IPonelis
Ж
Добавить в друзья

 заходила 19 часов назад

Регистрация: 13 марта 2011 Рейтинг комментариев: 50 (78 - 28) Обновления сайта: 0
 

Оценки пользователя

все оценки (1475)


Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 200

Кажется, вот только недавно Лука Гуаданьино представил миру своё видение «Суспирии» Ардженто, очень, между прочим, обсуждаемое. Проходит буквально год, режиссёр видит зимнюю коллекцию модного дома Valentino — и снимает короткометражку. Но пусть вас не смущает это слово: там не 12 минут артхауса, который стоит только в рамках фестиваля в промежутке между серьёзными лентами смотреть. Потому что эта картина — вполне себе серьёзная, несмотря на получасовую длительность.

Сложно заранее представить, что это будет такое — пока не посмотришь от начальных до финальных титров. Одна известно наверняка: Джулианна Мур прекрасна, и на неё можно смотреть бесконечно. Так что жанр или имя режиссёра уже не так важны.

Можно считать этот проект бессюжетной фантазией, можно даже считать это просто длинным рекламным роликом — но это всё ещё кино. Эта визуальная эстетика, правда, не получила пока названия, находясь на стыке между высокой модой, изобразительным искусством и, собственно, кинематографом. Яркие образы, созданные Лукой, впечатываются в память, будто это тщательно продуманная тематическая фотосессия. Плавные линии, женственная Мур в завораживающей своей геометрией одежде, музыка, фотографические кадры — живые, как на плёнке… Всё в целом сплетается в красивый сон-воспоминание о чём-то, что наверняка было, хотя фактических подтверждений этому нет.

Франческа (Мур) сидит посреди пустого отельного номера в Нью-Йорке — в идеально спланированном пространстве — и старается восстановить в памяти какие-то моменты, связанные с матерью. Перед ней почти пустой блокнот, мысли заняты совсем другими вещами… Кажется, скорость написания книги идёт не по плану. Как вдруг она слышит, как девушка по соседству рассказывает завораживающую и красивую историю. А может, это плод её воображения? А может, воспоминание, трансформированное под влиянием ярких образов матери — из прошлого. Сон. Вспышка. А затем — странная встреча с одним из произведений матери…

И вот она уже прибывает в Италию, в какой-то невероятно маленький и уютный, покрытый черепичными крышами и осенними листьями город. У него нет имени, в нём нет ни машин, ни людей, ни погоды, ни границ между ночью и днём. В нём хочется остаться навсегда без телефона и имени.

Франческа ходит по скрипучим половицам дома, проваливается в сны, где мама совсем молода, а сама она примеряет какие-то невообразимые наряды. Ей часто мерещится, что за углом дома на улице мелькает подол одного из тех платьев. Она всё дальше и дальше ныряет в своё прошлое, кажется, безвозвратно утраченное, как и зрение матери-художника. Она не может ни поддержать её, ни покинуть. И всё-таки они способны найти общий язык. Он — во вдохновении и искусстве, которое, как мост, возникает везде, где слов слишком много или недостаточно. Он — завороженном наблюдении за миром, который происходит прямо сейчас вокруг — или в воображении.

Staggering переводится как «ошеломляющая». Но мы видим в титрах «Невероятную». Так или иначе, это определение подходит и коллекции Valentino, и эстетике, созданной на экране воображением Гуаданьино, и Джулианне Мур, преображающей любую картину.

12 февраля 2020 | 14:03

Фильм о горячих злых девицах, которые, к тому же, обладают некоторыми способностями, мир ждал давно. Долго бродили по сети тизеры, Марго Робби объявила себя продюсером, у DC, кажется, уже сто лет ничего не выходило, а «Отряд самоубийц» почти все забыли, теряясь в догадках, какой будет новая версия от Ганна… В общем, дождались. Чего только — непонятно. Но феминисткам зайдёт.

Итак, от лица Харли Квинн (Арлекин, который только и должен, что слушаться хозяина) ведётся повествование о некотором убийственном эпизоде из жизни Готэма. За кадром Джокер, за кадром Бэтмен, за кадром почти любой узнаваемый мужской персонаж. А те, что есть в кадре — почему-то поголовно мудаки. В полиции — мудаки, в барах/клубах — мудаки, злодей главный — понятно, да?.. Может это всё тот же мрачный город, из которого просто убрали всех добрых и хороших копов, супергероев, барменов, ну я не знаю. Так или иначе, мир мужиков в контексте новой истории о старой (не новой) злодейке превращается в мир мудаков. Как-то так. Зато злодейка через огонь, воду и медные трубы приобретает черты персонажа, которого не только убить или трахнуть хочется, но и посочувствовать.

