всё о любом фильме:
Rigosha
Россия, Саратов, Ж
Добавить в друзья

 заходила 5 часов назад

Регистрация: 31 июля 2011 Рейтинг комментариев: 34 (105 - 71) Обновления сайта: 0
 

Оценки пользователя

все оценки (836)

 


Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 191

«Не хочу быть евреем!», в отчаянии крикнет Юзек, безнадёжно влюблённый в девушку, которая только что попросила его больше не подходить к ней «чтобы не было неприятностей». И на эти слова у Януша Корчака не найдётся ответа. Он расскажет своему воспитаннику о любви и ненависти, отговорит от самоубийства и отыщет лучик надежды даже в тёмном, мрачном мире гетто. Но наедине с собой он, конечно, не может не признавать: быть евреем всегда было непросто, а на данном отрезке истории просто невыносимо. Особенно если ты старый еврей. Тем более, если ты старый больной еврей. Не говоря уже о старом больном еврее, на попечении которого двести детей. К сожалению или к счастью, Юзек, в силу молодости, юношеского романтизма и воспитания, данного Старым Доктором, не осознаёт всего безумия происходящего, а взрослые сделают всё возможное, чтобы их воспитанники, от мала до велика, как можно позже пришли к этому пониманию, создавая свой маленький мирок. Место, где существуют справедливость и демократия в истинном, гуманистическом смысле слова. Островок покоя, где есть забота, участие и настоящая любовь. Надёжный тыл, который дети будут чувствовать до самого конца. Даже в газовой камере.

Говоря о «Корчаке» Анджея Вайды легко отвлечься от фильма в угоду главному герою, и это неудивительно. Чёрно-белая плёнка, умелый монтаж, вплетающий в игровое кино кадры кинохроники, удивительное сходство Войцеха Пшоняка со Старым Доктором делают своё дело, в результате чего лента выглядит практически документальной. А рассказываемая история, начинающаяся для многих зрителей с конца, со знания о поступке директора сиротского приюта, отказавшегося бросить своих детей и пошедшего вместе с ними на смерть, кажется, не оставляет возможности не восхищаться героизмом пана Корчака, урождённого Хенрика Гольдшмидта. Между тем, несмотря на очевидный финал, фильм сосредоточивается не на Корчаке-герое, а на Корчаке-индивидуальности, выдающейся личности, лишённой, однако, какого-либо ореола святости.

«Я люблю детей, но я не жертвую собой ради них. Я делаю это для себя. Не верьте речам о самопожертвовании. Они лживы и лицемерны». С первых слов главного героя становится понятно, что режиссёр далёк от вознесения и возвеличивания Старого Доктора. Подобно тому, как когда-то Корчак организовал в сиротском приюте самоуправление, предложив детям самостоятельно судить тех, кто оступился или сознательно совершил что-то противоречащее законам совести, Анджей Вайда сознательно отстраняется от декларирования собственного мнения. Если учитель — худший тиран для ребёнка, то режиссёр является таковым для зрителя, так что достаточно лишь максимально честно, без выведения какой-либо морали, рассказать историю, предоставив смотрящему возможность сделать выводы самому. Поэтому рассказ о жизни Корчака начинается не с сентября 1939 года. Ведь до этого было несколько десятилетий работы с детьми, и не все они были довольны полученным воспитанием, обвиняя своего наставника в том, что идеализм и вера в лучшее делают выпускников беззащитными и неприспособленными к настоящей жизни, полной войн и революций. Однако не его вина, что зерно, брошенное Гитлером, упало на благодатную почву мелкого бытового антисемитизма, господствующего в Польше практически повсеместно, и отнюдь не война сделала существование евреев невыносимым.

Обозначив предпосылки появления принципов Старого Доктора, которыми тот не поступился до самого конца, Вайда, однако, старается описать его характер максимально объективно, отдавая себе отчёт в том, что далеко не все поступки пана директора могут вызвать полное приятие и понимание. «Человек без чести», по его собственному выражению, пошедший на поклон к предателям, в надежде любой ценой раздобыть деньги на еду для воспитанников, наотрез отказывается от того, чтобы отдать хотя бы некоторых детей в семьи, где они с большей вероятностью выживут. Переживший несколько войн и повидавший всякое, он наивно верит в лживые лицемерные обещания «сильных мира сего», сулящие неприкосновенность приютов. Умеющий находить нужные слова в любой ситуации, способный, кажется, развести любую беду, он сознательно готовит детей к принятию неизбежного конца, настаивая на праве ребёнка не только на полноценную, человеческую, жизнь, но и в равной степени на человеческую смерть.

