всё о любом фильме:
Lazy_rabbit
Ирина Lazy_rabbit, Украина, Киев, 27 лет, 15 сентября 1989, Ж
Добавить в друзья

 заходила 2 дня назад

Регистрация: 20 июля 2010 Рейтинг комментариев: -4 (14 - 18) Обновления сайта: 0

«улыбаюсь»

 

Оценки пользователя

все оценки (1320)

 


Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 20

Пожалуй, существует не так уж и много вещей, который по своей болезненности сравнятся с крахом иллюзий, с принудительным переходом из сказки в реальность. Главная премьера января, мюзикл «Ла-Ла Ленд», дарит вовлечённому зрителю именно эти ощущения. Более того, им же фильм и посвящён.

Экспозиция здесь кажется оммажем всем лучшим мировым мюзиклам сразу — и она, вся такая солнечная, танцевальная, непринужденная, Любецки-стайл-однокадровая, идеально отрепетированная и абсолютно обаятельно поставленная, вводит нас в мировую киностолицу — Лос-Анджелес, который даже зимой остаётся солнечным и манким.

Но, вопреки предубеждению, ты оказываешься не на Фабрике грёз, а просто в городе: да, в большом и про кино, но в чём-то красивом, а где-то унылом, как и все мегаполисы. Никаких вам Беверли Хиллз. Мы видим LA глазами двух немножко нёпутевых, немножко милых молодых мечтателей, которым суждено столкнуться в пробке, чтобы… хотелось бы сказать «никогда больше не расстаться». Но сценаристы мюзикла, отдающего дань Золотой эре Голливуда, не наделили своих обаятельных героев сахарно-воздушной историей. В этом «фишка» «Ла-Ла Ленда» — сюжет, который большую свою часть намеревается казаться сказкой о покорении Города грёз, в определенный момент вдруг оборачивается Правдой Жизни. «Конфетная» картинка никогда не скатывается и ежекадрово несёт в себе Его Величество Реализм.

Как у Дэмьена Шазелла вышло снять «типичный Голливуд»™ и при этом рассказать совершенно иную историю, да ещё и зачастую нетривиальными средствами — загадка, достойная ключа «Это настоящее искусство, детка!».

Между тем, убегающий от снежной январской реальности зритель, желающий погрузиться в киносказку, непременно в этой сказке оказывается. Там есть Он и Она — а ещё музыка и кино, которые Их и связывают. В чем сила этой трогательной истории совместного покорения любящими людьми самых высоких вершин (вершин Заветных Мечтаний)? В очевидной ли химии между двумя ведущими актерами, что справляются со своими ролями бесподобно, проникновенно и трогательно? В очаровательном ли саундтреке, который, может, мировым классическим хитом и не станет, но в сердце обязательно западёт, учитывая, насколько он на своём месте? В работе ли камеры, что с первых кадров вовлекает зрителя в происходящее, а следом тактично отводит ему роли то наблюдателя, то соучастника? В монтаже ли, который не только, очевидно, знакомит с историей, но и трепетно расставляет в ней акценты так, чтобы зритель испытал гамму эмоций от искренней заинтересованности до натурального «обухом по голове»? В работе ли цвета и света, которые в «Ла-Ла Ленде» так продуманны и так важны, что составляют собой, ни много ни мало, весомую часть сюжета? В костюмах ли и декорациях, то воздушно-сказочных, то приземленно-реалистичных, так или иначе, идеально иллюстрирующих характер происходящего (игривый ли, романтичный ли, трогательный ли, серьезный, драматичный…)?

А может, вопрос в хореографии, которая подтверждает, что не обязательно быть высококлассным танцором (какими не являются ни Райан Гослинг, ни Эмма Стоун), чтобы движение отражало искренние чувства и цепляло зрителя за живое, пробуждая в нем желание чувствовать и жить? Или причина в добром и остроумном юморе, который здесь появляется дозированно и никогда не перетягивает одеяло на себя — но всё же в тех количествах, чтобы фильм казался и искренним, и добродушным, и смешным? Или дело в сюжете, который обещает интересное самому широкому кругу зрителей? Что-то такое, что найдет свое отражение в судьбе если не каждого, то многих? Или, может быть, фильм стоит назвать талантливым благодаря работе режиссёра, чьи авторские находки гармонично компонуются с проверенными временем приёмами, и от этого дуэта классики и инноваций в выигрыше остаются все — и изображение, и история, и актёры, и, в конечном счёте, зритель?

