всё о любом фильме:

Anni Chernikova > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий53
суммарный рейтинг494 / 189
первая30 марта 2012
последняя1 сентября 2013
в среднем в месяц4
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (53)

Хамфри, он же Боги, как его ласково прозвали поклонницы, сидит в своей гримерке, мерно попивая капучино. Он смотрит на себя в зеркало и покачивает ногой в такт играющей в голове мелодии. После того, как Хамфри и Одри отсняли кадр в машине с исполнением актрисой ключевой песни, эти незамысловатые напевы никак не могут покинуть его сознания, в то время как всеми обожаемая Хэпберн его самого с каждым дублем доводит до белого каления. «Песнь встревожила течения мыслей… — так тревожит лебедь водную гладь», — противореча разуму, сердце актера заставило невольно вспоминать строчки, написанные когда-то гением Гюго. Он думал о том, какое впечатление Одри производит на Холдена и умилялся увлекающейся натуре этого пройдохи. Тот говорил ему о том, какой головокружительный след оставил танец Дэвида с Сабриной в его душе, что какая-то колдовская сила, опьяняющая и необъяснимая окутала его в тот момент.

Эта песня, которая так сильно отпечаталась в подсознании Богарта; теплый, обволакивающий голос, напевающий нежные строки на чистом французском задел за живое и всех тех девушек и женщин, которые стали зрителями премьеры «Сабрины». Но и все танцы, исполненные Одри в восхитительных и запоминающихся нарядах Эдит Хёд представали перед зорким взглядом женской аудитории, идеально исполненными технически — актриса настолько профессиональна в этом амплуа, что всё своё внимание отдает эмоциям своей героини. Пока её тонкие ножки порхают над паркетом, глаза томно и мечтательно смотрят вдаль, на звездное небо…

Одри пробегала взглядом копию сценария. Она не чувствовала волнения в присутствии актеров такого масштаба, как Богарт и Холден. Актриса отчетливо понимала, что никогда не сумеет понравиться всем. Кому-то её образ непредвзятой к окружающим, непосредственной и упрямой Сабрины напомнит себя саму, а кто-то посчитает её слишком наивной, не разумной, и возможно даже приторной. Одри кажется прекрасной искренность своей героини, она осознавала, что Сабрина призвана рождать в людях неосязаемое, неразличимое, но вечное. От её взгляда лица других светлеют, из-под опущенных ресниц струится то тепло, которое придаёт её юной, нераспустившейся красоте девственную нежность.

Билли Уайлдер провел руками по лицу, пытаясь таким образом снять напряжение, витавшее на съемочной площадке. Боги и Одри никак не поладят. Ну и пусть. Это недовольство Хамфри молодой актрисой помогает тому вжиться в роль, он в точности, как режиссер задумал, передает характер Лайнуса Лэрраби. Эта усталость, затаившаяся в морщинах актера, следы беспощадных лап болезни, поражавшей организм Богарта, вкупе с характерной ему одному шепелявостью, Лайнус становится загадочным, таинственным и необыкновенно умудренным жизнью. Именно такого героя женщины Америки еще не видели, но благодаря удачному подбору актеров, они признают и полюбят этот типаж. В противовес молодому, пылающему жизнью Дэвиду, ставится упертый, замкнутый и совершенно одичавший его старший брат.

Спустя пятьдесят девять лет я сидела напротив экрана с мелькающими черно-белыми кадрами «Сабрины», задумчиво погружаясь в историю. Я тихо украдкой поглядывала на дверь напротив, будто шаловливое дитя, спрятавшееся с ножницами под столом, которое накрыто скатертью с бахромой. Я лишь представила, как кто-то войдет в эту дверь и недоуменно поинтересуется, почему я улыбаюсь. И это ведь не описать словами. Эта легкость жизни, мелодраматичность истории, поверхностный, но такой близкий всем юмор, не может не вызывать улыбку в молодой девичей душе, не разбалованной классическим кино. Я поджала ноги под себя, и от сладкого упоения, удовлетворения своим состоянием по щеке скатилась слеза. Нет, не потому, что мне было жаль Сабрину, уплывающую на пароме в Париж. Мне лишь показалось на короткое мгновение, что я побывала в том времени, которое так люблю уже много лет. Будто я, — внучка американской бабушки, — нашла её драгоценную шкатулку, в которой спрятаны любимая ею музыка, фотографии и воспоминания… «Сабрина» — бриллиант, отображающий в своих гранях одну из лучших эпох Америки.

