельсинг! Ироничный, солидный, уверенный и, как и все звезды, редкий в кадре. Есть в нем что-то от Лоуренса Оливье, исполнившего аналогичную роль в фильме с Ланджеллой. Наблюдать за его попытками организовать молодежь в крестовый поход в варварскую восточноевропейскую глухомань — одно удовольствие. Словом, заменить бы половину сцен с мещанским Джонатаном, изображающим столкновение капиталистического разума со сверхъестественным, на развернутое противостояние Бергина и Джаннини, гляди, получилось бы что-то получше лишенного всякой оригинальности straight-to-dvd телефильма.

Уж не знаю, как можно набрести на этого «Дракулу»: ночной показ по кабельному ТВ, специальный квест в попытках заполнить пробелы в фильмографии любимых Бергина и Джаннини или исследовательский интерес ко всем фильмах про вурдалаков. В любом случае, если вы его нашли, то у него есть все шансы произвести приятное впечатление на своего зрителя.

6 из 10

10 июля 2017 | 23:56

Публика любит мистику. Большинство людей хлебом не корми, только дай поглазеть на что-то необычное, таинственное или хоть сколько-нибудь загадочное. Любопытный зритель мюзик-холла может с комфортом расположиться в узком кресле и, выуживая попкорн из бумажного кулька, насладиться музыкально-танцевально-иллюзионным шоу под свист и улюлюканье толпы. Такова проза жизни Великого Максимуса, ясновидящего, гипнотизера и телепата, развлекающего народ в театрах, где больше заплатят. По давно отработанной схеме он вместе с красавицей-женой Рене разыгрывает мистический фарс, производя впечатление не столько правдоподобным чтением мыслей, сколько безукоризненно аристократическим имиджем и повадками придворного прорицателя. В один из вечеров выступление идет не по плану, и не сносить Максу головы, не встреться он взглядом с очаровательной Кристин, пожалуй, единственной в этом зале, кто всерьез воспринял его россказни об экстрасенсорных волнах. На короткий момент Макс превращается из шарлатана в пророка, но пройдет еще немало времени, пока он догадается о роли Кристин в его видениях.

«Ясновидящий» в полной мере не соответствует ни одному из прикрепленных к нему жанровых ярлыков: это триллер без гнетущей атмосферы, драма с единственной напряженной сценой в суде длиной десять минут в конце, мелодрама с лишь вскользь обозначенным конфликтом и, наконец, совсем не детектив. Однако грех снимать фильм про гипнотизера с Клодом Рейнсом, только-только попавшим под голливудские софиты с «Человеком-невидимкой», и не сделать рекламный акцент на ужасах и мистике! А уж Фэй Рэй и Джейн Бакстер дополнят идею до нужного впечатлительным зрительницам любовного треугольника. Вернее всего было бы назвать эту картину романтическим приключением самого честного из всех обманщиков. Да еще и самого наивного. Потому что нужно быть удивительно непроницательным прорицателем, чтобы не замечать влюбленность одной женщины и ревность по этому поводу другой.

Хочется неконструктивно восхититься тем, насколько хорошо Клод Рейнс вписывается в саму идею ясновидения. Он буквально создан для этого, потому как его значительная фигура во фраке и атласном плаще, пристальный завораживающий взгляд и звучный голос, вещающий со сцены, прекрасно соседствуют с лукавым очарованием и обостренным чувством справедливости за кулисами. Ликование от обретенного дара быстро сменяется глубоким осознанием своей ответственности и горечью от невозможности предотвратить все беды на свете, а характерная для рейнсовских героев болезненная гордость не дает Максу размениваться на «пророчества по расписанию». Жаль, что в достаточно маленький хронометраж попросту не умещается весь спектр эмоций и чувств, которыми Рейнс мог бы наделить своего героя, но даже имеющихся штрихов достаточно, чтобы заинтересоваться этим фильмом и добавить несколько поисковых запросов к имени Мориса Элви, бессменного лидера в английском списке самых разыскиваемых раритетных режиссеров.

