всё о любом фильме:

Paranoik-kinofan > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей211
в друзьях у256
рецензии друзей32676
записи в блогах-
Друзья (211):

В друзьях у (256):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Наверное еще ни разу в жизни я не видел такой жалкой попытки изображать супергероику, как сериал под названием «Стрела». Так и хочется спросить у шоураннеров этого «зрелища»: «а для кого вы это снимаете?» Хотя, кажется, я и так знаю ответ на этот вопрос. Я понимаю, что у сериала есть фан-клуб, состоящий в основном из лиц женского пола, которым нравится эта мыльная опера, тянущаяся из сезона в сезон, из года в год. Но, поверьте, просто невозможно с позиции адекватного человека смотреть на то, как ради фан-базы меняется баланс сил у героев, как сериал подстраивается под ее желания, не дорожа ничем, не уважая ничего, в особенности сами каноны из комиксов, как на него влияет вся эта чертова американская толерантность, как искажено там все и вся на фоне экшн-сцен, в которые ты никогда не веришь, настолько неумело они поставлены…

Я никогда не был фанатом сериала «Стрела», и он мне не нравился в абсолютном большинстве случаев, когда я включал его. С ним просто все не то на самом фундаментальном уровне, начиная от костюмов и заканчивая сюжетом. Несколько дней назад подошел к концу вот уже пятый сезон, в котором я был поначалу заинтересован из-за того, что создатели решили привлечь известного персонажа из мира Бэтмена. Я решил дать шанс «Стреле» оправдать себя в моих глазах. И в каких-то местах у него это получилось. Но в итоге?

Полный провал.

Во-первых, у этого сериала нет ни одного сезона, который бы смотрелся цельно. Эпизоды от разных режиссеров выходят настолько разными, что они даже разнятся по качеству. Если один эпизод был еще ничего, то второй может оказаться совершенно отвратительным, и наоборот.

Во-вторых, главная беда этого сериала — персонажи. Их словно писали одни из худших сценаристов на телевидении. Нет ни одного героя во всем этом зрелище, который бы мне понравился. Забудем, что сериал ориентирован на американского зрителя, о чем весь пятый сезон буквально кричал ужаснейший русский язык во флэшбеках (который даже русским не назовешь). Но дело в том, что даже с позиции рядового американца, судя по отзывам, смотреть не то чтобы легче.

Главный герой. К нему зритель должен чувствовать симпатию, а если уж у сериала пятый сезон подошел к концу, так вообще — ассоциировать себя с ним. Но этого не происходит из-за того, что с ним сделали сценаристы. На протяжении всех пяти сезонов каких только скачков с ним не происходило. В итоге все вылилось в неадекватный образ, который уже сам не знает, чего он хочет, и, замолвив пафосную речь об одном, в другом эпизоде может передумать и сделать по-другому. И эти напускные «страдания»… просто «не верю». Беда не в актере, как раз он вполне сошел бы на Оливера Куина/Зеленую стрелу. Беда в том, как с ним обращаются те, кто сочиняет на своей коленке сценарий.

Команда Стрелы. Возможно, самое ужасное, что есть в этом сериале в плане персонажей (и актерской игры заодно). Логика сценаристов: проработка характеров, раскрытие образов через поступки — да кому оно нужно вообще? (Актеры пытаются соответствовать.) Банальная правдоподобность этого сборища даже в рамках этого мира часто под вопросом. Особенно «достойна внимания» Фелисити Смоук, которая, кажется, уже признана самой люто ненавидимой героиней в истории телевидения (и она даже не отрицательный персонаж!). И во многом это — из-за невероятно надуманной любовной линии с главным героем, на которой создателям даже хватило наглости базировать несколько сезонов. Уж как она с этой линией только не поносимы всеми, кто только может, как только не критикуемы… Но для сценаристов это своего рода «клей», ведь достойных идей, чтобы скреплять друг с другом эпизоды, у них просто нет. И именно поэтому они все продолжают и продолжают высасывать из уже иссохшего пальца очередные «поцелуйчики» и «обнимашки» для целевой аудитории, несмотря на робкие надежды истинных фанатов сериала как супергероики. Остальная команда — постоянно меняющиеся на протяжении сериала люди, которых вы даже толком не запомните. И кроме раздражения они также ничего не вызывают.

Злодеи. Лучшее, скатившееся в худшее. В прошлых сезонах были вполне достойный Дэфстроук и неплохой Ра`с аль Гул, с абсолютно неубедительным (для меня) Малкольмом Мэрлином. Здесь — Прометей, Черная Канарейка и Талия аль Гул. Как же шикарно начинали эти персонажи в пятом сезоне, как достойно «играли» с Зеленой стрелой в эту смертельную игру… и как позорно слиты были сценаристами в последних эпизодах. Даже не хочется останавливаться на этом. Скажу лишь, что логике здесь явно не место. Мало того, что сюжет с Талией аль Гул был практически полностью украден из последнего на данный момент сольного фильма о Бэтмене, «Темный рыцарь: Возрождение легенды», так еще и неумело украден. Та, которой прочили роль одного из главных антагонистов в будущем всего сериала, была побеждена в 30-секундной (!) дуэли со своей сестрой, которая была слабее ее до этого и в сериале, и в комиксах. И ради этой дуэли шоураннерами был поднят огромный хайп до небес… Что уж говорить о финале с Прометеем, донельзя предсказуемом, и на которой смотришь словно через пелену безразличия.

Третья проблема, как я уже писал, «экшн-сцены», если их вообще можно таковыми назвать. Причина — в технической составляющей: костюмах и локациях. Я понимаю, что у сериала очень ограниченный бюджет. Но это совсем не повод снимать сцены на таком примитивном, любительском уровне. Большинство экшн-сцен походят на самодеятельность, а не на профессиональную постановку.

