всё о любом фильме:

gordy > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий1404
суммарный рейтинг36969 / 16415
первая3 января 2005
последняя26 марта 2017
в среднем в месяц9
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (1404)

В эпоху застойного СССР японскую столицу лихорадит от революционных волнений, доносящихся до полусонной провинции, где в приютском школьном хоре сливались вместе сильные голоса молодых учеников, дерзнувших бороться за первенство на национальном хоровом конкурсе, доверяя силе своего учителя, удалившегося от взрывоопасных протестов, уединившись в классной комнате с послушной его воле группой певцов, одухотворённо репетирующих на русском «Полюшко-поле», все, как один и каждый со всеми вместе, но режиссёр с первых шагов отделяет от коллектива пару, связывая молодых людей игрой не высказанных интересов, поглощающих внимание обоих, где один становится голосом другого, создавая интригу взаимного проникновения не соприкасающихся тел, находящихся в духовном единстве.

Школьный хор подобен клубу, сродни ордену для посвящённых, где пение — ритуал, таинство, к которому приобщается новичок, верный данному обещанию, как клятве преданности, продолжая начатое другом сражение, невольно напоминая о долге учителю, переоценивающему своё прошлое, расширяющее пространство духовно-нравственного развития юношей, бьющихся ради общей цели, болью пробуя на прочность себя.

Составленная из нескольких слоёв, картина обретает глубину, погружаясь в состояние разреженного эмоционального ступора, носителем которого обречен быть главный герой, напоровшийся на завораживающий взгляд своего товарища, но на той глубине нет быстрых течений, а только сводящий мышцы холод свинцовых вод, отражающих медлительность сюжетного потока, разлитого тонкими ручейками едва тронутых интересом тем, разносящихся по поверхности редкой зыбью, как будто на яркую акварель плеснули из стакана чистой водой, и краски «поплыли», испортив хороший рисунок, но всё же не уничтожив его.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 1 / 0
26 марта 2017 | 21:27

Удивительная природа Исландии украсит собой любой фильм, когда надо, становясь единственной опорой его сюжетных линий, что и происходит с картиной Гримура Хаконарсона, где посеребрённые снегом скалы опускаются с небес барьером для гуляющих по долинам студёным ветров, символизируя стену молчания, более сорока лет разделяющую двух братьев, связанных только собачьей почтой, которую доставляет восторженный пёс, снующий между соседствующими фермами братьев — врагов.

Что бы не разъединяло людей, связать их может только беда — таков смысл этой истории об отшельнической жизни двух стариков, нестерпимо враждующих между собой вопреки своим кровным узам, набирая на овечьих конкурсах очки к своему авторитету, утверждаясь в первенстве между собой, когда-то поставленному их отцом под сомнение.

Одно дело, когда за трон борется молодёжь, совсем другое — соревнование упёртых в своей правоте седых бородачей, приходящих в бешенство от одной мысли, что можно проиграть противнику, считая единственным смыслом жизни доказательство родительской ошибки, но свалившееся на них несчастье расставит всех по нужным местам.

Застилая разум, ненависть, подточив доверие, того гляди, добьёт их обоих, но судьба поворачивает всё так, что друг без друга им уже никак не обойтись, и этот переворот вполне ожидаемый результат планомерно разворачивавшегося конфликта, чётко кристаллизованного в персонажах колоритных бородачей, воплощающих на экране сложную формулу характеров, управляемых немотивированной логикой гордости в непримиримом соперничестве кто — кого.

Мир живёт глобальными проблемами, которые достают по радио и TV, а личная жизнь предстаёт в человеческом измерении, недоступная взглядам и не подчиняющаяся общественным интересам. По тайникам души разложены печали и обиды, не выдавая которых старики изводят оставшиеся годы, но режиссёр проливает свет, открывая взгляду коварство нравов, упорствующих в своей бараньей неправоте.