Играючи Рейнс ставит точку в спорах о том, нужны ли нашему миру пророки и ясновидящие. Уважаемая публика, привыкшая к разукрашенным девицам с канканом, шуточным куплетам и любительским фокусам, видимо, не готова столкнуться с чем-то настоящим.

8 из 10

4 июля 2017 | 03:14

Фильмы вроде этого ставят меня в тупик. С одной стороны, это малобюджетное творение Гарри Бэзила смотрится, мягко говоря, убого на фоне большинства лент родственной вампирской тематики. Местами китчево, местами непрофессионально и практически везде очень дешево. Стандартный straight-to-dvd набор. Но тут фанаты подобного муви праведно возмутятся и правильно сделают. Потому что этих самых фанатов довольно-таки много, и такое кино они очень и очень любят. Любят своеобразную атмосферу неблокбастерного уюта и то, как отполированные до блеска мейнстримовые клише здесь, без звезд, денег и блесток, смотрятся освежающе интересными.

Сам г-н Бэзил кроме этой картины может похвастаться еще парой-тройкой ей подобных да десятком сценарных и актерских сериальных работ. Вообще говоря, прийти к «Полночи душ» можно тремя путями: вы фанат дисков из серии «десять фильмов про вампиров по цене одного», вы фанат всех фильмов про вампиров вне зависимости от их уровня раскрученности или вы фанат Арманда Ассанте. Собственно, кроме него здесь выделять некого. Ассанте — актер значительный и широко известный в узких кругах, всякие номинации и премии у него есть, но иногда он совсем не против сняться в роли главы клана американских вурдалаков и щегольнуть пластиковыми клыками. И если перспектива сыграть кровососа недостаточно заманчива для практически любого актера, то, думаю, знакомство с Бэзилом еще со времен «Безумных денег» с Чеви Чейзом и относительная непривередливость в выборе работы окончательно убедили главную звезду. Понятное дело, Ассанте не выдает ничего кардинально нового, он в хорошей форме, а все его приемы злодея-искусителя отработаны давно и на совесть, так что тут он их включает ровно настолько, чтобы убедительно смотреться главой старинного отеля с замашками мафиози от мира вампиров. Сексуальная напарница у него есть, две дюжины фигур в темных балахонах для совершения обряда воскрешения Сатаны тоже имеются, при отеле есть замечательное кладбище, а солнце в таких фильмах садится быстрее, чем успеваешь наточить кол. Пока Ассанте разыгрывает из себя радушного хозяина, ведет полусветские и полутеологические беседы и страстно сплетается с прекрасными девушками, главный герой по имени Чарли всерьез стремится повторить подвиг Джонатана Харкера, то есть попытаться не умереть идиотом. Попутно выясняя, что круче — меч Святого Георгия или бензопила. Весь сценарий держится на Георгии и его противостоянии с драконами, которые, оказывается, и есть вампиры в иносказательном смысле. Или драконы — это Сатана? Короче, чем-то все это напоминает «Дракулу 2000» с Батлером и «Вампиров в изгнании» с Кэррэдином, то есть идея по сути свежая, но воплощение хромает на обе ноги.

Если бы не откровенно забавные попытки девушек играть удивление/испуг/религиозный экстаз, максимально неподходящая музыка и неудачные ракурсы, оставшиеся на совести оператора, можно было бы порекомендовать «Полночь душ» практически любому. Хотя, как мне думается, если вы входите в одну из трех вышеперечисленных категорий, то свою дорогу к этому фильму вы найдете, пусть даже ночью на канале ТВ3. И, может, даже останетесь довольными.

3 июля 2017 | 01:35

Калифорния — это чуть больше четырехсот пятидесяти тысяч квадратных километров, которые с середины девятнадцатого столетия принадлежат Соединенным Штатам Америки. Здешние фермеры покупали у испанцев землю по восемь долларов за акр; долины и холмы переходили от мексиканцев к испанцам, потом к южанам-американцам, превращались из пустынь в леса, потом в прииски, в пшеничные поля и пастбища, опять в прииски, в сады и даже виноградники.