Многие говорят: у DC хорошие сериалы. Но это совершенно не так. Не зря после появления так называемой «сериальной вселенной DC» кинокомпания Warner Bros. поспешила объявить, что эта вселенная не принадлежит киношной DCEU. «Готэм», «Стрела», «Флэш», «Константин», «Супергёрл» — эти сериалы могут покорить лишь, мягко говоря, очень специфическую аудиторию. По своему качеству, они не выше среднего, а некоторые и вовсе откровенно плохие. Зато бьют количеством, прямо как Мстители. Этого ли заслуживают наши любимые супергерои? Жалких попыток отыграть бои в клоунских костюмах? Наигранной мелодрамы между главными героями, от которой уже заметно подташнивает даже тех, кто продолжает смотреть их? И я уже не говорю о «специальных музыкальных выпусках»…

На самом деле, не нужно даже никак отрицательных рецензий. «Стрела» и так теряет в своей аудитории из года в год все больше и больше зрителей. И остается надежда, что когда-нибудь ее все-таки прикроют. По крайней мере, я на это надеюсь. Урок выучен: к шестому сезону я уже ни за что не притронусь. Нет уж, избавьте…

Лишь за нечастые проблески надежды и упущенного потенциала,

2 из 10

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 0 / 0
29 мая 2017 | 00:17

Момент расставания приблизился незаметно, и вот уже последние минуты уносятся с преступной быстротой. Девчоночья обида за добровольную присягу еще свежа, а ему так о многом хочется сказать на прощание, вглядеться в родные глаза и с юношеским жаром пообещать: «Я непременно вернусь, ты только дождись». Война нарушила безмятежность союза, оставив Веронике и Борису слабую надежду, что трагедия пронесется мимо, а жизнь еще заполнится счастьем. Но невеста не сохранила верность, примерила ярлык предательницы и обманщицы. Девчонка, не познавшая жестокости быта, одинокий ребенок с игрушечной белкой — памятью о беззаботной жизни. За спиной у Вероники веер разрушенных планов и лента несбывшихся желаний, а впереди всеобщее порицание и презрение, от которых не убежать и не скрыться. Заметно посеревшая и погрустневшая, но это по-прежнему ее жизнь. Последнее, ради чего необходимо преодолеть свое горе.

Побед без поражений не бывает — эта горькая истина справедлива со времен Эллады. Настоящий триумф немыслим без трагедии, маленькой или крупной. Уникальная кинолента — наш первый и единственный каннский лауреат, источник великого наследия — лишила российский экран одной из самых талантливых и красивых актрис на долгие десять лет. Печальная история Татьяны Самойловой перестала быть секретом, и, оглядываясь в далекое прошлое, понимаешь — такова жестокая цена бессмертной славы. Никто в «теплеющей» стране не ожидал подобного размаха от адаптации простенькой пьесы Виктора Розова. Громкий успех поэтической кинотрагедии «Летят журавли» сопоставим с феноменом русской стойкости. Наша страна выиграла войну, когда по всем бессердечно-четким нацистским планам должна была ее без шансов проиграть. Михаил Калатозов и Сергей Урусевский создали настолько духоподъемный фильм, что он ошеломил закомпостированное идеологией советское руководство. К счастью, существуют явления, не привязанные к эпохе. Они естественны, как сама жизнь с ее печалями и невзгодами.

Многогранность композиции не позволяет считать «Летят журавли» только лишь военным фильмом. Боевых действий на экране почти нет, подвиг русского народа лента не восхваляет, криков «За родину!» в ней не услышать. Однако в картине есть кое-что другое: трагедия личности и преображение от расколотой бомбежкой на «до» и «после» жизни. Вероника, весело бегущая за руку с Борисом, и она же, мрачно делающая перевязку в госпитале — два разных человека. Ее образ — метафора войны и того, во что превращается мирная жизнь. Неопределенность лишает покоя, девушке неизвестна судьба любимого, иначе наверняка была бы сильнее и не поддалась Марку. Лишенная настоящей любви, Вероника получает уродливое ее замещение — точно в духе страшного времени. В миг ее особой горечи вспоминается лукавый взор девушки, благодаря искусной игре света и тени выхваченный как зернышко непоколебимой чистоты. В никуда пережитое не уходит, трагедия делает человека сильнее, как и целую нацию. Пусть война по большей части проходит фоном, но ее последствия довершают сложный женский образ. Уже не такой девственно-романтичный, но другой — привлекательно-стойкий.

Беспримерный образец гармоничной работы режиссера и оператора-постановщика позволяет не просто сопереживать героям, а находиться с ними буквально в одном шаге. Вместе с Вероникой ощущаешь ломоту в груди, уносящую по мостовой в поисках избавления. Рядом с Борисом предаешься предсмертным головокружительным грезам, которые прекраснее самого смелого воплощения. Калатозов словно строгий учитель озвучивает прегрешения, за которые приходится отвечать, а Урусевский заставляет глядеться в молодые глаза и ощущать сквозящую в них вселенскую печаль. Эмоций у персонажей так много, что они изнемогают от невозможности воспарить журавлями в небо и унестись от судьбы, принесшей горе. Названным братом смерти, царящей на передовой, выступает тяжелый быт в тылу. Все вокруг переменилось, везде теперь другая жизнь: сумрачная и жестокая. Многому приходится учиться заново, пока страх разделить участь погибших сковывает руки. Переживают, впрочем, не все, и, добавляя в сюжет сцену пирушки недобропорядочных господ, Калатозов лишний раз утверждает главенство житейской прозы на поэтичном небосклоне. Святых в картине нет, люди ошибаются, переживают и расплачиваются. Но разница между чистотой порыва и бесчестностью расчета огромна, и не случайно столь существенен контраст в восприятии добровольца Бориса и обманщика Марка. Кому война, а кому и мать родна.