1 сентября 2013 | 15:05

«Выдуманное зло романтично, разнообразно, реальное зло мрачно, монотонно, пустынно» Симона Вейль «Тяжесть и благодать»

В одном из последних сезонов комедийного сериала «Как я встретил вашу маму» есть отсылка к «Молчанию ягнят», когда главные герои «сбрасывают» в яму комплексы и страхи, стоящие у них на пути к обретению внутренней свободы. В этих кадрах кроется глубокий психологический анализ поведения Баффало Билла — изводя своих жертв, ощущая над ними власть, он символически уничтожал в себе то, что ему претило. В первую очередь, роман Томаса Харриса и фильм, снятый по его мотивам режиссером Джонатаном Демме, это повесть о борьбе героев со своими душевными недугами. Лектор ведет хитроумную игру, дабы выбраться из клетки и продолжать упиваться своим гениальным сумасшествием. Цель жизни Билла в каждодневном преображении, ведущем, по его мнению, к идеальному образу. А Кларисса Старлинг оказывается в эпицентре этой борьбы, и ничто не может спасти её, кроме неё самой, и для этого она вынуждена обрести непоколебимую силу духа.

Туловище бабочки

Джоди Фостер погрузилась в мир Клариссы спустя год после получения Оскара за роль в «Обвиняемых», к этому моменту у неё был богатый опыт работы в жанре триллер — еще четырнадцатилетней девочкой она ярко засветилась в ленте Мартина Скорсезе. И те навыки, которые она обрела во времена «Молчания ягнят», довели её талант до того вида, какой мы наблюдаем сейчас в «Иллюзии полета» и «Комнате страха». Худощавые скулы, сжатые губы, нервно напряженные мышцы на шее, тот нажим, с которым она обращалась к своему deus ex machina Ганнибалу Лектору — всё это выводит в портрете Джоди законченный эскиз образа Клариссы. Старлинг же приковывает внимания зрителя и заставляет испытывать сочувствие потому, что она, по своей сути, одинокая женщина, стоящая на краю пропасти в густом тумане и пытающаяся разглядеть, что же за этим мраком кроется. И внутри априори она хрупка, словно бабочка, на туловище которой теперь высечен череп…

«Хопкинс играет Тита не как Энтони Хопкинс, он играет эту роль как Ганнибал Лектор. Он будет ассоциироваться с ней до скончания веков» Файт Этцольд «Крой тела»

В образе Ганнибала Лектора, словно мозаика, сложилось множество исторических и культурных ссылок. Моделью его личности служит американский серийный убийца Альберт Фиш. Сфера его деятельности — каннибализм, известный простым смертным по рассказам о мореплавателе Куке преподавателями географии, — нашла своё отражение во многих литературных произведениях, самые известные из которых это романы Даниэля Дэфо, Стивена Кинга и Джека Лондона. И нет никаких сомнений, что широко эрудированный интеллектуал Лектор с точностью мог охарактеризовать эстетическую важность полотна Франческо Гойи «Сатурн поедает своего сына». Название кинокартины и подразумевает, что в центр ставится разум Лектора — то, как он описал детство Клариссы не есть её подлинная биография, своим коротким аналитическим монологом Ганнибал лишь сразу расставил приоритеты между ними, установил дистанцию, похваставшись наблюдательностью и проницательностью.

Возможно, он оттого, что был так умен, и возвысился над другими людьми, как над потенциальным ужином. И леденящий кровь в жилах ужас, которым он выбивает почву испод ног своего собеседника, Энтони Хопкинсу удается передать через приглушенный шепот, не моргающий, смотрящий вглубь тебя взгляд опытного хищника. Теперь, как бы зритель не был объективен и беспристрастен, подобную роль Хопкинса в «Переломе» 2007 года почти невозможно отделить от прообраза Ганнибала — и даже легендарный эпизод с телефонным разговором перекочевал в более современную обстановку. Но это и есть цена настоящего искусства — когда ты уже неотделим от того, что создаешь. Энтони с присущей ему холодностью и скрупулёзностью изобразил на экране, поистине, остроумного, но не веселого, ироничного, но нисколько ни высокомерного, гениального, но умалишенного персонажа…