Спустя несколько десятков лет после золотой лихорадки и вступления в союз штатов осевшим здесь фермерам пришлось столкнуться с новой волной золотоискателей. Но на этот раз авантюристы привезли с собой не только кирки и сито для промывки горной породы, но и мощные водонапорные машины, которые буквально взрезали почву, превращая все на своем пути в тонны грязи, щебня и бревен. Воды Сакраменто стали мутными, а пастбища в низинах захлебнулись илом. И даже судебное решение, в кои-то веки мудрое, защитившее лендлордов от старателей, помогло только на бумаге. На деле местным недовольным под началом полковника Ферреса пришлось своими руками защищать пшеничные поля и яблоневые сады, которые намного дороже любого золота.

Эта интродукция такая же длинная и малоинтересная, как и начало фильма, в котором важный закадровый голос вводит нас в курс дела, давая краткую историографическую справку на фоне шикарных цветных кадров Текниколор. Ее можно смотреть вполглаза, поскольку такой пафос претворяет не что иное, как традиционный вестерн с калифорнийским солнцем, лошадьми, красными шейными косынками, ружьями, динамитом и любовью на фоне природы. Пожалуй, именно визуальный момент у «Золота…» — самый выигрышный. Сочные краски и комбинированные съемки (а это тридцать восьмой год, господа!) не могут не радовать глаз, но все это идет не на пользу сюжету. Студии и Майклу Кертицу так не терпелось выпустить что-то в цвете и заткнуть дыру перед «Робин Гудом», который был еще не готов, что на свет родился этот невнятный сценарий. Вообще говоря, противостояние фермеров и старателей — это хорошо и интересно, но в итоге главный герой с глуповатой улыбкой Джорджа Брента никак не может определиться, чью же сторону он занимает. Мистер Уитби у нас и инженер, и управляющий на прииске, и галантный кавалер, повадившийся ухаживать за очаровательной дочерью местного землевладельца. Естественно, совместить все это без урона невозможно, потому что начальство сверху требует больше золота, а будущий тесть недоволен тающим на глазах наследством, которое Уитби и его старатели пугающе быстро затапливают. Сначала наш герой не понимает, что водонапорные машины наносят непоправимый урон местной природе, потом берется наставлять юного братца своей возлюбленной, настраивая его против отца и толкая молодца со взором горящим прямо в пропасть, а потом и вовсе меняет ориентиры. Создается ощущение, что единственной причиной, по которой героиня Оливии де Хевиленд влюбляется в него, становится слабый интерес Уитби к ее хобби: папочка щедро подарил ей пятьдесят акров под яблоневый сад, видимо, предвидя то, во что стоит вкладывать деньги и земли в будущем в этом крае.

Единственной же причиной посмотреть этот фильм, кроме уже упомянутых и безусловно красивых текниколоровских кадров, можно назвать Клода Рейнса. Он тот самый полковник Феррес: строгий, но справедливый предводитель местных фермеров, ласковый отец для дочери и оболтуса-сына, гордый глава клана, вызывающий вечное недовольство у своего брата и его сплетницы-жены, и нежелательный тесть для Уитби. Рейнс, как мне довелось прочитать где-то, мог бы просто прочесть вслух своим неповторимым голосом сценарий ленты, и это уже сделало бы ее на порядок лучше. Его Феррес остается практически единственным адекватным человеком в этом балагане, прикладывая все усилия, чтобы ни зал суда, ни его собственная гостиная не стали местом вульгарного выяснения отношений. Чем громче кричит его сын Лэнс, проявляя все худшие стороны подросткового отрицания авторитетов, тем тише и значительнее говорит Феррес. Он улыбается, глядя на написанную на доске фразу Линкольна о том, что демократия — это власть людей над людьми и ради их блага, и, кажется, что вся его жизнь до эпизода этого фильма была подчинена этим словам. Вообще, есть что-то в Клоде Рейнсе, что делает выбор его героя глашатаем общественного мнения удивительно закономерным. Его звучный голос, его дар убеждения, его уверенность и ощущение того, что пока он твердо стоит на ногах, все вокруг будут под его защитой, попросту гипнотизирует. И все это тот же Рейнс, который прославился в основном героями с, мягко говоря, спорными моральными ценностями. Тем интереснее выглядит «Золото…», в котором мы в полной мере можем насладиться Рейнсом-праведником. Ну, может быть, не в совсем полной, потому как парик, выбранный для Ферреса, делает Клода Рейнса практически неузнаваемым.

