всё о любом фильме:

billfay > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей28
в друзьях у203
рецензии друзей2711
записи в блогах-
Друзья (28):

В друзьях у (203):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Великий фильм. Ничего особенного. Простая история простых людей. Какой жанр? А никакой: ни мелодрама, ни комедия, ни драма. Жизнь. Без соплей, без нравоучений, без идеологии. Всё в этом кино безукоризненно. И пронзительно честный сценарий. И потрясающая игра Тимоти Хатонна, и Майкла Рапопорта, и Метта Дилона. И невероятный подросток Натали Портман. И сногсшибательная Ума Турман образца 1996 года. И юмористический монолог Рози О Доннел. А саундтрек, который и сегодня можно смело ставить в ротацию на любом умном радио? И даже снег в заштатном американском городишке кажется волшебным. Каждый, кто захочет, может стать после этого фильма лучше. Лично я научился говорить жене «Спокойной ночи, моя милая».

14 мая 2017 | 20:09

За последнее время кинематограф много раз пытался представить на экране историю короля Артура, но всем им приходилось считаться с относительно идеальной и каноничной постановкой Джона Бурмена 1981-го года — «Экскалибур». Не имея по сегодняшним меркам достойных спецэффектов, этот фильм даже сейчас может захватить зрителя своим эпичным замыслом и невероятной атмосферой рыцарства в сияющих латах. Основная заслуга «Экскалибура» — он отринул все исторические данные и попытался показать то, каким были Рыцари Круглого стола в представлениях романтиков многих веков, и поиски Святого Грааля — как невероятное приключение, которому стоило посвятить жизнь. Поэтому повторить то что сделал Бурмен значило бы признать себя вторичным, а потому последующие заметные экранизации жизнедеятельности великого короля бриттов шли своими путями.

Впрочем, каноничную атмосферу задал фильм, вышедшей за несколько лет до «Экскалибура» и являющийся более чем достойной попыткой переложить знаменитую легенду на свой, совершенно извращенный лад — это «Священный Грааль Монти Пайтона», который и по сей день остается, наверное, самым окупившимся фильмом про рыцарство относительно собственного бюджета. В начале XXI века кинематограф разродился еще одной эпичной историей Артура, где авторы попытались восстановить исторический образ легендарного короля, без волшебных мечей, озерных дев, сверкающих доспехов, серебряных замков и прочей фэнтезийной бижутерии. Однако, своей попыткой Фукуа доказал как раз обратное тому, чего он хотел добиться — без всей этой мистической подоплеки, «Король Артур» продемонстрировал весьма малоинтересную личность и даже хороший британский актер на пике своего успеха Клайв Оуэн не смог вдохнуть в него большей энергии. Еще одним заметным воплощением старой истории можно считать фильм 2007-го года Роберта Земекиса, где Артура зачем-то назвали Беовульфом. Причиной скорее всего послужил сценарий, написанный известным подражателем и любителем заимствовать сторонние классические сюжеты Нилом Гейманом, который таким образом пытался дать новые краски в мифу о гетском воине. В результате, поменяйте имена и названия, и у нас будет невероятно фантастический римейк «Экскалибура» на запрещенных стероидах.

Теперь в этот ряд вклинился Гай Ричи, и стоит сказать, тех, кто больше ждал рыцарской саги вроде «Экскалибура», а не «Шерлока Холмса» (точнее того, что с ним ранее сделал Ричи), или на крайней случай «Робин Гуда», будут очень разочарованы. К королю Артуру фильм относится так же, как Земекис и Гейман — к повести «Беовульф». Да и Джуд Лоу откровенно говоря играет практически наше идеальное представление о шерифе Ноттингемском. Славному Артуру, воспитанному в борделе бедняцкого квартала только и останется что переквалифицироваться в мелкого разбойника, в компании своих новых товарищей устраивать коварные диверсии злобному врагу и даже пытаться убить его метким выстрелом из лука. Помогать во всем этом ему будут ламповые изгои кровавого режима во главе с чернокожим малышом Джоном и лучшим женским образом фильма в исполнении Астрид Берже-Фрисби, которой авторы сценария почему-то забыли дать имя. Но ее явно должны были звать либо Моргана, либо Злая Ведьма Запада, зависит от того насколько неожиданно сценарист Джоби Харольд перелопатил роман «Смерть Артура», на котором, по самым смелым предположениям, основано все это. Ах да, холивар о доспехах решен Гаем Ричи самым своеобразным методом из возможных — они есть только у злодеев, и это очень обдуманный логичный шаг, потому что только их тут и бьют. Артуру, же, которому враги причиняют лишь морально-нравственные страдания вполне хватит и древней модной куртки-свитера.

