• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:

ZhdanovaIA > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий29
суммарный рейтинг304 / 64
первая25 октября 2013
последняя19 июня 2016
в среднем в месяц1
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (29)

Молодой мужчина старательно играет на рояле этюд ми-мажор N3 Фредерика Шопена. Пальцы не слишком послушны, руки вовсе не летают над клавишами, допуская ошибки. Получается не очень. Он знает, как нужно играть. Как будто ты находишься в любовных отношениях с кем-то. Расслабленно вначале, потом счастливо, страстно и, наконец, тяжело и мучительно, переживая разрыв, на самом деле не желая его. Но, что-то подсказывает, что не такие эмоции он переживает и не такие чувства вкладывает в свою музыку. Но все еще может случиться.

Кён Тэ, называет себя гангстером. Аферы с недвижимостью, разговоры о миллионах долларов, разборки, отрезанные пальцы, но вместе с тем понимание конъюнктуры рынка, наличие финансового чутья, умение убеждать, деловая хватка. Шрамы на руках и интеллект на лице. Год назад Кён Тэ потерял друга и сейчас решил выполнить последнюю просьбу — присмотреть за его старшей сестрой Мун Сук и племянником-подростком Кан Ку. Портовый городок с таким неслучайным названием Канку оказывается еще интересен как бизнес-объект. Маяк, рыбалка, школьная футбольная команда — вот и все достопримечательности городка. Но все постепенно меняет свое значение по мере того, как Кён Тэ втягивается в жизнь семьи своего друга. «Холеный жиголо», «миска каши» — такими эпитетами называет независимый подросток нового знакомого, занимая оборонительную позицию в ответ на непонятный интерес того к своей маленькой семье. Мама Кан Ку серьезно больна, но стойко поддерживает свой крошечный ресторанчик «на плаву». Независимое поведение Мун Сук, пристальный без стеснения взгляд, неявная улыбка, внутренний свет, исходящий от милого лица — ее время — самое счастливо-несчастное — наступило.

Любви оказалось совсем не мало. Можно дополнить цитатник на тему «Любовь — это…» множеством странных и бесконечно искренних примеров. Любовь — это когда готов заболеть вместо любимого, умеешь запомнить размер обуви померив его ладошкой, одеваешь на рыбалку ярко-желтый плащ, чтобы она тебя увидела, говоришь ей: «Если нравится готовить для кого-то, то готовь для меня», опекаешь любимого делая вид, что он опекает тебя. Медленное кружение ветряков, летящие волосы, снег, музыка Роя Орбисона.

Удивительна способность корейского кино не скатываться в слезливую мелодраму, а сочетать в нужном балансе романтику без высокопарных слов, драму и комедию, так чтобы получилось хорошо. Приложить неглупые диалоги, вполне достойные цитирования, подобрать нестандартный саунд-трек (оказывается под Шопена вполне можно играть в футбол и драться), придумать неожиданную развязку, так, чтобы захотелось посмотреть все с начала под новым углом зрения. Привлечь к проекту харизматичных актеров (Ли Дон Ук («Король отелей», «Запах женщины»), Пак Чжу Ми («Достоинство джентльмена»)), умеющих создать магию любви без прямого ее упоминания. Вот тогда получается та самая правильная и сильная интонация мелодии, сыгранной не безупречно, но искренне.

8 из 10

19 июня 2016 | 13:49

Он молод, строен, хорош собой, в его походке угадывается балетная выворотность, он не любит парики, ему всего 28. Ему уже 28, длительность его правления почти совпадает с возрастом, он отец нескольких детей законных и внебрачных, и он — король Франции Людовик XIV, вошедший в историю под именем короля-солнце. Еще не ослепляет до желания надеть темные очки, но притягивает как магнит своей харизмой и уверенностью. Ему еще можно возражать, с ним можно спорить, но все тише и без свидетелей. Его личная революция началась после смерти кардинала Мазарини, когда 23-х летний Людовик заявил Государственному совету о своем намерении выйти из тени. И чтобы тень Лувра не заслоняла ни его, ни монаршие планы, уехал в деревню под скромным названием Версаль. Одел на ногу каждого придворного виртуальный браслет королевского запрета на самовольный отъезд. Внушал до согласия: это ваш дом, это ваша служба, это ваша жизнь. Так и жили между строительными лесами, природными красотами, отвлекаясь попеременно на войну, рождение детей, дворцовые интриги, любовные рокировки, политические альянсы и балет.

События сериала «Версаль» имеют собирательный характер. В действительности решение перестроить охотничий дворец своего отца Людовик принял в 1661 году (в те самые 23), но прошло более пяти десятилетий прежде чем дворец в Версале принял более или менее законченный вид. При этом королевский двор базировался в разных резиденциях и окончательно обосновался в Версале в 1682 году, когда королю было уже 44. Для сериала это не так уж и важно. Начало перестройки скромного по королевским меркам жилища в версии создателей фильма символизирует становление Людовика, его стиля правления, приведшего к расцвету Франции: консолидации ее военной мощи, интеллектуальному и культурному взлету, росту политического влияния.