Маленькую трагедию режиссёр стремится представить наглядным обобщением невероятного разнообразия путей, по которым, теряясь и путаясь, слоняются самоуверенность, надменность и презрение, являющиеся источником тех самых тридцати трёх несчастий, составляющих контекст этой невесёлой повести, где всё легко узнаваемо, доходчиво и легко, жаль, что ясность приходит не ко всем и не вовремя.

20 марта 2017 | 14:35

Сказочные превращения, ритуальные акты, мистицизм пополам и с загадочностью — внешние компоненты визуализированных иллюзий трёх подруг, поверивших в силу волшебного зелья, меняющего биологический и социальный статус девушек, одним глотком обращающихся в парней, вместе с мужским телом приобретая новое положение в школьном сообществе, строящем отношения на персональной идентификации составляющих его участников, одновременно сталкивающихся с неизбежностью личной самоидентификации в условиях обнаружившегося расхождения ментальных и физиологических ориентиров, приводящих к кризисному развитию отношений по всем направлениям реального и мнимого, слившихся внутри одного.

Прибегая к сверхъестественному, Александра Тереза Кейнинг соглашается с условностью своей истории, происходящей из самого что ни на есть естественного положения вещей, обрисованного откровениями подруг и кратким обзором их школьной жизни, демонстрирующим их место и роль в коллективной среде, меняющиеся при переходе из одного состояния в другое, позволяя режиссёру препарировать образцы осознанного и бессознательного влечения, дополняя картину встреч несколькими основными и периферическими образами, несущими в себе внешние и внутренние признаки дезориентации, вызывающей различные формы критического реагирования на смещение интересов, выводя разговор из тени фантастического мистицизма на яркий свет пугающего отчуждения, ослепляющего ожиданием одиночества, когда отвергают, будучи отвергнутым другим.

Радикальное смешение реализма и фантастики, с одной стороны, позволяет режиссёру применять эффектные изобразительные приёмы, световые штуки и ёмкие звуковые иллюстрации, формируя техногенный игровой настрой, а, с другой, создает и поддерживает ощущение пограничности состояния действующих лиц, подкрепляющегося влиянием алкоголя и курева, работающих на развитие концептуальной идеи относительности отношений, удерживая фильм в поле постоянной неопределённости контактов и жанровых тем. Однако во всех плотских перевоплощениях единство и цельность сюжета поддерживаются преемственным единством исполнительских работ девушек и синхронизированных с ними молодых людей, передающих всю сложность конфигураций тел и желаний, разделённых барьером навязанных условностей, на которых взрастают черные плоды нестерпимой боли, каплями истекающей под красноречивый трек Fever Ray «Keep The Streets Empty For Me».

18 марта 2017 | 20:58

Возможно и непредумышленно, имя этой картины совпадает с названием популярного французского еженедельника, которым был женский журнал Jours de France, активно распространявшийся с конца пятидесятых до конца восьмидесятых годов, предлагая своим читателям обзоры общественной жизни, культурных мероприятий, рассказы о модных тенденциях, советы по ведению здорового образа жизни и небольшие литературные произведения, но дебютный фильм Жерома Рейбо решительно производит впечатление многостраничного фотографического глянца, по которым неспешным взглядом скользит режиссёр, отправляющий своих героев в долгую поездку по стране, из столицы, прочь, в провинциальное небытие, к пограничным перевалам, с попутчиками и без, чтобы вспомнить одно старое знакомство и, случайно, завязать не одно новое.

Внезапно разорванный роман продолжается отнюдь не романтическим путешествием, больше похожим на разглядывание лиц собеседников одинокого путешественника, неизвестно что бросившего и невесть куда несущегося, перебиваясь фастфудом минутного секса, на короткое время становясь частью чей-то жизни, вторгаясь, а потом покидая её, как и попутчики, появляющиеся по дороге, перевёрнутыми листами оставаясь позади уносящейся в никуда машины мятежника.

Так мужской роман оказывается проводником портретных зарисовок в технике недолгих свиданий с меланхоличными монологами и глубокими паузами, заполненными музыкальными текстами классики и шансона, подсвечивающими горький удел несчастных людей, становясь пищей для размышления над очевидным и повод для догадок о недосказанном, застывшем ожиданием в глазах или повисшем разочарованием от вопроса.

