всё о любом фильме:

writer19 > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей494
в друзьях у513
рецензии друзей48769
записи в блогах-
Друзья (494):

В друзьях у (513):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

«Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал». Что может быть прекраснее, нежели вид величественных вершин, поднимающихся над облаками? Кто из нас не восхищался видами заснеженных костей земли на фотографиях, на видах из иллюминатора или окна, кто-то всю свою жизнь прожил в них. Для кого-то горы — всего лишь складки земной коры, а для кого-то мечта всей его жизни. Кто-то готов всё отдать за покорение очередной вершины, взобраться на Эверест, Эльбрус, Пик Победы, Чогори, поразиться тем невероятным видом, что открывается внизу. Из этого списка только Чогори, иначе К2, является самой опасной для восхождения, четверть альпинистов, осмелившихся подняться на неё, погибли, не даром она носит ещё одно название — гора-убийца. Но даже опасность погибнуть не останавливает рисковых мужчин и женщин со всего света — каждый уверен, что у него всё получится, каждый мечтает оказаться на вершине, каждый не верит, что останется там навсегда — или его бездыханное тело будет погребено безутешными родными.

Два друга, Тейлор и Гарольд по прозвищу Эйч, увлекаются альпинизмом. Если для Тейлора эта страсть похожа на одержимость, он живёт горами, он ищет в них то, чего ему не хватает в реальной и скучной жизни адвоката, то Эйч следует за ним. У Эйча есть семья, любимая работа, которых он не хочет потерять, у Тейлора же нет ничего. Его работа — это сплошная ложь и встречи с мерзавцами, его личная жизнь — случайные связи со знакомыми и не очень, он может показаться не слишком приятным и даже безбашенным типом, готовым влезть в окно к малознакомым девицам, но только в горах он чувствует себя настоящим, живым человеком. Тейлор уламывает миллионера Клейборна взять их с другом в экспедицию по покорению горы-убийцы и Эйч, как всегда, следует за ним. И только один Господь ведает, что будет дальше.

Две великолепные актёрские работы. Мэтт Крейвен — Эйч — не особо известен вашему покорному автору, но своего героя он отыграл прекрасно. В начале мы видим обычного семьянина, жена которого совершенно недовольна его нестандартным увлечением и постоянно берёт с него обещания прекратить, которые он постоянно нарушает, он не особо рвётся туда, где мало кто бывал, но в итоге уговоры друга и собственные давние мечты пересиливают всё остальное. Его образ складывается постепенно, из мелочей, нельзя выделить отдельные моменты, ибо во всех он предстаёт настоящим, живым человеком, которому веришь, за которого переживаешь и боишься. А вот Майкл Бьен — Тейлор — известен очень даже хорошо, впрочем мои постоянные читатели это и так уже знают. Он кажется тем, для которого горы — просто развлечения, готовым ради своего эгоизма наплевать на всё, лишь бы оказаться первым там, где ещё никто никогда не был, оставить позади товарищей, уговаривать о включении в команду на похоронах — но это лишь поначалу. То, что казалось эгоизмом было маской. Он никогда не бросит товарища в беде, превозмогая боль и холод он сделает всё возможное и невозможное, даже рискуя собственной жизнью. Однозначно одна из лучших его ролей.

Усталость, боль, страх, холод, предчувствие надвигающейся смерти. Дружба, самопожертвование, вера, надежда, упорство и желание жить. Всё, что казалось невозможным, но что может выдержать человек. Порой поступая может быть цинично, не тратя лишние слёзы на оплакивание, порой безрассудно, шантажируя других, порой отважно, превозмогая боль. Чтобы исполнить свою мечту, чтобы вернуться домой с победой, чтобы доказать в первую очередь себе, что ты это можешь. Для кого-то это оказалось просто спортом и он сдался, для кого-то это было смыслом — и он победил. Но победа порой оказывается и Пирровой — вновь те самые пресловутые проценты погибших на Чогори.

Великолепные панорамы под потрясающую музыку, показывающие, сколь же ничтожен человек среди белоснежных костей земли, суровых, но не безжалостных, не прощающих, но и не губящих сильных. Сильная актёрская игра, сюжет, заставляющий по настоящему переживать за героев, благодаря которым фильм смотрится на одном дыхании. Однозначно

10 из 10

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 1 / 0
23 июня 2017 | 20:35

Данное кино 1945-го года является одним из самых известных творений непризнанного, а ныне и забытого, гения Джозефа Х. Льюиса в довольно редком, на фоне общего количества картин, для него жанре «фильма-нуар». Притом сказать, что это кино как стилистически, так и особенностями сюжета относится к данному жанру, берущему своё начало во Франции, нельзя. Зритель наблюдает картину с некоторыми оттенками нуара, которые заметны в построении сцены, построении кадра и света в нем. Но эти моменты редки. Куда больше картина полнится насыщением готического триллера, развитие сюжета в котором зиждется на присущему такому гению кинематографа как Альфред Хичкок медленно возрастающем саспенсе. Фильм сильно напоминает по своему настрою «Ночь охотника» режиссера Чарльза Лотона, который, возможно, и вдохновлялся атмосферой этого фильма да типажом антагониста ленты «Он бродил по ночам» пред тем, как в 55-ом снять свой знаменитое кино.