Характер молодого монарха через мелкие детали и основные сюжетные линии сценария прописан с аккуратной исторической точностью. Вежливость в отношении представителей любого сословия, умение слушать, запоминать, выделять существенное, проявлять терпение, каждодневную работоспособность, политическое чутье, волю и решительность — все это есть и все это делает персонаж короля объемным и ярким. По аналогии с гелиоцентрической моделью мира Коперника король-солнце заставляет вращаться вокруг себя большие и малые «планеты», «астероиды» и «спутники». При чем законы физики здесь не работают, поскольку Людовик удаляет и приближает подданных руководствуясь практической пользой, личными симпатиями и стратегическими планами. Супруга короля — испанская инфанта Мария-Терезия Австрийская, единственный брат короля — герцог Орлеанский Филипп I, его жена Генриетта — сестра действующего короля Карла II Английского: коллагеновые нити родственных связей и брачных союзов позволяют перекраивать лицо Европы под текущие политические амбиции, но не гарантируют отсутствия разрушающих последствий от войн и территориальных притязаний. Исторические персоны разной степени величины и значимости вперемежку с людьми, характеры которых придуманы специально, придают реалистичность всему действию.

Версаль, как большая сцена и выставочный экземпляр французской жизни требовал немыслимых сумм для строительства. Более 20 лет ежегодно на его создание затрачивалось 12-14% государственного бюджета. Дорогостоящая историческая инвестиция показана в сериале в стадии реализации: еще промозгло в покоях от сырого камня, еще не для всех хватает комнат, но позолота свежа, венецианские зеркала послушно отражают танцующие пары и создают ощущение бесконечного света и пространства. Но прежде всего Версаль для Людовика — инструмент управления людьми. Любыми: преданными сторонниками, тайными и явными противниками, подданными и гостями из других стран. Модель мира, созданная королем-солнце, должна быть действующей…

Заглянуть ненадолго в интересный исторический период, принять версию авторов фильма, полюбоваться на парковые ансамбли, костюмы, промытые волосы. Не замирать внутренне от фальши и дешевизны реализации, понять тайные механизмы и причинно-следственные связи свершившихся когда-то событий. Увлечься накалом страстей, порадоваться за мастерство молодых актеров, поблагодарить создателей фильма. Вполне.

8 из 10

26 марта 2016 | 10:43

Любая книга Дины Рубиной долгий праздник. Предвкушение чего-то хорошего, когда ты только купил книгу. Само чтение с полной уверенностью, что да, это классно! И после, когда в любой момент можно взять и перечесть, и повторить все эмоции заново. Любая книга Дины Рубиной имеет Сюжет. Закрученный, умопомрачительный, расшитый множеством узнаваемых деталей, не сдерживаемый государственными или временными границами. Нелинейность рассказа подобна ленте Мёбиуса, что приводит читателя в разные неожиданные места. Ненароком, попутно, со съедобной долей подробностей, книга погружает в профессиональный мир персонажей, выдавая в качестве бонуса ощущение сопричастности (Так вот как все у них устроено!) и уважение к автору за скрупулезность «в изучении вопроса».

Любая экранизация книг этой писательницы — событие, возможность сравнить собственные представления героев с видением других людей. Но, какая трудная у режиссера задача — сохранить дух и узнаваемость книг Рубиной. Может поэтому и фильмов немного. Безусловная удача — экранизации романа «На солнечной стороне улицы» и повести «Любка». «Синдром Петрушки» вышел проще, мельче, беднее оригинала. Исчез географический размах событий. Львов, Иерусалим, Прага, Самара уместились в двух-трех локациях с приметами Питера. Главная музыкальная тема «Минорный свинг» Джанго Рейнхардта — легкий, ритмичный, иллюстрирующий гармонию двух людей — превратилась в тяжеловатую незапоминающуюся мелодию, полную драматизма отношений главных героев. Ушла, улетучилась семейная легенда-загадка, придававшая трагизм и готическую мрачность событиям. Можно представить, как сценаристы, в числе которых сама Дина Рубина, резали и кроили роман, чтобы оставить главное.

Лиза — девочка с огненными волосами, с внешность куклы фарфоровой красоты покорила Петю сразу и навсегда. Украсть, присвоить, сделать своей, воспитать-взрастить для себя и под себя. Это ли не великая Любовь? Это ли не огромный Эгоизм? Увлеченность куклами вырастает у Пети в профессию и дело всей жизни. Он создает своих кукол, знает все их секреты: потянешь за эту ниточку, и кукла сделает нужное движение или эмоцию. Он Кукольник и кукловод. Евгений Миронов, играющий Петю, нарочно бесцветен одеждой и голосом. У него и глаза по книге светлые, никакие, ибо не на него должны направлять свое внимание зрители. Лиза-ребенок, Лиза-подросток, Лиза-женщина — все три воплощения прекрасны! Самое сложное досталось чудесной Чулпан Хаматовой: сама себе соперница в роли куклы и живой страдающей женщины. Что есть синдром Петрушки? Трагедия семьи, генный сбой, передаваемый по женской линии или нечто из области психологии, характерное только для этих двоих? Синдром — это совокупность симптомов, характеризующих определенное болезненное состояние организма. Петя-Петрушка-кукловод, болеющий своей профессией так, что смешивает, убирает границу между миром людей и миром кукол. Лиза, с детства живущая под влиянием своего друга, переживает трагедию женщин своей семьи и одновременно получает прививку-надежду на излечения от синдрома своего Петрушки. Пусть они будут счастливы…