Всё дело в любви. Думаю, вот в чем секрет успеха этого фильма. Потому что «Ла-Ла Ленд» — о ней и сделан явно с нею же.

Искусства без любви не получается. Говорят, без неё вообще ничего не получается. Дэмьен Шазелл явно без ума от режиссуры, мюзиклов и трепетных историй. А там, где кажется, что он любитель голливудских сказочек, вдруг выясняется, что автор на самом деле рисует жизнь такой, какая она есть. Этот человек даст своим героям и зрителю вместе с ними немного повитать в облаках. Или среди звёзд, в прямом смысле слова. Его герои живут мечтами — и безоговорочно верят в них. И в любовь свою верят тоже. Но говорят же, что человек предполагает, а бог располагает. Поэтому Жизнь зачем-то вмешивается со своим обидным «не всё сразу» или «а давайте через ж*пу». И сказка… нет, не превращается в реальность, не разбивается о «скалы быта», не так банально. Просто в какой-то момент зритель понимает, что история, подкупившая своей кажущейся сказочностью, реальностью являлась с самого начала. Реальность ведь тоже по-разному себя проявляет: сначала звездами, потом проблемами, потом как-нибудь ещё. «Ла-Ла Ленд» вместил в себя всё: и звёзды, и проблемы. Главное — быть ко всему готовым. В том числе к тому, что режиссёр (то ли Шазелл, то ли Жизнь) может опустить с небес на землю. И никто в этом не виноват, просто так бывает.

Зритель бы не поверил в тот финал, который так поначалу сюда напрашивался. Мы давно не живём в эпоху Золотой Эры Голливуда, где совершенно нереалистичный уход счастливых героев в закат живо подкупал зрителя. Нынешние кинолюбители более насмотрены, требовательны и циничны — а значит, подготовлены и достойны того финала, каким на самом деле завершается мюзикл: такой болезненный и правдивый, такой многогранный в своей причинности, как и сама жизнь. Целевая аудитория фильма заливается слезами. Зрители мужского пола сдержанно покашливают, но тоже с десяток минут после сеанса молчат, переваривая впечатления. Те, кто повидал, потерял и пережил — видят в фильме себя и поэтому им немножко больно. У каждого своя история, но счастье и несчастье, судьба и путь, приобретения и утраты, мечты и планы — понятия общечеловеческие.

Фильм сохраняет свою дуальность от первой секунды до последней: там, где утверждается сказка — показана реальность; там, где играет музыка — раскрывается боль; там, где идёт речь об утрате любви — Любовь загадочным образом утверждается. Там, где идёт речь о бессилии чувств перед лицом то ли обстоятельств, то ли судьбы, то ли глупости, то ли просто предопределенности (да, неоднозначность — козырь этого сюжета) — там почему-то в эти чувства заново хочется верить.

Как ни странно, картина «Ла-Ла Ленд» — фильм, который помогает вспомнить, что любовь есть. А это дорогого стоит.

9 из 10

10 января 2017 | 14:43

Космический путешественник, летящий на полусветовой скорости покорять внеземную колонию, внезапно пробуждается от гиперсна: единственный среди пяти тысяч пассажиров изящного корабля, оборудованного всем, что только можно пожелать для жизни. Вместо 120 лет пути в анабиозе он проспал всего три десятилетия, а теперь гиперкапсула сломалась, и что ему делать теперь, когда остальные пассажиры проснутся уже наверняка после его смерти?