Об атмосфера и различии героев я упомянул не просто так: Джулия Росс (Нина Фош) — главное действующее лицо этой ленты, которая формирует к себе со стороны зрителя довольно двойственное отношение. Дело в том, что, с одной стороны, она — это сильный женский персонаж, не обделённый определенным рвением и хитростью, да способный, не теряя самообладания, логически и оригинально мыслить в ситуациях разной степени патовости. Но с другой стороны — типичная «дама в беде», в сонате вызволения которой последний, решающий аккорд достаётся мужчине. Это немного обидно, ибо видно, что, дай постановщик и сценарист, в тандеме с автором оригинального романа, в данной экранизации Джулии чуть больше свободы и смелости, она бы со всем окончательно сумела справиться сама: все предпосылки на это имеются, притом однозначные — это и эпизод с двойной ракитовой письма, эпизод со скалами и халатом в конце. Притом авторы киноленты выбрали правильный путь развития героини: чем дальше развивается история, тем более ухищренной и гибкой в плане построения плана собственного вызволения из сложившейся ситуации становится мисс Росс. То есть сценарию просто не хватило времени в хронометраже, какого дополнительного эпизода, дабы довести череду попыток и форсирований между неприятелями да неприятностями до самостоятельной логической кульминации без прибегания к слабо описанным персонажам, которые, мол, в априори сильнее — таковым «роялям в кустах», о которых до сего момента было нечто сказано, но конструктивного и толкового — почти ничего. Это немного портит впечатление от персоналий картины: они довольно карикатурны и виднеется подобная неестественность даже на вторых планах, что лишь усугубляет окончательное восприятие.

Однако это не делает картину плохой по всем фронтам, так сказать. Видно, что образ режиссуры, суть истории и её завершение — все в тандеме даёт довольно простую и не шибко замысловатую киноленту, которая не претендует на что-то большее, чем на рассказ именно такой довольно примечательной, выверенной в плане повествования, истории с простыми героями и обыкновенными, но явными, понятными мотивациями. Поклонникам жанра нуар эту картину предлагать безапелляционно не стоит: это — триллер в мрачных, готических тонах, не доведённых до высокохудожественного либо низкосортного гротеска, почему ощущается лента «Меня зовут Джулия Росс» как нечто реальное и возможное. А вот способна ли случиться такая вещь взаправду — это пусть редкий зритель после просмотра решит для себя сам.

P.S. Спасибо за внимание.

23 июня 2017 | 19:20

Само понятие «фильм-нуар» берет своё начало в Европе. «Нуар» — это слово, что с французского языка обозначает цвет, а именно чёрный. То есть кино жанра нуар — это «чёрное» (темное) кино, в качестве самостоятельного жанра, особенно в плане личностной стилистики, имеющего свои корни во Франции. Потому не удивительно то, насколько гармоничными кажутся события фильма в рамках декораций отнюдь не привычных стилю американских крупных городов, а полуразрушенного города послевоенной Европы.

Вена — интересный выбор для создания картины в подобной стилистической манере. Вена 1945-го года — тем более. Разрушенные бомбардировкой дома, мощеные узкие улочки рядом со свалкой строительного мусора, что остался от строений и зданий, пару лет назад расположенных на том месте, на котором теперь, в 45-ом, антагонист сего фильма прыгает из стороны в сторону через неровные анфилады торчащей арматуры и редкие остовы автомобилей, дабы сбежать от протагониста, уже наметившего свою цель. В таких примечательных декорациях происходит куда более традиционное для жанра действие: детективное расследование в расплывчатых черно-белых тонах, где выбором правят чувства долга, любви и преданности. Притом все это одарено тяжелым моральным перепутьем, обусловленным как раз треугольным распределением приоритетов, между которыми писателю по профессии и детективу поневоле Холли Мартинсу (Джозеф Коттен) приходится разрываться в надежде выбрать единственный верный путь. В довесок идёт классическая атмосфера с мягким привкусом непривычного, но удачного юмора и частые кадры, снятые не ночью, а днём, что опять же нетипично для жанра. И вот данным особенностям, сколь бы они не «резали» глаз ценителю «истинного» нуара вроде меня, несмотря ни на что есть должное объяснение: антураж кино-нуара всегда отвечает сам за себя. Традиционно он пессимистичен, полон мотивов депрессии и упадка. Здесь от подобного было решено отказаться, во-первых, ввиду съемочных локаций послевоенного города, который сам собой никак не мотивирует на хоть какой-то праздник жизни, в отличие от ярких заполненных улиц какого-либо куда более типичного Нью-Йорка. То есть сущность локаций здесь перекрыта сущностью музыкальных тем и некоторых диалогов юмористической направленности, снятых зачастую не в условиях ночи, а в условиях мягкого дневного света, в отличие от частых случаев, когда суть разговоров, сущность музыки и героев перекрывают празднество мира вокруг — «Мертвым по прибытии», «Акт насилия», «Лора» и так далее.