«Что-то в журавлином полете есть от вечности» — говорил Виктор Розов. Жизнь скупо отмерила Борису и Веронике лишь день единения перед разлукой, но даже им можно распорядиться по-разному. Сюжет картины вращается вокруг одних и тех же мест, где девушка-белка оказывается и юной, и взрослой. Михаил Калатозов по-отечески терпеливо поясняет важность смысла в жизни. А быть им может что угодно: забота о близких, труд во благо родины, прощение самой себя за совершенную ошибку. Случайно найденный на дороге ребенок — символ продолжающейся жизни, не подернутой войной. Ни к чему лишние слова, если детская улыбка заставляет поверить в лучшее. Враг причинил нашей стране неисчислимые бедствия, но не смог покуситься на главное: на русский характер. Характер, позволивший снести потрясения, оправиться от удара и жить дальше. Физические раны зарубцеваться могут, душевные — никогда. Прежний мир оказался разрушен, но на его осколках возник новый, в котором по-прежнему жива непорочная вера. И она останется чиста до тех пор, пока будет, кого вспоминать, провожая взглядом летящий по небу журавлиный клин.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 6 / 0
28 мая 2017 | 22:55

Я, безусловно, отношусь к категории тех людей, для которых выход очередных «Пиратов Карибского моря» всегда долгожданное и знаковое событие. Как ни крути, но франшиза началась довольно давно, и любое новое приключение воспринимается с приятной ностальгией. Впрочем, новые «Пираты» вызывали не только это милое чувство, но и смешанные ощущения от этого зрелища в целом, далекие от неприятия, но и далекие от восторга.

Конечно, здесь есть некоторые сцены, напоминающие нам старых добрых «Пиратов», как, например, несколько сцен в начале картины, но в основном «Пираты» получились довольно мрачным зрелищем с относительно небольшим количеством по-настоящему смешных шуток. Это неприятное удивление, ведь все мы любим эти фильмы за юмор и за по-хорошему забавных героев. Здесь же то, что было когда-то смешным и забавным, развилось в часто что-то серьезное и, может, даже трагичное. Даже основная канва сюжета — это не набор веселых и беззаботных приключений, часто обаятельно нелепых, но отчаянное стремление к цели. Тут уж совсем не до шуток.

У картины, увы, есть сценарные проблемы, может, и не настолько страшные, как у многих виденных мною картин за последнее время, но есть. Действие отчаянно долго выглядит как завязка истории, а ты все ждешь, когда же центр сюжета появится, и начнет происходить что-то последовательное. А что свойственно завязке? Множество отдельных эпизодов, не связанных или слабо связанных логически, от большей части из которых можно было бы легко отказаться. Нас очень долго и упорно знакомят с новыми персонажами, с их характерами и стремлениями, причем периодически происходящие с ними несчастья имеют особенность повторяться. Даже не так уж быстро появляющийся в кадре Джек Воробей не вызывает ожидаемой улыбки, ибо выглядит фигурой больше жалкой, чем смешной, и на этот раз его «жалкость» вовсе не притворна, она настоящая. Происходящие с основными персонажами события очень локальны, а к общему знаменателю они приходят лишь когда картина переваливает за середину своего экранного времени.

Теперь о главной цели. К чему стремится каждый из героев, в принципе, понятно, только зачем ему эта цель, понятно становится далеко не сразу. Остается ощущение, что множество персонажей будто щепки, носимые океаном и не имеющие своей воли. Они действуют в предлагаемых обстоятельствах, и все. Долгое время основная цель выглядит как погоня за призраком, а в центре сюжета ненависть главного антагониста к Воробью и перманентные попытки всех героев спастись от очередной напасти. Вот они убегают от солдатов, потом битва в океане, потом на берегу — и так далее. Впрочем, даже движение основного отрицательного героя к Воробью какое-то не последовательное, все как-то случайно, насилие против всех сразу, что выглядит минимум странным.

Введенные новые герои в виде молодого человека и девушки вроде бы и милые, и с характером, но чего-то им не хватает. Если в первых «Пиратах» главная пара была героями с «чистыми» характерами, понятными в каждом своем движении, прекрасными на контрасте с многослойным Воробьем, здесь на первом плане пара с, на первый взгляд, более сложными характерами, но слабее выраженными. Не оставляет впечатление, что они лишь выполняют функцию, особенно это касается девушки-астронома. Сейчас трудно сказать о них много слов, как хороших, так и плохих, они будто не оставили о себе внятного впечатления. Между ними не было искорки, а еще не хватило им индивидуальности. Появляющийся на мгновение Уилл даже в эту минуту ярче этих двоих, увы.

Утверждение, что в фильме не хватает Джека Воробья, вполне правдиво. Но речь идет совсем не об экранном времени. Джек здесь другой, не тот капитан Джек Воробей, к которому мы привыкли. Здесь он почти трагичная фигура, что и смеяться над ним не всегда удобно. Джек здесь куда больше пьет, чаще проявляет дурной характер, он просто тяжелее, чем был раньше. Из него будто улетучилась такая потрясающая легкость, которая была ранее, которая подкупала. Сейчас ловишь себя на мысли, что зачастую он и правда лишь «грязный пират», не вызывающий сочувствия. Его сильная привязанность к Черной Жемчужине, отсутствие каких-либо стремлений, кроме стремления к деньгам — не его ли это проклятие? Он предстает перед нами человеком, которому больше ничего не дорого, такой увядающей версией самого себя, на которого часто грустно смотреть. Даже финальная битва, даже там Джек в роли ведомого, а вовсе не лидера этого шоу.