Лучшими друзьями Гая Ричи в этом фильме, как никогда сильно, стали саунтрек и монтаж. Он всегда любил этих ребят, но именно здесь эти две составляющие тянут на себе более половины приятных впечатлений от фильма, обеспечивая всему этому стильному и красивому, но совершенно не оригинальному, зрелищу нужный темп и драйв. Негативное их последствие — атмосферу рыцарского фильма это убивает вконец, как будто выводя весь фильм на уровень хорошей экранизации видео-игры и ставящий перед Голливудом один большой вопрос: а почему Гаю Ричи не навязали экранизацию «Assassin`s Creed»? Ведь как раз тот сюжет в подобном обрамлении смотрелся бы куда выигрышнее, чем это получилось у Курзеля и уж точно намного уместнее, чем история на основе романа Томаса Мэлори у Ричи.

Но опять же, несмотря на гору недостатков и отсутствие притензии на значимость в дальнейшей перспективе, «Меч короля Артура» — хороший фильм, чтобы сходить на него в кино. Как раз из плеяды тех середнячков, которые просто приятно смотреть. Он обладает очень неплохим чувством юмора, часто завязанном на фирменном параллельно-рваном монтаже, хорошими актерскими работами, хоть и в архетипных, но колоритных образах, а также хорошем энергичным повествованием с вкраплениями сдержанного масштабного экшена. Вот только, изредка, картина чрезмерно жестока в деталях, тот самый случай когда двойные стандарты PG-13 дают о себе знать: вам не покажут ни одной сцены с намеком на эротизм и никакой чрезмерной крови, однако, резать глотки за кадром, бросать в пропасть лошадей, закалывать родственников, а также устраивать многочисленные локальные репрессии и геноциды общим планом — этого вот всего сколько угодно. А как же выкручиваться, если главный отрицательный персонаж просто упивается своей жестокостью и единственный его мотив быть злодеем — желание быть жестоким и внушать страх.

11 мая 2017 | 17:38

А в кино Польши этого добра ещё больше

Помнится, на одном из московских фестивалей, кажется году в 1989-м, мне процитировали частушку: «Как кино Италии — так сплошные гениталии, / А как кино Польши — так их там ещё больше». Что ж, не врал остроумный охальник. Больше того, как теперь выясняется из фильма «Соединённые штаты любви», в Польше, в отличие от СССР, секс был не только в кино, но и в жизни. Причём в большом количестве. И видовом многообразии. Премия берлинского фестиваля за лучший сценарий выглядит вполне адекватной наградой 35-летнему Томашу Василевскому, сумевшему переплести четыре женских драмы в их отчаянных попытках найти свою любовь.

Фильм предлагает к рассмотрению именно женские истории, случившиеся в переломную эпоху — в самом начале 1990-х годов. В СССР — Перестройка, в Германии только что пала берлинская стена. В Польше то же самое — начало социальных преобразований. Мировоззрение, как и рухнувшая экономика, неустойчиво. Время, когда вроде бы следует как можно крепче держаться друг за друга и не рисковать. Однако каждой из четырёх героинь, что называется, неймётся. Все четверо мечутся между запретной любовью, узами брака и религиозными догмами, одиночеством и первертными страстями, мечтой о лучшей доле и осознанием её недосягаемости.

Агата, в чьих отношениях с мужем веет арктический холод, начинает неровно дышать на местного ксендза. Учительница русского языка Рената увлечена своей молодой соседкой Маженой — провинциальной королевой красоты, муж которой уехал в Германию на заработки. Сестра Мажены, Иза, работает директором школы и уже шестой год крутит роман с только что овдовевшим отцом одной из своих учениц. Решив, наконец-то, ускорить процесс, она переносит методику школьного управления в личные отношения, теряя вместе с этим самообладание и чувство реальности…

В третьем своём полнометражном фильме Василевский претендует на личный «кварталог». Он настолько аккуратно нейтрализует ту грань, что разделяет правду жизни и драматургические допущения, что всё происходящее принимаешь за чистый реализм, наследующий стиль Кесьлевского и принципы «кинематографа морального беспокойства». С той лишь разницей, что применительно к данному творению логичнее было бы сказать: «беспокойства аморального». Хотя, справедливости ради, следует отметить, что режиссёра интересует не столько секс, сколько телесность, в её антропологическом значении и понимании.

Следуя одному из ключевых трендов современного миропорядка, он активно эксплуатирует культ тела, но это не выглядит нарочитой спекуляцией. В отличие от нашей эпохи — оголтелого потребления, здесь через потребность в телесной близости персонажи пытаются компенсировать дефицит эмоционального тепла, особенно ощутимый в ситуации социальных перемен. Режиссёр выносит действие на заброшенные пустыри, мало отличимые от свалок, максимально приглушает цвета, но форсирует чувства. И это ещё больше усиливает ощущение тоски, а заодно обнаруживает связь с неистребимой традицией европейской кино — классикой отчуждённости.

