всё о любом фильме:

billfay > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей28
в друзьях у206
рецензии друзей2714
записи в блогах-
Друзья (28):

В друзьях у (206):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Надо признать, что если у паучьих франшиз что-то и получается хорошо, то это запуски первых частей и фильм Джона Уоттса активно продолжает эту тенденцию, присоединив Питера Паркера к вселенной Мстителей, о чем фильм будет стараться напомнить вам каждые десять минут. Вероятно именно это и послужило поводом как можно скорее задушить на корню «Человека-Паука» Марка Уэбба, которому при других обстоятельствах вполне светил бы еще один шанс, невзирая на корявую вторую часть. Но MARVEL было куда выгоднее запустить другого персонажа, более молодого, а настроение фильма сделать более самоироничным, напичкав его рекламой остальных фильмов масштабного киносериала, что с «Amazing Spider-Man» было бы крайне нелепо и затруднительно.

Впрочем, подобное объединение с существующей киновселенной дает свои плюсы — так, например, нам в третий раз не будут рассказывать слезливую историю о смерти дяди Бена и «большой ответственности», выведут грошовую легенду с радиоактивном пауком на задворки незначительности, а наличие у главного героя красивого костюма объяснят «Мстителями». Сохраненное за счет банальных и всем (большинству!) известных поворотов можно посвятить экспозиции главного героя, как представителя современной молодежи. В этом ключе надо образом Паркера поработали крайне знаково. Фотограф? Работа в газете? Забудьте! Хорошо это или нет, но новое воплощение крайне вольно относится к тому, что всегда казалось каноничным для «Человека-Паука», зачастую просто отбрасывая ненужное и создавая портрет незатейливого подростка — эмоциональный парень, часто нагловатый, но иногда застенчивый, непопулярный в школе, но при этом далеко не изгой, очень умный, но не стереотип ботана. Становится даже забавно наблюдать за тем, как сценарий наделяет героя популярными в кино чертами аутсайдера, чтобы потом просто забыть о них, что, впрочем, опять же лучше, нежели фильм еще и акцентировался на проблемах взаимоотношений в этом возрасте.

Проблемы у здешнего Питера исключительно с миром взрослых, отказывающимся воспринимать его слишком серьезно. Тони Старк отказывается видеть в новом протеже активную часть супергеройской команды, а простой инициативный работяга Эдриан Тумбс — реальную угрозу своему процветающему малому бизнесу (вообще-то, при вменяемом бизнес-плане он стал бы миллиардером, но математика и экономика не самые сильные стороны пролетариата, так что… «малый бизнес»). И поэтому нашим героем, в отличии от предыдущих частей, движет не поиск справедливости как таковой, сколько желание самореализации, как супергероя. И это тоже правильно, потому что коллективистская рабочая справедливость здесь на стороне злодея, простого работящего парня, у которого злобные корпорации отжали бизнес, и которому, дабы избежать банкротства и прокормить семью пришлось перейти в черный сигмент рынка. Потому что если отбросить всю фантастическую мишуру, герой Майла Китона — простой механик или слесарь, организовавший с друзьями подпольную мастерскую, у которого даже в планах нет захватить власть над чем-нибудь или упиваться собственной злобной харизматичностью, он просто пытается защитить свою территорию, на которую начал лезть какой-то парень в красном костюме исключительно ради самореализации.

И если уж роли «папаш» исполняют, действительно, знаковые актеры, то со сверстниками героя есть ряд проблем. Они, конечно, милахи, но на этом все. Они будто бы подбирались для в меру комичного юношеского ситкома и они очень слабо ассоциируются со всем остальным фильмом, максимально достигая эффекта: школьная жизнь и супергеройство несовместимы. Из Джейка Баталона получился крайне странный сайдкик, который с одной стороны старается быть участником этого фильма, но с другой — даже сценарий не очень-то требует его присуствия, кроме обязательных сцен шуток. Задира Флеш превратился в мажористого зазнайку-индуса, а с ролью девушки Паркера паучья франшиза впервые решила вообще не стараться, ведь из-за интеграции с «Мстителями» тут и так слишком много «важных» персонажей. А потому за все сальные шуточки будет отвечать тетя Мей, секси за пятьдесят… живите с этим!

Если подытожить впечатления — Новый Новый Человек-Паук идеально хорош для того, чтобы на данном этапе заменить собой предыдущих. Лучше ли он, чем они? На сегодняшний день — да, потому что индустрия блокбастеров не стоит на месте, и то что могло быть популярным годы назад уже не вызывает былой восторг, если взять долгоиграющие франшизы, сделанные по одному образцу, вроде «Пиратов» и «Трансформеров», видно, что они и их манера подачи изживают себя. С появлением таких фильмов, как «Дедпул», «Безумный Макс. Дорога Ярости» и «Стражи Галактики» многие векторы сменились, а рамки дозволенного расширились, доказав, что чрезмерная самоирония и легкое отношение к происходящему куда лучше находят отклик зрителей, чем надуманная серьезность или пересыщение дорогим крутым экшеном, а остроумие и чувство стиля куда важнее закрученного сюжета. Потому «Возвращение домой» это тот самый «Человек-Паук», которые характерен нынешнем тенденциям — не шедевр, но очень стройный и своевременный летний блокбастер от ведущей студии.