Сюжет крутится вокруг одной мутной криминальной истории, которая до сих пор многим жителям Готэма не даёт покоя. По классике, одну и ту же цель разом преследуют плохая девочка, хорошая девочка, коп и просто какая-то непонятная девочка. Дороги их рано или поздно должны сойтись, и тут как раз можно будет про птичек пошутить. Ну а пока — у Харли куча проблем, она увязла по самое нельзя. Избавиться от проблем можно, если договориться с Романом Сионисом (МакГрегор) и выполнить кое-какой его заказ. Но суть в том, что заказ Романа aka Чёрная Маска (он наденет её ОДИН РАЗ!) находится в зоне интересов кучи других людей. Помимо этого, Харли сталкивается с пачкой наёмников и с немереным количеством «мстителей в штанах» из прошлой жизни. Угадаете, что? Да, сплошь мужики (мудаки). Плюс стареющая Рене Монтойя, которой позарез надо доказать другим копам (которые мужики и мудаки, конечно же), что она чего-то стоит.

Далее. У Романа есть девочка на побегушках, певица с умопомрачительным голосом, которую ещё зовут Чёрная Канарейка. В какой-то момент она оказывается водителем, который доставляет Романа в места его преступлений. Конечно, она знает о его планах. Знает и о Харли. И её интересы находятся тоже где-то в районе заказа Сиониса. К тому же, этот псих, которого может успокоить разве что Виктор Зас, понукает девушкой как душе угодно. Один мужик на пару с другим мужиком держат Канарейку как прислугу-водилу. Ну не мудаки ли? В фильме именно так и преподносится. И понятно, почему эта птичка (ну хоть тут очевидно, почему она так называется) в какой-то момент оказывается по другую сторону баррикад — отчасти мнимых, отчасти недорисованных. Хотя при всём при этом злодейства Сиониса какие-то блёклые и незаметные. Про Маску я вообще молчу. Маска — она для чего? Правильно, тайна. А тут просто культ, который даже не дорос до момента, когда его культом можно назвать.

К заветной цели, которая сделает Романа Сиониса королём всего Готэма, спешит Харли Квинн, Монтойя, Канарейка. По пути все упираются в милую пухленькую Кассандру Кейн, мастера на все (обе то бишь) руки. Она случайным образом оказывается связана с главной целью всех девиц. И где-то на горизонте маячит Охотница, цели которой вообще никому не известны. В самый ответственный момент девочки, конечно же, пересекаются — и начинается тотальное (и красивое) крошево. Вообще смотреть, как эти дамы дерутся — одно удовольствие. Пожалуй, именно оно и остаётся приятным впечатлением — по сути, единственным. Язвительные шуточки по ходу дела не особо спасают. Метаморфозы Харли не цепляют. А тотально и повсеместное намеренное мудакование каждого первого мужика в кадре — просто ну режет глаз, ухо и всё, что вообще режется. Это не профеминизм — это какой-то подростковый максимализм.

Однако в картине перегибают абсолютно со всем. Со стёбом, с психованностью персонажей, с фокусами Квинн, которые она вытворяет во время драк. С периодически проявляющимися уникальными способностями девиц драться и не погибать под пулями плохих парней. Ну даже если так и было задумано, выглядит этот суперочевидный, выпирающий из-под каждой юбки посыл чрезвычайно неопрятно. Другое дело — сделать видеокомикс. Вот. Мне кажется, это он и есть. Это не кино, а чистейшая экранизация, с архетипичными характерами, гиперболизацией буквально каждого действа и утрированными описаниями. Форма и цвет — в главных ролях, даже типографика в каких-то моментах присутствует. Местами «Хищные птицы» напоминают видеоигру с кучей персонажей. Ну, в таком случае должна признать: фильм как комикс вполне удался.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 2 / 1
6 февраля 2020 | 21:46

Оригинальное название последней картины Полански «J`accuse» переводится как «Я обвиняю». Не буду придираться к локализации, потому что в данном случае сложно представить адекватный прокат с дословно переведённым названием. «Я обвиняю» — это заголовок скандальной статьи Эмиля Золя, опубликованной 13 января 1989 года в газете L`Aurore (заголовок придумал Жорж Клемансо, редактор газеты). Статья в форме открытого письма была обращена к президенту Франции, а также ко всей стороне обвинения в деле Дрейфуса. Золя высказывался не только по поводу предвзятости военного суда, но также обвинял правительство в антисемитизме (Альфред Дрейфус был евреем по происхождению).