11 мая 2017 | 13:59

Атмосферное, чудное кино. Нуль спецэффектов, никаких натужных попыток рассмешить. Смеёшься, удивляешься и огорчаешься совершенно естественно. Блистательная Вера Фармига и неповторимый Энди Гарсиа, по-моему, сами получают наслаждение от съёмок в фильме. Фильм, правда, для зрелых людей, которые уже знают: иногда счастье можно найти в одном взгляде даже незнакомого человека…

10 из 10

2 мая 2017 | 18:07

Флагман российского двухмерного мультостроения, студия «Мельница» разродилась своим первым трехмерным проектом — экранизацией знаменитого советского плагиата Фрэнка Баума «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». И сразу скажу — она довольно хорошая. Ну, если откинуть несколько довольно крупных промашек, характерных каждому мультфильму студии и закрыть глаза на корявость сюжета и слитую концовку, этот мультфильм кажется даже очень хорошим. Но его сложно назвать таковым в первую очередь из-за обилия «юмора». Вот того самого тонкого юмора, которым так славятся последние мультики про богатырей, просто заставляют сердце ликовать в последнем «Иван царевиче и сером волке». Ну вы поняли — те самые клевые шутки, которые настолько нелепы, настолько неуместны и втиснуты в повествование только для того, что бы мультфильмы казался современным и модным, но вместо этого гэги, словно жучки-вредители, распространяются по всему фильму и превращают все хорошие начинания в труху.

И для критики этой мельничной тенденции «Урфин Джюс» особо показателен, потому что в нем есть два героя, которые на протяжении всего мультфильма противостоят друг другу именно в контексте этих кошмарных шутеек. Первый из них — сюжетный антагонист Урфин Джюс, который как раз-таки выступает за все хорошее в мультфильме. Хорошо озвученный Константином Хабенским этот простой деревенский мужик местами вызывает живой интерес, сочувствие и понимание — у него есть драматическая линия, характер, харизма, и именно он образует основные сюжетные линии этого произведения. Короче — в нем все лучшее, что есть в этом фильме, и хоть порою он кажется слишком плоским и карикатурным, но он способен тащить на себе эту историю даже в одиночку.

Против Урфина Джюса выступает квинтэссенция пошлости, воплощение дурновкусия, самый раздражающий и требующий к себе внимания персонаж, которого только можно было выдумать — пес Тотошка. Казалось бы, Урфину Джюсу противостоит девочка Элли (не та что в первой истории, но всем пофиг), ее друзья Страшила, Дровосек и Лев, но на самом деле нет. Потому что в тот момент, когда эту группа персонажей пытается открыть рот и сказать что-то, что соответствовало бы их протагонизму… влезает эта надоедливая псина. Все собачьи реплики можно взять и выкинуть из сценария — не изменится вообще ничего. Просто представьте, что вы собрались с друзьями посмотреть какое-нибудь относительно неглупое шоу, но в вашей компании есть такой шумный парень, которому просто необходимо все комментировать. Вы с друзьями прекрасно понимаете шоу, наслаждаетесь им, но ваш раздражающий друг считает, что будет смешнее опустить все происходящее до низкосортных шуточек, при этом весь просмотр он будет заговорщически стукать вас локтем и в голосину смеяться над своими шутками. Вы бы конечно были рады выкинуть его из компании, но тут вспоминаете, что вы все довольно безликие интроверты и вот этот бесячный парень среди вас единственный активный член вашей группы, благодаря которому вы вообще собираетесь и что-то делаете, поэтому вам приходится терпеть и даже иногда смеяться над его шутками, ну и совсем уж смириться с тем, что его раздражающая физиономия будет лицом вашей компании. И вот именно такая компания — главные положительные герои мультфильма «Урфин Джюс».

Но самом деле этим адским тойтерьером нелепые шутки не ограничиваются. Создается впечатление, что на «Мельницу» в свое время слишком сильно произвел впечатление «Шрек», и в частности, персонаж Эдди Мерфи. Но если DreamWorks прекрасно сознавали то, что раздражающий Осел будет производить комический эффект лишь в окружений персонажей, которые постоянно шукают и высмеивают этого надоедливого маскота, то в «Мельнице» подумали, что подобные персонажи классные сами по себе, они должны быть в каждом произведении и все должны их любить, а еще добрая половина второстепенных персонажей должна подражать им. Таким образом и без того переполненный и искаженным шутейками сюжет обрастает еще и кучей ненужных эпизодических персонажей которые появляются лишь для того, чтобы скорчить рожи и пропасть. И это очень напоминает тенденцию в западной мультипликации 90-ых, когда небольшие анимационные студии, соревнуясь за внимание детской аудитории с Диснеем, начали наполнять свои мультфильмы шумными моментами, создавая эффект «трясущихся ключей». Главное в этом эффекте — просто постоянно насыщать повествование действием: неважно насколько осмыслено эти действия или нужны для сюжета — главное, чтобы детишки смотрели на экран! Вот и в «Мельнице» судя по всему сотрудников собирают на брифинги, где уважаемый продюсер объясняет: «А знаете что будет, если персонаж задержится на экране три секунды и не отпустит тупой шутки или не скорчит рожицы? Знаете!? Зрители уйдут из зала!!!»