Таким образом, сочетая в себе классические жанровые признаки, соединяя их с особенностями истории, фильм являет из себя нечто свежее в рамках определенного пресловутого жанра нуар. Это взаправду рассмотрение приевшейся, так сказать, специфики под новым углом, с немного иным ходом событий и с немного иными видами на окружающую действительность.

Фильм прекрасен своей моральной подноготной. Раскрывая персонажей Джозефа Коттена, конгениального Орсона Уэллса и Алиды Валли, кино движется по сценарной цепочке балансируя между чувством отвращения к тому или иному персонажу, выявленному у зрителя, и чувством сочувствия, привязанности все к тому же персонажу. Такая тонкая грань, на которой удерживается фильм, явственно отражается в моральных перипетиях героя Коттена, который в конце ленты все равно умудряется непостижимым образом остаться верным и общечеловеческой нравственности, и такой гибкой и ненадежной вещи как дружеская солидарность. Поражает то, каким образом герой все-таки сумел не предать ни себя, ни кого-либо иного рядом с ним находящегося. И притом это отнюдь не значит, что в конечном итоге он ничего не потеряет и последние секунды данной прекрасной картины подобный смысл людского существования полностью подтверждают, однозначно являя то, чего псевдодетектив и горе-писатель сохранить не сумел…

«Третий человек» — классика мирового кино. Фильм в оформлении граничит с гротеском во всем: его персонажи, его локации, его история. Все кажется столь фантастичным и в тоже время однозначно правдивым, что не предаться его шарму в данных деталях нельзя: он поглощает словно в свой мир, такой необычный и привычный одновременно. Да, некоторые образы на основе этого мира способны вызвать у некоего зрителя все же отторжение: каждому личностно авторы угодить не могли однозначно и точно для кого-то «палку перегнули», а для кого-то подобной особенности даже и не обозначили. В любом случае ценность киноленты не признать невозможно. Интересный, а главное, безапелляционно удачный эксперимент, сочетающий новые крапины классической визуализации с первородными особенностями стиля. Объединяющий их в обрамлении отличного последовательного сюжета с неожиданными поворотами и запоминающейся развязкой. «Третий человек» — лента, что заслуживает внимания любителя кинематографии и на сегодняшний день, и явно будет заслуживать спустя ещё долгое-долгое время.

P.S. Спасибо за внимание.

23 июня 2017 | 19:16

Один из самых ожидаемых проектов этой весны, сериал «Американские боги», обещал многое. Нашумевший роман Нила Геймана, вызывающий либо мгновенную симпатию, либо такое же мгновенное отторжение, сулил, как минимум, нетривиальное зрелище, а вставшие у руля Дэвид Слейд и Брайан Фуллер обеспечивали своего рода гарантию, что зрелище это выйдет визуально безупречным. Наконец, актёров подобрали тоже не абы каких: Иэн Макшейн, Петер Стормаре, Джиллиан Андерсон, Эмили Браунинг — всё звёзды большого экрана.

Ставки были высоки, однако уже первая серия вызвала, мягко говоря, недоумение. Главный герой повествования, заключённый по кличке «Шэдоу Мун», с самого начала смотрит на зрителя таким непробиваемым и при этом абсолютно пустым взглядом, что вызывает ровно столько же эмоций, сколько муха на стене. И если в первой серии ещё можно было подумать, что персонаж раскроется в дальнейшем, то к финалу сезона никакой надежды не остаётся. Рики Уиттл банально не справляется с ролью протагониста, сколько бы он ни старался брутально молчать. Да и сценаристы не уделяют персонажу особого внимания: кажется, за весь сериал он не совершает ни одного действия, не принимает ни одного решения и не испытывает ни одной эмоции. И пусть у Геймана главный герой такой же невыразительный (особенно поначалу), в телеверсии просто необходимо было это исправить, ведь впоследствии Шэдоу предстоит сыграть решающую роль в разворачивающихся событиях.

По сюжету, центральный персонаж, выйдя из тюрьмы и узнав о смерти своей жены, путешествует по стране с загадочным мистером Среда, который знакомит его с другими, не менее загадочными мистерами и миссис. Все они являются богами, старыми и новыми, между которыми назревает война. Идея, признаться, чертовски хороша и чертовски кинематографична. Сколько ярких персонажей, сколько интересных историй могло бы выйти! Создатели сериала отлично знали, что сидят на золотой жиле, но в итоге пошли по лёгкому пути — по пути эпатажа. Боги вышли броскими, колоритными, но чисто внешне. Чернобог — жестокий убийца с гнилыми зубами и зловещим взглядом (Петер Стормаре), Лепрекон — шумный ирландец под два метра ростом, не расстающийся с бутылкой пива (Пабло Шрайбер), Медиа — отполированная до блеска, меняющая личины сногсшибательная женщина (Джиллиан Андерсон). Но все они — лишь оболочка, за которой не кроется никаких историй и никаких стремлений. Они просто есть, и в них предлагается поверить, не задавая лишних вопросов. И при таком раскладе происходящее превращается в цирк, бессмысленный и беспощадный.