6 июля 2017 | 17:54

5 случаев девиантного секса

Когда некто заикнулся о том, что каждая женщина должна непременно и, хуже того, регулярно испытывать оргазм, слабый пол будто сошёл с ума. С тех пор на женщине, дожившей до климакса и не испытавшей «маленькую смерть», можно было ставить крест, ибо жизнь такой женщины явно не удалась…

The Little Death — это пять поучительных историй о сексе, оргазме и отношениях любовных пар. Пол и Мэйв всячески пытаются разнообразить свою интимную жизнь, прибегая к достаточно жестким методам. Тайная фантазия девушки — быть изнасилованной, причём неожиданно — поначалу немного шокируют её парня. И хотя Пол старается не подавать виду, отныне он всячески стремится удовлетворить мазохистское желание подруги… В отношениях Дэна и Эви, которые обращаются за помощью к профессиональному консультанту, проблема некачественного минета перерастает во взаимные претензии и оскорбления. Поэтому сексолог рекомендует этой паре опробовать формат ролевых игр, которые на практике больше походят на фетишизм…

Ричард и Роуэн на протяжении некоторого времени пытаются зачать ребёнка, однако все их попытки уже давно превратились в чисто механические действия, не приносящие никакого удовольствия и не приводящие к беременности. Но однажды сообщение о смерти отца Ричарда приводит Роуэн в сильнейшее возбуждение, и теперь она начинает испытывать влечение исключительно к плачущему мужу. Так зрителю открывается одна из самых редких странностей вожделения — дакрифилия. Пара Фил и Морин представляет девиацию не менее экзотическую — сомнофилию: тягу заниматься сексом со спящим партнёром. Ну, а на десерт Моника и Сэм познакомят самых стойких с телефонной скаталогией (не путать со скотоложеством).

33-летний австралиец Джош Лоусон рассказывает пять диковатых, но при этом остроумных, историй на тему секса, и даже, скорее — оргазма, о чём недвусмысленно намекает в названии. Впрочем, называть оргазм «маленькой смертью» — La petite mort — сегодня отваживаются только французы. Все остальные просто кончают. Для них, ну, то есть тех, кто не в теме этого лингвистического оборота, режиссёр, на всякий случай, придумывает-таки один смертельный исход. Что ничуть не диссонирует с общим содержанием, ибо перед нами не просто комедия, а комедия с чёрным душком. Справедливости ради надо заметить, что семью годами раньше канадцы сняли похожую секс-солянку под названием Young People Fucking, с которой «Маленькая смерть» явно перекликается.

Там тоже было несколько историй девиантного характера. Тот фильм также остался на периферии зрительского внимания, но вот получил своеобразное продолжения на пятом континенте. А сам Лоусон поставил перед тем симпатичную короткометражку «После титров», где ошелушил всю любовную романтику с жанра мелодрамы. И уже в том своём маленьком дебюте дал понять, что склонен не просто иронизировать, но ниспровергать с пьедестала всё, набившее оскомину. Теперь он пять раз к ряду расправился со святая-святых — оплотом семейных отношений, которые зачастую, а у многих — и в первую очередь, держатся на удовольствии, получаемом именно в постели.

Надо признать, что предмет, о котором тут идёт речь, Лоусон знает на отлично, ибо сам же писал сценарий. Более того, он тут берёт на себя ещё и самую опасную роль — Пола. В общем, перед нами почти что авторское кино, которое вовсе не стесняется понравиться зрителю. Высоколобую публику это, возможно, смутит. Но, вставая на защиту фильма, скажу, что легковесность The Little Death обманчива. Ибо при желании нетрудно заметить, что режиссёр всё время держит в кармане крепко сжатую фигу. Казалось бы, пять историй могли охватить сразу несколько возрастных локаций, но здесь все они адресованы тем, кто недавно, как и сам Лоусон, перешагнули 30-летний рубеж.

Если быть более конкретным: «Маленькая смерть» адресована детям «американского пирога», которые когда-то, будучи подростками, хохмили над собственными пубертатными извращениями, а теперь, спустя полтора десятка лет, начали терять интерес к сексу, по крайней мере, тому сексу, который вписывается в общепринятые стандарты и ещё не мутировал в парафилии. А всё потому, что рациональное и прагматичное отношение к интимной жизни рано или поздно приводит к тому, что любовь и чувства выхолащиваются. Однако некоторые, обнаружив приемлемый, пусть и странный, способ получения удовольствия, начинают одержимо добиваться его снова и снова, вплоть до того, что он перерастает в зависимость.

С тех пор, как секс стал частью идеологии /практики потребления, варианты половых контактов начали множиться с такой же скоростью, как виды налогообложения. И с той поры тему парафилий можно эксплуатировать бесконечно — клизмофилия, плюшофилия, тройлизм… Количество перверсий исчисляется ныне десятками, если не сотнями вариаций. И я так полагаю, что тем, кто всерьёз этим заинтересуется и захочет попробовать всё, одной жизни едва ли хватит. И я как-то даже в этой связи переживаю за них. В отличие от Лоусона, который без работы точно не останется.

30 июня 2017 | 10:58

В Варшаве разрушают последний бастион

Снимать кино про человека, который посвятил свою жизнь популяризации секса, наверно, в разы приятнее, нежели экранизировать судьбу какого-нибудь военачальника. И уж тем более, воссоздавать на экране биографию женщины, которая лично — на себе — проверяла все ключевые тезисы собственных научных изысканий. История Вислоцкой берёт своё начало в 1970-м году, когда 49-летняя Михалина (для любовников и родных — просто Мишка) числящаяся гинекологом в варшавском институте планирования семьи, начинает работу над книжкой «Искусство любви», которой суждено будет стать «бомбой безнравственности» и одновременно литературным бестселлером N1 в родной Польше.