Но даже несмотря на все это, мне очень хотелось бы сказать, что фильм хороший, даже рецензию положительной сделать, если бы не одно большое «Но». Прекрасно прописав, озвучив и сделав Урфина Джюса интересным персонажем, авторы самым отвратительным образом слили его в конце, так и не дав персонажу раскрытия. Зато у нас есть радостная шуткующая псина!

P.S. Несмотря на всю критику я хочел бы обратиться к студии «Мельница». Ребята, ну пожалуйста, сделаете полнометражный спин-офф про тигров! Вообще всю историю Изумрудного Города от лица этих тигров! Пожалуйста!!!

27 апреля 2017 | 14:18

Уик-энд обещал быть сальным

После шестилетнего перерыва датчанин Миккель Мунх-Фальс снова взялся за старое — тему, имеющую прямое отношение к сексу. Мало кто в наше время ассоциирует слово «свинг» с одноименным танцем. И не потому, что танец этот давно вышел из моды, а потому, что другое значение этого слова становится всё более популярным, особенно в странах Европы. Ныне мало какая немецкая деревня обходится без своего свингер-клуба, которые плодятся там, как грибы после дождя. Дания в этом смысле, видимо, чуть более целомудренна, и свинг там пока ещё не стал делом повсеместным и обычным. Однако это не повод, чтобы не снять про него фильм…

Дюжина датчан среднего возраста — от сорока и старше — собирается на загородной вилле, чтобы провести в своё удовольствие уик-энд. На этот раз к ним добавляется пара новичков, которые заметно младше всех остальных, и, похоже, не очень искушены в том, к чему должны присоединиться. Меж тем номинально главным героем этой загородной трёхдневной пати режиссёр делает Адама — блёклого и рябого мужичка с взглядом уже созревшего суицидника, работающего в компании по поставкам канализационного оборудования. Он прибывает на виллу вместе с женой, где большинство присутствующих — это именно семейные пары. Посредством обмена мужьями-женами они надеются внести некоторое разнообразие в приевшиеся супружеские отношения…

Миккель Мунх-Фальс в 2010-м снял драму «Красивые люди», в которой сексуальные отношения преимущественно перверсивного характера неожиданным образом заканчивались рождественским хэппи-эндом, символизирующим авторское умозаключение о том, что секс в современном мире стал, по сути, единственной коммуникацией, способной соединить вместе людей, казалось бы, уже окончательно выпавших из социума. Несколько живописных портретов первертов-интровертов убедили, что режиссёр разрабатывает тему со знанием дела и избегает дешёвых спекуляций, которыми можно было злоупотребить, что называется, «по самое не могу».

Положа руку на сердце, признаем, что новая работа не вышла столь эффектной и выглядит заметно слабее предыдущей. Наверно, потому, что датчанин изначально загнал себя в сильно ограниченное пространство — в прямом и переносном смысле слова. И дело не столько в том, что почти всё действие разворачивается в одном месте в течение короткого времени, а в том, что групповой секс по определению не претендует ни на какую философию, свидетельствуя о двух вещах — глубоком кризисе семейных отношений и (не постесняюсь некоторого пафоса) духовном упадке. Где-то здесь Мунх-Фальс и пытается спрятать мессидж.

А чтобы не показаться слишком нравоучительным, он рядит свою свингер-вечеринку в камуфляж комедии нравов, пытаясь, на сколько это возможно, усложнить характеры персонажей. И поэтому вместо законченных циников, собравшихся вместе всего лишь за тем чтобы потрахаться в условиях повышенной либидозности, в фильме предстают какие-то (как любят говорить психологи) «непроработанные» невротики. И это наверняка будет резать глаз и ухо даже тем, кто никогда не принимал участие в подобного рода мероприятиях. Отправляя своих героев (вслед за австрийцем Ульрихом Зайдлем) в подвал виллы, датчанин целомудренно облачил их в банные махровые халаты.

И хотя задействовал затем пару пикантных мизансцен сексуального характера, в целом же явно поскромничал, заставив героев разыграть что-то промежуточное между экранизацией Чехова и Островского, что обманчиво диссонировало с названием, обещавшим нечто куда более жаркое, сальное и солёное. Следуя традиции русских пьес, тут не хватило разве что ружья, которое бы выстрелило. Его, правда, предусмотрительно заменили неуклюжим мордобоем по-датски. И там где Зайдль, работавший, кстати, в документальном ключе, заставил волосы встать дыбом даже у видавших виды, Мунх-Фальс неожиданно нагнал в финале такую романтику, что впору устраиваться на просмотр «Свингера» всей семьёй.