Режиссер Елена Хазанова нашла художественное решение для создания этого маленького и вывернутого во всех суставах мира. Развешенные по всему периметру бедной квартирки необыкновенные куклы являются обрамлением для большой белой кровати, на которой ярким пламенем светится головка Лизы. Коронный танец Лизы и Пети ошеломляет чувственностью и драматизмом. Сцена, где Лиза оглядывается на куклу Элис, пытаясь поймать ее в движении, полна отчаяния и сюрреализма. И все это свидетельства того, что создатели фильма, и зрители, и все, кто хоть как-то приложил руку к реализации этого проекта, поражены одной болезнью, название которой синдром Дины Рубиной. Пусть нас таких будет больше.

7 из 10

8 ноября 2015 | 11:55

Во времена язычества люди считали, что все нерожденные малыши находятся в тайном секретном месте, где-то среди болот, озер, прудов и топей. И возможность перенести души детей в реальный мир имелась только у аиста, поскольку любит селиться эта птица недалеко от воды и знает поэтому все укромные полянки. Не знает аист только одного — всегда ли ему рады те, кого он навестил. Вот хоть Федор — справный мужичок за тридцать — дважды уже радовался прилету этого всем известного красноклювого летуна. И все у него нормально в жизни: в армии вместе с брательником отслужил, да не где-нибудь, а в десанте, поэтому и право имеет отмечать на всю катушку день этого чудо-воина. Опять же шоферит, крутит баранку УАЗика, копейку зарабатывает для семьи — Любаши своей ненаглядной, да пацанов Толяна с Колькой. Хозяйство свое — огород там, кабанчик, куры. Одним словом, знает и уважает Федора каждая собака не только в родной деревне, но и в округе. И тут рухнуло все в момент, когда по доброте душевной подобрал на дороге, да отвез в больницу рожающую девчонку, а та отплатила — подкинула ребенка на крыльцо, да записочку еще вложила, мол, у младенца папашка он — Федор.

Проверенный рецепт такого безыскусного, но переживательного кино в простой последовательности действий, подобно той, что записана в тетрадке с засаленными уголками, хранящейся у рачительной хозяйки на кухонной полке. Сделай человеку плохо, пусть помается, да поночует в хлеву у борова, а потом дай ему найти выход. И чтобы понял, чудак, за что на свете стоит держаться. В качестве особой домашней засолки выносится из погребов эмалированное блюдо с атрибутами 90-х: рекетиры, зарплата зеркалами с местной зеркальной фабрички, новый русский, строящий усадьбу. Ну, а чтобы совсем интересно стало к самовару подаются мелодраматическое варенье «А кто отец?» и графинчик любовной наливки. Только получается из всего этого не аппетитно накрытый стол, а набор переваренных недосоленных овощей и раздавленных ягод в одноразовой посуде. Моменты реальной драмы, прикрытые щелястым забором комизма, изредка видны на просвет: трогательная и одновременно жалкая тележка из которой Любаша продает то мороженное, то пирожки со смородой, как теленок на привязи, мотается за УАЗиком, старик с кривыми зеркалами и креативной рекламой «хочешь похудеть, спроси меня как», экскурсовод с безответным призывом: Господа, пройдемте к храму! И все это повторяется каждый день с упорством, которое с неосознанной беспощадной точностью описал в своем стихотворении младший сын Федора Коля: Скакает лошадь, уже устала, но все равно скакает.

Не поднялся белый аист выше голубей, даже не смог приблизиться к той планке в синей высоте, что взяли они двадцать лет до этого. Не нашлось у героев слов, которые запомнились бы как откровение, порадовали бы густым юмором и ушли в народ. Не создалось той легкости, воздушной уверенности в том, что это не натужная игра, а неповторимая жизнь. Пролетел аист на бреющем полете над капустным полем, ну и Бог с ним. А ведь все это было затеяно ради того, чтобы поговорить о Любви. О том, как он ее любит, как она его любит, о том, какие дети у них хорошие. Вот такая она — любовь…

28 октября 2014 | 20:20

Ветер революционных перемен обдувает планету в надежде снять боль от застарелых болячек, терзающих очередную страну. Но вместо успокоения поддает в тлеющий очаг кислород коммунистических идей и теорий, сжигая попутно институт семьи, традиции рода, значимость личных чувств и привязанностей. Как быстро превращается милый маленький ребенок в объект постоянного страха за него: как бы ни сотворили враги что-то гадкое с ним, заставив родителей изменить Революции. Вот и приходится отдавать, тайно переправлять в далекую страну, на еще больший страх и неоцененный риск, на возможно вечную разлуку и неведомые испытания, но с надеждой, что так будет лучше. Лучше, поскольку с 30-х годов для сирот, полусирот, детей, чьи родители сидели по тюрьмам или занимались революционной борьбой в разных землях и странах, цитаделью добра стал Ивановский интердом. Именно там предвоенной зимой оказались двое китайских подростков — девочка по имени Чу-Чу и мальчик Сяо Ман.