Неожиданно приятно удивил Барбосса, на долю которого досталась вся мудрость и даже благородство этой истории. Вдруг в нем зритель видит человека, почти не прячущего свою человечность, и ему сочувствует.

В визуальном плане картина хороша и эффектна, но излишне мрачна. Вместо так любимых солнца, пальм, белого песка часто ночь, темнота, гниение и смерть. Конечно, отвратительные персонажи всегда имели место во франшизе, но сейчас с тьмой переборщили. Музыкально это все те же любимые «Пираты», главная тема которых стала культовой.

Попытка привнести во франшизу свежесть не очень-то удалась: молодые герои не искрят, они зачастую слишком неприступные что ли. Осталось в сюжете множество непонятных намеков на сюжетные линии, не раскрытых ровно никак, как и введенных не ясно зачем второстепенных персонажей. В целом, стало больше мрака, излишней серьезности, опасности, но ушла любимая легкость и ирония, юмор. Это не полное разочарование, конечно, но хотелось чего-то другого.

6 из 10

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 0 / 0
28 мая 2017 | 20:47

Равноценное продолжение нашумевшего экшна, которое может не предложило существенного прогресса в самой истории, однако отыгрывая один и тот же фокус по второму кругу оказалось более чем достаточно для интересующегося зрителя, отсюда «Джон Уик 2» был тепло принят публикой.

На этот раз лента начинается с формального разогрева, Джон Уик мчится в какой-то ангар и разносит все и всех там в поисках своей любимой машины. Десятиминутный эпизод не сияет пиршеством, однако если бы на этом зациклилась вторая часть, и в дальнейшем в сюжете зрителя бы не ожидало ничего драйвового — фанаты приняли бы и это.

Однако ведь это был всего лишь салатик перед основным блюдом, Джон Уик дабы оплатить данный одному гангстеру вексель теперь должен убрать сестру того самого, а там целая армия головорезов. И вот на основное блюдо приходит баталия в Риме во время эпатажной вечеринки, Джон Уик противостоит не одному десятку парней со стволами.

Третьей части не миновать, однако ее масштабы вообразить пока что сложно, если авторы готовы продвигать свой амбициозный проект дальше вверх по наклонной — то в третьем фильме и вовсе должен быть настоящий Армагеддон. Как итог — драйвовый и зрелищный экшн, ничем не хуже первого фильма, остается ожидать как же обернется история в третьем фильме.

8 из 10

28 мая 2017 | 18:06

Те, кому приходилось терять близкого человека, знают, как тяжело пережить первые дни после утраты. Как больно и долго тянется прощание… И вместе с тем парадоксально летят последние мгновения, когда ты видишь родное лицо, которое вот-вот скроется за крышкой гроба. Ты застываешь, подобно мухе в янтаре, а вокруг стремительно летят секунды, и окружающие двигаются словно люди на кадрах старой кинохроники. Тебе хочется закрыться ото всех, остаться одному, ничего не видеть и не слышать — и одновременно погрузиться в толпу, чувствовать рядом чье-то присутствие, ощущать себя частью целого… И, конечно, несмотря на присутствие множества людей, похороны — это очень интимный, переживаемый изнутри ритуал, где окружающим видна лишь внешняя, обрядовая его часть. Внутренняя же остается (по крайней мере, должна оставаться) недоступной для стороннего наблюдателя.

Фильм хорватского режиссера Анте Бабайи «Береза» безжалостно вытаскивает эти внутренние переживания скорбящих наружу и заставляет всех присутствующих погрузиться в раскрытую бездну отчаяния и утраты. То есть делает то, что категорически запрещено любыми писаными и неписаными кодексами: хоть врачебными, хоть религиозными — не снимает и купирует боль, а усиливает ее и распространяет на все окружающее. Заставляет погрузиться в бездну депрессии, ощутить безграничную тщету и бессмысленность жизни и поприсутствовать на торжестве могильного червя — единственного правителя и истинного Царя. Смерть — главный и единственный герой картины. Скорбь — единственное чувство, испытываемое ее персонажами. Энтропия — единственная эстетика, допускаемая в ее кадр. Любовь, ревность, гнев, нежность — их протагонисты (и вместе с ними зритель) тоже могут испытать в отдельные мгновения своего земного существования — но лишь эпизодами… Цветными вспышками воспоминаний о кратких мгновениях жизни в бесконечном сером царстве Смерти. Именно так: жизнь здесь — с маленькой буквы, а Смерть — с большой.

И чтобы спеть гимн этого Царства совсем не нужно было придумывать сложную, многостраничную историю. Сюжет «Березы» укладывается в одно предложение: жила-была красивая девушка Яница, вышла замуж за первого парня деревни Марко, умерла родами, близкие отправились ее хоронить… Собственно, похоронами действие и ограничивается: долгим мучительным умиранием и похоронами… Покойной Яницы и умерших вместе с ней душой любивших ее людей. А вместе с Марко и Йожей (безнадежно влюбленным в покойную юродивым пастухом) душу вынимают и из зрителя, заставляя снова и снова переживать его собственную утрату. Ведь мало кому не приходилось вот также хоронить близких… И заново впадать в отчаяние от несправедливости и жестокости мира. Из которого к тому же изъяли Бога, в которого, несмотря на постоянно присутствующую в кадре религиозную символику, режиссер не верит. Хотя очень хочет поверить.