И дело даже не в обманутых ожиданиях или отсутствии смелости, присущей его предыдущей работе, а в том, что такой компромисс (то есть когда тебя приглашают на групповуху, а вместо этого подсовывают мятную конфету) превращает полтора часа экранного действия в непонятно для кого снятую фальсификацию. Брутальные мужики, так же как и примерные домохозяйки, скорее всего, будут разочарованы, причём в равной степени. Поэтому, делая заключительный вывод, позволю себе быть крайне неоригинальным и кратким: «Тема сисек оказалась совершенно не раскрыта». Да… чуть не забыл сказать, что swinger в переводе с датского — это «жизнелюб».

22 апреля 2017 | 11:37

Нет, он не пенис, он — другой

Твердовский-джуниор снял кино, которое выпадает не только из сегодняшнего, но и в целом из российского контекста. Кино неоднозначное, одинаково притягательное и отталкивающее. Такое кино будет заметно дольше резонировать, нежели иные опусы, увенчанные фестивальными наградами или стяжавшие финансовый успех. У такого кино, остающегося вещью в себе, больше шансов постепенно обрести тот самый культовый статус, что с годами только увеличивает паству идолопоклонников.

Полагаю, что режиссёр сам до конца так и не осознал, что получилось у него в итоге. Идущий по стопам отца-документалиста, он в первых же своих короткометражках обозначил интерес к реальному кино, границы которого сам же и начал систематически размывать. Контроль власти над ситуацией, а с другой стороны, стремление запечатлеть некий спонтанный ход вещей не всегда приводили к желанному консенсусу, который можно было бы назвать в итоге творческим достижением.

Проблема с соблюдением данного баланса заключалась ещё и в том, что Твердовский тяготеет к провокативным ситуациям и темам, которые обычно вытесняются из сознания в виду их болезненности и травматичности, и становятся слепыми пятнами, куда человек боится, зачастую не может, а ещё чаще просто не хочет смотреть. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на внушительную фильмографию короткометражек Ивана и смело поставить ему «неутешительный» диагноз.

Так, например, в «Болевых точках» (2010) он следует по пятам шебутной студентки столичного театрального вуза, будущей (на тот момент) актрисы Марии Шумаковой из Новосибирска (играющей отчасти саму себя) в тот наиважнейший период её жизни, когда девушка решает расстаться с невинностью. Понять однозначно, где там кончается реальность, а начинается некая ролевая игра, представляется делом весьма затруднительным…

Аналогичная проблема возникает и при просмотре опуса «Словно жду автобуса» (2009). Там девушку, ожидающую поздним вечером последний автобус, проезжающие мимо молодые люди уговаривают сесть в машину. И привозят её на «мальчишник», которые в маленьких провинциальных городах не отличаются особой выдумкой. Документальный стиль съёмки вынуждает зрителя стать свидетелем не просто реалити-шоу типа «Дом 2», а чего-то более серьёзного, на что по собственному желанию воспитанный человек не стал бы смотреть.

Тяга к продавливанию наиболее болезненных точек была продемонстрирована Твердовским и в дебютной полнометражной работе — «Класс коррекции», где первую любовь подростков пропускали через фильтры социальных стандартов с таким остервенением и эмоциональным накалом, что превращали главную героиню в агнца на заклание. Конечно, получилось это благодаря таланту постановщика, который сразу заявил о себе даже слишком громко.

И вот настало время испытания вторым фильмом. Или инициации на творческую состоятельность, которую обыкновенно бывает пройти куда труднее. Ибо на твой счёт уже есть некие ожидания, а авансы больше не выдают и вообще уже надо платить по счетам. В «Зоологии» Твердовский берётся рассказать историю о женщине с хвостом, и как режиссёр-квазидокументалист изначально ставит себя в ситуацию безвыигрышную.

Там, где Толстой (в «Холстомере») или Гоголь (в «Носе») уходили в пространство метафор и символики, где игра вербальных оборотов вынуждала читателя самостоятельно устанавливать границы между реальностью и вымыслом, в визуальной «Зоологии» выбор только один: принимать или не принимать режиссёрское видение. Лично меня оно не слишком убедило: априори присущая автору реалистическая подача материала начала конфликтовать с придуманным им же сюрреалистическим сюжетом.

А он вкратце таков: скромная служащая зоопарка по имени Наташа, засидевшаяся в девках до 50, живёт вдвоём с матерью в небольшом приморском городке. Жизнь её скучна, размерена и предсказуема. На работе Наташа давно стала объектом для постоянных насмешек коллег. Но однажды с ней происходит странная метаморфоза: буквально на глазах, у Наташи вырастает хвост весьма приличных размеров.