Так начинается история, основанная на судьбе реально существовавших детей, которые неумолимостью эффекта обратной тяги попали из своего огня в пламя чужой войны. Прототипом персонажа Чу-Чу стала Чжу Минь — дочь основателя китайской народно-освободительной армии Чжу Дэ, которого впоследствии назовут «китайским Жуковым» и изберут заместителем Председателя КНР. Но это будет позже. А пока переправленная в Советский Союз девочка станет жить под именем Тины Астровой. Ее товарищем станет другой воспитанник детдома — Ван Ли Измайлов — сын Чжан Вэньтяня, сподвижника Мао Цзэдуна, талантливого журналиста и переводчика, работавшего после войны послом Китайской республики в СССР.

Дети больших родителей все равно дети. Они дружат, озорничаю, учатся, боготворят портреты отцов, плачут в подушку, влюбляются, говорят во сне на разных языках, взрослеют. Все они помнят о Родине и мечтают вернуться в свою страну, чтобы быть ей полезными. Но не проявляются мужество и смелость, доброта и милосердие, способность к самопожертвованию и героизм только в привязке к месту действия. Либо человек их имеет, либо нет. Либо ты на светлой стороне, либо мостишь дорогу в ад неблагими делами. Война уготовила для подростков разные дороги: Чу-Чу попадает в оккупированную немцами Белоруссию, где тысячу раз была на волосок от смерти и столько же раз просила судьбу избавить ее от боли и унижений. Милая, беззащитная, вечная жертва, для которой всегда находится кто-то, стремящийся оградить или изощренно мучить. Желание выжить, умение приспособиться к жутким обстоятельствам войны соседствует у Чу-Чу с судорожной готовностью подтвердить свое жертвенное назначение. Часто, очень часто девушка предстает на экране одетая кое-как, в легком платьице на морозе, полуобнаженная, дрожащая, вызывая долгую эмоциональную волну безграничной к себе жалости. Она обречена носить на себе символ вечного не снимаемого распятия. Другой герой картины — Сяо Ман переносит военные невзгоды в разоренном промерзшем городе, с редкой щедростью излучая душевное тепло на таких же бесприютных бедолаг. Внешняя мягкость облика прикрывает скелет характера, сделанного из легированной стали. Защищать, помогать, пытаться крутить Землю и время назад, принося матерям вместо похоронок собственноручно написанные письма, становясь папой для пятилетней малышки. Все его поступки — суть воина и спасателя — ничтожные капли, упавшие на пожар войны. Но разве океан не состоит из множество капель…

Совместный российско-китайско-белорусский проект, созданный в середине 90-х, без сомнения был ориентирован на международный прокат. Этому способствовали и беспроигрышный драматический сюжет, и международный интерес к постсоветскому пространству. Нетривиальный прием был использован создателями: герои картины говорят без дублирования на трех языках — русском, китайском, немецком, а связующим звеном этого лингвистического интернационала являются английские субтитры. С другой стороны, линейность поставленной для фильма задачи — быть понятым и принятым — сыграла отрицательную роль при написании сценария и прорисовки персонажей: слишком однозначное деление действующих лиц на хороших-отвратительных, виден порой предписанный прогнозируемый характер действий и диалогов. Но все же это кино не черно-белое, а больше красное — тревожное, кровоточащее, воспаленное. И вместе с тем чистое, певуче-розовое, потому что свет, идущий от хороших людей, смог разбавить густоту багрового зарева и пролиться алым утром.

25 октября 2014 | 22:16

Лилли Моффат — женщина элегантного возраста — въехала в небольшую деревушку в Уэльсе на двухколесном велосипеде, который по пути от станции до унаследованного ею дома незамедлительно начал давить все традиционные представления местных жителей о роли и месте женщины в истории. Оглядев взором альтруиста среду обитания с горой привезенных книг, служанкой — бывшей воровкой, незаконнорожденной дочерью этой служанки, проходящими мимо детьми-шахтерами, мисс Моффат решает устроить бесплатную школу. По счастливому сочетанию обстоятельств для этого, помимо желания, у нее имелись собственный недюжинный интеллект, добротное образование и дядюшкино наследство. Написанная в 1938 году британским драматургом и актером Эмлином Уильямсом пьеса «The Corn is Green» является полуавтобиографической, поскольку образ мисс Моффат был спроецирован автором с характера реальной учительницы Уильямса из его детства в Уэльсе. В самом спектакле, премьера которого состоялась в Лондоне в том же году, Уильямс сыграл роль молодого талантливого парня-шахтера, в лице которого мисс Моффат нашла «алмаз без изъяна» и чью жизнь сама перевернула кардинально, показав дорогу от угольной шахты прямиком в Оксфорд. Пьеса привлекала внимание театральных постановщиков, кино- и телережиссеров неоднократно в более поздние периоды — вплоть до 2007 года — в первую очередь из-за потрясающе интересного и цельного образа главной героини. Материал был настолько хорош, что роль мисс Моффат охотно исполняли разные актрисы, в числе которых Бетт Дэвис в рассматриваемой версии, Кэтрин Хепберн в телефильме 1979 года. Картина, созданная в 1945 году имеет определенную схожесть с театральной постановкой: ограниченное число мест действия, неглубокая пространственная перспектива, прекрасно поставленная речь актеров, отточенность жестов. Но самое главное — текст пьесы остался в качестве первостепенного элемента, наполняющего картину живительной силой.