В этом научно-популярном труде, побившем все возможные рекорды продаж, были предложены полезные рекомендации на тему секса и гигиены интимных отношений, которые в социалистической Польше подавлялись как слева — коммунистической идеологией, так и справа — католической моралью. Эта книга, встреченная в штыки высокоморальной и высокомерной польской критикой, казалось бы, не имела никаких шансов быть изданной в стране, активно строящей коммунизм. Партийные цензоры за глаза называли автора сумасшедшей и 4 года не давали рукописи увидеть свет, в то самое время, когда её (по их словам) «дешёвое порно», как диссидентский самиздат, ходило по рукам членов польского ЦК в машинописных распечатках.

Но чем сильнее чиновники давили на автора, тем больше поддерживали её многочисленные поклонницы и клиентки, начавшие на себе опробовать революционные методы Вислоцкой. Она же пробивала своё творение с энергией и одержимостью «бешеной матки», аргументируя свою правоту чиновникам с сальными взглядами как провокативными вопросами, так и неоспоримыми хлёсткими доводами, типа:

- Скажите, Вы откуда?

- Ну, из Варшавы…

- Нет, Вы из влагалища!

И разве можно было удержаться перед натиском женщины, за которой стояли 30 миллионов полячек, жаждущих интимных знаний не меньше, чем самой любви.

Параллельно истории продвижения книжки к читателям фильм совершает регулярные экскурсы в прошлое главной героини, из чего мы узнаём, что она чудом избежала смерти во время войны, и тогда же начала серьёзно экспериментировать с личной жизнью, решив разделить на двоих со своей подругой одного мужчину. Однако вызов, брошенный морали прообразом шведской семьи, аукнется спустя годы личной трагедией, обесценившей все ранние гендерно-коммуникативные опыты под названием «жизнь втроём». И всё же главной целью Вислоцкой, как практикующего сексолога, было распространение методов гигиены и интимного наслаждения среди плохо информированного населения.

Она учила своих клиенток мастурбировать и расслабляться под любимую музыку, пользоваться контрацептивами и использовать по назначению клитор. В результате к ней в кабинет стали стягиваться не только нуждающиеся, но все прогрессивно-мыслящие варшавянки, краковянки и прочие славянки из мест весьма удалённых от столицы, образуя очередь в её кабинет не меньшую, чем в мавзолей Ленина.

Режиссёр Мария Садовска живенько, если не сказать задорно, лепит байопик о жизни Вислоцкой, порой переходящий чуть ли не в комедию положений. Похоже, что история автора «Искусства любви» вдохновляла создателя фильма ничуть не меньше, чем её героиню вдохновляло то дело, которому она всецело себя посвятила. Вислоцкая, судя по всему, не была наделена красотой чисто внешне, что почти подчёркивается приглашением на эту роль Магдалены Бочарской (я так и не смог определиться, на кого она похоже больше — на Малкольма Макдауэла или же на нашего Алексея Верткова?).

Однако страшненькой польской брюнетке, в отличие, например, от художницы Фриды Кало, не пришлось исключительно сублимировать свой сексуальный потенциал в творчество. Ибо всё это было выношено и выстрадано в бурных отношениях с женатым капитаном, в объятиях которого практикующий сексолог всякий раз получала тот самый вожделенный оргазм, которым ни за что не хотела жертвовать и поступаться, когда партийная цензура требовала убрать одноименную главу из рукописи в качестве последнего отступного. Так как именно в этой главе содержался главный смысл книжки и убеждений автора: нет никакого искусства любви без оргазма!

И поэтому есть основания полагать, что для самой Вислоцкой главным итогом её насыщенной любовью жизни был, скорее, сладкий вздох утомлённого любовника: «Ох, Мишка…», — нежели сухие, хоть и впечатляющие, цифры её писательского достижения. Вместо планируемых 10 тысяч копий, книга «Искусство любви» была распродана тиражом в 7 миллионов экземпляров и выдержала в последующие годы ещё 12 переизданий, став супер-пупер-мега-бестселлером.

28 июня 2017 | 12:57

Великий фильм. Ничего особенного. Простая история простых людей. Какой жанр? А никакой: ни мелодрама, ни комедия, ни драма. Жизнь. Без соплей, без нравоучений, без идеологии. Всё в этом кино безукоризненно. И пронзительно честный сценарий. И потрясающая игра Тимоти Хатонна, и Майкла Рапопорта, и Метта Дилона. И невероятный подросток Натали Портман. И сногсшибательная Ума Турман образца 1996 года. И юмористический монолог Рози О Доннел. А саундтрек, который и сегодня можно смело ставить в ротацию на любом умном радио? И даже снег в заштатном американском городишке кажется волшебным. Каждый, кто захочет, может стать после этого фильма лучше. Лично я научился говорить жене «Спокойной ночи, моя милая».