У тех, кто мало-мальски знаком с творчеством доктора Фрейда, велик соблазн увидеть в этой метаморфозе чуть ли не буквальное воплощение женской зависти к пенису. Но есть некоторые сомнения, что такая — психоаналитическая — тема вдохновила бы нашего Ивана, помнящего родство. И, написав сценарий, он, скорее всего, имел здесь в виду какой-то другой — иносказательный — смысл. Я вот не уверен, что он и сам знает, какой именно. Порой бывает, что замыслы уходят из-под контроля своих создателей и начинают жить по собственным законам.

Девочку-колясочницу из «Класса коррекции», персонажа вполне социального, тут сменила хвостатая женщина — образ, скорее, сказочный, нежели правдоподобный. Однако режиссёр погрузил её всё в ту же, хорошо знакомую ему, замшелую среду маленького периферийного городка, где всё мало-мальски необычное вызывает крайне обостренную и, как правило, сильно негативную, реакцию окружающих.

Не сумев найти объяснение появлению этого уродливого атавизма в поликлинике по месту жительства, Наташа, прямо там находит для себя вполне приемлемую моральную компенсацию — в лице обходительного мужчины-рентгенолога, который испытывает к ней не просто участие, но и нескрываемый интерес. Так Наташа помимо хвоста обретает ещё и смысл существования, вместе с которым у неё появляется блеск в глазах, новая прическа и молодёжный прикид. И это сразу же начинает раздражать всех её матрон-сослуживиц, категорически не желающих так запросто расставаться с гадким утёнком — постоянным объектом для их глумливых издевательств.

Пассивная фронда вечного изгоя по ходу могла обернуться осознанием себя не иначе как ведьмой, тем более что сарафанное радио тут же запускает в народ новость о том, что в городке появилась хвостатая женщина, которая творит с людьми дикие вещи… Однако жить в обществе и быть свободным от его предубеждений — удел сильных. Наташа к таковым явно не относится. Нарушить рамки этих ограничений у неё не хватает смелости, так же как и у режиссёра — выйти за границы трагикомического реализма.

Фарс не превращается в фантасмагорию или мистификацию. Видимо, современная русская провинция — слишком затхлая среда, чтобы однажды ночью в небе над ней можно было узреть летящую на шабаш Маргариту. Поэтому Наташа решает безжалостно избавиться от собственной уникальности, так и не отважившись принять новый образ. Нечто подобное происходит и с фильмом, который поначалу сулит так много, что дух захватывает, но потом как-то стремительно пикирует вниз, передавая почти буквально то разочарование, что настигает главную героиню во время столь много обещавшего прощания с фригидностью.

Тема сексуальности, красной нитью проходящая через ряд работ 27-летнего режиссёра, здесь выбирается на авансцену. Однако слишком прихотливая сценарная интрига, загоняет её в угол ринга, где, и наносит нокаутирующий удар самым последним кадром. СтоИт ли за этим авторский самоконтроль, финансовые ограничения или просто стремление обойти цензуру — бог весть. А нежелание превратить данную историю «хотя бы» в мелодраму о несчастной любви, лишило «Зоологию» ещё и потенциальных зрителей, невольно сделав самой невостребованной картиной года.

9 апреля 2017 | 13:51

Ролевые игры немецких бюргеров

Винфред, пожилой учитель музыки, во время очередного редкого визита на родину дочери Инес — успешного бизнес-консультанта в престижной консалтинговой фирме, решает, что пришло время наладить совсем расстроившиеся отношения с наследницей. В итоге папаша, склонный к маскарадным розыгрышам, отправляется вслед за Инес в Румынию, где она помогает местным нуворишам оптимизировать производство. Он же приезжает туда, чтобы поставить «авторское реалити-шоу» в условиях максимально приближенных к жизни. Нацепив идиотскую челюсть и дурацкий парик, Винфред в таком клоунском прикиде подсаживается к дочери за барный столик в тот самый момент, когда она как раз начала жаловаться подругам на свои проблемные отношения с отцом.

Представившись неким Тони Эрдманном, он с этого момента начинает повсюду следовать за Инес, создавая вокруг неё не просто неловкие ситуации, а настоящую взрывоопасную среду лёгкого, а порой и весьма тяжелого безумия. Дочь то подыгрывает папаше, то пытается сбежать прочь. Но с каждым визитом замаскированного отца это фрик-шоу всё больше захватывает её. И из холодного эгоистичного биоробота, каким ещё недавно Инес выглядела, теперь всё чаще прорываются наружу подавленные и глубоко спрятанные женские, да и просто человеческие эмоции…

В этом кратком анализе предлагаю взглянуть на фильм сквозь призму сексуальности. По большому счёту, всего лишь две сцены сексуального характера на 160 минут экранного времени — это, казалось бы, гомеопатическая доза для того, чтобы вообще рассмотреть здесь эротический контекст. Однако оба эпизода играют тут такую же важную роль, как и все попытки Винфреда очеловечить свою «корпоративную» дочку. В первой из этих сцен Инес приходит в номер к своему румынскому помощнику, но вместо того, чтобы получить причитающийся бонус — привычную сексуальную разрядку, как компенсацию за самозабвенный труд на благо фирмы, она вполне в духе времени, да и собственной деятельности, в буквальном смысле потребляет семя своего бойфренда.