Англичанка, приехавшая со своим уставом в деревню, где жизнь любого жителя от рождения до смерти наделена инерцией, несущейся под уклон груженой вагонетки, начинает обучать местных валлийских «драконов» арифметике, грамматике и чтению. Здесь все грубее, беспощаднее и проще: в 12 лет ребенок становится взрослым и идет работать в шахту. Сюда пока не докатился закон о всеобщем начальном образовании, принятый в Англии и Уэльсе 1870 году. Из развлечений имеются кулачные бои, выпивка в кабачке и еще хоровое пение на богатом гласными валлийском языке. В чем-то образ Лилли Моффат созвучен персонажу Мэри Поппинс из книг, написанных чуть раньше и набирающих обороты популярности в конце 30-х: наличие воли, харизмы и педагогического таланта. Удивительно, но книги об идеальной няне приведены в Википедии в списке литературных иллюстраций на тему «суфражистки». Явно и мисс Моффат из передовых женщин своего времени, для которых вопрос о правах мужчин и женщин при получении полноценного образования, свободном выборе профессии давно решен в формулировке «равны». В поддержку такого огнеупорного характера Уильямс наделил свою героиню яркой и образной речью, образчиками которой можно смело дополнять различные цитатники, использовать их в качестве статусов, советов на каждый день и остроумных ответов. Пару-тройку раз по ходу действия эта леди с изяществом отрепетированного экспромта давала мастер-классы на темы «Как обрести друзей и единомышленников», «Как правильно замотивировать себя и своих учеников».

И одним из таких мотиваторов для ее учительского труда неожиданно стала увлеченность местных жителей пением. Момент единения, возможность творчества, способ отдыха — это все к ним, имеющим тембры от баса до фальцета, снимающим в эти моменты свою грубую защитную броню. Эта неслучайная особенность — привязка к традиционному для Уэльса и почитаемому там до сих пор искусству мужского хорового пения. В стране, где менестрелей и бардов искренне уважают, а лучших славят на ежегодных состязаниях Айстедвод, всегда будут рождаться талантливые люди. Здорово, когда рядом окажется кто-то, кто поможет разбить скорлупу предопределенности. Тогда, подобно красным драконам смогут они расправить крылья, чтобы полетать над зеленью кукурузного поля. Полетать и обязательно вернуться.

26 сентября 2014 | 18:51

Шумная, суетливая, нескончаемая жизнь железнодорожной станции в Турине вдруг принимает вид людского потока, энергично стекающегося к специальному поезду N2. В основном это женщины молодые и симпатичные. Продавщицы, машинистки, фабричные работницы, крестьянки собираются ехать на сезонную работу — прополку риса — в надежде подкормиться, получив зерно в оплату. Все возбуждены, говорят громче обычного в ожидании отъезда. И вдруг разговоры приглушаются, невнятная до этого закадровая музыка становится громче, приобретая ритм и четкость джазовой синкопы. На привокзальном пустыре среди сидящих женщин под патефон танцует девушка. Невероятная грация подросшей кошки, раскованность и уверенность в себе — просто глаз не оторвать. Манящее движение рукой, неуловимо-резкий поворот бедра — взмах юбочки. Это Сильвана. Сильвана Мангано.

Случайно или нет совпало имя главной героини с именем актрисы — не так уж важно. Важно то, что невероятной силы обаяние и сексуальность 18-летней девушки сделали фильм нетленкой и вывели драму Джузеппе Де Сантиса в число лучших кинопроизведений послевоенной Италии. «Горький рис» — второй фильм трилогии Де Сантиса о сельской жизни, снятой в стиле неореализма. В основу сюжета положена история четырех героев, оказавшихся волею судьбы на рисовых плантациях. У каждого из них своя история и жизненные сложности, никто не окрашен в контрастный цвет осуждения-восхваления, а скорее окутан облачками симпатии. Молодая женщина Франческа скрывается от полиции вместе со своим приятелем вором-джентльменом Вальтером. Сержант Марко, у которого за плечами 10 лет военной службы, находится на пороге демобилизации. Мирная жизнь его пугает, но он полон решимости начать жить как все. Именно поэтому он в начале симпатизирует Сильване. Сильвана же, обладая всеми признаками натуры-рецептора, стремится найти и принять все, что ей кажется новым и не рутинным: буги-вуги, комиксы, прочие приметы американской культуры. Ее манит другая, незнакомая жизнь. Например, та, которой живут Франческа и Вальтер. И если в первой части фильма Сильвана позиционирует себя метками «я — не такая», то дальше рокировки и перемены статуса неизбежны. Меняется и Франческа: неожиданно для себя адаптируясь к нелегким условиям сельского труда, собирает свою рассыпанную жизнь в тугой мешок для зерна.