Неоднозначность образа Корчака в сочетании с метафоричным финалом не могла не сказаться на судьбе картины. Несмотря на тёплый зрительский приём в Каннах, фильм никогда не был в широком прокате из-за обвинений режиссёра в антисемитизме — по мнению критиков, Вайда целенаправленно избегал упоминания участия поляков в геноциде евреев, а смерть детей в Треблинке представил как своеобразное спасение. Однако обличители предпочли не заметить того, что антагонистом главного героя является не война как таковая, а жизнь, в которой несправедливости, жестокости и предательства становится слишком много. При этом совсем неважно, на каком языке разговаривают люди-носители нового порядка. Немецкий язык звучит только в разговорах Корчака с гестаповцами. Молча, но с видимым удовольствием, человек снимает на камеру горы трупов на улицах. Молчит солдат, охраняющий стену, окружающую гетто. Молчат санитары, раздевающие мёртвую женщину и бросающие её в груду точно таких же голых и беззащитных покойников, не дав маленькому сыну попрощаться с матерью. Именно от нарастающего безумия этого мира и пытается укрыть Корчак своих воспитанников. В своём мини-государстве, в доме с заколоченными окнами и строгим запретом выходить на улицу. В иллюзии увеселительной прогулки во время последнего шествия по городу из гетто на вокзал. В тёмном страшном вагоне поезда. Порядочность по Корчаку — защита тех, кто тебе доверяет, до самого конца. И в этом нет никакого героизма. Он сделал это для себя. Просто потому что не смог иначе.

31 мая 2017 | 07:57

Внезапно высокие сборы кинокомикса о приключениях пятерых незадачливых вояк в далёких-далёких галактиках под качественный саунд а-ля семидесятые неизбежно привели к появлению сиквела. Вдохновлённый нечаянным успехом первой части и вооружившись олимпийским девизом, Джеймс Ганн соорудил ещё более аляповатую нелепицу, справедливо рассудив, что кашу маслом не испортишь, а значит, можно и дальше доить свою космическую корову с неожиданно тугим выменем.

Простоватый (для большей близости к народу) парень, качок-правдоруб, говорящее дерево и меховой агрессор — эта компания смотрелась относительно свежо в фильме 2014 года, хоть толерантно зеленокожая супергёрл в обязательном костюмчике, выгодно обтягивающем все соблазнительные выпуклости, и напоминала, что комикс — действо достаточно шаблонное по сути своей. Тремя годами спустя создатели франшизы решили закрепить успех, охватив как можно большую часть зрительской аудитории. Девочкам — мускулистые торсы, мальчикам — симпатичные тёлочки разных цветов и размеров, любителям СПГС — философия Дракса, фанатам котиков и прочей мимимишности — енот в комплекте с няшноглазым малышом Грутом. И всё было бы ничего, если бы не неоправданная упоённость режиссёра собственными способностями кинодела, выразившаяся в раздражающей небрежности по отношению решительно ко всему. Да, «Стражи Галактики» — это экшн, и здесь сложно придираться — визуально фильм очень неплох. Однако убийственная нелогичность сюжета, которую уже не оправдаешь претензией на оригинальность и непохожесть, вкупе с наивными попытками придать персонажам объёма, приписав тем невнятные взаимоотношения и мутные семейные связи аля «Форсаж» новой волны, сводят на нет все попытки Ганна прыгнуть выше головы и запомниться в качестве режиссёра действительно необычного комикса.

И дело не только в том, что Крис Пратт в состоянии демонстрировать актёрские способности лишь на фоне тупого качка, животного и растения. Возможно, бабушка Джеймса Ганна заставляла его в детстве смотреть мыльные оперы, или просто в двадцать первом веке действительно сложно придумать нечто кардинально новое, однако режиссёр демонстрирует полную профессиональную беспомощность, ваяя примитивную мелодраму о том, что отец не тот, что дал генетический материал, а тот, что воспитал. Разбавление действа убогими шутками о размерах куч дерьма, наличии или отсутствии члена и гэгами, строящимися на неспособности всех рас отличить енота от собаки навевает откровенную скуку. А убийственная вторичность ключевых эпизодов (что, конечно, можно было бы назвать стилизацией или аллюзиями, будь это выполнено не так топорно и бессильно) вызывает лишь желание пересмотреть «Звёздные войны», «Кингсмена» и другие примеры фильмов достаточно ярких, чтобы заимствовать из них цитаты, сюжетные повороты или целые сцены.