Развлечений, которыми напичкан изящный корабль будущего, хватает на год — но что это в сравнении с остатком молодой жизни мускулистого инженера, который, вообще-то рассчитывал провести жизнь вовсе не на корабле и, уж тем более, не в одиночестве? К тому же, вкус каждой забавы неприятно подпорчен такой дозой дёгтя, как осознание неотвратимости собственной одинокой «космической» судьбы. В конце концов, потрёпанные нервы парня не выдерживают — и, находясь на грани нервного срыва, он решается предпринять во спасение один неоднозначный шаг. Это большой риск — стоит ли игра свеч?..

Первая треть — это история о выживании одиночки в ограниченных обстоятельствах, к которой по ходу развития картины присоединяется полноценная романтическая линия и, как я где-то вычитала, «экшн для гуманитариев». Говорят, действие последней трети попирает банальнейшие законы физики и околофизического здравого смысла, но мне повезло быть гуманитарием. Поэтому я влёгкую наслаждалась фильмом: огонь и огонь тебе, реактор и реактор. Что ещё нужно? Ткань этого фильма вовсе не требует углублений в научные детали (без которых, например, было совсем не обойтись в том же «Интерстелларе»). Поэтому доверие зрителя эта сказка вызывает, а вот когнитивного диссонанса — нет. Даже при всём том, что ты отдаешь себе полный отчет в сказочности (именно что даже не фантастичности) картины.

Незаурядный сеттинг и интригующая завязка в комплексе с участием ведущих молодых голливудских звёзд и огромным бюджетом картины — серьезная заявка на серьёзную кассу. Но «Пассажиры» вряд ли останутся в памяти наших с вами потомков: при всей своей внешней красоте, это одноразовое зрелище. Да, эффектное, да, увлекательное. Но не более того. Тривиальнейшие сюжетные ходы — вот главный бич фильма. Не будь в нём заявлены столь интересные локации и столь незаурядные исходные обстоятельства — и критики, и мы с вами с энтузиазмом фильм бы заплевали. Хотя критики и сейчас от него не в особом-то и восторге.

Кому же понравятся «Пассажиры»?

- любителям Дженнифер Лоуренс и\или Криса Пратта. Я из компании почитателей «Сойки-пересмешницы» и люблю её в любой роли, но даже твердолобенький Пратт на удивление бодро тащит фильм обаянием, накачанным задом и брутальной небритостью;

- ценителям космических красот: корабль (основная и единственная локация), а так же всё, что вокруг и внутри него, прорисованы добротно и впечатляюще, а 3D только добавляет красоты, хоть и не всегда используется на полную мощь;

- фанатам «закрытых» фильмов: герои оказываются в ограниченном помещении, в стеснённых и даже опасных условиях — как они развернутся в предложенных обстоятельствах?..

- поклонникам тематики выживания в сложных условиях: в замкнутом или ограниченном пространстве, при наличии опасности для жизни и т. п. Здесь эта тема славно и глубоко раскрывается, она образует собой весь фильм.

Мне повезло соответствовать всем четырём заявленным пунктам, поэтому удовольствие от фильма было получено несказанное. Любым другим категориям зрителей фильм ничего не обещает: ни глубокомысленной драмы (она заявлена лишь скраю), ни красочного экшна (его слишком мало), ни мало-мальски непредсказуемых сюжетных ходов.

8 из 10

26 декабря 2016 | 15:43

Признавайтесь, кто скучал по глубоким интеллектуальным драмам, завёрнутым в привлекательную обёртку дорогого sci-fi? Со времён «Интерстеллара» нас подобным не радовали. А сейчас на экраны вышла работа канадского таланта Дэни Вильнёва, который вплотную приблизился к статусу режиссёра с мировым именем. Мягко, ненавязчиво, без пафосных слов и отчаянного эпатажа, без резких поворотов и громких драм, твёрдыми и ровными шагами (от «Пожаров» до «Sicario») Вильнёв, кажется, донёс свою нетривиальную художественную манеру до широких масс. Наконец-то.