Конечно, все признаки неореализма картина имеет. Но все же ощущения того, что создатели прошли по краю главной кино-дороги Италии и зацепили элементы зрелищного, развлекательного кино очень явственны. Героини фильма вместе с вновь обретенными подругами живут в бараке, работают под палящим солнцем по колено в воде. Но, что это? Почему нет осознания безысходности их рабского труда? Просто все внимание зрителя отвлечено на то, как все это снято. Шорты всех фасонов и разных степеней элегантности — такова спецодежда рисовых полольщиц. Камера ненароком спускается ниже — на уровень согнутых спин и выстраивает новый горизонт из женских бедер. Белые соломенные шляпы летают как бабочки, придавая праздничность и динамизм мизансцене. Сильвана выходит на плантацию в черных полупрозрачных чулочках неясного функционального назначения. Чувственностью пронизан практически весь фильм, но сделано это так мастерски, без педалирования и нарочитости, что воспринимается на уровне общего мироощущения. Такая подача, как ни странно, не заслоняет и не приуменьшает важности социальной темы изменения самосознания женщин послевоенной Италии, переоценки их места в обществе. Сцена, в которой на рисовом поле полольщицы переговариваются о важном с помощью пения, как делали это рабы на хлопковых плантациях, удивительная по своей силе. Мгновенно принимая правила игры, обходя систему, они показывают свою силу и необыкновенное мужество.

В итоге мы имеем фильм с ясной драматургией, продуманным психологизмом, прозрачным посылом и неограниченным сроком годности. Сломаны стереотипы о женской красоте, холодной и отстраненной, появляется типаж, позже названный «девушка с соседнего двора». Танцующей походкой Сильвана Мангано шагнула на постеры, вышла замуж за начинающего продюсера Дино де Лаурентиса и возглавила триумфальное шествие чувственных итальянских кинокрасавиц. Танцуй дальше, Сильвана…

28 августа 2014 | 22:48

Токио 52-го года, почти не разрушенный недавней войной, отображается черно-белой пленкой неспешно и подробно. Просторные улицы без подавляющих своей громадностью высоток, стройные ряды молодых деревьев, небо, расчерченное графическими линиями трамвайный проводов. Он стремиться быть похожим на обычный европейский/американский город и спрятать даже намек на военное прошлое, на беды, лишения, агрессию закончившиеся да вот, только что. Этот город убеждает нас что, все хорошо, вкладывая рефреном в речь своих жителей гипнотизирующий посыл: Хороший день! Сейчас — лучшее время! Режиссер Ясудзиро Одзу, снимая свой фильм, вряд ли знал, что время было не только лучшим, оно оказалось стартовым для невероятного фантастического ускорения всей истории Японии. Вот поэтому фильм можно смотреть и как своеобразную иллюстрацию того периода. Активное влияния стран-победительниц, особенно Америки, породило смешение культур: молодые женщины носят европейскую одежду и традиционные кимоно, одинаково популярны представления театра Кабуки, бейсбольные чемпионаты и фильмы с Жаном Марэ, молодой человек в баре напевает гимн студентов «Gaudeamus igitur». Этот непрерывный сильный поток изменений, в котором видны признаки зарождающегося японского экономического чуда, подхватывает персонажей фильма и при всей внешней неспешности и частности происходящего круто меняет жизнь главных героев супругов Сатакэ.

Молодая женщина Таэко наделена внешностью японок со старинных гравюр, у которых форма высоких бровей повторяет линию разреза глаз, а нижняя тяжеловатая часть лица придает этим женщинам едва уловимое выражение капризности и инфантилизма. В полной гармонии с образом Таэко, одетая в сложносочиненное кимоно, так и ведет себя: эгоистично, снисходя до своего немногословного мужа. Возможно, в прежние довоенные времена брак между девушкой путешествующей первым классом и парнем из третьего не случился бы никогда, но сейчас границы упразднены, страна стремительно демократизируется во всех сферах жизни. И тем не менее, не смотря на этот пример демократизма, в наблюдаемой нами здоровой ячейке японского общества организовано все согласно исходному статусу: он имеет право работать, а она — обязанность развлекаться. В арсенале у нашей красавицы кроме природного изящества есть только ее изворотливость, да острый язычок, что в прочем не есть особо ценный капитал. Хотя Таэко посвящена большая часть экранного времени, гораздо интереснее, объемнее выглядит персонаж ее мужа — господина Сатакэ. По отдельным фразам, по мелким деталям можно восстановить его биографию и обстоятельства жизни. Он из простой работящей семьи, поскольку ему комфортен третий класс и привычны дешевые сигареты. Воевал в Сингапуре, но не любит говорить о войне. Случайно встреченный сослуживец уважительно называет его «господин капрал». Способен к поэтическому восприятию мира: даже в воспоминаниях о войне есть место живописанию природы и созвездия «Южный крест». Работает в частной компании в машиностроительном отделе (не в «Тойоте» ли?), трудоголик, поскольку берет работу даже на дом. И как-то сразу становиться понятным что этот Мокиши Сатакэ из числа парней, которые, отказавшись быть частью нации-самурая, приняли курс на экономический взлет Японии. (Не случайно в фильме присутствуют кадры движущихся по отстроенным мостам поездов, взлетающего самолета, расширяющего своим полетом границы возможностей героя). Сатакэ представляется той основой общества и семьи, тем «рисом», который можно употреблять с каким-угодно маринадом, не меняя его неделимой и начальной сути.