4 мая 2017 | 21:40

Сакутаро коллекционирует олдскульных роботов, пишет научно-фантастические повести и очень любит свою жену. Сэцуко готовит вкусные ужины из луковиц, так напоминающих Сатурн, всегда первая читает рукописи Сакутаро и, конечно, очень любит своего мужа. Можно бесконечно наслаждаться тем, как горит огонь, течёт вода и смотрят друг на друга безоглядно влюблённые, но режиссёр Мамору Хоси не даст зрителю такой возможности. Очень скоро из рук Сэцуко выпадет корзина с подаренными соседкой каштанами, хрупкое тело пронзит боль, и доктор, вместо «поздравляю Вас, Вы беременны», озвучит страшный диагноз, отмеряющий короткий срок оставшейся жизни. Однако Сакутаро сделает всё, чтобы с лица Сэцуко не сходила улыбка, ведь, как известно, смех — лучший способ борьбы со смертью. Каждый день он будет писать по одному рассказу, и каждый рассказ отдалит уход любимой жены ещё на несколько часов, которые сложатся в недели, месяцы и годы. Их будет в пять раз больше, чем предсказывали врачи, а это ли не самый ценный подарок, доступный, пожалуй, только истинно любящим.

Синопсис фильма обещает смех сквозь слёзы и неизбежный эмоциональный катарсис — а как может быть иначе, если главным героям приходится служить живыми воплощениями тезиса о смерти, которая, в конце концов, всё же их разлучит. И быть «1778 историям обо мне и моей жене» японским «P.S. Я люблю тебя», если бы для создания качественной драмы было достаточно лишь потенциально слёзовыжимательного сценария о двух влюблённых, один из которых трагически не вовремя умирает. Однако, если в американской экранизации ирландского любовного романа был соблюдён баланс между флэшбеками и центральным сюжетом, а взаимоотношения персонажей со всеми дурацкими ссорами, бурными примирениями, романтической бытовухой и бытовой романтикой отличались флёром нарочно-не-придуманности самой жизни, японский фильм предлагает зрителю лишь определённый визуальный ряд, сопровождаемый закадровым текстом от лица главного героя, движущиеся картинки, правдивость и реалистичность которых необходимо просто принять на веру.

Мамору Хоси никак не может нащупать нужную тональность повествования, баланс между трогательной наивностью и откровенной глупостью упорно склоняется в пользу последнего, в результате чего зритель постоянно чувствует себя лишним. Немногие действительно удачные эпизоды вроде сидения под зонтом в собственной комнате, в надежде спастись от дождя, пробившегося сквозь протекающую крышу, кажутся слишком интимными, чтобы транслироваться на большую аудиторию, как если бы в кинозале показывали милое хоум-видео с шутками, понятными только двоим. Между тем, большая часть действий персонажей ориентирована исключительно на удовлетворение собственных эгоистических потребностей. Декларируемое упорно не совпадает с демонстрируемым: Сакутаро заставляет себя писать истории каждый день и для этого отказывается от прибыльного контракта, который мог бы помочь достать нужные лекарства; он хочет отвлечь жену от мыслей о смерти и идёт развлекаться без неё — она потом прочтёт обо всём в очередном рассказе. Сэцуко, в свою очередь, играет роль послушной японской жены, что, впрочем, не мешает ей критиковать экзерсисы мужа за несоответствие жанру и периодически устраивать истерики, потому что Сакутаро тратит жизнь не так, как, ей кажется, следовало бы. 

Выбранная режиссёром интонация с постоянными акцентами на кажущихся ему важных, а на деле предсказуемых и от этого тривиальных деталях вроде забинтованных пальчиков Сэцуко или растущей кипы рукописей Сакутаро, и бьющей по ушам своей активной трагичностью музыке раздражает зрителя, желающего чувствовать себя хоть немного умнее малыша, которому нужно разжёвывать очевидные вещи. Отчаянную беспомощность простой, и где-то даже банальной истории, безжалостно растянутой на два с половиной часа за счёт бессмысленных вставок из рассказов главного героя, лишённых всякой логики и обогащённых спецэффектами из 1960-х без всякого намёка на стилизацию, не могут спасти ни неплохая операторская работа с любопытными ракурсами, ни внезапно появившиеся между главными героями за десять минут до финала взаимные чувства. Нельзя дважды произвести первое впечатление, и «1778 рассказов обо мне и моей жене» так и останется похожим на толпу японских туристов — шумных, словоохотливых, суетливых, старающихся сделать хорошее фото на фоне красивого, по мнению многих, пейзажа. Набором визуально симпатичных и лишённых какой-либо смысловой наполненности кадров для профиля в Инстаграме, который непременно наберёт много подписчиков, желающих скоротать вечерок, скролля чужую, такую ненастоящую жизнь.

26 марта 2017 | 18:13
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...