Логичного и увлекательного в сериале вообще днём с огнём не отыскать. События сменяют друг друга без какой-либо связи и перемежаются «предысториями» о богах, которые натыканы в повествовании в случайном порядке. Эпизоды не имеют чётко выраженной структуры: то целый час может пройти без единого упоминания мифологических существ, то, наоборот, только о них и речь. Создаётся впечатление, что авторы выдумывали на ходу, не имея чёткой литературной основы. Цельной истории не складывается даже к концу сезона — хотя до него ещё предстоит продраться сквозь семь серий невнятного, пустопорожнего шоу.

Что обидно, шоу это даже визуально не хватает звёзд с неба. Спецэффекты во многом смехотворные, о каком-то едином стиле, об эстетически выверенных сценах речи не идёт. Даже заставку сделали настолько безликой, что её тут же хочется перемотать — вместе с бездушной, бессловесной заглавной мелодией.

Одним словом, смотреть на это всё тошно. В сериале нет ни увлекательной истории, ни запоминающейся манеры повествования, ни персонажей, с которыми хочется идти рука об руку. Есть лишь дешёвые трюки, цирковые костюмы и несколько стандартных фейерверков. Скучный, ориентированный на рейтинги балаган.

23 июня 2017 | 15:58

Уж сколько лет прошло с премьеры советского фильма «Интердевочка», а тема-то все еще актуальна! И вновь юные девушки «на которых хорошо сидят купальники» решают, что кратчайшая дорога к мечте (у кого-то это Порш, у кого-то — муж-олигарх, у кого-то — куча денег, но суть примерно одна и та же) — это «продать» себя подороже. И тут вопрос в том — как «продать» и кому «продаться». И как не продешевить.

История «золушки» Кати, выпорхнувшей из-под крыла заботливой мамаши прямо в жесткий мир больших денег и больших проблем, не может не зацепить — уж слишком больно падать придется и ей, и ее близким подругам, устроившим эдакий «клуб по интересам» в отдельно взятой съемной однушке в Москве. Настолько больно, что к фильму хочется прицепить неприятное слово «назидательный». Но делать этого не хочется, потому что «на зеркало неча пенять, если рожа крива» — да, вот такая она, Москва, вот какая она, жизнь. Эйфелеву башню в окно не видно, первый встречный может оказаться насильником или убийцей, человек человеку кэш.

А самый интересный вопрос, на который довольно трудно дать ответ — что же хотела получить девушка Катя? «Хочется оргий, оргий, оргий» — декламирует она в камеру в первом же кадре фильма, но потом оказывается, что это цитата из Белинского. А ведь чего-то она хочет, да так сильно, что едва мамаша растворилась в аэропортной толпе, ей еле удается досчитать до десяти, а потом — схватить чемодан на колесиках и бежать, бежать, бежать… Куда?

Она примеряет на себя одну за другой мечты своих подруг. Подруга хочет Порш — она достает ей Порш. Подруга хочет олигарха Костю — она достает ей олигарха Костю. За женатого бизнесмена Сурена она цепляется тоже скорее из имитации — чтобы не отставать от подруг. Но в том-то и трагедия — то, что так трудно достается другим, и так легко достается ей — самой ей не надо. Ей бы почитать Ходасевича под одеялом и посмотреть на Эйфелеву башню в окно. И признавая всю правдивость и поучительность фильма, остается зудящий неотвеченный вопрос — что такого случилось в жизни Кати ДО цитаты Белинского, ДО поездки в Эмираты, ДО однушки с Москве, ДО Сурена — почему она с такой скоростью понеслась, сломя голову, во все тяжкие? Как в одном человеке может уживаться наивность ("а что, нас везут в Эмираты не для модельного бизнеса»?) и акулья хватка, которую она приобретает не ПОСЛЕ испытаний, а практически мгновенно — прямо со сцены танца перед шейхами. Узнав, что в Эмиратах ее будут трахать, а не фотографировать, она не бежит обратно к мамочке, а практически мгновенно перестраивается и начинает манипулировать всеми — подружками, мужчинами… Манипулировала, манипулировала, да не выманипулировала…

И только финал возвращает ее к тому, что, кажется, ей было действительно нужно. Почему для понимания этого нужно было пройти все круги рая и ада — наверно, ради этого вопроса и снят фильм.