Постепенно суть вещей открывается Таэко. Момент единения супругов, когда женщина, осознав свою предвзятость по отношению к мужу, радуется его возвращению, очень трогателен. Разговоры вполголоса, чтобы не разбудить прислугу, приготовление еды на кухне, когда муж поддерживает длинные рукава жены, согласие жены на простую незамысловатую еду вместе с неизящной манерой ее употребления, рождает атмосферу миновавшего кризиса. Уже нечего бояться, нужно просто поговорить о своих чувствах и ожиданиях. Капризное выражение лица Таэко исчезает, улыбка делает его мягче, милее. Девушка смотрит прямо в камеру, демонстрируя свою открытость и искренность. Ее улыбка предназначена мужу, все такому же простому, но уже бесконечно милому парню. Вот он и появляется ароматный свежезаваренный зеленый чай, который утоляет жажду, дарит покой и умиротворение. Знакомо и просто, привычно и успокаивающе. Как раз то, что подходит для риса и жизни в целом. Их лучшее время начинается.

10 августа 2014 | 16:31

Согласитесь, что людям было бы скучно жить, если бы они постоянно не находили себе занятия, далекие от проблем выживания, но наполняющие жизнь смыслом, интересом и эмоциями. Например, искусство — вечный и неистощимый источник эстетического удовольствия, а также непреодолимого желания материального владения его частью. Спрос на объекты искусства стимулирует предложения рынка, подлинные ресурсы которого не бесконечны. Поэтому тема подделок хоть и стара, но всегда актуальна. И самое интересное, что никто не заинтересован в очищении мира от дублей или имитаций. Это, как ежегодный ремонт дорог: все при деле и деньгах. Аукционы богатеют, галереи востребованы, создатели подделок получают доход, эксперты тоже не сидят без работы. Даже коллекционеры, узнав, что купили фальшивку, вряд ли будут обнародовать сей факт.

Кинематограф не раз обращался к проблеме преступлений в сфере искусства и именно об этом фильм режиссера Грегори В. Фридла «Подделка». Сюжет завязан на судьбе молодого талантливого художника Дэниэля. Юноша амбициозен, уверен в своих способностях, но неудачлив: признан и обласкан вниманием коллекционеров и галерейщиков его коллега. Подхваченный волной гнева, в одну ночь рисует он картину, имитируя стиль ненавистного соперника: вы хотели Денфора? Нате! Картина успешно продается, затем другая, затем еще эскизы и наброски других известных мастеров, «найденные» в семейных запасниках. Дэниэл демонстрирует поразительную способность зеркалить чужой гений, имитируя стиль, наивно-изобретательно подделывая материалы, учась «смешивать краски», сочиняя провенанс для каждого своего произведения. Долго ли сможет продолжать он самостоятельную мошенническую деятельность? Спустя некоторое время Дэниэль уже прибран к рукам криминальным авторитетом от искусства Уайтом и вот работает день и ночь, «как чертов ксерокс», создавая подделки. Смотреть развитие сюжета довольно интересно, пружинка интриги в определенные моменты сжимается и поддерживается удачным саундтреком. Главный герой вызывает сочувствие и сопереживание: ну, что, парень, пора выбираться…

Но все же фильм имеет и ряд слабых мест, особенно в реализации деталей. А они то и есть самое интересное! На мой взгляд, процесс производства подделок показан достаточно упрощенно. Вот нашему Дэниэлю указывают картину в книге и по этой же книге он начинает рисовать, причем быстро и качественно. А как же изучение особенностей мастера, подбор холста, рамы того периода, выбор красок (что бы не дай Бог не использовать не существовавшие при жизни художника)? А как же специальные техники создания кракелюра — трещин, сформированных по мере старения картины? И прочая, и прочая. Ведь мастерство подделывателей очень высоко, они знают химию, их борьба с экспертами напоминает гонку вооружений. И, судя по количеству картин известных мастеров, гуляющих по миру, эксперты проигрывают…

Второй момент. Криминальные комбинации в фильме лишены того изящества, которым порой отличаются аферы в такого рода фильмах. Дух от восхищения изобретательностью мошенников, проявленным ими интеллектом не захватывает.