Когда видишь привыкшего играть крепко стоящих на земле героев, настоящих мужиков «от сохи», сильных духом и телом партизан Бату Живоиновича растекшимся в алкогольном угаре слизнем — становится… нет, не страшно — горько. От понимания, что хмельное веселье на чужом празднике никогда и никому не помогало. И от понимания, что каким бы великим актером Бата не был — здесь ему играть практически ничего было не надо. Все за него сыграл режиссер, погрузив протагониста в атмосферу бесконечного дождя, растекшихся грязью сельских проселков, покосившихся кладбищенских крестов… И еще саунд-трека из погребальных плачей на фоне нежнейшей эфирной мелодии, который мог бы стать предметом черной зависти любой современной готической формации. А незадачливый соперник Марко, деревенский дурачок Йожо, с вырезанным из дерева в подарок своей тайной любви ангелом — совсем уж удар ниже пояса. Как и лежащая в гробу девятнадцатилетняя Манца Кошир, с лицом подобным тому самому ангелу… Она ведь больше в своей жизни ни одной серьезной роли не сыграла. Только эту — стройной как березка мертвой девушки…

Конечно, в какой-то момент ловищь себя на мысли, что все это как-то… Слишком. Нарочито, искусственно, гиперболизированно. Но, нет… «Береза» — это не записанный в футуристичном антураже музыкальных студий отлакированный funeral-metal. Здесь совсем иная эстетика — хтоническая, грубая, играющая на контрасте несовместимого: как безобразная пьянка над гробом Яницы. Режиссер не играет в психотерапевта, ведущего со своим пациентом долгие беседы, а использует вместо наркоза крепкую дубину: очнется после удара — хорошо, будет жить; нет — все там будем. Катарсис наступающий после окончании картины пережить очень тяжело… Возможно, лучше держаться от нее подальше, особенно при склонности к депрессиям и недавно перенесенной собственной утрате. Она вполне способна пробудить суицидальный психоз, стать толчком к серьезному запою или даже пробудить неспровоцированную агрессию. Но в тоже время может стать и лекарством — как любое талантливое произведение искусства. Главное — помнить, что в жизни есть не только похороны. Пусть в выморочном мире «Березы» даже свадьба от них неотличима…

28 мая 2017 | 10:30

Можно надеяться и бороться, но, в конце концов, всем распоряжается рок

Стивен Кинг тот еще обманщик, С. К. эволюционировал свое творчество до такого состояния, когда подобно волшебнику из сказок начал проникать в человеческое сознание, выворачивая внутренний мир героев наизнанку, превращая скрытных персонажей в открытые книги, полностью погружаясь в сознание последних. Даже самых скучных героев «ужасный» Кинг делал интересными с помощью дотошности к деталям, касающимися главного протагониста, его подруги, или отца. И мы, дорогие читатели, мы тоже путешествовали по самым потаенным закоулкам человеческого разума, и хотя подобные путешествия не всегда завораживают, но любопытство заставляет собираться в путь еще, и еще раз, каждый раз берясь за новую книгу Стивена Кинга. Почему же известный С. К. обманщик? Потому что его романы и созданный им сюрреалистический мир послужил прикрытием для изучения людей, тех людей, которые становятся монстрами, сами об этом не подозревая, но уже не в силах что-либо изменить.

Энни Уилкс была такой, чудовищем, а может самим Сатаной, для нас подобное изречение покажется слишком высокопарным, но Пол Шелдон думал именно так, будучи прикованным к кровати сумасшедшей (самой преданной) поклонницы.

Разумеется, роман «Мизери» сразу стал очень популярным, а вопрос появления фильма был не вопросом, точнее вопросом времени. Привлечение зрителей было не проблемой, так как на тот момент Стивена Кинга знал чуть ли не каждый житель Америки, а некоторые звезды могли его даже ненавидеть, например Мег Райан, чьи подмышки так небрежно были упомянуты в «Ловце снов». Но не будем отвлекаться, давайте вернемся к Робу Райнеру. Работа закипела, сценарий книги был адаптирован Уильямом Голдменом, и некоторые эпизоды, такие, как утоление жажды собственными «анализами» были вырезаны. Наверное, литературный Пол Шелдон был бы благодарен. Также Робом Райнером были изменены определенные сцены, которые в процессе съемок позиционировали себя слишком комичными для фильма, но имели место быть на страницах повествования. И наконец, на протяжении сих действий в главных ролях снялись Джеймс Каан и Кэти Бейтс, кто наделила свой персонаж удивительной реалистичностью, отлично прочувствовав свой литературный прототип. Сама игра Бейтс уже создавала нужную атмосферу напряженности, а вкупе с операторской работой и нововведениями (для тех лет) в монтаже, у кинокартины набралось должное количество нужных, работающих как часы психологических элементов. Упорство и труд все перетерли, в итоге актриса получила свой Оскар, а фильм стал одним из самых известных триллеров, снятым по одноименному роману С. К..

Казалось бы, лента, где один человек прикован к кровати, не может быть интересной, но протагонист же не только в кровати, он еще в инвалидном кресле по дому катался (шутка). На самом деле смотреть подобное кино очень интересное, щекочущее нервы развлечение. История, написанная Кингом и воплощенная на экране в жизнь, могла бы оказаться до боли примитивной и скучной, если бы герои романа постоянно не рефлексировали, а актеры в свою очередь не передали нужные эмоции. Зритель оценил все старания съемочной группы по достоинству (хотя были очень преданные книге «Мизери» поклонники, которые не смирились с экранизацией), тем самым никого уже не интересовал вопрос, а существует ли такая таблетка как «Новрил», и прочие мелкие детали, которые вызвали бы скептицизм у дотошных кинокритиков. Кинолента оказалась в большинстве своем успешной, не только из-за мнения многочисленных зрителей, но и за имением крепкого литературного первоисточника, и невольно вспоминаются слова рецензента Сергея Кудрявцева: Стивен Кинг, автор, отдаленный от бульварных романов и намного приближенный к классической литературе. Добротная земля дает хороший урожай — хорошие книги, хорошее, но не угодившее всем кино, представленное на суд зрительских масс.