23 июня 2017 | 13:01

Взрыв. Кибертрон. Медуза Горгона. Много бликов. Компьютерная вода. Крики. Грудь 14-летней малолетки. Взрыв. Побег. Скорость. Пот. Пародия на C3PO. Нет страха. Маленькие динозавры. Раздражающий афроамериканец в очках. Помутневший рассудок Оптимуса Прайма. Машины. Замок. Премьер-министр. Стрельба. Нет ненависти. Подводная лодка. Посох. Взрыв. Зеленые холмы. Леннокс с сединой. Куба. Платье стриптизерши. Мужской пресс. Больше взрыва! Огонь. Дроны. Песок. Пыль. Французский акцент. Больше взрыва! Суши. Артур. Свастика. Бабах! Бабах!

Почему люди хотят узнать все о фильме до его выхода? Что вообще за мода такая? Могу сказать, это точно будут другие «Трансформеры», которые не похожи на предыдущие ни визуально, ни по настроению. Это большое приключение с элементами романтической драмы и комедии. Получил большое удовольствие, разрабатывая концепцию этого фильма, ведь в нем много всего хитровыдуманного и сложно реализуемого.(М. Бэй, Кинопоиск)

Таков сюжет «нового и свежего» фильма о Трансформерах. Необязательно в таком порядке. Хаос и беспорядок правят балом. Тому Кристоферу Нолану должно быть стыдно, что среди «гениальных» сценаристов пятой части есть его однофамилец. Майкл Бэй плохой режиссер, но хитрый мужик. Для «Парамаунт» это та самая франшиза, которая позволяет держаться на плаву, поэтому режиссер даже не напрягается, уже во второй раз снимая вторичный фильм. Первые три части хотя бы имели этапы взросления Сэма Уитвики на фоне взрывов и шума.

Была целая сценарная комната, как на телевидении. Вообще мы наняли трех сценаристов. Они разбили историю на три разные части, и каждый занимался своим предметом, но при этом у них была в распоряжении комната помощников. Втроем они написали подробнейшую сценарную заявку, и со Стивеном Спилбергом выбрали ту, которая больше понравилась. Над сценарием работали 5-6 месяцев, а это очень долго для меня, поверьте. (М. Бэй, Кинопоиск)

«Трансформеры: Последний рыцарь» — апогей среди всех блокбастеров нынешнего сезона по части зомбирования и тупости. Яркие «Чужой: Завет», пятые «Пираты Карибского моря», «Мумия», «Форсаж 8» были лишь предтечей перед появлением самого главного катализатора. Конечно, перед просмотром знал, что ожидаются бред и полная чушь. Однако даже объемный звук Dolby Atmos и красивые визуальные эффекты не помешали чувству, что благодаря такому кино зритель явно серьезно может отупеть. Потом ходить и защищать подобное дурновкусие.

Кажется, Голливуд только этим и интересуется в наши дни. Франшизы, сиквелы, приквелы, триквелы, спин-оффы… Временами становится досадно, поскольку оригинальные проекты задвигаются на второй план. У меня полно идей для таких небольших инди-фильмов, иногда хочется, чтобы кто-нибудь другой взялся за режиссерские вожжи «Трансформеров». (М. Бэй, Кинопоиск)

Раз в России принято кидать камни и палки в сторону «Притяжение», «Викинг», «Защитники», американские блокбастеры за последние несколько лет тоже заслужили своего ушата помоев. Неудивительно, что зрители больше предпочитают переходить на телевизионные продукты. А цены за подписку и того ниже, чем за билеты на зрелищное муви. Реально хочется, чтобы современный кинобизнес рухнул. Требуется самоочищение для пересмотра ясных стратегий в создании большого кино. Одно дело, когда зрелищно, но другое дело, когда абсолютно тупо.

Но мне ужасно нравится работать над этой франшизой. Фильмы эти хоть и не выглядят таковыми, но они очень сложные и требуют невероятных усилий. Над ними не покладая рук трудится по четыре тысячи человек. Да, я понимаю, что Голливуд хочет франшизы, потому что они приносят деньги. Но не стоит забывать о другом полюсе индустрии. (М. Бэй, Кинопоиск)

Напоследок, только в фильме Бэя: магистр истории и философии, доктор гуманитарных наук может выглядеть, как порнозвезда; трансформер может уплыть куда-то, чтобы поймать рыбу для суши; сэр Энтони Хопкинс может разом перечеркнуть свои актерские достижения; Майкл Бэй может повторять сцены из предыдущих частей; можно разом увидеть «Форсаж 8», «Чужой: Завет», «ПКМ 5»; можно лицезреть ремейк «Аватара»; можно верить теориям ученого в очках; наконец, можно получить единственное удовольствие от камео знаменитого Ladiesman217.

Не поняли, что это было? Каков фильм, таков и текст.