Два с лишним часа экранного времени разлетаются мгновениями коротких историй с множеством оттенков одиночества, отзывающегося сигнальной дробью счетчика свободных сердец, блуждающих по просторам социальной сети в ожидании временной пары, сброшюрованных режиссёром в хорошо иллюстрированный буклет неловких положений, пейзажей и чувств, возвращающих ощущение утраченной близости.

9 марта 2017 | 15:50

Итак, мы имеем вполне невзрачную ретро-драму с обычным для ей подобным картин сюжетом истории становления я молодых людей, которая может быть заинтересовать представленным в ней многосторонним конфликтом отношений, определяемых не только личными чувствами, но и ставшей между ними мечтой главного героя, находящейся вдалеке от его первой любви.

Где-то среди канадских просторов, охваченный страстью, молодой человек ловит прерывающийся радиосигнал, вслушиваясь в объявление ди-джея, не заемчая дрожи соседки, подбирающейся к его горячим губам, согревающим поцелуем другую, сам в мыслях о далёком городе с тем будущим, которое он хочет себе.

Симпатичная натура диковатого края в сочетании с милой взгляду стариной шестидесятых годов складываются в приятный фон запутанных отношений подростков и неоднозначно поступающих взрослых, усложняющих там, где стоит упростить, и упрощая, там, где надо усилить внимание. Слабый диссонанс вызывают бросающиеся в глаза возрастные диспропорции юных персонажей и их исполнителей, что разбивает цельность образов, театрализуя действие отдаляющим ощущением барьера сцены.

Без впечатляющего сюжета, кино это, тем не менее, сойдёт за образец становления личности и формирования личных отношений в многогранном мире чувств и целей, часто, а, если задуматься, как правило, расходящихся между собой, порождая противоречия обязательного выбора, с неизбежной болью от необходимых жертв.

5 марта 2017 | 14:20

Если стало невмочь, ничего не остаётся, как послав всё к чёрту, бежать прочь от удушающего смрада застоявшейся нужды на едва блеснувший в темноте огонёк надежды, зажжённый вниманием проезжего паренька, предложившего вариант той, что считала жизнь конченной, без вариантов, а теперь, погрузившись в галдящий фургон, настороженно рассматривала своих новых попутчиков, весело принявших притихшего пока новичка.

Далее — по великим равнинам, от южных прерий до нефтяных северных окраин, вместе с передвижной молодёжной бригадой таких же, как и она беглецов, собранных в компанию предприимчивой начальницей, для которой бизнес-предприятие такой же побег из ниоткуда в никуда, попытка из ничего стать всем, поднимая оценку собственного достоинства.

От мотеля до мотеля, по дороге, вдоль пути — неизменные декорации невесёлых дневных хождений с перерывом для беспокойных ночей, когда нет сомнений, что они делают и зачем, также, как и она, сорвавшиеся с места ради невысказанной мечты, той мечты, которой нет места там, откуда они сбежали, от окраин Флориды до калифорнийских глубин.

Андреа Арнольд использует специфический приём выделения нескольких персонажей, оставляя большую часть из них на втором плане по отношению к паре — тройке действующих лиц, сосредотачивая внимание на идеалистических представлениях главной героини, порождающих радикальный конфликт в её личных отношениях, открывая Саше Лейн широкий горизонт возможностей, которыми давным-давно пользуется Шайа ЛаБаф, оседлав своего конька на доходной линии.

Ирония состоит в том, что создающая общую картину самодеятельная молодёжная массовка достоверна в куда большей степени, чем распинающийся распираемый гордостью её звёздный партнёр, превосходно воплощающий сценарную легенду своей роли, самоуверенно избавляя от проблем свою начинающую партнёршу, казалось, не оставляя даже краешка одеяла для остальных.