14 мая 2017 | 20:09

За последнее время кинематограф много раз пытался представить на экране историю короля Артура, но всем им приходилось считаться с относительно идеальной и каноничной постановкой Джона Бурмена 1981-го года — «Экскалибур». Не имея по сегодняшним меркам достойных спецэффектов, этот фильм даже сейчас может захватить зрителя своим эпичным замыслом и невероятной атмосферой рыцарства в сияющих латах. Основная заслуга «Экскалибура» — он отринул все исторические данные и попытался показать то, каким были Рыцари Круглого стола в представлениях романтиков многих веков, и поиски Святого Грааля — как невероятное приключение, которому стоило посвятить жизнь. Поэтому повторить то что сделал Бурмен значило бы признать себя вторичным, а потому последующие заметные экранизации жизнедеятельности великого короля бриттов шли своими путями.

Впрочем, каноничную атмосферу задал фильм, вышедшей за несколько лет до «Экскалибура» и являющийся более чем достойной попыткой переложить знаменитую легенду на свой, совершенно извращенный лад — это «Священный Грааль Монти Пайтона», который и по сей день остается, наверное, самым окупившимся фильмом про рыцарство относительно собственного бюджета. В начале XXI века кинематограф разродился еще одной эпичной историей Артура, где авторы попытались восстановить исторический образ легендарного короля, без волшебных мечей, озерных дев, сверкающих доспехов, серебряных замков и прочей фэнтезийной бижутерии. Однако, своей попыткой Фукуа доказал как раз обратное тому, чего он хотел добиться — без всей этой мистической подоплеки, «Король Артур» продемонстрировал весьма малоинтересную личность и даже хороший британский актер на пике своего успеха Клайв Оуэн не смог вдохнуть в него большей энергии. Еще одним заметным воплощением старой истории можно считать фильм 2007-го года Роберта Земекиса, где Артура зачем-то назвали Беовульфом. Причиной скорее всего послужил сценарий, написанный известным подражателем и любителем заимствовать сторонние классические сюжеты Нилом Гейманом, который таким образом пытался дать новые краски в мифу о гетском воине. В результате, поменяйте имена и названия, и у нас будет невероятно фантастический римейк «Экскалибура» на запрещенных стероидах.

Теперь в этот ряд вклинился Гай Ричи, и стоит сказать, тех, кто больше ждал рыцарской саги вроде «Экскалибура», а не «Шерлока Холмса» (точнее того, что с ним ранее сделал Ричи), или на крайней случай «Робин Гуда», будут очень разочарованы. К королю Артуру фильм относится так же, как Земекис и Гейман — к повести «Беовульф». Да и Джуд Лоу откровенно говоря играет практически наше идеальное представление о шерифе Ноттингемском. Славному Артуру, воспитанному в борделе бедняцкого квартала только и останется что переквалифицироваться в мелкого разбойника, в компании своих новых товарищей устраивать коварные диверсии злобному врагу и даже пытаться убить его метким выстрелом из лука. Помогать во всем этом ему будут ламповые изгои кровавого режима во главе с чернокожим малышом Джоном и лучшим женским образом фильма в исполнении Астрид Берже-Фрисби, которой авторы сценария почему-то забыли дать имя. Но ее явно должны были звать либо Моргана, либо Злая Ведьма Запада, зависит от того насколько неожиданно сценарист Джоби Харольд перелопатил роман «Смерть Артура», на котором, по самым смелым предположениям, основано все это. Ах да, холивар о доспехах решен Гаем Ричи самым своеобразным методом из возможных — они есть только у злодеев, и это очень обдуманный логичный шаг, потому что только их тут и бьют. Артуру, же, которому враги причиняют лишь морально-нравственные страдания вполне хватит и древней модной куртки-свитера.

Лучшими друзьями Гая Ричи в этом фильме, как никогда сильно, стали саунтрек и монтаж. Он всегда любил этих ребят, но именно здесь эти две составляющие тянут на себе более половины приятных впечатлений от фильма, обеспечивая всему этому стильному и красивому, но совершенно не оригинальному, зрелищу нужный темп и драйв. Негативное их последствие — атмосферу рыцарского фильма это убивает вконец, как будто выводя весь фильм на уровень хорошей экранизации видео-игры и ставящий перед Голливудом один большой вопрос: а почему Гаю Ричи не навязали экранизацию «Assassin`s Creed»? Ведь как раз тот сюжет в подобном обрамлении смотрелся бы куда выигрышнее, чем это получилось у Курзеля и уж точно намного уместнее, чем история на основе романа Томаса Мэлори у Ричи.

Но опять же, несмотря на гору недостатков и отсутствие притензии на значимость в дальнейшей перспективе, «Меч короля Артура» — хороший фильм, чтобы сходить на него в кино. Как раз из плеяды тех середнячков, которые просто приятно смотреть. Он обладает очень неплохим чувством юмора, часто завязанном на фирменном параллельно-рваном монтаже, хорошими актерскими работами, хоть и в архетипных, но колоритных образах, а также хорошем энергичным повествованием с вкраплениями сдержанного масштабного экшена. Вот только, изредка, картина чрезмерно жестока в деталях, тот самый случай когда двойные стандарты PG-13 дают о себе знать: вам не покажут ни одной сцены с намеком на эротизм и никакой чрезмерной крови, однако, резать глотки за кадром, бросать в пропасть лошадей, закалывать родственников, а также устраивать многочисленные локальные репрессии и геноциды общим планом — этого вот всего сколько угодно. А как же выкручиваться, если главный отрицательный персонаж просто упивается своей жестокостью и единственный его мотив быть злодеем — желание быть жестоким и внушать страх.