Так что скоро кинобизнес умрет, и мы все пойдем по миру. Жду не дождусь. (М. Бэй, Кинопоиск)

23 июня 2017 | 12:12

Жанровых фильмов на Московском Кинофестивале, особенно в конкурсной программе, бывает не так много. И «Преисподняя» — хорошее исключение. Формально это многократно проверенная экраном формула а-ля «Жажда смерти» — положительный, неконфликтный герой (архитектор, математик, хирург) начинает мстить за дорогого человека (жену, ребенка, брата) и в процессе мести добивается справедливости, но по дороге теряет что-то важное (веру в людей, жизнь, свободу). Так что тут важнее не что, а как, а точнее, где. Действие происходит в иракской диаспоре в Дании — кто-то из мигрантов успешно «ассимилировал» в европейское общество — как главный герой хирург Заид, кто-то провел в стране тридцать лет, но продолжает считать, что он как будто в Ираке — как отец Заида, а кто-то устанавливает свои порядки, радуясь свободе волка посреди европейской «овечьей стаи». Так что Заиду приходится преодолеть не только внешний конфликт с бандой наркоторговцев, которая втянула в свои сети, а потом и убила его брата, но и внутренний — сбрасывая с себя наросший покров цивилизованности и «европейскости» вернуться на дремучий древний уровень кровавой мести. И то, что его 100% датская жена при этом ждет от него ребенка, только усугубляет проблему.

В фильме много лифтов и это, возможно, прямая метафора — кто-то поднимается вверх, кто-то опускается на самое дно. До своего почетного места в европейском обществе Заид поднимался годами, но спуск будет стремительным. Местами фильм тоже «опускается» в жанровые клише. Хирург, чей основной инструмент — руки — превращает их в настоящие кувалды мести, продолжая при этом делать операции. Выдавленный глаз в следующем кадре оказывается здоровым. Любые увечья и травмы не мешают герою лететь на крыльях ночи, как Бэтмену. Но финал — уже после кульминации — возвращает фильм к идее расплаты не только за злодеяния других, но и за собственный моральный выбор.

23 июня 2017 | 12:07

Сюжет фильма интригует, потому что вполне располагает к интересной истории, когда за счёт фантастической выдумки можно превосходно исследовать насущное — людей, вычленяя характеры отдельно взятых индивидов, их поступки или человеческий социум, ограниченный определённой группой действующих лиц. Фабула проста и коротка, зато плацдарм для массы конфликтов из неё превосходный, чтобы обнажать людскую природу, разыгрывать сложные нравственные противоречия, показывать взаимоотношения коллектива, решение запутанных ситуаций, борьбу за выживание и многое другое. Нарочно минимально поданная компьютерная графика в начальных ядерных взрывах являет из себя только художественное условие, позволяющее собрать в подвале многоэтажного дома охапку персонажей, вынужденных сосуществовать друг с другом в суровой обстановке разрухи и радиации наверху. Фантастический катализатор присутствует исключительно педалью газа, усиливающей в гротеске факторы извне, влияющие на раскрытие многогранной людской сущности. И при наличии этого можно было бы легко простить излишне растянутый хронометраж, превышающий стандартные полтора часа, за счёт абсолютно ненужных сцен вне бункера, художественно упрощающих строгую камерность постановки с тотальной загадкой, дабы оставлять героев и зрителей в неведении общей картины ситуации. Всё бы это могло оказаться острым социально-психологическим триллером, если попало в руки толковым сценаристам и режиссёру.

Увы, авторы решили сосредоточиться на шоу уродов — моральных и физических. Надо отдать должное гримёрам, которые гармонично передали мерзкий внутренний мир персонажей за счёт их внешности, двигаясь по нарастающей, чтобы в кульминации человек походил на адское существо, растерявшее признаки рассудка и пола. Впрочем, сложно говорить о рассудке в персонажах, если большая их часть выписана, мягко говоря, глупцами, не способными никак сплотиться перед лицом общей (!) опасности. Понятное дело, что не выдерживает никакой критики хвалёная многими показанная деградация личности, которая тут единственно поставлена в ключевую режиссёрскую задачу. Постепенной метаморфозы никакой нет, когда изначально перечень действующих лиц соответствует закономерному итогу. Если глупцы не в состоянии зарубить себе на носу хотя бы примитив, что дверь наружу открывать нельзя в силу радиации, то все их дальнейшие вопиющие поступки не вызывают удивления — какой спрос с безумцев? Не получается создателям проникнуть в голову зрителю, заставив его дискутировать на тему симбиоза цивилизации и индивида в ней, показывая фантазию, когда первое исчезает под шляпками ядерных грибов, полностью высвобождая личность от всех привитых правил, законов и ценностей. Никто из персонажей не менялся внутри, будучи сразу тем, кем он остался на протяжении экранного пути без всякого развития. В итоге, получается, что миссия фильма — если это ещё применимо к современному кинематографу — состоит из показа нам нелицеприятного сборища, где превалируют гадкие и жалкие душонки, чьи действия деструктивны, эгоистичны, не подвластны никаким гуманным ценностям, которые всегда обязаны быть в личности независимо от наличия цивилизации или её краха, потому что именно это делает человека человеком.