Вы ещё не уверены, что этот самобытный канадец — один из главных художников на мировой киноарене? Посмотрите «Прибытие»: Вильнёв наконец развернулся в полную силу. Этот фильм — его победный шаг к закреплению статуса одного из режиссеров-мастодонтов современности. Экспериментатор, казалось, никуда не торопился, будто чувствовал, что всему своё время и, если гнуть свою линию, всё обязательно сложится. Сложилось. У Вильнёва наконец появилась возможность сказать по-настоящему громкое слово. И шутка в том, что он нашел возможность использовать для этого собственный язык.

* * *

Собственно, языку и посвящен новый фильм режиссёра: невиданному, в корне не похожему ни на одну земную лексическую систему. Задача главной героини, одного из ведущих мировых лингвистов, найти способ коммуницировать с инопланетными существами, которые высадились на Землю с неясными целями. Но всё было бы слишком просто для Вильнёва, если бы речь шла только о попытках землян договориться с теми, кто находится внутри двенадцати ракушкоподобных космических кораблей, что, кажется, практически безжизненно повисли в рандомно (?) выбранных локациях по всей планете.

Пока Луиз Бэнкс будет ломать голову над расшифровкой неземного языка, зритель успеет задать себе немало интересных вопросов. Например: как относиться к неизвестному — уничтожать или изучать? Что объединяет людей, а что разобщает? Озвучить главный вопрос, который и превращает фильм в драму, означает сделать спойлер. Но поверьте на слово: Вильнёв никуда не уходит от ставшей ключевой для него темы христианских ценностей, и в этот раз на очереди смирение. Правда, если в своей предыдущей работе, «Sicario», режиссёр чуть ли не бил Библией в лоб, что раздражало, в этот раз он возвращается к той изысканной форме тактичности, которая, если взглянуть на неё в широкоугольный объектив, выглядит выверенной системой любимых приёмов режиссёра. Чем, по сути, и является.

Отойти от проверенных клише в сторону углубления фильма за счет элементов других жанров значит вступить на опасное поле, где есть риск скатиться то ли в невнятное жанровое месиво, то ли в поверхностные попрыгушки. Вильнёв, как обычно, умудряется пробежать по минному полю играючи. Он один из немногих, кто может позволить себе делать шаги вперед, назад и куда угодно в сторону от той фабулы, которая подчинила бы фильм некой определённой образно-событийной системе. Фильм про инопланетян оказывается на самом деле картиной абсолютно не о них — приоритетность драмы здесь так очевидна, что определение жанра выносить бы на постеры; особо чувствительные зрители видят элементы хоррора (и имеют для этого основания); сентиментальные всплакнут над толикой мелодрамы, которая здесь тоже имеется. При всём этом Вильнёв работает с приемами своего любимого жанра — психологического триллера, обеспечивая тебе то страх, то натурально мурашки по коже, то идеальный саспенс. Неплохой набор для sci-fi, не так ли?

Вильнёв не их тех, кто будет церемониться со зрителем. Его любимые приёмы — ударные. Если музыка — то мы ещё по «Sicario» поняли, что она выжмет из эпизода (и из зрителя заодно) все соки. Если монтаж — то такой, чтобы ты не просто удивился, а натурально охренел от происходящего. Если контрапункт — то не очевидный, не линейный, а предвосхищающий: на экране, условно, ничего такого не происходит, а тебе уже страшно. Если третий план — то обязательно усиливающий роль всего эпизода; порой ружья на стенах у Вильнёва висят не для того чтобы выстрелить, а чтобы просто дать тебе понять: выстрел возможен. Угнетающая, снижающая зрительскую бдительность неспешность как действия, так и движений камеры — вот вишенка на этом гурманском торте.

Очнуться от поволоки «Прибытия» не особо легко, да и не хочется. Но особый вкус пробуждения после столь мощного впечатления — это удовольствие задать себе пару-тройку вопросов, которые не имеют отношения ни к пришельцам, ни к лингвистике, ни к другим развеселым приключениям героев фильма, а адресованы твоей собственной душе. Напрямую.

Единственное, о чем жалеешь после просмотра, — это о том, что оператором выступил не Роджер Дикинс. Если бы зрителям так повезло, тогда можно было бы оценить картину на 11 из 10, пожалуй.

10 из 10

11 ноября 2016 | 17:42
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...