Но стоит просто, полюбопытствовав, заглянуть в заброшенный твиттер Исайи Стоуна, где в строке места обитания указано название missuri, рядом с которым стоит красноречивый символ: (, подтверждая объективность его отношения к обрисованному этой историей положению американских дел, как и остальных ребят, выполняющих миссию представления фактурных образцов типично неустроенных личных жизней, пролетающих мимо жизни там, где кажется, только и надо жить.

Эта режиссёрская конструкция, надо признать, исправно работает для достижения общей цели, хотя некоторое время кажется, что оператор, того гляди, запутается в лицах, но он справляется с задачей и в скорости движения, и с композицией, держа под контролем каждый брошенный взгляд, каждый наклон головы, что особенно важно в работе с шумной толпой, чтобы набрать нужный режиссёру текст из внешних деталей её поведения, не занимаясь чтением по лицам, а препарируя мгновенный всплеск эмоций, отступая от этого правила, разве что раз или два, из-за конкурирующего тандема ЛаБафа и Саши Лейн, персонажи которых внезапно ощущают себя частью одной мечты. Впрочем, второй волною идет отрезвляющее понимание героиней простой правды, что жизнь есть всюду, всюду есть эта долбаная жизнь, но ты c друзьями застряла на её обочине, такой обычный, мирный и просто светлый душой человек.

27 февраля 2017 | 01:34

Появление новой фигуры само по себе влияет на положение тех, что прежде разыгрывали свою партию, иногда в корне меняя расстановку сил, как это произошло с полицейским детективом Тори Лустигман, работающей в некотором отрыве от основной команды полицейского управления, оказавшись в строю после переезда на новое место жительства, к прежним друзьям и знакомым, где одно чрезвычайное происшествие вызывает в воспоминаниях что-то ещё.

Без раскачки: изуродованный труп мужчины с подозреваемым, не скрывавшимся у него за стеной, резкий рывок, но, оказавшаяся ложной, добыча открывает путь к источнику информации, поднимающей след четвертьвековой давности, о котором многие подзабыли или не хотели бы вспоминать, а захотев рассказать, внезапно выпадают из текста истории, пробуждая яростный азарт в ищейке, соединяющей вместе давние грехи и свежих покойников, связывая их с семейной трагедией, заставляя женщину быть смелей.

Стандартный детективный сюжет, в котором оперируют бескомпромиссный главный герой (в данном случае — героиня), его (её) верный напарник, связанные мутными корпоративными обязательствами, и корпоративное начальство, связанное туманными отношениями с местным криминалом, придерживающееся особых принципов целесообразности, некогда пришедших в противоречие с долгом, который приходится отдавать теперь.

Мужчины мрут один за другим, и все знают, что кто-то ведёт охоту, а полиция охотится за охотником, переходя с ложного на истинный путь, выводящий к разговору о морали и ценностях, отложивших расплату и возмездие, раньше оправдывавших обман, обманывая лишнюю совесть. Всё это в плотном ритме поисковой операции с остановками для психологического тренинга, разбора полётов и демонстрации благих мер, с комплектом колоритных персонажей, призванных для приведения их в исполнение, скрашивающих шаблонность расследования образными портретами действующих лиц, которым явно повезло с актёрами.

Легко хвалить Ноа Тейлора в роли напарника, ведущего свой личный незримый бой, но, продолжая, надо перечислить чуть ли ни всех остальных, поскольку даже в полунемых и эпизодических ролях ощутим профессионализм высочайшего уровня, вызывая интерес к тем, кто спотыкается об ошибки и расстаётся с предубеждениями, помогая авторам этой картины утверждать, что мрак былого — в прошлом, хотя верится в это с трудом.

25 февраля 2017 | 18:05

Если делить кино на хорошее и плохое, интересное и неинтересное, то в сочетаниях ответов возможно несколько вариантов, в зависимости от личных пристрастий каждого зрителя. Так вот на мой вкус, это кино от Джармуша неинтересное, а значит, плохое. Обычное для него разговорное действие, строящееся вокруг диалогов и наблюдений за их участниками, ведущими беседы, следуя за которыми начинаешь чувствовать, что идёшь в никуда с неприятным раздражением от того, что тебя водят по кругу, когда не видно итога и не предвидится возмущения.