Но так ли пуст фильм? Хочется верить, что он не прост, однако этот ключ к рассмотрению находится где-то между строк возможным вторым слоем, оказавшимся действительно глубоким и психологически сильным исследованием общества. Только речь идёт не о человечестве. Помилуйте, речь идёт о её малом кусочке, который хитро подстёгивает режиссёр-француз. Браво, мсье Ксавье Жанс, это гениально! Ведь не каждому дано частично снять на американские деньги, для американского проката и с американским актёрским составом обличающий фильм, где ситуация происходит в уничтоженном ядерным ударом Нью-Йорке, действующие лица выставлены безгранично мерзкими, уродливыми и неприспособленными к выживанию типами, барахтающимися в нравственном хаосе, чьи мечты сводятся лишь к набивке живота и механическим совокуплениям всех со всеми, показательно над дверью с припрятанными продуктами, ради которых глотки грызли, висит испачканный звёздно-полосатый символ, мертвецов цинично спускают отходами в унитаз, а в апогее фигурирует выгребная яма со всем соответствующим содержимым, как метафора обречённого пути в никуда. Показанное во всех смыслах разлагающееся общество, где командуют разобщённые безумцы, не имеющие морали и насаждающие озабоченные ценности жадно пожрать и садистски потрахаться, развращает-уничтожает само себя, и тут режиссёр уже не пророк, а современник.

Вот и получается, что постановка непомерно однобока в демонстрации людской натуры, как художественный фильм, потому что она и мизинца не стоит, если сравнивать с нашей картиной «Письма мёртвого человека», поистине сердобольно исследующей общество, вступившее в опасную эпоху ядерного оружия, где тоже много показано боли и отчаяния, но не утерян стержневой гуманизм. Удачна работа только в достоверной актёрской игре, когда лицедеи без нареканий примерили на себя уродливый грим и шкуры отталкивающих существ, пожалуй, кроме героя Майкла Бьена, вновь вернувшегося на большие экраны, при чьём управлении коллективом был суровый, но порядок. А ещё любопытна работа в качестве завуалированной режиссёрской печальной сатиры. Конечно, если искать иносказательные смыслы там, где их возможно и нет, тем паче, ныряя в чан с различными мерзостями на целых два часа.

4 из 10

23 июня 2017 | 05:06

Режиссёр Сёго Кусано несмотря на свой столь юный возраст уже имеет определённый режиссёрский опыт, в основном в жанре лёгких ироничных комедий. Исключением не стал и фильм «Горький и сладкий». Сие творение органично сочетает в себе целый микс жанров, и подобно самим героям картины, зритель вкушает и горькие драматические моменты, буквально вышибающие из них слезу и заставляющие задуматься о собственных близких, и весёлые моменты ироничного противостояния между Маки Эда и Нагисой. Последние, честно говоря, больше раздражали, поскольку явно контрастировали с общим настроением киноленты и серьёзностью подымаемых моментов, будь то ответственность за судьбу своих близких, готовность следовать своему делу и зову сердца и т. п. Не сочтите меня занудой, фильм действительно весёлый и довольно интересный, только глядя на то, как герои говорят о серьёзных вещах и при этом кривляются, как в южнокорейских романтических фильмах, корчат лица крупным планом в камеру — от этого становится как то не по себе.

А ещё в фильме значительная, если не центральная роль — отдаётся еде, традиционной японской кухне. Вообще-то это уже далеко не первый подобный фильм в японском кинематографе за последние годы, достаточно вспомнить «Иллюстрированную книгу растений», с очень похожим кстати сюжетом, или «Сегодня я беру выходной». Кэнто Хаяси очень органично смотрелся в роли молчуна и скромнягу Нагису. Единственное, что в нём было не совсем убедительно — так это его ориентация. Иные герои постоянно намекали, что он гей, но только сам актёр это никоим образом не показывал. Ну да ладно, оставим это в покое. Всё-таки жаль героиню Харуны Кавагути — она так сильно его полюбила, всеми способами проявляла свою заботу и чувства, но наткнулась на настоящую стену. Хочется, конечно, верить, что у них всё сложится, только концовка особых надежд на это не оставляет. Сама актриса осталась верной тому амплуа, которое продемонстрировала нам несколько лет назад в «Скажи: «Я люблю тебя»» — целеустремлённой, но постоянно нуждающейся в толчке, замкнутой, но волею судьбу поддающейся настоящему взрыву чувств. Это, пожалуй, самые драматические персонажи ленты. А вот от игры некоторых героев постоянно не сходила улыбка. Чего только стоят эксцентричные выходки индийского друга Тачибана Арита в великолепном исполнении Фучиками Ясуши.

Кстати, фильм снят по одноимённой манге «Nigakute Amai» Юмио Кобаяши (всего вышло 12 выпусков в 2009 году).