Второй эпизод не столь откровенно-перверсивен, но так же метафоричен. Пригласив к себе на день рождения сослуживцев, Инес, намучившись с застежкой нового платья, в последний момент стягивает его с себя. Так, в полном обнажении она и встречает гостей, по ходу придумав концепцию «голой вечеринки». Это событие, ставшее началом кульминации фильма, не составит особого труда дешифровать. Все эти нелепые скетчи переодетого отца настолько разбередили душу дочери, что в свой очередной день рождения она решила в буквальном смысле родиться заново, сбросив с себя вместе с одеждой всё напускное и фальшивое. Больше того, решила не ограничиваться этим и теперь под стать папаше, сама начала создавать провокативную среду — для своих сослуживцев.

«Тони Эрдманн» — это фильм о преодолении отчуждения, что является одной из самых долгоиграющих тем европейского кино, которую ещё в середине прошлого века актуализировали и интегрировали Антониони и Бергман. И она до сих пор тревожит умы кинематографического истеблишмента, едва не отдавшего этой картине «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском фестивале. Немецкая режиссёрша с немного пугающей фамилией и с немецким же педантизмом демонстрирует, как начинает, если не рушиться, то, по меньшей мере, серьёзно сбоить упорядоченная деятельность одной бизнес-леди. И лишь благодаря отцовскому вмешательству эта леди выпархивает из золотой клетки успешной жизни, платой за пребывание в которой должно было стать навсегда замороженное сердце…

3 апреля 2017 | 14:43

16-летняя провинциалка Джесси, едва окончив школу, отправляется покорять Лос-Анджелес, намереваясь стать супермоделью. Но, чтобы добраться до звёзд славы, ей надлежит пройти через тернии жестокой конкуренции. Конкуренцию ей составляют бесчувственные модели, одержимые той естественной красотой, которой они, в отличие от юной Джесси, не имеют.

И пока Джесси только-только начинает двигаться к манящему успеху, завистливые и ревнивые соискательницы уже плетут вокруг неё паутину. Попав в неё, юная выскочка даже не успеет осознать, что гламурная жизнь — это скопище вампиров, каннибалов и некрофилов. По наивности полагая, что попадёт из преисподней своей периферийной Джорджии в столицу райской жизни, Джесси меж тем прибывает прямёхонько в ад…

Датчанин Рефн сделал себе имя на эстетизации криминальных разборок наркодиллеров и мафиозных кланов, где его брутальные соотечественники пытались противостоять экспансии балканского насилия. И те и другие не ограничивали себя в методах и средствах, превращаясь в режиссуре интеллигентного с виду постановщика (в роговых очках с толстыми стёклами) из смешных братков в сущих демонов инфернального зла.

Взявшись за куда более эстетский проект и впервые сделав главной героиней женщину — субтильную девственницу, вздумавшую покорить модельный подиум своей непорочной красотой, он всё-таки не смог избавиться от тех рек крови, что текли бурным потоком через все его предыдущие работы. В «Неоновом демоне» Рефн не спеша, но методично раскачивает качели долгое время неочевидного конфликта. Раскачивает, пока они не начинают делать «солнышко».

И когда на очередном обороте вокруг оси замысла они вдруг зависают в вертикальном положении, главная героиня буквально падает вниз, оставляя место для неутешительного резюме: в мире, ориентированном на успех любой ценой, зло стало настолько притягательным, что дистанцироваться от него уже нет никакой возможности. По крайней мере, для тех, кто решил следовать этим путём. А если зло непотопляемо, так не лучше ли, вместо того, чтобы бороться с ним, сделать его объектом своей творческой рефлексии…

Рефн давно уже неровно дышит на всё, что связано со злом, будь то расчленёнка непуганых датских гопников или бескомпромиссное соперничество анорексичных моделей за место под прожекторами культового фотографа. Зло оккультно по своей сути, и свою задачу, как художника, соотечественник принца Гамлета, похоже, видит в том, чтобы окультурить его как явление.

Он не столько разоблачает, сколь завороженно взирает, почти упивается арсеналом феминной кровожадности, которая, в общем-то, руководствуется теми же самыми принципами, что и мужская. И сводится к интернациональной и долгоиграющей формуле: «Обладай и властвуй!». Только вот вместо чисто мужских костоломных приёмов пожирательницы красоты в буквальном смысле стремятся употребить внутрь всё то, что сулит им омоложение.