Our last rain — Burn me tomorrow

Сторона жизни, показанная режиссером, чужда среднестатистическому жителю планеты Земля, но она есть… Та интрига, с которой сценаристы создают линию сюжета, делает «Молчание ягнят» классикой американского триллера, а боль, с которой смотрят в кадр все герои ленты, подчеркивает существование оной в нашей человеческой вселенной. И остаётся только верить, что любое зло будет покарано; и в нашем обществе есть красота, неизвращённая, не обезображенная, пусть она пока скрыта от наших глаз, как скрыты в толще стен изумительные статуи Оксфорда — увидеть их можно, только если протиснуть сквозь отверстие штукатурки зеркало.

Где это зеркало в нас? И как его найти?

10 из 10

23 июля 2013 | 23:39

Тогда я спросил его: «Почему ты такой позитивный?», Штефан недоуменно посмотрел на меня и сказал: «Я не знаю, друг, но ощущение — будто только что проснулся от комы» (из блога phantomschmerz-blog.de)

Ноги павлина

У каждого человека на земле есть душевный тайник — место, где мы старательно оберегаем свои опасения. На дно этого тайника камнем падает обида прошлого — то осуждение равнодушного к тебе отца, которое давно стоило пустить по воздуху с прахом уже умершего родителя; туда же во тьму погружается неумение полюбить, довериться, остановиться перед лицом одной-единственной; и эти угнетающие мысли покрывает страх, что твою рукопись, созданную под пьянящей волной вдохновения, не признают.

История Марка, прототипом которой послужил автобиографический рассказ Штефана Зумнера, начинается с эпилога героя, держащего в руках фотокарточку — символ заветной мечты. Зрителя ждет затягивающее и волнующее погружение в мир персонажа, одиноко рассекающего велосипедными педалями утренний воздух. Но Марк так привыкает к своему волчьему одичавшему образу, что не замечает, как в груди его дочери распускается таинственный цветок поэта; и уже он сам становится тем, мрачная тень которого преследовала его самого — своим невнимательным отцом. Хотя спустя время он признает, что все же ему передалось и хорошее от отца — знание, что жизнь, наперекор расхожему мнению, справедлива. Всё вокруг взаимозаменяемо, и, когда взамен утраченной конечности Марк получает даже больше, чем у него было при здоровом теле, зритель убеждается в силе тех моральных ценностей, которые, собственно, и пропагандирует режиссер Маттиас Эмке. Это сила преданного дружеского плеча, способного помочь тебе встать на ноги и обрести прежнюю веру в будущее; это и теплые объятья на крыше многоэтажки с той, которая, кажется, готова принять тебя таким, каков ты есть; это нуждающиеся в тебе глаза дочери… Все мечты, которые были у Марка прежде, — это «есть лишь запах цветка, которого мы еще не нашли, эхо мелодии, которую мы еще не слышали» (Клайв Льюис), и ему пришлось пройти через семь кругов ада, чтобы узреть этот цветок и услышать мелодию истины.

«Мне сценарий так понравился, что я его трижды перечитал», — Тиль Швайгер в интервью КП.

Немецкий актер и режиссер, Тиль Швайгер в 2009 году праздновал сразу три масштабные премьеры, но в каждой из лент он отработал на профессиональном уровне с полной самоотдачей. В этой ленте Тиль предстает в ином свете — здесь он больше размышляет, чем говорит, его обольстительная улыбка уступает место угрюмым насупленным бровям, а короткая стрижка — растрепанным волосам со спадающей на лоб челкой. Роль Марка помогла Тилю отточить своё актерское мастерство несколько больше, нежели другие роли — такой бесценный опыт объясняется той задачей, которая стоит перед Швайгером в момент сьёмок: обрести естественную походку неполноценного физически человека.

Яна Палласке в компании актера такого ранга смотрится в кадре гармонично: возможно, потому, что при выключенных камерах Швайгер не перестает раздавать шутки, а, может, и потому, что с Яной они встречались еще на площадке Квентина Тарантино. Её героиня, — яркий пример любви к жизни и впечатлениям, — становится первым и главным читателем летописи жизни Марка.