8 из 10

23 июня 2017 | 01:23

Что будет, если группу людей запереть в замкнутом пространстве? Об этом задумывались многие кинодеятели, творившие в самых разных жанрах. Получались в результате фильмы самого разного качества и смотрибельности — комедии, детективы, триллеры, некоторые стали культовыми и любимыми, а некоторые практически моментально забылись. Но их объединяет нечто общее — опасность самого замкнутого пространства, которое ведёт к безумию. Где-то это обставлено смешно, как в рязановском Гараже, а где-то запертые там, откуда нет выхода люди начинают звереть, издеваться над своими недавними товарищами, считать, что только у них есть право командовать, поскольку, по их мнению, другие слабы. Так не ведут себя животные, они не начинают насиловать или убивать из-за своей прихоти — так может только человек. Который после этого уже не может считаться ни человеком, ни зверем — это уже даже не нелюдь, а полностью потерявшая всё нечисть.

Герои Разделителя оказались именно в такой ситуации. Ядерный взрыв уничтожил Нью-Йорк — нам не объясняют ни кто нанёс этот удар, ни какие причины могли привести к этому — явно не какой-то сумасшедший нажал на кнопку, должны же быть причины, но то ли персонажи абсолютно не интересовались международной политикой, то ли ещё что — нас просто ставят перед фактом. В оборудованном под бункер подвале скрывается группа выживших. Их туда никто не звал, они там только гости и поначалу они ведут себя соответственно — но только поначалу. Постепенно нарастающее безумие, вызванное неизвестностью снаружи и замкнутым пространством превращают некоторых из них в ту самую нечисть. Конечно, не всё сразу, нам покажут постепенный процесс перевоплощения и если некоторым персонажам ещё можно простить их безумие перенесёнными стрессом, голодом, неизвестностью, то другим не прощается ничего.

Сюжет здесь весьма на любителя и кому-то он весьма зайдёт, а кто-то от него только отшатнётся. Можно обожать апокалиптичные фильмы, но только те, где различные вирусы превращают людей в кровожадных зомбей, машины сходят с ума и начинают истреблять своих создателей, нападают злобные представители инопланетных рас — в общем такие, в которых много яркого экшна. Есть и другой вариант, в которых наводнения, падения астероидов и прочее и всё действие сосредотачивается вокруг группы, которая, преодолевая различные препятствия, ищет безопасное место. Ну и третий, который и использован здесь. Если в первых двух ещё можно позабавиться спецэффектами, поиграться с передрягами героев, дать повод насладиться пейзажами, то третий может спасти только игра актёров.

Хороша она здесь или плоха? На сугубо субъективный взгляд вашего покорного автора серединка на половинку вышла. Наряду с хорошими работами мы получили весьма средние — благо, что отвратительных не оказалось. У кого-то больше удались моменты безумия, как у Розанны Аркет и Майкла Эклунда. У кого-то менее безумное начало — Кортни Б. Вэнс и Иван Гонсалес. Кто-то отработал просто неплохо — Эштон Холмс и Лорен Джерман. Но были и те, кто был явно в ударе и своего персонажа отыграл одинаково сильно от начала и до конца — Майло Вентимилья и Майкл Бьен.

Фильм делится на две части и они столь различаются между собой, что создаётся впечатление, что над их созданием трудились две команды. Если первая половина выглядела очень неплохим вариантом про первые дни после апокалипсиса в лучших традициях Fallout и вашему покорному автору даже понравилась, то вторая по большей части не вызывала ничего, кроме отвращения своей жестокостью. Добавим к этому финал, словно бы окунувший в атмосферу великой игры и получим

5 из 10

22 июня 2017 | 21:28

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (292)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Tskay

86.2794% (823)

llawrednow

84.0181% (870)

fixer70

83.5323% (1303)

Daria_Skye

83.4126% (887)

OFFspring90

83.3812% (1473)

Dr.FLASH

83.2469% (1261)

mwwonderwall

83.227% (989)

heonke

83.2104% (1729)

Ser_Yogik

82.91% (935)

Nick Culver

82.3761% (1363)

Alex-Sandr003

81.9937% (1049)

goldtrane

81.9559% (1023)

Дима Васин

81.9423% (1010)

3uokc

81.8625% (1231)

Noita

81.5746% (957)

Шура Латышев

81.5417% (1123)

FullBastardInside

81.4059% (1049)

sergg27

81.3972% (966)

Barry_Vader

81.3841% (912)

Sania200

81.1336% (1275)

Сергей Мартыненко

81.1317% (1473)

abaitalgatov

80.8753% (1063)

Lost Heaven

80.8358% (1057)

jDALKER

80.7703% (986)

Charmander

80.7018% (1080)

RocketSpring

80.5337% (1050)

BrutalComedian

80.4932% (950)

M V

80.4446% (982)

makhome

80.4196% (1085)

Sanja100

80.4012% (1360)