11 мая 2017 | 17:38

А в кино Польши этого добра ещё больше

Помнится, на одном из московских фестивалей, кажется году в 1989-м, мне процитировали частушку: «Как кино Италии — так сплошные гениталии, / А как кино Польши — так их там ещё больше». Что ж, не врал остроумный охальник. Больше того, как теперь выясняется из фильма «Соединённые штаты любви», в Польше, в отличие от СССР, секс был не только в кино, но и в жизни. Причём в большом количестве. И видовом многообразии. Премия берлинского фестиваля за лучший сценарий выглядит вполне адекватной наградой 35-летнему Томашу Василевскому, сумевшему переплести четыре женских драмы в их отчаянных попытках найти свою любовь.

Фильм предлагает к рассмотрению именно женские истории, случившиеся в переломную эпоху — в самом начале 1990-х годов. В СССР — Перестройка, в Германии только что пала берлинская стена. В Польше то же самое — начало социальных преобразований. Мировоззрение, как и рухнувшая экономика, неустойчиво. Время, когда вроде бы следует как можно крепче держаться друг за друга и не рисковать. Однако каждой из четырёх героинь, что называется, неймётся. Все четверо мечутся между запретной любовью, узами брака и религиозными догмами, одиночеством и первертными страстями, мечтой о лучшей доле и осознанием её недосягаемости.

Агата, в чьих отношениях с мужем веет арктический холод, начинает неровно дышать на местного ксендза. Учительница русского языка Рената увлечена своей молодой соседкой Маженой — провинциальной королевой красоты, муж которой уехал в Германию на заработки. Сестра Мажены, Иза, работает директором школы и уже шестой год крутит роман с только что овдовевшим отцом одной из своих учениц. Решив, наконец-то, ускорить процесс, она переносит методику школьного управления в личные отношения, теряя вместе с этим самообладание и чувство реальности…

В третьем своём полнометражном фильме Василевский претендует на личный «кварталог». Он настолько аккуратно нейтрализует ту грань, что разделяет правду жизни и драматургические допущения, что всё происходящее принимаешь за чистый реализм, наследующий стиль Кесьлевского и принципы «кинематографа морального беспокойства». С той лишь разницей, что применительно к данному творению логичнее было бы сказать: «беспокойства аморального». Хотя, справедливости ради, следует отметить, что режиссёра интересует не столько секс, сколько телесность, в её антропологическом значении и понимании.

Следуя одному из ключевых трендов современного миропорядка, он активно эксплуатирует культ тела, но это не выглядит нарочитой спекуляцией. В отличие от нашей эпохи — оголтелого потребления, здесь через потребность в телесной близости персонажи пытаются компенсировать дефицит эмоционального тепла, особенно ощутимый в ситуации социальных перемен. Режиссёр выносит действие на заброшенные пустыри, мало отличимые от свалок, максимально приглушает цвета, но форсирует чувства. И это ещё больше усиливает ощущение тоски, а заодно обнаруживает связь с неистребимой традицией европейской кино — классикой отчуждённости.

11 мая 2017 | 13:59

Атмосферное, чудное кино. Нуль спецэффектов, никаких натужных попыток рассмешить. Смеёшься, удивляешься и огорчаешься совершенно естественно. Блистательная Вера Фармига и неповторимый Энди Гарсиа, по-моему, сами получают наслаждение от съёмок в фильме. Фильм, правда, для зрелых людей, которые уже знают: иногда счастье можно найти в одном взгляде даже незнакомого человека…

10 из 10

2 мая 2017 | 18:07

Флагман российского двухмерного мультостроения, студия «Мельница» разродилась своим первым трехмерным проектом — экранизацией знаменитого советского плагиата Фрэнка Баума «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». И сразу скажу — она довольно хорошая. Ну, если откинуть несколько довольно крупных промашек, характерных каждому мультфильму студии и закрыть глаза на корявость сюжета и слитую концовку, этот мультфильм кажется даже очень хорошим. Но его сложно назвать таковым в первую очередь из-за обилия «юмора». Вот того самого тонкого юмора, которым так славятся последние мультики про богатырей, просто заставляют сердце ликовать в последнем «Иван царевиче и сером волке». Ну вы поняли — те самые клевые шутки, которые настолько нелепы, настолько неуместны и втиснуты в повествование только для того, что бы мультфильмы казался современным и модным, но вместо этого гэги, словно жучки-вредители, распространяются по всему фильму и превращают все хорошие начинания в труху.

И для критики этой мельничной тенденции «Урфин Джюс» особо показателен, потому что в нем есть два героя, которые на протяжении всего мультфильма противостоят друг другу именно в контексте этих кошмарных шутеек. Первый из них — сюжетный антагонист Урфин Джюс, который как раз-таки выступает за все хорошее в мультфильме. Хорошо озвученный Константином Хабенским этот простой деревенский мужик местами вызывает живой интерес, сочувствие и понимание — у него есть драматическая линия, характер, харизма, и именно он образует основные сюжетные линии этого произведения. Короче — в нем все лучшее, что есть в этом фильме, и хоть порою он кажется слишком плоским и карикатурным, но он способен тащить на себе эту историю даже в одиночку.

