Рецензии в цифрах
всего рецензий62
суммарный рейтинг1095 / 353
первая2 марта 2011
последняя16 марта 2018
в среднем в месяц1
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

За время существования Формулы-1 погибло 46 пилотов. Последний из них — бразилец Айртон Сенна — погиб еще в 1994 году, а кольцевые не входят в большинство многочисленных топов самых опасных видов спорта. И, тем не менее, трудно себе представить зрелище более захватывающее, более будоражащее кровь и провоцирующее мгновенный выброс адреналина. Нулевые ознаменовались целой серией фильмов, посвященных гоночной тематике, в которых лихие парни гоняют на крутых тачках и уверенно называют высокую скорость своим стилем жизни. Особняком от всех этих «Такси» и «Форсажей» стоит драма Рона Ховарда «Гонка», являющаяся не боевиком, целиком и полностью завязанном на экшне, а биографической драмой с элементами триллера.

В байопике «Гонка» главных героев сразу два — Ники Лауда и Джеймс Хант. Оба — реально существующие лица, пилоты Формулы-1, выступавшие за разные команды, но чемпионами мира ставшие в составе команд Ferrari и Mclaren соответственно. Реконструкция самих автогонок в фильме Ховарда занимает как минимум треть от общего немаленького хронометража, и все же, на первый план выходят межличностные отношения Лауда и Ханта, их конфликт, несовместимость двух совершенно разных натур, имеющих лишь одну точку соприкосновения — желание победить.

Как известно из интервью Лауда, на сегодняшний день еще не покинувшего бренную земную обитель, в фильме сильно преувеличено их противостояние с Хантом. Действительно, дух соперничества живет в любом из спортсменов, на то и существуют соревнования, дабы выявить лучшего, но помимо этих двух автогонщиков в семидесятые в Формуле-1 участвовали еще десятки пилотов, многие из которых были отмечены большим количеством призов, честно завоеванных на разных трассах. Например, тот же Жаки Икс, заслуживший мимолетного упоминания в разговоре Ханта с боссами Мсlaren. И все эти люди соперничали друг с другом, хотя Хант и Лауда в указанном промежутке времени действительно сияли на звездном небосклоне чуть ярче других. Но классический байопик, создатели которого рассчитывают охватить максимально широкую целевую аудиторию, не может повествовать о том, как сначала чемпионом мира стал один герой, а потом второй; показать два года из истории самых престижных автогонок планеты и на этом закончиться титрами под грустную музыку. Для того чтобы снимать фильмы без начала и конца, заинтересовывать зрителя малым периодом времени, в течение которого не происходит никаких знаменательных событий, нужно немалое мастерство. Гораздо проще пройти по накатанной колее. Отсюда в сценарии и начинает, как по волшебству, вырастать конфликт персонажей. И в итоге он преобразуется в настоящую битву титанов. Образы Ханта и Лауда становятся архетипичными на 100 процентов. Разбитному гуляке британского происхождения, готовому одарить вниманием и лаской любую юбчонку, проходящую мимо, Джеймсу Ханту противопоставляется рассудительный, спокойный и, возможно, отчасти занудный австриец Ники Лауда. Огонь и вода, черное и белое, небо и земля. В этой диалектике заключается несколько нереалистичное отношение Ховарда к своим героям, упрощение их личностей, низведение сложных характеров до калькированных шаблонов.

Упрощение, затронувшее индивидуальность персонажей, распространило свое влияние и на сюжет в целом. Ховард будто бы рисует натюрморт, на котором фрукты занимают две трети пространства, а все остальное — задник неяркого тона, призванный подчеркнуть яркость и спелость фруктов. Поэтому, эпизоды с женитьбой обоих гонщиков, аварией Лауда, завоеванием Ханта долгожданного титула чемпиона мира становятся проходными. Они — суть есть лирические ремарки, слегка оттеняющие гордые и предубежденные диалоги главных героев между собой или диалоги с другими малозначительными персонажами, в коих участвует лишь один из основной пары, но говорит обязательно о другом, в данный момент в кадре отсутствующем.

В двадцатом веке Йозеф Геббельс перефразировал Леонардо да Винчи, сказав, что все гениальное — просто. Фраза тут же ушла в народ. Этот афоризм не совсем подходит к «Гонке», но все же отчасти ее оправдывает, диктуя формулу успешности картины. Под уже несколько набившие оскомину напряженные и резкие струнные Ханса Циммера Ховард два часа заставляет преисполняться женские сердца восторгом, поочередно демонстрируя на экране то голубоглазого и светловолосого Криса Хемсворта для тех, кто любит понакачаннее, то кареглазого шатена Даниэля Брюля для тех, кто любит лица, обезображенные интеллектом, то сводит их вместе, заставляя пульс учащаться вдвое. И самое прекрасное в фильме «Гонка» то, что этих двух молодых актеров действительно легко и приятно наблюдать, а их мастерство в передаче образов, пускай и не очень сложных, сложно оспорить даже очень предвзятому зрителю. Гонщик в красном комбинезоне — картинка уже давно романтизированная, как мужчинами, так и женщинами. Над его фигурой веет ореол сладкой опасности и эйфории с щепоткой страха. Возможно, именно благодаря подобным визуальным образам и актерам, эти образы облекшим в плоть, «Гонка» Ховарда умудряется удержать к себе интерес все сто двадцать минут и чувствовать то самое нервное возбуждение, которое охватывает весь твой организм, когда смотришь по-настоящему хорошее и увлекательное кино.

8 из 10

7 июля 2015 | 16:45
Комментарии

Новый комментарий...

Заголовок:
Текст:
подписаться на новые комментарии