Сказать, что красота здесь это сама сексуальность — ничего не сказать. Рефн доводит до абсолюта этот обожаемый рекламной индустрией приём, ограничивая свою фантазию разве что более чем скромным по голливудским меркам бюджетом. Галлюциногенная эстетика сновидения априори исключает какие-то моральные оценки, обезоруживая и обескураживая зрителей, лишает их привычных табуированных защит, что основаны на противостоянии добра и зла.

Кроме того, в этот лабиринт гламурных нарядов и брутальных страстей нет-нет да проникают персонажи из чужих фильмов и параллельных миров. Как, например, дикая пума, что забирается в дешёвый номер Джесси, чтобы не столько напугать хозяйку, сколько озадачить публику, сбитую с толку таким рискованным экивоком, не иначе как в сторону Дэвида Линча, чья тень, видимо, ещё продолжает витать над городом ангелов и над Малхолланд Драйв….

31 марта 2017 | 15:13

Этот фильм уже давно звучит как реквием против несправедливости, вечным напоминанием тем, кто украл, и что украденное вернется им потомкам сполна. Этот фильм про тысячи загубленных и не порочных душ, не нашедших себя или просто отвергнутых в этом мире. Некоторым из которых, возможно, суждено стать святыми, и которые сотрут с земли память о сытых и уверенных в себе, беспечных людях, не признающих правды и трагедии ближних. Это фильм — также о людях, прикрывающимися богом, молитвами их преданности ему., о тех, кто ради своего собственного блага, чинят зло ежедневно, постоянно и неизменно.

Великий Жоржи Амаду написал свое послание миру еще в 1937-м. По-началу, произведение «Капитаны песка». воспринималось, как повествование о локальном бедствии бездомных детей Бразилии, оно разойдется по миру незабываемым романом, а потом, фильмом — через 30 с лишним лет, который станет вечным напоминанием о зле и бездуховности и, одновременно, гимном человеческой доброте и милосердию.

Картина обошла весь мир, как откровение. Успех картины в СССР был просто невероятен, особенно среди молодежи. Однако, фильм, показанный на кинофестивале в Москве в 1971 году, дошел до большого зрителя только в 1976. Он буквально взбудоражил людей, заставил задуматься о самих себе, буквально окрылил многих.

Фильм, на мой взгляд, снят совершенно виртуозно. Поначалу, воспринимаемый как боевик (негр на пляже, налет/погром в ресторане), потом превращается в глубокую много-сюжетную драму, где каждое действие героев заставляет с замиранием сердца следить за ее концовкой. Потрясающая игра молодых актеров, подростков, совсем детей, которые даже не играют, а, кажется, просто живут своей жизнью. Такая игра не просто подкупает, а зачаровывает, заставляя задуматься о том, как возможно заставить их играть так естественно и просто…

Трагический конец фильма, все-же предугадать не сложно. Слишком велико расстояние между действительностью и людьми ее воспринимающих. Большинство чурается, боится или просто ненавидят их — «генералов песка», чей дом песок и локоть друга, кусок хлеба. Музыка из фильма затронула души миллионов и стала неотъемлемой частью не только фильма, но и одной из самых популярных мелодий сегодняшних дней.

Досадно, что фильм был снят на какой-то некачественной пленке, звук — вполне достойный. Это — один из фильмов моей молодости, который совершенно не потерял своей значимости. Все описанное существует и по сей день и не только в Бразилии. Я рассматриваю этот фильм как один из безусловных шедевров кино ХХ века и рекомендую смотреть это всем.

27 марта 2017 | 18:13

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (288)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Tyler68

68.4067% (837)

MidnightKing

68.2967% (869)

-Driver-

68.2199% (1135)

JeffBeaumont

67.9163% (1202)

Sania200

67.7818% (785)

евгенович

67.7668% (2242)

Lost Heaven

67.6536% (863)

Stiliho

67.508% (1169)

Sanja100

66.5137% (838)

antidolg

66.4931% (1020)

georgis1

66.3155% (3046)

dimo_0n

66.1589% (929)

Bear Jew

65.4562% (917)

strannik-06

65.4218% (1076)

Шура Латышев

65.1318% (984)

tar-minyatur

64.9701% (885)

d-mon

64.7547% (1119)

full frame

64.4837% (1044)

fluffy robe

64.2744% (1283)

Paranoik88

63.9584% (1075)

Danse avec le diable

63.8502% (2043)

Vechnov

63.7853% (1477)

Smil1g

63.7137% (995)

Frifo

63.6159% (1047)

krytsovkin

63.5373% (1491)

Monty_Python

63.4952% (1297)

Merdarion6

63.4772% (1084)

Goodfelas

63.4753% (2021)

Stef_Pod

63.2671% (884)

in_the_end

63.2099% (1181)