Ситуация жуткая, та ситуация, в которой оказался Пол Шелдон, даже мило хрюкающая свинка с ироничным названием главной героини бестселлера Пола Шелдона (Мизери), не помогает снизить напряженность. Ситуация сама по себе ужасающе-устрашающая, как если представить себя у зубного врача, который без наркоза выдернет зуб, свяжет, а потом еще и обезболивающими подразнит, при этом преследуя определенную цель, имея задние мысли, мечты, исполнение которых зависит от нас. Впрочем, не представляйте, это действительно ужасно. В общем и целом у Роба Райнера получилось, жаль, что до конца удалось погрузиться в происходящее из-за наличия первоисточника, но это мелочи, лишь мелочи, к тому же субъективные, но концовка книги менее мрачная, чем у Роба Райнера. Во всяком случае, они оба — Пол Шелдон из книги и Пол Шелдон фильма «Мизери» заглянули в ту бездну, которая смотрела на них, как очень мудро описал Ницше. В чем было спасение для обоих Шелдонов, так это стать известной «сказочницей», которая растянула свою казнь, в итоге избежав ее. Но получится ли у господина Шелдона избежать незавидной участи от руки своей «королевы», и сколько он продержится? Тысячу и одну ночь?

Вините меня за некоторую сумбурность рецензии, но напиши я очень хорошо, то у меня бы появилась обожательница, а это как подсказывает опыт, не приводит ни к чему хорошему. Стивен Кинг подтвердит, а Пол Шелдон одобрительно кивнет.

28 мая 2017 | 00:05

Первый из четырех уже просмотренных фильмов экспериментального режиссера Бена Уитли, который более-менее понравился. Причем режиссер не остановился в своих попытках искать сложную формулу даже в этом фильме, просто история «Перестрелки» оказалась таковой, на которую можно впустить более обширную массу.

Ирландские ребята через посредников покупают у южноафриканского торговца оружием, как оказалось стволы совсем не те что заказывали, пару неудачных шуток, но последним гвоздем в конфликт стал факт, когда двое «пешек» с разных сторон сделки за ночь до этого набили друг другу рожи, и теперь ситуация кажется безвозвратно движется в хаос.

Первые тридцать минут картины просто невероятные, и диалоги держат бодрое настроение, и накал обстановки на должном уровне. Но ближе к экватору данного фильма сюжет кажется начинает действовать просто по принципу инстинкта самосохранения, и становится очевидным, что удивлять Бен Уитли уже ничем не будет зрителя.

Последний акт «Перестрелки» герои уже отыгрывают в «ползучем» положении, почти каждый из них получил какую-то пулю, обойм становится меньше, и зрителю помимо змеиного танца еще приходится наблюдать за скучными диалогами. Плюс ко всему концовка данной ленты не совсем удачная, если бы авторы сообразили на еще один эффектный трюк но где-то после средины всей этой пальбы — быть может ощущения оказались иными, а так оригинальный фильм, который должен был бы быть гораздо лучше исходя из задумки.

6 из 10

27 мая 2017 | 21:30

Начинается всё с забавной зарисовки, пародирующей сцену в ванной из культовой картины Хичкока, где вместо злодея с ножом припасён любопытный оператор с камерой. Далее будет обыгран пролог слэшера «Крик», где Дэбби Рошон готовит попкорн, разговаривая с маньяком по телефону, стращающим её тем, что она не успешна в профессии и находится на финансовой мели, а его самая жуткая расправа состоит из вызова судебных приставов для конфискации имущества. И немаловажный прикол кроется в режиссёрской самоиронии, когда эти самые приставы показательно брезгают забирать коллекцию кассет с фильмами от студии «Troma», считая их бесполезным мусором! Подобный шутливый тон пронесён на протяжении всего документального фильма, посвящённого «Королеве крика» и труженице независимого b-movie Дэбби Рошон. Весь праздник в её честь и он вполне заслужен, ведь представленные отзывы коллег сводятся к упоминанию важного качества — надёжность. Актриса старательно играет и на неё всегда можно положиться.

Однако это совсем не стандартная документалка, ведь Ллойд Кауфман со своей давней творческой подругой, ставшей неотъемлемой частью костяка студии, попросту не могли изменить себе, вдруг став неподобающе серьёзными. Пред нами одна большая хохма. Высмеивается всё и вся, включая самих себя, ведь это уже фирменные качества вечно молодого душой Ллойда и обаятельной шутницы Дэбби. Происходящее на экране напоминает пёстрый и шумный кавардак — в Тромавилле без этого никуда! Выдуманный городок не имеет осязаемых границ, и у него нет определённого места, потому что маленький кусочек живёт внутри каждого творческого человека, работающего на студии, и даже в любом зрителе, умеющем смеяться вместе с ними. Старина Ллойд с Дэбби разыгрывают комичные сценки, передавая дух студии — прибежища для абсолютно свободных творческих людей всех возрастов, делающих независимое кино в самом буквальном смысле, следуя извечному стремлению основателя быть противоположностью коммерческому Голливуду со всеми его законами, штампами и правилами. Дешевизна с наивностью становится залогом располагающей к себе самодеятельности, вызванной искренней любовью к кино. Да, оно нелепое, глупое, нарочно аляповатое, но острое в сатире. Поверьте, многие гэги — вверх абсурда, но цинизм Голливуда давно абсурден, поэтому Ллойд знает, что гиперболы необходимы, а дурновкусие можно превратить в ещё один инструмент высмеивания. Целый калейдоскоп анекдотов отлично веселит, ведь для студии «Troma» невозможного не существует. Заявленную шутку с взятым интервью у солидного и такого серьёзного кинорежиссёра Оливера Стоуна, находящегося на Аляске, всегда можно создать из ничего, пойдя наперекор любым обстоятельствам. Понадобится лишь Дэбби с микрофоном, слегка дрожащая в имитации холода средь солнечного дня, обычная улица и вопросы в пустоту, словно там гость. В этом вся студия и вся Дэбби! Границ не существует, когда есть щедрая доля фантазии, хорошее чувство юмора и желание высмеять всех, не позабыв про себя. Главное понимать уморительную нелепость ситуации, а актриса в этом знает толк, ведь у неё прирождённый дар комика. Без этого не было бы подавляющего большинства независимых весёлых ужастиков, где она так много отыграла.