Юная и прекрасная Оливия де Хевиленд, сажающая яблочные деревья, калифорнийские пейзажи, динамитные взрывы, один великосветский прием с яркой демонстрацией неприятия южанами научно-технического прогресса, назидательное начало и конец и прекрасная игра Клода Рейнса — если этого мало, чтобы оправдать существование «Золота…», то будем считать этот фильм очень ярким и красочным экскурсом в историю Калифорнии, на славных страницах которой так много и фруктов, и золота.

14 мая 2017 | 03:13

Сакс Ромер не был особенно успешен по поприще автора скетчей для мюзик-холлов. Он любил мистику и присущий ей антураж загадочности, дружил с Гарри Гудини и пыталсяя на досуге писать что-то, что могло бы составить конкуренцию работам Блэквуда и По, но истории даже не выходили под его настоящим именем и, естественно, не приносили ни славы, ни дохода. И все же этому, на первый взгляд, безнадежному персонажу удалось ухватить за хвост удачу, напав на золотую жилу. И если сейчас имя Сакса Ромера не особенно популярно, то его доктор Фу Манчу живет и здравствует в книгах, на экране и в комиксах уже больше девяноста лет.

Фу Манчу появился тогда, когда неискушенная публика особенно любила несколько клише: зловещих магов, мастеров темных искусств, восточный колорит и псевдошпионские сюжеты. Недаром он стал популярен тогда же, когда Бела Лугоши и Борис Карлофф примеряли на себя образы монстров. Тибетский монах, черный маг и гипнотизер, одержимый идеей мирового господства — Фу Манчу установил стандарты для почти всех восточных злодеев на многие годы вперед. И если в ранней экранизации Борис Карлофф, пожалуй, мало походил на идею, которую продвигал Ромер, то Кристофер Ли чуть позже стал чуть ли не хрестоматийным изображением Фу Манчу. Учитывая ситуацию в кино шестидесятых, нечего было и рассчитывать, чтобы китайского суперзлодея сыграл хоть кто-то, отдаленно напоминающий азиата, а потому получите и распишитесь — глазам англичанина Ли с помощью грима придан характерный восточный разрез, а его зловещая репутация добавляет нужный эффект. Собственно, Кристофер Ли — самая большая удача первого фильма этой франшизы, даже несмотря на то, что он не показывает ничего кардинально нового. Вы видели «Дракулу»? Тогда представьте его в китайском наряде и получите «Лицо Фу Манчу».

Сюжет не следует ни одному конкретному роману, но напоминает их все, потому как они тоже оригинальностью не блещут. Доктору нужна ядовитая вытяжка из мака черного холма, которая поможет держать в страхе сначала Лондон, а потом и весь мир. Храбрый инспектор Скотленд-Ярда против, и его дедуктивные измышления и философские лирические отступления прерываются только сценами с Ли, где он с ничего не выражающим лицом и определенной долей фантазии убивает очередного несогласного. Все это несет в себе очарование только для настоящего любителя старых фильмов ужасов в целом и Кристофера Ли в частности, потому что если сторонний зритель какими-то неведомыми путями выйдет на фильм, то эти сто минут покажутся для него одними из самых скучных в его кинематографической жизни.

Слава Ли и мода на подобные фильмы достаточно долго продлевала экранную жизнь Фу Манчу, так что сейчас ценители смогут перейти к «Невестам Фу Манчу».

11 мая 2017 | 23:59

Над миром нависает невиданная угроза. Злодей с неограниченным влиянием пытается захватить мир, а команда героев, у которых с ним старые счеты, пытается этот мир спасти, преодолев собственные страхи и сомнения и став единым целым. Звучит знакомо? В последнее время раз мы давно привыкли и совсем не удивляемся тому, что раз в полгода в кино выходит очередной блокбастер про чудолюдей с таким сюжетом. Но в этот раз эти невиданные герои — наши собственные.