Если вы не знаете о деле Дрейфуса, вызвавшем мощный общественный резонанс во всей Европе в конце XIX века, новый фильм Романа Полански — красивый и простой способ вникнуть в эту историю. Способ, получивший, к слову, четыре награды на Венецианском кинофестивале в 2019 году.

Обойдёмся без исторических подробностей, тем более, что картину мы видим глазами полковника Пикара, начальника разведывательного бюро с 1986 года. А это значит, речь идёт не совсем о Дрейфусе — наоборот, он появится на экране лишь несколько раз, хотя образ его фоново считывается на протяжении всего фильма.

Итак, Жоржу Пикару (в руки попадает довольно подозрительная записка, он начинает копаться в фактах и подозрениях, заказывает слежку, делится фактами и домыслами с начальством… И чем дальше — тем больше увязает в какой-то подпольной полубюрократической полувоенной возне своих коллег и — главное — начальства. Он не может получить ответов, он не может докопаться до правды, ему просто дают совет «не лезь», ибо никому не нужно «ещё одно дело Дрейфуса». Совесть полковника не позволяет оставить всё как есть, он начинает копаться в документах, вещдоках, воспоминаниях… И понимает, что допущена просто чудовищная ошибка. Точнее, не так. Сделано чудовищное допущение — абсолютно осознанно, в здравом уме, в чёткой договорённости в маленьком круге людей.

Получается, что мы наблюдаем всё, что происходит с Жоржем Пикаром: все его поиски, переживания, разговоры, звонки и записки, домыслы и факты, воспоминания. Мы видим, через что проходит человек, которому важна правда: он готов буквально потерять всё, что имеет — лишь бы справедливость восстановилась. Что ж, это занимательная наполовину личная наполовину историческая драма. Она настолько выверенная и выдержанная, что вполне может считаться канонической. Кажется, что такая верность законам жанра была присуща кино в середине XX века… Нет никакого «нового прочтения» старой истории, нет даже, кажется, авторского взгляда на эту историю. Это завершённая совершенная форма, к которой нельзя придраться — ну, разве что за тотальную шлифовку, какую-то законсервированность.

Это действительно красивый фильм. Каждый звук (я смотрела в оригинале) настолько очевиден, что кажется, будто ты в одной комнате с Пикаром шелестишь письмами. Эти половицы скрипят будто под твоими ногами. Ты слышишь шорох полы халата, который откидывает полковник на пути к двери, будто встречая тебя… Всё так близко, ярко, расчерчено до последнего штриха. Это визуальная и звуковая эстетика. Практически классика в плане исполнения. Но нельзя сказать, что она оставляет сильное впечатление, отпечаток — нет. Прекрасно играет Жан Дюжарден, конечно же. Прекрасна музыка Александра Деспла. Прекрасна общая постановка. Увы, это не выделяет фильм, не трогает, не цепляет.

Может, дело Дрейфуса и не должно цеплять, если мы смотрим на него глазами Жоржа Пикара? Кто знает. Самым сильным моментом было появление в газетах письма Эмиля Золя «Я обвиняю». Остальное будто стёрлось и превратилось в фон. Как и тот факт, что Дрейфуса, вероятно, невзлюбили из-за его происхождения, как и тот факт, что Пикар и Дрейфус особо, по сути, не взаимодействовали, как и какую-то очень хилую любовную линию Пикара, как и многое-многое другое. Будто Полански просто взялся изобразить какой-то отрезок истории аккуратно и бесстрастно. Но я не обвиняю Полански, ему и так постоянно достаётся от коллег по цеху. Да и если смотреть раз в полгода красивые исторические драмы, плохо уж точно не станет.

6 февраля 2020 | 19:20
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.