Через вереницу шуток, обоюдных подшучиваний друг над другом на грани фола, зрителю всё больше раскрывается характер актрисы, нашедшей второй дом в Тромавилле, однажды выдуманным балагуром Ллойдом — все мы знаем, что из своего, находящегося в Канаде, она рано сбежала ещё подростком, много настрадалась, оставив навсегда память о тех беспокойных днях в виде глубокого шрама на руке от напавшего бродяги. Дэбби предельно открыта, легка и дружелюбна, по-свойски общающаяся на разных встречах со зрителями, с радостью относящаяся к вниманию, чтобы побеседовать и сфотографироваться с каждым, что-то обсудить, узнать мнение об очередной роли или похохотать над ней. Она на одной волне со всеми, кто приходит туда, где сборище улыбчивых людей, увлекающихся жанром или работающих в нём. Какая там звёздность? Оставьте это Голливуду. Жители Тромавилля — свойские ребята, привыкшие быть без отрыва от аудитории, ассимилируясь с ней в единое целое. Видимо поэтому не обошли стороной зрителей, которым симпатична работа актрисы. Особенно занятна запись с фанатом, собравшим все (по-моему, это нереально!) фильмы с фамилией Рошон в титрах, проводящего экскурсию у себя в подвале дома, где постеры, диски, видеокассеты с автографами, и даже имеется часть собранного реквизита из её ужастиков. Много будет других интересных моментов в именной документальной картине, включая два короткометражных жутика, припасённых на десерт: «The possessed and mommy» и «May i sleep with death?». Второй уж очень забавный анекдот о сумасшедшей лесбиянке, доводящий гендерные стереотипы до невероятного преувеличения, высмеивающий агрессивный феминизм, где актриса вновь отлично передала свою героиню, сумев отыграть на поприще чёрного юмора.

Таким получилось путешествие в Тромавилль с нашей провожатой Дэбби Рошон, всегда способной вдоволь посмеяться и подурачиться. Именно за это актриса импонирует, ведь много и старательно играет в независимом b-movie, очень обаятельна и красива, спору нет, однако она обладает нечто большим — природной позитивной энергетикой с умением быть комичной, вызывая этим улыбку. Понятное дело, что полновесного документального кино не вышло, где бы мы могли из первых уст услышать историю жизни и творчества актрисы без привязки к студии. Однако ищущий всегда найдёт, ведь существует невероятно интересная запись интервью Дэбби, в котором она совершенно откровенно делится любопытными фактами своей биографии. Тут же задача была несколько иная, чтобы развлечь зрителя и повеселить его, когда улыбка не сходит весь хронометраж. А это вполне удалось.

8 из 10

27 мая 2017 | 18:06

Давай!

Что давать?

(примерно 66-ая минута фильма)

Шрам 3D

Давай снимай хороший фильм ужасов или хотя бы средний! Не можешь? Конечно, потому что Джед Вейнтроб плохой режиссер. Мужик завалил свое кино. Плюсов практически нет. Эффект 3D только раздражает (лучше посмотреть обычную версию, а еще лучше вообще не смотреть). Сам фильм вызывает беспросветную тоску и печаль.

Сюжет заштампованный. 16 лет назад главная героиня выжила после встречи с маньяком. В наши дни она возвращается к своему брату, который потерял жену и остался один с дочерью. Спустя несколько дней в городе снова начинаются кровавые убийства. Подобные картины снимались пачками в 70-90-ые годы.

Кино серое и не страшное. Угадать главного убийцу будет легко, если хоть немного интересуетесь ужастиками. Лично мне обидно за актрису — Анджелу Беттис. Придется признать, что кроме Лаки МакКи никто не может ее раскрыть, а ведь она реально неплохая актриса. Не везет ей с режиссерами. Да и не нужна никому, поэтому играет в подобной шляпе.

Зачем фильм крутили в кинотеатрах? Только из-за эффекта 3D, который стал очень модный и популярный (в те годы вышел еще один кошмар под названием «Ночь живых мертвецов 3D»). Кино на самом деле не заслуживает проката. Выпустили бы сразу на DVD или Blu-ray, а потом отправили пылиться на полках в магазинах. Самый лучший вариант для подобного проходняка!

«Шрам 3D» — это полный провал. Не пытайтесь искать смысл в фильме. Если ты снимаешь тупо ради насилия, то придумай интересного убийцу или сами убийства. Режиссер Джед Вейнтроб плевать хотел на это дело. Самое смешное, что он больше ничего не снимал до сих пор. Да и не будет, наверное. Хоть какая-то радость.