Причин появиться именно сейчас у «Защитников» много. Современные политические реалии обязывают доказывать собственную состоятельность, в том числе и индустрии развлечений. С одной стороны, формации супергероев как таковой в нашей стране нет, а с другой — зарубежные мстители в масках пользуются у нас огромной популярностью, что облегчает задачу представить зрителю отечественный эквивалент. Большинство юных любителей комиксов и в нашей стране сами могут научить многих продюсеров тому, как из самого обычного парня сделать хоть киллера экстра-класса, хоть загадочного и мрачного виджиланте. Поэтому, по сути, «Защитники» делают попытку переключить внимание с иностранных супергероев на тех, кто ближе к нам не только в географическом, но и в ментальном смысле.

Безусловно, режиссер делает ставку именно на то, что понять и принять Арсуса или Ксению российскому зрителю гораздо проще, чем гения-миллиардера-плейбоя-филантропа или генетически культивированного суперсолдата времен Второй Мировой. И если историческую часть повествования про подпольные эксперименты на грани краха Советского Союза самым юным зрителям нужно пояснить поподробнее, то проблемы «не таких, как все» в современном, быстром, прагматичном мире понятны любому. И если найти свое место в обществе каждому из них почти удалось, то стать командой им еще только предстоит.

Драматическая канва «Защитников» пока набросана короткими штрихами, но даже сейчас понятно, что любой из них мог бы стать самостоятельным героем своего сольного фильма, ведь им есть, что рассказать о себе. Намеками на это пестрит вся картина, и даже несколько слов, скупо оброненных в те редкие минуты, когда за супергероем проступает обычный человек, заставляют задуматься о том, каково жить за маской невиданной силы и скорости.

Патриотизм — это, конечно, хорошо, но самая сложная задача во всей затее «Защитников» изначально была в том, чтобы, в прямом смысле, сделать это кино. Учитывая вопиющую разницу в бюджете у нашей первой ласточки и раскрученных марвеловских проектов, остается только подивиться тому, как, создавая некоторые вещи с чистого листа, в ограниченный срок и без всякого бэкграунда, авторам удалось вообще снять нечто подобное. Нью-Йорк разрушался практически до основания в полусотне разных лент, а вот какое применение можно найти футуристическому комплексу Москва Сити или знакомой каждому Останкинской телебашне — это настоящий вызов для креативности и изобретательности наших кинематографистов. Правда, в отличие от мировых киностудий, имеющих практически безграничные людские и финансовые ресурсы, а также опыт в конвейерном создании таких фильмов, в нашем случае именно «Защитники» станут тем, на что будет оглядываться любой российский режиссер, желающий снять что-то в жанре кинокомикса. Получается, миссия наших супергероев не только в том, чтобы остановить злодея, но и показать и научить, как это делать по-русски.

23 февраля 2017 | 16:47

Каждый год в Сочельник малыши ждут своих подарков, которые должен доставить Санта. Они знают, что целый год Санта наблюдал за ними и теперь вознаградит тех детей, кто слушал родителей, хорошо себя вел и был добр ко всем вокруг. Однако, наверное, никто из ребят не знает, как именно Санта готовится к самому важному вечеру в году.

Пожалуй, в одиночку дедушке ни за что бы не управиться, но, к счастью, у него есть целая армия помощников. Трудолюбивые и веселые эльфы во главе с Эрво целый год мастерят самые разные игрушки, а бдительная миссис Санта Клаус следит за тем, чтобы каждому малышу достался именно тот подарок, о которым он просил в письме. Да, вы не ослышались. Миссис Санта Клаус существует, а уж степень ее важности для всего рождественского мероприятия сложно переоценить. Пока ее муж занят чтением корреспонденции и созданием атмосферы праздника, очаровательная старушка берет на себя весь груз ежедневных обязанностей по ведению волшебного хозяйства. Миссис Клаус не требует признания или наград за свой труд, ей достаточно того, что ее муж и дети по всему миру счастливы. И кто бы мог подумать, что несколько дней вдали от Лапландии могут поставить под угрозу все Рождество!