Верный друг

Маттиас Эмке, главный режиссер картины «Фантомная боль», создал фильм, понятный в каждом уголке земли. Будучи непосредственным героем этой истории, ему единственному выпал шанс рассказать все так, как видит это он сам и его друг Штефан. Маттиас самоотверженно подарил часть себя Штефану, и дарит по сей день, собираясь написать об этом книгу и поставить пьесу в театре. Но этот «подарок» другу не смотрится, как самодельная открытка на Рождество — это напротив запоминающееся произведение кинематографического искусства, сохраняющее в себе лучшие законы кино и предлагающее свои собственные драматургические решения. Этот фильм становится одним из тех биографических, но не документальных, лент, когда отражение жизни определенной личности становится прекраснее, чем сама жизнь этого человека.

Мир, созданный любящими руками Маттиаса, малознакомым русскому зрителю оператором Чао Нго, сумевшим все кадры окунуть в романтическую дымку — будь то боль, или любовь, и Мартином Тодшаровым, чьи чувствительные композиции запомнились еще после «Соблазнителя»… Мир, который уносит в те дали, возвращаться из которых совершенно не хочется…

10 из 10

23 июля 2013 | 14:10

Кажется, или я уже где-то это видела?

Схожесть сюжета «Голодных игр» со многими другими кинолентами не ограничится экранизацией романа Джорджа Оруэлла с одноименным названием «1984», или перенесенным на экраны в 1987 году романом Стивена Кинга под названием «Бегущий человек» и японской картиной «Королевская битва» 2000 года. Корень подобной истории, как отмечает сама автор трилогии, уходит в прошлое и прорастает в настоящем: здесь можно проследить следы мифа о Тесее, Лабиринте и Минотавре; гладиаторов и жестоких развлечений древних римлян; и, конечно же, неугасимого интереса испорченного зрителя XXI века к реалити-шоу.

После гибели отца главная героиня находит успокоение со своим другом в лесу. Только там она может верить, доверять, дышать полной грудью. Но она даже не подозревает, что следующие несколько недель лес перестанет казаться ей родным домом.

Взгляд Гэри Росса

Режиссер отмечает, что в жанре антиутопии власть — безысходности. Идеи циничного использования людей нанизаны на живую нить, проходящую сквозь все творчество режиссера: эксплуатация детской психики в фильме «Большой»; давление политических процессов в «Плезантвиле». И все-таки его картины наполнены моралью. В циничном мире, в какой-то мере все же созданном Оруэллом, Сюзанн Коллинз, по мнению Росса, находит что-то человеческое. Это человеческое и нравственное заключено в главной героине — Китнисс.

«Естественный путь от ничтожества к величию: забыть, что ты — грамм и почувствовать себя миллионной долей тонны…» Евгений Замятин «Мы»

По ходу развития событий самодостаточная Китнисс из подростка, заботящегося только о благополучии собственной семьи, духовно вырастает в человека, обрушившего на свои хрупкие плечи боль всего человечества. Постепенно в ней растет неравнодушие перед судьбой других дистриктов и ненависть к тому, как на протяжении многих лет Капитолий использовал людей, словно марионеток. Главную роль исполнила Дженнифер Лоуренс, которой, так или иначе, с блеском удается перевоплощаться в образ сильной, мужественной и непокорной девушки. Несмотря на разницу в возрасте между актрисой и героиней, зритель оценивает не Джен, а с замиранием в груди ожидает следующего действия Китнисс, чья книжная неотесанность на экране сочетается с растерянной очаровательной улыбкой Лоуренс. Все эмоции, которые испытывает Китнисс, актриса передает больше не словом или движением жеста, а словно звезда первых немых кинолент — посредством мимики, недвусмысленным выражением лица, а потому акценты расставлены на крупных планах. Дженифер поняла свой персонаж и сумела раскрыть его перед поклонниками «…игр».