Против Урфина Джюса выступает квинтэссенция пошлости, воплощение дурновкусия, самый раздражающий и требующий к себе внимания персонаж, которого только можно было выдумать — пес Тотошка. Казалось бы, Урфину Джюсу противостоит девочка Элли (не та что в первой истории, но всем пофиг), ее друзья Страшила, Дровосек и Лев, но на самом деле нет. Потому что в тот момент, когда эту группа персонажей пытается открыть рот и сказать что-то, что соответствовало бы их протагонизму… влезает эта надоедливая псина. Все собачьи реплики можно взять и выкинуть из сценария — не изменится вообще ничего. Просто представьте, что вы собрались с друзьями посмотреть какое-нибудь относительно неглупое шоу, но в вашей компании есть такой шумный парень, которому просто необходимо все комментировать. Вы с друзьями прекрасно понимаете шоу, наслаждаетесь им, но ваш раздражающий друг считает, что будет смешнее опустить все происходящее до низкосортных шуточек, при этом весь просмотр он будет заговорщически стукать вас локтем и в голосину смеяться над своими шутками. Вы бы конечно были рады выкинуть его из компании, но тут вспоминаете, что вы все довольно безликие интроверты и вот этот бесячный парень среди вас единственный активный член вашей группы, благодаря которому вы вообще собираетесь и что-то делаете, поэтому вам приходится терпеть и даже иногда смеяться над его шутками, ну и совсем уж смириться с тем, что его раздражающая физиономия будет лицом вашей компании. И вот именно такая компания — главные положительные герои мультфильма «Урфин Джюс».

Но самом деле этим адским тойтерьером нелепые шутки не ограничиваются. Создается впечатление, что на «Мельницу» в свое время слишком сильно произвел впечатление «Шрек», и в частности, персонаж Эдди Мерфи. Но если DreamWorks прекрасно сознавали то, что раздражающий Осел будет производить комический эффект лишь в окружений персонажей, которые постоянно шукают и высмеивают этого надоедливого маскота, то в «Мельнице» подумали, что подобные персонажи классные сами по себе, они должны быть в каждом произведении и все должны их любить, а еще добрая половина второстепенных персонажей должна подражать им. Таким образом и без того переполненный и искаженным шутейками сюжет обрастает еще и кучей ненужных эпизодических персонажей которые появляются лишь для того, чтобы скорчить рожи и пропасть. И это очень напоминает тенденцию в западной мультипликации 90-ых, когда небольшие анимационные студии, соревнуясь за внимание детской аудитории с Диснеем, начали наполнять свои мультфильмы шумными моментами, создавая эффект «трясущихся ключей». Главное в этом эффекте — просто постоянно насыщать повествование действием: неважно насколько осмыслено эти действия или нужны для сюжета — главное, чтобы детишки смотрели на экран! Вот и в «Мельнице» судя по всему сотрудников собирают на брифинги, где уважаемый продюсер объясняет: «А знаете что будет, если персонаж задержится на экране три секунды и не отпустит тупой шутки или не скорчит рожицы? Знаете!? Зрители уйдут из зала!!!»

Но даже несмотря на все это, мне очень хотелось бы сказать, что фильм хороший, даже рецензию положительной сделать, если бы не одно большое «Но». Прекрасно прописав, озвучив и сделав Урфина Джюса интересным персонажем, авторы самым отвратительным образом слили его в конце, так и не дав персонажу раскрытия. Зато у нас есть радостная шуткующая псина!

P.S. Несмотря на всю критику я хочел бы обратиться к студии «Мельница». Ребята, ну пожалуйста, сделаете полнометражный спин-офф про тигров! Вообще всю историю Изумрудного Города от лица этих тигров! Пожалуйста!!!

27 апреля 2017 | 14:18

Уик-энд обещал быть сальным

После шестилетнего перерыва датчанин Миккель Мунх-Фальс снова взялся за старое — тему, имеющую прямое отношение к сексу. Мало кто в наше время ассоциирует слово «свинг» с одноименным танцем. И не потому, что танец этот давно вышел из моды, а потому, что другое значение этого слова становится всё более популярным, особенно в странах Европы. Ныне мало какая немецкая деревня обходится без своего свингер-клуба, которые плодятся там, как грибы после дождя. Дания в этом смысле, видимо, чуть более целомудренна, и свинг там пока ещё не стал делом повсеместным и обычным. Однако это не повод, чтобы не снять про него фильм…

Дюжина датчан среднего возраста — от сорока и старше — собирается на загородной вилле, чтобы провести в своё удовольствие уик-энд. На этот раз к ним добавляется пара новичков, которые заметно младше всех остальных, и, похоже, не очень искушены в том, к чему должны присоединиться. Меж тем номинально главным героем этой загородной трёхдневной пати режиссёр делает Адама — блёклого и рябого мужичка с взглядом уже созревшего суицидника, работающего в компании по поставкам канализационного оборудования. Он прибывает на виллу вместе с женой, где большинство присутствующих — это именно семейные пары. Посредством обмена мужьями-женами они надеются внести некоторое разнообразие в приевшиеся супружеские отношения…

Миккель Мунх-Фальс в 2010-м снял драму «Красивые люди», в которой сексуальные отношения преимущественно перверсивного характера неожиданным образом заканчивались рождественским хэппи-эндом, символизирующим авторское умозаключение о том, что секс в современном мире стал, по сути, единственной коммуникацией, способной соединить вместе людей, казалось бы, уже окончательно выпавших из социума. Несколько живописных портретов первертов-интровертов убедили, что режиссёр разрабатывает тему со знанием дела и избегает дешёвых спекуляций, которыми можно было злоупотребить, что называется, «по самое не могу».