«Миссис Санта Клаус» задумывалась как репетиция бродвейского мюзикла, которому так и не суждено было появиться. Телевизионный фильм с прекрасной музыкой Джерри Хермана и хореографией самого Роба Маршалла должен был стать основой для долгоиграющей постановки с Анджелой Лансбери в главной роли, которой прочили блестящее будущее. Ладно скроенный и по-праздничному легкий саундтрек и целая компания талантливых поющих артистов — это несомненный плюс затеи, а вот сценарий, рассказывающий не только о жизни невидимой помощницы Санты, но и о женском движении в начале прошлого века, проблемах детского труда на фабриках и многонациональных улицах Нью-Йорка, это не то, что готовы выкупить продюсеры. Под внешней веселостью и сказочностью семейного рождественского мюзикла кроется намного больше слоев, чем можно предположить, прочитав синопсис. Там не написано о том, как покорить очаровательную еврейскую феминистку Нору, если ты всего лишь бедный итальянский иммигрант Марчелло. Или как не стать желающим разрушить праздник злодеем, если твой брат в детстве испортил Рождество тебе самому. Или как совместить прибыль от фабрики игрушек со счетами за уголь и материалы, не прослыв при этом скупердяем и тираном. За полтора часа нам успевают преподать такое количество полезных уроков, что непонятно, как туда уместились еще и радость, веселье и мелодии, напевать которые потом еще можно очень долго. И в этом секрет миссис Санта Клаус.

Анджела Лансбери восхитительна в главной роли, и это не удивит любого, кто хоть раз слышал ее запоминающийся голос и видел ее в кино. Она есть центр происходящего, но за ней видно всех, даже самых маленьких, ее коллег. Она, так же как и ее героиня, незримо дает толчок всему происходящему, тактично и мягко направляя все в нужное русло. Противовесом к ее сказочной доброте выступает Терренс Манн, которому не впервой злодействовать на театральных подмостках. Велеречивый корифей Бродвея, здесь он проходит путь от жесткого мистера Огастеса Пи Тавиша до маленького Огги, чья жизнь изменилась благодаря плюшевому мишке в шелковом жилете.

Возможно, мы и сами не до конца понимаем, как много значит для ребенка его подарок и как сильно от этих самых подарков зависит то, кем мы станем дальше. Так или иначе, нужно помнить о том, что мистер и миссис Санта Клаус приглядывают за нами круглый год, а не только на праздники.

8 из 10

20 февраля 2017 | 18:27

Человек предполагает, а Бог располагает. Можно быть самым скептически настроенным агностиком, даже атеистом, не верить в высшие силы, рок и фатум, но иногда жизнь преподносит такой урок, что невольно начинаешь задумываться.

Утро 7 декабря 1988 года. Этот день начался так же, как и многие другие до этого, с обычных проблем, забот, радостей и печалей, к которым люди давно привыкли. Никто из них не знал, что их планы не стоят и гроша перед силой, которая через несколько часов сровняет с землей дома, вырвет с корнем деревья и обратит в пыль несколько городов и поселков. Землетрясение, ставшее крупнейшим истории Армении, ударило по всем вместе и по каждому из них в отдельности, жестоко перемешав их судьбы друг с другом и удивительным образом расставив все на свои места.

Зритель, знакомый с предыдущими работами Сарика Андреасяна, привык к легким комедиям и не слишком изысканному юмору, но в этот раз все иначе. Эта картина действительно много значит как для самого режиссера, так и для всей российско-армянской съемочной группы. В буднях Ленинакана столько света и человеческого тепла, что невольно проникаешься каждым мгновением жизни этих людей, так быстро ставших тебе родными. За них болит сердце, и это, пожалуй, главное в этой истории.