Корона, «разделенная на две половинки»

Фильм, как и ожидалось, предстал масштабным проектом, и это заслуженно кропотливая работа всей команды. В беседе с Элвисом Митчеллом Гэри Росс делится своими секретами подготовки к фильму, демонстрируя тщательную раскадровку сцены с пожаром и огненными шарами. Актеры упрекают режиссера в технической дотошности и поражаются его спокойствию на сьемках; у исполнителей главных ролей необычайное удивление вызывают потрясающие декорации Капитолия, а потому играть любование столицей Панемы не стоило труда — оно было целиком и полностью правдивым. Если сопоставлять текст и кинокартину, то здесь нет пошагового повторения деталей, например, как с историей броши сойки-пересмешницы, или показом революции в Дистрикте-11 — это полностью инициатива Гэри Росса, и его художественное решение делает созданную Коллинз историю красочнее и насыщеннее.

Когда реклама оправдана

Экранизированный Гэри Россом первый роман эпопеи для юношеской аудитории появился на экранах перед «подогретой» публикой. Так, с целью рекламы упоминание «Голодных игр» проскальзывало в самые укромные щели. И, например, в трейлерах к фильму «Немного женаты» маленькая девочка, стреляя из арбалета, произносит фразу: «Я — Китнисс».

Но «…игры» отличаются от аккуратненьких, эстетично идеальных приключенческих фильмов современной киноиндустрии тем, что здесь присутствует классика, заложенная еще Дж. Лукасом. Созданные им герои всегда были уязвимы, и явно никогда не были похожи на супергероев. В любой момент они могли погибнуть, и отчаянный страх перед смертью никто из героев никогда не скрывал. Несмотря на предсказуемость сюжета, динамичность картины и неподдельная реакция Китнисс и Пита на отдельные явления заставляет зрителя наблюдать за происходящим в напряжении.

Беспроигрышный образ Жанны Д’арк, революционерки, не отвечающей злом за зло, а своей моралью сеющей в народе бунт; противостояние личности и мнения гниющему обществу; любовный треугольник и душевные сомнения — всего этого уже достаточно, чтобы «Голодные игры» стали фаворитом у юных любителей кино.

9 из 10

6 июля 2013 | 17:42

«Наиболее невероятное в чудесах заключается в том, что они случаются».

Г. Честертон, английский журналист XX века


История Веры Сторожевой особенно актуальна в наши дни, когда наука сделала огромный шаг в познании человечества, и, казалось бы, искушенного современника ничем не удивить, а Новогодний праздник никогда не теряет магическую силу убеждения, что чудеса случаются.

Юная студентка Саша совсем перестала верить в чудеса после того, как жизнь, раз за разом, приносила ей только плохие вести. Она является типичным жителем мегаполиса, среди людей которого никогда не ожидала встретить… ангела! А если представить, что так же, как человек мечтает повстречать небесное существо, так и ангел стремится познакомиться с тем, кого так любит — с человеком. Но что Саша знает об ангелах? Ангел — о людях? И какова цена этого необыкновенного влечения?

Вера Сторожева умело играет красками: традиционными огнями большого города; светом огромного торгового центра, где в воздухе витает благополучие и желание делать подарки; ослепляющим белым снегом, в котором так и хочется зарыться, не боясь промокнуть; разноцветными вязаными шарфами… и, да, несомненно, кожей, покрывшейся румянцем от мороза. Все художественные средства, которые применяет режиссер благодаря своему уникальному воображению и довольно-таки качественной технике, придают образам актеров некой одновременно и невинности, и беззащитности. Но, несмотря на качество внешнего облика кинокартины, актеры показали истинную работу «на уровне», не давая усомниться в своём мастерстве ни на минуту.

Одним из немногих и малозаметных скорее недочетов, чем недостатков, стал саундтрек, подобранный к видеоряду, ведь, возможно, участие зарубежного композитора Гари Миллера заставляет зрителя возлагать слишком большие надежды на музыку в этой кинокартине.

Идея фильма «Мой парень — Ангел» не нова, но её вторичность не вызывает отрицательных ассоциаций или эмоций, а, напротив, данный фильм доказывает, что российский кинематограф, сохраняя исключительно славянский сказочный дух, вступает в новую веху, где главенствуют лучшие традиции голливудской новогодней мелодрамы. Никогда нельзя забывать, что самое непостижимое по красоте и удивительности, чудо — любовь.