P.S.

И немного бреда от Z! В середине фильма был момент, когда одна из героинь хотела заняться сексом, а парень не хотел. Должно ведь быть все наоборот. Я даже как-то призадумался. Давненько такого не видел в ужасах. Нелепица…

3,5 из 10

27 мая 2017 | 00:13

В европейском обывательском сознании очень быстро и прочно угнездился образ профессионального велферщика, социально примерно равный диккенсовски-гюголианскому образу профессионального нищего, но вызывающий куда меньше мизерикордий. Это нездорово жирное, вонючее, в растянутых трениках развалившееся перед футбольно орущим телеком существо, кариозно хрустящее чипсами и рыгающее пивасиком, почёсывая волосатое пузо под потной «алкоголичкой» и вставая с продавленного дивана лишь для того, чтоб заделать своей рыхло-коровистой спутнице жизни очередного дефективного младенца для повышения пособия по бедности. «Самовоспроизводящийся генетический биомусор," — шёпотом, украдкой, сами стыдясь неполиткорректности своих эмоций, думают обыватели, а вслух требуют от государства разобраться со злоупотреблениями щедростью системы его социальных вспоможений.

Между тем, цифры, сухие цифры свидетельствуют о совершенно иной реальности. Ежегодно во Франции, например, система социального обеспечения не добирает шестнадцати миллиардов евро обязательных отчислений от мухлюющего с налогами и прочими законом предписанными, но такими неприятными для личного бюджета выплатами мелкого и среднего бизнеса. На недобросовестных соискателей из числа частных лиц приходится значительно более скромная цифра в триста миллионов евро ежегодично, причём две её трети объясняются ошибками и некомпетентностью социальных работников. Таким образом, коллективный биомусор со всеми своими рахитиками аннуально обжирает брезгливых налогоплательщиков на громадные сто миллионов евро, одну то есть пятую стоимости виллы Леопольда на Кап Ферра. И даже это ещё не всё: около десяти миллиардов евро предусмотренных государством пособий остаются невостребованными имеющими на них все права гражданами — в основном, судя по опросам, не столько по малой информированности, сколько по стыдливости последних. И ситуация в других социально-ориентированных европейских странах французской аналогична. Тем не менее, утробное и универсальное остервенение народное вызывают жирующие на пособия в шестьсот евро в месяц вдесятером инвалидо-многодетные, а отнюдь не порхающие на позолоченных миллионными, но не выплаченными государству социальными взносами парашютах спортивные, Хьюго Боссом одетые менеджеры.

Как ни странно, в художественной сфере механизмом совершенно законного утекания выделенных государством средств из рук добросовестных нуждающихся в карманы кадровых побирушек первым по-настоящему заинтересовался британец Лоуч, и он же первым нашёл убедительное объяснение уродливому феномену: болезненно озабоченная собственной эффективностью и подлогонепроницаемостью система социального обеспечения стала настолько сложна, юбюэскна и кафкаэскна, что шанс разобраться в ней с целью воспользоваться ею есть сейчас лишь у человека, жизнь положившего на её изучение — у профессионального то есть паразита. Если же человек всю жизнь работал, платил налоги, рожал и воспитывал детей, участвовал в общественной жизни своего города, а потом вдруг в одночасье утратил трудоспособность — он будет перед системой совершенно и безнадежно некомпетентен, жалок, беспомощен, и система выплюнет его, не задумываясь, даже не попытавшись прояснить для себя его беду.

Вызывающая нерелевантность обязательных анкет, запредельные и неосуществимые требования к соискателям относительно компьютерной грамотности и владения корпоративным жаргоном, издевательская бессмыслица и хронофагия тренингов, бесконечные (и платные) ожидания ответа по стандартом снабженным телефонам, коммуникации с социальными работниками, разговаривающими как телефонные стандарты — заранее заученными, механическими, к тебе настоящему, живому, тёплому, несчастному никакого отношения не имеющими фразами, вообще предельная дегуманизация социальных работников — всё это подозрительно напоминает архитектуру корпорации, в которой искатели помощи становятся рядовыми членами — с неизбежной конкуренцией между ними и естественным выбыванием слабых. Только слабыми в этих условиях оказываются именно настоящие слабые, более всего нуждающиеся в помощи — и ещё те, кто не окончательно лишился человеческого достоинства и вообще человеческого. А досиживают и высиживают те, кто своего сиротства гнёт расписал за чашкой чая.

26 мая 2017 | 19:54

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (289)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Tskay

69.6001% (819)

Владислав Карпов

68.8312% (862)

Sania200

68.7096% (1304)

Sanja100

68.4994% (1376)

abaitalgatov

68.4847% (1233)

levelson01

68.2719% (859)

kent-bj

67.9559% (961)

VadPam

67.4353% (1483)

SemiGod

67.1161% (890)

makhome

66.9704% (1115)

Nick Culver

66.8717% (1393)

константино

66.8357% (1105)

jDALKER

66.6392% (1057)

Goodfelas

66.6199% (1305)

romansholudko

66.6036% (1064)

Air_Arthur

66.2241% (1095)

Charmander

66.1558% (1077)

Lost Heaven

66.0691% (1144)

SeanBean

65.7224% (980)

dimonty

65.7143% (1008)

OFFspring90

65.5635% (1546)

M V

65.5% (987)

seraphum

65.4027% (1259)

grechkinalex

65.3138% (1095)

goldtrane

65.2767% (1083)

Dr.FLASH

65.2693% (1321)

Huchter

65.0491% (1477)

greaf

64.9796% (1487)

AlinaSolovey

64.9599% (1019)

Madden

64.9401% (1018)