Кино-Глаз
25 лет, 18 июля 1993, М
Добавить в друзья

 заходил 3 часа назад

Регистрация: 12 июня 2011 Рейтинг комментариев: 73 (1117 - 1044) Обновления сайта: 8267 (8496 - 229)
 
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 1

Сейчас даже трудно представить, что один из важнейших фильмов в истории кинематографа, ставший теперь классикой мирового значения и имевший солидный кассовый успех, был весьма прохладно, если не сказать, отрицательно воспринят ведущими западными кинокритиками того времени. Связано это, в первую очередь, с тем, что специфический, коммерчески ориентированный субжанр «спагетти-вестерн», зародившийся в конце 1950-х годов в итальянском кинематографе, на тот момент отошедшем от традиций послевоенного неореализма, всё же мало кем воспринимался всерьёз, хотя был весьма популярен у зрителей. Собственно маргинальным этот субжанр остаётся и по сей день. Ведь важнейшими для киноискусства спагетти-вестернами, стали пожалуй лишь две картины: «Хороший, плохой, злой» (1966), завершающий знаменитую «долларовую» трилогию и «Однажды на Диком Западе» (1968), снятые одним и тем же режиссёром — Серджо Леоне.

Играя на, казалось бы, сугубо американском материале, этот европейский субжанр буквально переосмыслял классический голливудский вестерн 1930-1940-х и начала 1950-х годов. Спагетти-вестерн ломал все правила и каноны настоящего вестерна, из-за чего ведущими корифеями жанра признавался эксплуатационным ширпотребом и чуть ли не издевательством над вестерном, который к тому времени достиг своего упадка, а появление неовестерна было ещё впереди.

Однако ещё сложнее представить, что и сами создатели (как они сами позже признавались), не вкладывали в своё произведение ни малейшего подтекста и какой-либо смысловой нагрузки, а всего лишь пытались создать очередной зрелищный фильм с расчётом на солидный кассовый успех и не более того. Феномен этой картины заключается в том, что авторы создавали шедевр, даже не подозревая об этом. По этому поводу стоит заметить, что согласно одной из концепций в теории киноискусства, кино или конкретно фильм — это некое подсознательное воспоминание (зрителя или автора). Ведь история знает немало выдающихся деятелей искусства, которые сами того не осознавая, на подсознательном, интуитивном уровне создавали гениальнейшие произведения. Пожалуй, в этом и заключается феномен гениальности (в отличие от таланта).

Сюжет фильма довольно прост: во время Гражданской войны в США трое преступников Дикого Запада пытаются отыскать пропавшее золото конфедератов с целью личного обогащения. Несмотря на то, что ради поиска они вынуждены объединить свои усилия, каждый всё равно преследует свои личные цели и на самом деле не собирается никому уступать.

Главным мотивом «Хорошего, плохого, злого» является мотив поиска сокровищ — один из ключевых архетипических мотивов в мировой культуре, выделяющийся как производная общего архаического, гомеровского мотива путешествия и странствий (так называемой «одиссеи»). Берущий свои корни ещё в архаическом фольклоре и восходящий к античной мифологии и литературе (миф об аргонавтах, отправляющихся на поиски золотого руна), он далее сквозной нитью проходит в литературных произведениях последующих эпох: Средневековья (артуровский цикл), Возрождения и Нового времени («Золотой жук» Эдгара По, «Остров сокровищ» Стивенсона, «Сердца трёх» Джека Лондона и множество других), а затем предстаёт в самом молодом из всех видов искусств — кинематографе, достигая максимальной художественной выразительности в фильме «Хороший, плохой, злой». Примечательно то, что американские прокатчики изначально собирались присвоить картине название «Река долларов» по аналогии с предыдущими частями «долларовой» трилогии. Ведь река, течение — это и есть путешествие, странствие.

Леоне мало волнует, зачем Человеку без имени, прозванному Блондинчиком, золото и что он будет с ним делать дальше. Режиссёр даёт лишь иллюзорный намёк, что золото — не самоцель, а только повод. А повод — бесконечное, повторяющееся странствие и поиск. Вот он сменит плащ на пончо и отправится в городок Сан-Мигель — туда, откуда всё начиналось. Обманчивый финал, на первый взгляд, кажущийся счастливым, на самом деле не такой уж оптимистический. Человек без дома, без близких, «без имени и, в общем, без судьбы» будто ветер в диких североамериканских прериях — фатально обречён на вечное странствие и скитание, зацикленное до бесконечности. В какое море впадает эта «река долларов» и впадает ли куда-нибудь вообще — так и остаётся непостижимой загадкой.

Режиссёр ещё в самом начале обозначает, что злой, плохой и хороший — это Туко, Сентенца и Блондинчик соответственно. Для этого он стильно использует лаконичные интертитры красного цвета (намёк вполне ясен). Однако как плохим, так и хорошим, так и злым можно справедливо назвать всех трёх главных героев картины, раскрывающих тройственность своих натур. Внимательно просмотрев фильм, можно подсчитать, что Хороший за всё время действия убивает больше людей, чем Плохой и Злой вместе взятые.

Картина с самого начала поражает своим аудиовизуальным решением, которому Леоне всегда придавал большое значение. Великолепная операторская работа с обилием искусно снятых натурных планов и знаменитое довольно оригинальное авангардистское музыкальное сопровождение Эннио Морриконе, имитирующее вой дикого койота, ставшее не только одной из визитных карточек этого кинокомпозитора, но и одним из самых знаменитых саундтреков в истории кино — всё это на высшем уровне представлено в фильме. И конечно же, Клинт Иствуд, создавший один из самых знаменитых кинообразов — образ одинокого скитальца, Человека без имени.

Стоит отметить, что за 50 лет своего существования фильм породил множество подражателей и последователей, в том числе и среди широко известных кинодеятелей. Так, один из культовых режиссёров современности — Квентин Тарантино (кстати, американец итальянского происхождения) в своё время назвал Серджо Леоне чуть ли не своим предтечей, а «Хорошего, плохого, злого» часто признаёт лучшим из всех когда-либо снятых фильмов. Это неудивительно, ведь многие работы Тарантино, например «Убить Билла», можно назвать своего рода спагетти-боевиками. Размеренно происходящее действие в них как спагетти — длинное, тягучее, что в целом и характерно для жанра итальянского вестерна. А знаменитая, признанная новаторской нелинейная нарративная конструкция, использованная в «Криминальном чтиве» — по всей видимости, отсылка ко всей «долларовой» трилогии в целом, где действие заключительной, третьей картины является приквелом к первым двум.

«Хорошим, плохим, злым» вдохновлялись и другие известные кинорежиссёры, например, один из корифеев советского и российского кинематографа Никита Михалков. Очевидно, что не без влияния этого фильма он в 1974 году снял свою первую полнометражную картину — истерн «Свой среди чужих, чужой среди своих», действие которого происходит сразу после окончания Гражданской войны в России и общая тематика которой такая же — поиск золота.

10 из 10

20 декабря 2015 | 08:13
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...