«Может, настала пора чудес,
Потому что я не перестану любить».

Слова из песни Адама Ламберта «Чудеса» ("Miracles»)


9 из 10

5 февраля 2013 | 21:03

Наш мир полон стольких потрясающих вещей, которых не перепробовать за одну жизнь! После просмотра «Shall we dance» Питера Челсома хочется жить вечно и никогда, — слышите!? — никогда не покидать эту землю, наполненную столькими радостями бытия.

В танце нет страха и сомнения. В движении нет злости и лжи, до определённого взмаха руки в нём таятся самые сокровенные желания, а потом выплёскиваются, словно из чаши с животворящей водой. Главная героиня не сможет описать запах пустого танцевального зала, никогда не сумеет его забыть. Полина (Дженифер Лопез) пропиталась этими стенами. Внутри неё светит такой же приглушённый и не ослепляющий свет сквозь плотно сомкнутые махровые шторы высотой в несколько метров. Когда она переступает порог этого места, мне кажется, что вот он: её дом. И стоит ей уйти отсюда, как она замыкается в себе, становится беспомощной перед силой тех чувств, которые здесь открываются в ней сами по себе. Этот паркет, который впитал в себя стук пульса…

Джон Кларк, герой Ричарда Гира, всю свою жизнь прожил в достатке, стабильности, он всегда мог положиться на тех, кто был с ним рядом. Но, согласитесь, всегда есть что-то волшебное и неземное, что-то выше, чем просто чувство защищенности. Ему не хватало этого с женой Беверли — не оттого, что она плохая жена или недостойная женщина. История их брака лишь доказывает теорию, что супруг не должен стать тем, кто будет заполнять твою пустоту каждодневно, такая ответственность никому не под силу; да и один и тот же человек не может стать ответом на все вопросы, откликом на все переживания и увлечения. Мы потому и созданы разными — чтобы каждый нёс людям свою личную, индивидуальную искру…

Может, Джон, после уезда Полины, никогда более и не вернётся в танцевальный зал — это было увлечение не на всю жизнь, а лишь глоток свежего воздуха для продолжения танца-жизни. А встреча двух сильных личностей не означает, что эти две планеты должны начать вращаться вокруг друг друга.

И давайте же поаплодируем тем парам, которые танцуют по жизни, рука об руку, плечо о плечо несколькими десятилетиями, преодолевая разные периоды своего духовного развития вместе!

8 из 10

5 января 2013 | 16:08

Не знаю, что по этому поводу скажете Вы, но для меня всегда существует доля сомнения в том, а правильно ли я поступила в том или ином случае — мнительность мне не свойственна, а жить в самобичевании и сожалении и того подавно. И всё же иногда, глядя на человека, который проявляет к тебе внимание, никогда нельзя предугадать наверняка, а насколько был бы ты счастлив, если бы только позволил ему сделать тебя таковой?

В сюжете Роба Райнера рассказана типичная история жизни, когда один человек недооценен другим. А как можно понять, что тебе не хватает этого самого единственного человека — только тогда, когда он исчезает из поля твоего зрения, прекращая суетливо вращаться вокруг твоей вселенной. В ком-то переживания начинают зарождаться на почве задетого самолюбия, а в ком-то от откровенной зияющей дыры, которой раньше в себе не замечал, потому что её заполнял яркий свет того, кто теперь ушёл…

Такие, как Джули всегда остаются счастливыми — радость их жизни в них самих; а такие, как Брайс, если вдруг не опомнятся, как раз-таки проигрывают этот бой под названием «Найти своё счастье»; и так человек устроен, что однажды ты все равно поймешь, что где-то прошляпил, упустил, прошёл мимо…

Таким, как Джули я желаю набраться больше терпения; таким, как Брайс — поскорее разобраться в себе и, оглянувшись по сторонам, искренне ответить себе — а не нашёл ли я уже сейчас то, что должен был искать?

Время расставит всё по местам.