А что с актерскими работами? Из персонажей картины хотелось бы сказать только о двух. Первый — это сам Дэниэль в исполнении Гэбриеля Манна. Хорошее нервное лицо, небрежно-запущенная стрижка, красивой лепки руки, эмоциональная выразительность — все работает на его образ и дает право положительно оценить работу актера. Второй яркий образ — это владелец арт-галереи Тэйлор Мёрфи (Дэвид Торнтон). Пьяница, игрок, прожженный деляга, обобранный муж, циник, но в то же время прекрасный профессионал с чутьем на подлинное искусство. Он смешон и жалок в попытках держать побитое лицо, он и ходит, как человек у которого все болит от тычков судьбы. Он так же зависим от Уайта, но появляется надежда, что что-то изменится. Именно тандем Дэниэля и Мёрфи дает нам надежду, что не все в мире является подделкой.

В целом фильм оставляет впечатление слабоватой сценарной проработки, частично компенсируемой усилиями актеров. В познавательном плане выигрыш тоже довольно условен, разве что узнаем о масштабности проблемы, вынесенной в заголовок. Так что, экспертизу на причисление к числу кинематографических ценностей фильм вряд ли пройдет.

6,5 из 10

23 июля 2014 | 23:26

Обожаю фильмы, в которых сюжет вертится вокруг временных и пространственных парадоксов. Будь то отпочкование параллельной версии жизни героя, с возможностью смоделировать альтернативную реальность или случайное/намеренное попадание в прошлое, когда перед героями стоит задача «не убить бабочку», чтобы не изменить все будущее глобально. Или мистическое, подобное ре-старту в компьютерной игрушке, возвращение в прошлое. Всегда главная цель таких сюжетов — визуализировать вечные сомнения человечества, выраженные сослогательно: что было бы, если бы…

Именно к третьему варианту относится фильм «Двойная жизнь Камиллы». Хотя мне кажется более правильно перевести главное слово в оригинальном названии, как вторая (повторная) жизнь. Главная героиня фильма Камилла — не очень удачливая актриса, которая играет эпизодические роли во второсортных картинах. Ей сорок лет, жизненный под-итог на сегодняшний день: большой семейный стаж, взрослая дочь, погибшие отношения с мужем Эриком, который был ее первой любовью, неухоженная квартира и мешки под глазами. И вот, волшебным образом она перемещается в середину 80-х, ей снова 16, ее родители живы, а будущий муж только-только обратил на нее внимание. Камилла, сама того не желая, получает шанс сыграть против судьбы, поскольку уже знает ее карты.

Что отличает данный фильм от нескольких похожих? Впервые увидела интересный прием, когда создатели не меняют исполнителя: облик героини оставляют взрослым, хотя все окружающие воспринимают ее, как девочку. Получилось довольно органично: у актрисы худенькая фигурка, она подвижна, угловато-грациозна, когда бежит или танцует, со спины на велосипеде смотрится, как подросток. Но мы-то наблюдаем за происходящим с позиции Камиллы, видим ее настоящее лицо, которое она «заработала» себе отражая удары судьбы в виде ранней беременности, смерти родителей, неудачной карьеры. И тем достовернее воспринимаются ее попытки поменять несчастливую карму, организовать в ключевой точке судьбы перекресток, чтобы уйти в другом направлении. Очень правильно сделан и следующий логический шаг в сценарном решении: актер, исполняющий роль парня и мужа Камиллы тоже один. С точки зрения этики романтические сцены Камиллы и Эрика воспринимались мной естественно, в отличии от эпизода с молодым одноклассником.

Отлично подобраны саунд-треки, подростковая одежда по моде 80-х, весь антураж в виде убранства комнаты Камиллы или дискотеки, которые синтезируют атмосферу определенного временного периода и придают достоверности фильму. На мой взгляд, не совсем удачно подобраны актеры на роль родителей Камиллы. По фильму маме 39 лет, т. е. она ровесница дочери. Но ей легко дать и много более лет, так же как и отцу. Кроме того, внешнее сходство родителей и ребенка даже отдаленно отсутствует. И играют они этаких пред-пенсионеров, у которых в жизни уже ничего яркого не случится. Вообще, все второстепенные герои (подруги, одноклассники, учителя, режиссер школьного спектакля) создают мироощущение осознанного бардака: да, я знаю, что надо навести порядок (в квартире, в отношениях, в жизни), но сейчас не могу, а завтра сделаю это точно. То есть в полной гармонии с жизнью самой Камиллы. А может, это мы просто воспринимаем окружающее через Камиллу?

А теперь вопрос. Если бы вам выпал такой фантастический шанс — вернуться на ключевую точку своей жизни, стали бы вы что-то менять в своих поступках и решениях, зная, к чему это приведет? Вот на такой философский вопрос ответила режиссер и исполнительница главной роли Ноэми Львовски своим фильмом. Не всегда у людей есть второй шанс и хорошо, если он появляется.

6,5 из 10

20 июля 2014 | 17:09

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...