Рецензии в цифрах
всего рецензий310
суммарный рейтинг2875 / 1487
первая30 августа 2010
последняя18 июня 2019
в среднем в месяц3
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Франция, сороковой год. Войска союзников окружены немцами на суше. Со стороны моря то и дело подходят эвакуационные суда, забирают очередную партию английских военных, а затем эти суда бомбит и топит немецкая авиация, потому что Черчилль оставил эсминцы у берегов Британии. Но застрявшие внутри мясорубки, солдаты и офицеры всё равно стремятся попасть на корабли, изо всех сил стараются, изворачиваются, как могут, потому что другой возможности выжить нет. Многими руководит одно-единственное желание — любой ценой попасть на корабль. «Выживание — дело грязное». А командование… Оно поставило задачу спасти из 400,000 человек хотя бы 40,000, чтобы было кому сражаться на территории Англии. Но, как известно, получилось спасти в 9 раз больше…

«Мне кажется, военные фильмы все же должны содержать в себе куда больше боевых действий. Здесь же, по сути, есть только бомбежка пляжа и перестрелки на самолетах. Все остальное время — нарастающий ужас». Киллиан Мёрфи

Даже зная историю Дюнкерской операции, под кодовым названием «Динамо», смотреть это всё равно жуть, потому что, пусть кое-кто сомневается, но Кристофер Нолан — гений. И талант его взлетает не от случая к случаю, как, к примеру, у Найта Шьямалана, а отчётливо виден в каждой его работе. И в этом фильме, где очень много массовки, а отдельные персонажи почти все безымянны, ибо они, по замыслу режиссёра, тоже часть всей этой многоликой человеческой массы, где враг на экране вживую появляется лишь в финале, и то в дымке, а так — лишь бездушная техника — самолёты, торпеды… Так вот, здесь нет противостояния двух армий, тут сжимающиеся тиски, в которых огромная толпа людей в животном страхе и стремлении выжить, а враг — он где-то за кадром, но о нём не удаётся забыть ни на минуту. Настоящий герой «Дюнкерка» — это народ, который, не задумываясь, бросается спасать свою армию, а армия, сжигаемая стыдом, отступает. Тут характерен диалог почти в самом финале слепого старика-волонтёра и одного из солдат:

- Спасибо вам.
- За что? Мы только выживали.
- Иногда и этого достаточно.


В общем и целом, картина Нолана «Дюнкерк» рассказывает о том, что посреди всеобщего драпа и паники остаётся место мужеству и человечности. А не будь их — имело бы смысл снимать фильм?

Работая с историческим материалом, Нолан не был бы собой, если бы не стал в очередной раз экспериментировать. Да, зритель ещё не видел фильм о военной операции, где нет на экране врага. Да, мало кто осмелится снимать позор отступления как победу, а ведь в войне, как и в жизни, много неоднозначного. Но Нолан также сделал нечто невероятное с композицией. Весь фильм параллельно идут три основные линии, длящиеся разные промежутки времени: неделя — ждущие эвакуации военные части на побережье, один день — гибель эсминца с солдатами и идущее на помощь по призыву армейского командования штатское судёнышко, один час — сражение в небе.

Наиболее значимые персонажи — это те, кто ухитряется посреди всеобщего драпа вести себя достойно и героически: пилот самолёта (Том Харди), чьё лицо почти весь фильм скрыто под маской, играет одними глазами, и настолько выразительно, что об этом только ленивый не писал, и даже анекдоты уже есть об этом; ответственный за Дюнкерскую операцию коммандер (Кеннет Брана), который на фоне паники, само спокойствие и благоразумие; пожилой моряк (Марк Райлэнс), ухитряющийся на свою маленькую посудину поместить чуть не полторы сотни человек и искусно лавирующий своё судёнышко под вражеским огнём; первый ими спасённый солдат, находящийся в шоке от происходящего (Киллиан Мёрфи) и двое совсем юных рядовых: англичанин (Финн Уайтхед) и француз.

«Здесь очень мало реплик, очень много молчания, но при этом нельзя сказать, что ничего не происходит. Особенно важную роль тут играет звук и музыка. В фильме есть молчание, но никогда нет тишины». Киллиан Мёрфи

Музыка Ханса Циммера, партнёра Нолана по прежним фильмам, очень важный компонент картины. Напряжённая, гудящая, давящая, нагнетающая атмосферу, эта музыка заменяет собой диалоги, которые здесь почти что и не нужны. Та ситуация, когда всё должно быть ясно без слов…

10 из 10

21 августа 2017 | 16:56
Комментарии

Новый комментарий...

Заголовок:
Текст:
подписаться на новые комментарии