9 из 10

5 января 2013 | 15:28

«А мне бы в твои сны всего лишь раз,
А мне бы в твои сны всего на час…»
Юлия Савичева


Каждому народу нацепили клеймо, каждых как-то обозвали; сейчас в простонародье не принято уважать менталитет другой нации. Так, украинцы переросли в болванов-хохлов; русские — в болванов-москалей; европейцы — в болванов заморских; а грузины — в болванов-«хачей». И никто уже не объяснит, откуда появляется подобная враждебность. И пусть в Грузии, на самом деле, не всегда светит солнце так по-особенному тепло, а дома не заполнены музыкой, мыслями, чувствами, запахами… Но в нашей жизни так много жестокости и извращения, безвкусицы и равнодушия, правда?.. Ведь хочется немножко улететь, отдохнуть, собрать всё то красивое, что мы имеем, в пучок и вдохнуть в себя?

Эта кинокартина предстает перед нами не только как ода грузинской нации, как потрясающе красочный и сочный туристический путеводитель по Тбилиси и Батуми, но и как настоящая энциклопедия любви, слов для которой не нужно.

Море, танцы, жизнь, безмерное простодушие, притягивающее и приковывающее…

Я немного хотела писать. Знаете, просто бывают хорошие фильмы — их мало, слишком мало. Их, наверно, и почти нет вовсе. Но «Любовь с акцентом» — хорошая лента. Она о людях. Совсем неидеальных, так часто совершающих ошибки, таких одиноких, и таких нежных — внутри они все дети… Мы всегда останемся детьми, если речь идет о любви. Мы будем искренними, доверчивыми, зависимыми, беспомощными, беззащитными…

Резо Гигинеишвили, однажды я увижу тебя, пожму тебе руку и скажу, что я улыбалась и плакала в кинозале на «Любви с акцентом», скачала все саундтреки и долго описывала квартиры твоих героев и их смех в своих дневниках… Я скажу тебе, что хотела целоваться. Я скажу, что фильмы о таких людях — чувствующих и преданных, — сводят меня с ума, подхватывая за лодыжки и поднимая к облакам…

10 из 10

18 октября 2012 | 21:20

«Отец Сергий» — немой художественный фильм режиссера Якова Протазанова. Сюжет данной кинокартины основывается на одноименном произведении Льва Толстого и повествует о трагической судьбе молодого князя Степана Дмитрича Касатского.

Нам дан великолепный шанс за семьдесят минут проследить цепочку изменений, происходящих во внутреннем мире человека на протяжении долгих лет. Иван Мозжухин ярко и образно демонстрирует нам, как князь Степан, еще будучи юным, страстно стремится выделиться, высказаться громче остальных и даже поцеловать руку царю, что очень точно передаёт подростковый максимализм, присущий в свое время каждому из нас.

Повзрослев и обретя красоту молодого мужчины, Касатский не оставляет своих намерений стать известным в светских кругах и предпринимает некоторые решения, которые для него в будущем становятся роковыми… Его корыстное желание вступить в брак с Мэри Коротковой из знатного рода перерастает в нежные чувства к её тонкой натуре, а потом и в сильную взаимную привязанность. Но у Мэри есть тайны, и когда она открывает Степану свою откровенную правду о порочной связи с государем, тот не может более доверяться ей, и тут Иван Мозжухин предстает перед нами разочарованным, рассерженным и растерянным одновременно — актер выливает перед зрителем колоритную палитру эмоций и переживаний, отчего смотреть на диалог влюбленных в саду, когда он повторяется в воспоминаниях Степана, не надоедает, а сцена не выглядит навязчиво.

В момент предательства человек чувствует себя особенно беспомощно, он потерян и смотрит на окружающий мир, будто во сне. Касатский после долгих терзаний понимает, что необходимо что-то радикально изменить в привычном для него ходе жизни, чтобы избежать болезненных мыслей и переживаний о прошлой любви. Сцена, когда князя ведут священники, символично изображает переломный момент в сердце Степана, отказывающегося от своей личности в прошлой жизни и начинающего всё с чистого листа, который он не намерен более запятнать ошибками. Его опущенная голова свидетельствует с одинаковой дрожью внутри и о страхе перед тем, а справится ли он, и о смелости, которая движет им в эту трудную минуту.