Положа руку на сердце, признаем, что новая работа не вышла столь эффектной и выглядит заметно слабее предыдущей. Наверно, потому, что датчанин изначально загнал себя в сильно ограниченное пространство — в прямом и переносном смысле слова. И дело не столько в том, что почти всё действие разворачивается в одном месте в течение короткого времени, а в том, что групповой секс по определению не претендует ни на какую философию, свидетельствуя о двух вещах — глубоком кризисе семейных отношений и (не постесняюсь некоторого пафоса) духовном упадке. Где-то здесь Мунх-Фальс и пытается спрятать мессидж.

А чтобы не показаться слишком нравоучительным, он рядит свою свингер-вечеринку в камуфляж комедии нравов, пытаясь, на сколько это возможно, усложнить характеры персонажей. И поэтому вместо законченных циников, собравшихся вместе всего лишь за тем чтобы потрахаться в условиях повышенной либидозности, в фильме предстают какие-то (как любят говорить психологи) «непроработанные» невротики. И это наверняка будет резать глаз и ухо даже тем, кто никогда не принимал участие в подобного рода мероприятиях. Отправляя своих героев (вслед за австрийцем Ульрихом Зайдлем) в подвал виллы, датчанин целомудренно облачил их в банные махровые халаты.

И хотя задействовал затем пару пикантных мизансцен сексуального характера, в целом же явно поскромничал, заставив героев разыграть что-то промежуточное между экранизацией Чехова и Островского, что обманчиво диссонировало с названием, обещавшим нечто куда более жаркое, сальное и солёное. Следуя традиции русских пьес, тут не хватило разве что ружья, которое бы выстрелило. Его, правда, предусмотрительно заменили неуклюжим мордобоем по-датски. И там где Зайдль, работавший, кстати, в документальном ключе, заставил волосы встать дыбом даже у видавших виды, Мунх-Фальс неожиданно нагнал в финале такую романтику, что впору устраиваться на просмотр «Свингера» всей семьёй.

И дело даже не в обманутых ожиданиях или отсутствии смелости, присущей его предыдущей работе, а в том, что такой компромисс (то есть когда тебя приглашают на групповуху, а вместо этого подсовывают мятную конфету) превращает полтора часа экранного действия в непонятно для кого снятую фальсификацию. Брутальные мужики, так же как и примерные домохозяйки, скорее всего, будут разочарованы, причём в равной степени. Поэтому, делая заключительный вывод, позволю себе быть крайне неоригинальным и кратким: «Тема сисек оказалась совершенно не раскрыта». Да… чуть не забыл сказать, что swinger в переводе с датского — это «жизнелюб».

22 апреля 2017 | 11:37

Нет, он не пенис, он — другой

Твердовский-джуниор снял кино, которое выпадает не только из сегодняшнего, но и в целом из российского контекста. Кино неоднозначное, одинаково притягательное и отталкивающее. Такое кино будет заметно дольше резонировать, нежели иные опусы, увенчанные фестивальными наградами или стяжавшие финансовый успех. У такого кино, остающегося вещью в себе, больше шансов постепенно обрести тот самый культовый статус, что с годами только увеличивает паству идолопоклонников.

Полагаю, что режиссёр сам до конца так и не осознал, что получилось у него в итоге. Идущий по стопам отца-документалиста, он в первых же своих короткометражках обозначил интерес к реальному кино, границы которого сам же и начал систематически размывать. Контроль власти над ситуацией, а с другой стороны, стремление запечатлеть некий спонтанный ход вещей не всегда приводили к желанному консенсусу, который можно было бы назвать в итоге творческим достижением.

Проблема с соблюдением данного баланса заключалась ещё и в том, что Твердовский тяготеет к провокативным ситуациям и темам, которые обычно вытесняются из сознания в виду их болезненности и травматичности, и становятся слепыми пятнами, куда человек боится, зачастую не может, а ещё чаще просто не хочет смотреть. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на внушительную фильмографию короткометражек Ивана и смело поставить ему «неутешительный» диагноз.

Так, например, в «Болевых точках» (2010) он следует по пятам шебутной студентки столичного театрального вуза, будущей (на тот момент) актрисы Марии Шумаковой из Новосибирска (играющей отчасти саму себя) в тот наиважнейший период её жизни, когда девушка решает расстаться с невинностью. Понять однозначно, где там кончается реальность, а начинается некая ролевая игра, представляется делом весьма затруднительным…

Аналогичная проблема возникает и при просмотре опуса «Словно жду автобуса» (2009). Там девушку, ожидающую поздним вечером последний автобус, проезжающие мимо молодые люди уговаривают сесть в машину. И привозят её на «мальчишник», которые в маленьких провинциальных городах не отличаются особой выдумкой. Документальный стиль съёмки вынуждает зрителя стать свидетелем не просто реалити-шоу типа «Дом 2», а чего-то более серьёзного, на что по собственному желанию воспитанный человек не стал бы смотреть.

Тяга к продавливанию наиболее болезненных точек была продемонстрирована Твердовским и в дебютной полнометражной работе — «Класс коррекции», где первую любовь подростков пропускали через фильтры социальных стандартов с таким остервенением и эмоциональным накалом, что превращали главную героиню в агнца на заклание. Конечно, получилось это благодаря таланту постановщика, который сразу заявил о себе даже слишком громко.

И вот настало время испытания вторым фильмом. Или инициации на творческую состоятельность, которую обыкновенно бывает пройти куда труднее. Ибо на твой счёт уже есть некие ожидания, а авансы больше не выдают и вообще уже надо платить по счетам. В «Зоологии» Твердовский берётся рассказать историю о женщине с хвостом, и как режиссёр-квазидокументалист изначально ставит себя в ситуацию безвыигрышную.