Господин режиссёр представляет наблюдение наблюдающего за наблюдателем, лишённое цветов и красок, интриги или саспенса. Изо дня в день по одному и тому же маршруту — из ниоткуда в никуда, с пустыми фразами и необязательными остановками, с неизлечимой меланхолией заезженной пластинки, сбивающей своей трещиной скользящую мимо дорожки иглу, так что через пять минут после начала, самым естественным будет желание скорее взять и выбросить её ко всем чертям, впредь не поминая, как Джармуша раньше звали.

23 февраля 2017 | 21:29

Много ли разницы между фильмом и книжной историей Ральфа Ротмана о мальчике Юлиане за несколько летних недель сделавшего широкий шаг от детства к юности, немало удивив не только отца, шахтёра-угольщика, но и невротичную мать, отправившись отдохнуть, недоглядевшую ни за мужем, ни за сыном, найдя обоих на том же месте, но совсем другими, с новым взглядом на отношения и жизнь.

Любовь, верность и неверность — древние компоненты нравственно-этических экспериментов, в разных концентрациях и дозах образуют состав не самой оригинальной композиции взаимных связей типовых образов, вписанных прогнозируемый сюжет, развивающийся внутри полувековой давности германского городка с присущими тому атрибутами места и времени, главным из которых являются короткие кожаные штаны главного героя, размером своим указывающие на то, что он их давно перерос.

Не найдя в современном Руре остатков прежней натуры, режиссёр с оператором манипулируют постановочной техникой, создавая эффект двусторонней сцены, где бетонный парапет лоджии жилого дома становится краем рампы, отделяющим домашний театр от панорамы горных выработок, одновременно являясь линией раздела кадра, периодически меняющего узкий формат на широкий, при картинке, переходящей из черно-белой в полноцветную и обратно, без намёка на особую роль постановочных приёмов, интересным ракурсом, разнообразящих ход незамысловатых действий, в одном случае, предлагая эстетичное совмещение лица и сложенных бабочкой ступней ног, а в другом, обрезая их, как лишнее, представляясь занятным упражнением постановщика, опирающегося на беспроигрышный литературный материал и качественный кастинг, добывший для фильма Оскара Брозе, производящего впечатление даже там, где его не ждёшь, принимая живое участие в каждой сцене, примеряя каждый момент на себя.

Сценарию не хватает решимости выжать максимум эмоций там, где к этому располагает далеко не единственный пикантный момент, что, скорее всего, является сознательным выбором его авторов, удерживающихся в рамках приличного для семейной аудитории толкования принципов жизни, проверенных родителями, чтобы с опытом передать их своим сыновьям.

15 февраля 2017 | 16:30

Большой город, паутина улиц, потоки людей, исчезающих в узких переулках за порогами своих квартир, объятые, кто неизбывной печалью, кто неудержимым желанием, кто ещё Бог знает чем, связывающих вместе истории нескольких человек, извлекая свойства их личной жизни, отмеченной разной близостью отношений и взаимностью чувств, подверженные ударам утрат или наступающих перемен, составляющих мягкую ткань лиричного полотна, вышитого разноцветными нитями меланхоличных мелодий, создающих медитативный рисунок надежд и страданий, приобретений и потерь, представляя среду существования фактурных действующих лиц, отравленных ядом пороков и раздавленных стечением обстоятельств, замыкаясь в круг поэтичного отчаяния, преследующего одинокие и спаривающиеся существа, потеряв равновесие, соскальзывающие в пропасть безумия, пугающего выживших ледяной пустотой, отражающейся в глазах юного естествоиспытателя, прощаясь, погружающегося в пучину свинцовых дум, потрясённо принимая конечность жизни в бесконечной неустроенности её перепутанных путей, выдыхающего, чтобы уже никогда не вдохнуть горького дыма сожжённой любви, окрашивающей дрожащую атмосферу картины, наполненной немым криком срывающихся от слёз голосов.

13 февраля 2017 | 17:55

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...