Перед нами раскрывается мир другого человека — отца Сергия, который несмотря на долгое пребывание в монастыре не может отпустить воспоминания о прошлой жизни, где навсегда останется его первая любовь — Мэри. На мгновение в его сердце поселилось сожаление о сделанном выборе, но отец Сергий борется с самим с собой. И эта внутренняя борьба, ведущая за собой всё бОльшую необходимость в уединении, замкнутой беседе с самим собой, и сопровождает историю далее…

На пути героя встают искушения, и, несмотря на то, что отец Сергий стоически выдерживает натиск «мирских», в его глазах читается не гордость за свой духовный рост, а всепоглощающее равнодушие и усталость. И все-таки однажды отец Сергий не может удержаться перед очередным искушением. Теперь, когда в его сердце снова поселился грех, а в разуме — сожаление за сиюминутный порыв, отец Сергий убегает… убегает из монастыря, но не от самого себя.

Отца Сергия больше нет… Но и Степана Касатского больше не вернуть. Когда-то горящий пламенем юности, а позже храбрый борец за своё духовное развитие, неизвестный бродяга вынужден тенью входит в чужие окна. Так и не найдя пристанища в чьем-нибудь сердце и крове, некогда бывший князь Касатский всё же никогда не сможет выбросить воспоминания о прожитых минутах прочь из разума и души. И пусть он так и не пришёл к тому моменту, когда человек осознает, кто он и зачем пришел на эту землю, Степан трансформировался из бесшабашного и несерьезного юнца в размышляющую и глубоко чувствующую личность.

Кинокартина «Отец Сергий» с помощью образов, выразительности и метафор, немного утрировано и чрезмерно театрально демонстрирует нам жизнь человека, и его вечную, неустанную борьбу с собственным «я»; непрекращающиеся поиски себя, поиски ответов на риторические вопросы, необходимость в ограничении материального, чтобы более глубоко прочувствовать духовное — именно то, с чем встречается каждый человек и о чем повествует Лев Толстой, а позже и Яков Протозанов…

8 из 10

18 октября 2012 | 03:01

«Сынок, послушай, моя жизнь
Не была хрустальной лестницей.
Но я всё время карабкалась вверх…»
Лэнгстон Хьюз (эпиграф к автобиографической книге Криса Гарднера «Погоня за счастьем»)

Я еще долго приходила в себя после прочтения вдохновляющей истории К. Гарднера, но после просмотра фильма Габриэле Муччино по сценарию Стива Конрада я воодушевилась настолько, что, возможно, в невидимом мире я стала в воинственную позу, а с шифоньера достала запылившийся дробовик (лучшее оружие против препятствий в любом их виде!)

В моём плеере уже играет Stevie Wonder, Christina Aguilera и Richie Havens с его незатейливой, но такой трогательной «Morning, morning», что символически означает новый день, приближающий к заветной цели… Хотя нет ничего проникновенней в этой кинокартине, чем талантливая музыка композитора Андреа Гуэрра в «нужных» местах, когда зритель уже достаточно созрел, чтобы задержать дыхание или проронить слезу.

Перед глазами всё так же стоят картины из фильма… Они надолго залегли на кору моего сознания. Теперь я точно знаю, что «маленький шажок — это тоже шаг вперёд». И добиваться мечты — это необязательно всегда гнаться за ней, теряя туфли по одному, иногда это редкие моменты молитвы в тишине среди спящих бездомных. Я однажды поняла, главное, чтобы было, ради кого идти дальше, переступая через себя и обстоятельства.

Американский актер Уилл Смит, сыгравший главного героя «В погоне за счастьем», был заслуженно номинирован на «Оскара» за лучшую мужскую роль. Гарднер же написал: «Я всю жизнь буду благодарен Уиллу Смиту. Этот парень — НАСТОЯЩЕЕ СОКРОВИЩЕ! Именно с Уиллом я делился своими тревогами во время сьемок фильма. Я не перестаю удивляться его такту и таланту». А для меня Смит открылся с новой стороны. Признаюсь, я знакома с брутальным Смитом из «Я — робот» и с харизматичным комедийным — в «Люди в черном», но не с таким чувствующим, глубокомысленным и, по истине, мегаталантливым!

«Я такой человек, что если задать мне вопрос, на который я не знаю ответа, я отвечу, что не знаю. Но, поверьте, я знаю как его найти, этот ответ, и я его найду. Разве это не главное?»

9 из 10

30 августа 2012 | 13:29

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...