Там, где Толстой (в «Холстомере») или Гоголь (в «Носе») уходили в пространство метафор и символики, где игра вербальных оборотов вынуждала читателя самостоятельно устанавливать границы между реальностью и вымыслом, в визуальной «Зоологии» выбор только один: принимать или не принимать режиссёрское видение. Лично меня оно не слишком убедило: априори присущая автору реалистическая подача материала начала конфликтовать с придуманным им же сюрреалистическим сюжетом.

А он вкратце таков: скромная служащая зоопарка по имени Наташа, засидевшаяся в девках до 50, живёт вдвоём с матерью в небольшом приморском городке. Жизнь её скучна, размерена и предсказуема. На работе Наташа давно стала объектом для постоянных насмешек коллег. Но однажды с ней происходит странная метаморфоза: буквально на глазах, у Наташи вырастает хвост весьма приличных размеров.

У тех, кто мало-мальски знаком с творчеством доктора Фрейда, велик соблазн увидеть в этой метаморфозе чуть ли не буквальное воплощение женской зависти к пенису. Но есть некоторые сомнения, что такая — психоаналитическая — тема вдохновила бы нашего Ивана, помнящего родство. И, написав сценарий, он, скорее всего, имел здесь в виду какой-то другой — иносказательный — смысл. Я вот не уверен, что он и сам знает, какой именно. Порой бывает, что замыслы уходят из-под контроля своих создателей и начинают жить по собственным законам.

Девочку-колясочницу из «Класса коррекции», персонажа вполне социального, тут сменила хвостатая женщина — образ, скорее, сказочный, нежели правдоподобный. Однако режиссёр погрузил её всё в ту же, хорошо знакомую ему, замшелую среду маленького периферийного городка, где всё мало-мальски необычное вызывает крайне обостренную и, как правило, сильно негативную, реакцию окружающих.

Не сумев найти объяснение появлению этого уродливого атавизма в поликлинике по месту жительства, Наташа, прямо там находит для себя вполне приемлемую моральную компенсацию — в лице обходительного мужчины-рентгенолога, который испытывает к ней не просто участие, но и нескрываемый интерес. Так Наташа помимо хвоста обретает ещё и смысл существования, вместе с которым у неё появляется блеск в глазах, новая прическа и молодёжный прикид. И это сразу же начинает раздражать всех её матрон-сослуживиц, категорически не желающих так запросто расставаться с гадким утёнком — постоянным объектом для их глумливых издевательств.

Пассивная фронда вечного изгоя по ходу могла обернуться осознанием себя не иначе как ведьмой, тем более что сарафанное радио тут же запускает в народ новость о том, что в городке появилась хвостатая женщина, которая творит с людьми дикие вещи… Однако жить в обществе и быть свободным от его предубеждений — удел сильных. Наташа к таковым явно не относится. Нарушить рамки этих ограничений у неё не хватает смелости, так же как и у режиссёра — выйти за границы трагикомического реализма.

Фарс не превращается в фантасмагорию или мистификацию. Видимо, современная русская провинция — слишком затхлая среда, чтобы однажды ночью в небе над ней можно было узреть летящую на шабаш Маргариту. Поэтому Наташа решает безжалостно избавиться от собственной уникальности, так и не отважившись принять новый образ. Нечто подобное происходит и с фильмом, который поначалу сулит так много, что дух захватывает, но потом как-то стремительно пикирует вниз, передавая почти буквально то разочарование, что настигает главную героиню во время столь много обещавшего прощания с фригидностью.

Тема сексуальности, красной нитью проходящая через ряд работ 27-летнего режиссёра, здесь выбирается на авансцену. Однако слишком прихотливая сценарная интрига, загоняет её в угол ринга, где, и наносит нокаутирующий удар самым последним кадром. СтоИт ли за этим авторский самоконтроль, финансовые ограничения или просто стремление обойти цензуру — бог весть. А нежелание превратить данную историю «хотя бы» в мелодраму о несчастной любви, лишило «Зоологию» ещё и потенциальных зрителей, невольно сделав самой невостребованной картиной года.

9 апреля 2017 | 13:51

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (288)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Tyler68

69.3397% (776)

MidnightKing

68.6689% (867)

-Driver-

68.1684% (1139)

евгенович

67.6558% (2251)

Lost Heaven

67.6536% (863)

Stiliho

67.3811% (1177)

antidolg

66.4925% (1021)

Sanja100

66.4921% (840)

georgis1

66.2912% (3061)

dimo_0n

66.0339% (931)

full frame

65.494% (1079)

strannik-06

65.4522% (1081)

Bear Jew

65.411% (976)

Шура Латышев

65.0057% (986)

tar-minyatur

64.9433% (888)

d-mon

64.5955% (1120)

fluffy robe

64.0176% (1309)

krytsovkin

63.8112% (1509)

Danse avec le diable

63.7725% (2051)

Paranoik88

63.5704% (1079)

Frifo

63.5684% (1048)

Smil1g

63.4849% (1010)

Merdarion6

63.4772% (1084)

Stef_Pod

63.4655% (887)

Vechnov

63.4159% (1516)

Monty_Python

63.4002% (1305)

in_the_end

63.2288% (1185)

awert

63.1781% (1085)

Санчес12345

63.0802% (1106)

inlogique

62.7812% (1464)