Возможно, в наши дни стоит присмотреться к идее, проходящей тонкой нитью через судьбы героев Константина Лавроненко, Марии Мироновой, Виктора Степаняна и многих других. К идее того, как сплоченно и без колебаний объединились все выжившие в тот день, как на трагедию откликнулись люди из самых разных стран, как не важно было в те дни то, кто ты и откуда. Это не занудное морализаторство, а простая и понятная человечность, цену которой особенно остро понимаешь в такие моменты. Жизнь и смерть куда могущественнее, чем месть или решетки тюрьмы. Этому придется научиться и юноше и мужчине.

Бетонная пыль осядет очень скоро, но ничего уже не будет прежним. Жизнь продолжится. Построят новые дома и родятся новые люди. И им нужно будет рассказать об этом, передать память о тех удивительных поступках, которые когда-то совершались на руинах спокойной жизни. И, как сказала одна мудрая молодая женщина, ничто не умрет и не будет забыто, пока оно живет в нашем сердце.

22 ноября 2016 | 14:51

Шел 1945 год. Крейсер «Индианаполис» состоял на службе ВМФ США тринадцать лет. Моряки — люди суеверные, и кое-кто из них был уверен, что несчастливая цифра станет роковой для корабля, до того момента удачно выходившего из всех сражений. Но капитана Чарлза Маквэя тревожило не глупое суеверие, а большой ящик, погруженный в трюм его судна с наказом доставить содержимое на Тиниан. От этого путешествия через океан, без эскорта, без охраны, под носом у японцев, будет зависеть ход войны.

1196 человек на борту «Индианаполиса» просто не существовало, как не было и этой миссии, и не было шести японских торпед, протаранивших крейсер на обратном пути через Филиппинское море. В те минуты, когда обреченные офицеры и совсем еще мальчишки-новобранцы отчаянно боролись за жизнь в океанских водах, американское военное командование судорожно пыталось придумать убедительное объяснение катастрофе. Тогда, сидя в одной из немногих спасательных шлюпок, капитан Маквэй раздумывал о том, не была ли это заслуженная кара за доставку атомной бомбы, не должен ли был он погибнуть, выполняя эту работу «почтальона смерти». На его плечи легла не только вина за окончание войны подобным образом, но и ужас от осознания того, что он стал одним из всего трехсот двадцати выживших.

Третья режиссерская работа мексиканца Марио Ван Пиблза имеет в своем рукаве два самых мощных козыря. Первый — это исполнитель главной роли Николас Кейдж. За последние годы это одна из лучших драматических работ актера, которому хватает элегантности не тянуть все одеяло на себя, а оставаться незримым стержнем истории. Кейдж широким жестом дарит зрительское внимание большому числу тех самых мальчишек, которые становятся главными героями трагедии. Каждый со своими мечтами и надеждами, они идут бок о бок с офицерами и капитаном, равные перед лицом смерти. «Нужно внушать не страх, а уважение,» — наставляет своего первого помощника Маквэй и оказывается чертовски прав, потому что на трибунале по делу о затоплении крейсера вся команда будет готова защитить собой своего капитана. Маквэй кажется поистине несгибаемым, абсолютно честным до конца перед верховным судьей и самим собой. Но те кошмары, которые вошли в его жизни в ночь на 30 июля 1945 года могли бы сломать и куда менее крепкого человека.

Вторая большая удача картины — ее акцент не на одном герое или даже корабле, а на людях. Это действительно история о простых мужчинах, честно и преданно служивших своей стране и выполнявших приказы. Они выполняли их вместе, и вместе были готовы столкнуться их последствиями. Их объединял не только тот корабль, который был их единственным пристанищем на многие месяцы войны, не только океан, одинаково беспощадный и к матросам, и к офицерам, но и простое человеческое желание выжить. Там они поняли, что от окончания войны выигрывают обе стороны, вне зависимости от того, что потом скажут историки.

Крейсер «Индианаполис» стал последним тяжелым американским кораблем, затопленным в годы Второй Мировой. Он же стал и первой «жертвой» атомной бомбы. Такая история заслуживает того, чтобы ее помнили даже сейчас, спустя столько лет, когда спорить на тему войн становится увлекательной игрой, а подвергать сомнению храбрость считается хорошим тоном.

21 сентября 2016 | 21:44

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...