всё о любом фильме:

Paranoik-kinofan > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий346
суммарный рейтинг9217 / 4298
первая7 мая 2010
последняя10 июня 2017
в среднем в месяц4
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (346)

Не стоит даже пытаться искать нечто общее у фильма Куртцмана с дилогией Соммерса. Теперь история про воскресшего в условной (около)современности представителя древнеегипетской династии уже мало похожа на фэнтезийное приключение и пытается состроить серьёзную мину. Правда, игра посредственная, но это, в принципе, уже не в новинку.

Том Круз здесь играет привычного себя — вечно откуда-то падает и куда-то бежит, неуклюже юморит и пытается выглядеть обаятельным пройдохой. Большую часть фильма мечется между ключицами Софии Бутеллы и животиком Аннабелль Уоллис, не сознавая, что в лучшем случае ему светят только пухленькие ладошки Рассела Кроу. Собственно, весь фильм мечется вместе с Крузом — от авантюрного приключенства до мрачноватого зомби-муви, чтобы в итоге так и остаться чем-то неопределённым как по смыслу, так и по зрительским впечатлениям. Новая «Мумия» по творящемуся на экране беспределу схожа с «Мечом короля Артура», но если в отношении фильма Ричи это можно было бы назвать хулиганством и игрой в лёгкий постмодерн, то у Куртцмана напрочь отсутствует свой чёткий режиссёрский стиль и умение сыграть на понтах. Всё, на что его хватает — лёгкий ситуативный юмор (поверьте, наблюдать за тем, как блондинка припечатывает Круза ботинком по лицу действительно смешно) и в целом динамичная смена событий и локаций, логическую связь между которыми устанавливать не рекомендуется. Развитие сюжета здесь происходит на уровне сплошных «потому что», не подразумевающих под собой какой-либо плотной сюжетной основы. Это же Dark Universe, глупенький, она здесь никому не нужна.

Можно сколь угодно пристально наблюдать за происходящим на экране во все четыре глаза (пример Амонет заразителен, как никак), и не найти там ни одного полностью отрицательного или положительного персонажа. И это, на самом-то деле, неплохо — попытаться создать мир богов и монстров, в котором любой герой может преподнести тебе сюрпризы в неожиданных местах (как, например, фишка со сканом отпечатков героя Кроу). Но любопытные находки не делают своё дело без попытки их полноценного осмысления. Игра на полутонах так и остаётся где-то на задворках режиссёрского сознания — Куртцман предпочитает увлечься черновым наброском новой антигеройской Вселенной, забывая, что без толкового старта ей в будущем мало что светит. В итоге получается ситуация, схожая с «Дракулой» Гари Шора — такой же обескровленный недохоррор, только на этот раз куда более динамичный, зрелищный и не стесняющийся играть на зыбкой территории экспериментального кроссовера. Будучи в техническом плане одним из лучших фильмов последнего времени (постановка экшена и глубина погружения в 3D без навязчиво летящих в экран предметов здесь действительно на хорошем уровне), «Мумия», как и большинство нынешних блокбастеров, становится жертвой интеллектуальной импотенции сценаристов. Чем больше парней вносят свои правки в сценарий, тем хуже итоговый выхлоп, и ведь далеко не всем суждено стать очередными «Трансформерами», в которых на сюжет уже давно никто не обращает внимания.

10 июня 2017 | 21:05

Всё могло быть лучше, но фильму зачем-то решили придать лишнего смысла. Вместо того чтобы множить на экране патентованные пробежки в красных купальниках, устроили едва ли не полноценное детективное расследование. Ведь на пляже может быть только один король, у которого и бицепсы круче, и хрен мощнее, да и вообще он — вылитый Дуэйн Джонсон с его белозубой улыбкой и двухметровым обаянием. Но даже его растущая с годами харизма не спасает положение — всем хочется пляжа, солнца, красоток побольше и сюжет поотвязнее. А здесь разве что Зак Эфрон мацает труп за волосатые яйца, да Приянка Чопра делает вид, что она ну очень плохая и вообще драгдилер по жизни. Но в этот раз она решила отжать не тот район, а потому поплатится за это. Впрочем, подробности не важны.

Этот ненужный и непонятный ремейк мог войти в историю как один из тех редких фильмов, которые смотрятся в 3D без конвертации — упругие выпуклости, мерно двигающиеся под горячими солнечными лучами, должны были делать своё дело и наводить на нужное (т. е. летнее) настроение. Однако не стоит и мечтать, ведь погони на гидроциклах, махач двух крупных самцов посреди розовой детской и иллюзорная надежда для каждого рохли, мечтающего о своей сногсшибательной блондинке — это максимум, что можно ждать при просмотре новых «Спасателей Малибу». И не важно, что для того, чтобы желанная особа обратила на тебя внимание, нужно застрять своим агрегатом прямо в пляжном шезлонге. В борьбе за женское сердце, как говорится, все средства хороши, главное — впечатлить самочку, а там уже и дело в шляпе, и упругие булочки — в потной ладошке.

Дуэйн Джонсон покажет, у кого самые большие сиськи на районе, и на этом ремейк остановится — для мужской половины аудитории материала для впечатлений припасено гораздо меньше. При наличии в касте живой Александры Даддарио создатели предпочитают эксплуатировать Келли Рорбах, и… более никого. Пресловутая блондинка, конечно, прям как лицо (и не только) с обложки, но тем не менее стандартна и не годится даже в роли блеклой замены Памелы Андерсон, которую вспомнит не только зритель, но и сами создатели, в n-ый раз пошутив по поводу слоу-мо. Однако даже эта шутка здесь выглядит старой как мир, а попытка шокировать зрителя, продемонстрировав на экране ровно на один пенис больше, чем ожидаешь увидеть, выглядит неуклюжим теребоньканьем возрастного рейтинга (других ведь вариантов не было). Потому после просмотра остаётся лишь вытряхнуть песок из плавок и отправиться на поиски места получше, чем пляж, на котором Зак Эфрон в любой момент может блевануть прямо в воду.

3 июня 2017 | 16:37

Пожалуй, стоит признать — Стивена Соммерса испортили многомиллионные бюджеты. Постановщик совершенно разучился существовать по правилам мира малых затрат и большой экономии, напрочь редуцировав ту часть своей творческой составляющей, что отвечает за выживание в узко очерченных границах дозволенного. Его «Странный Томас», экранизация одноимённого романа Дина Кунца, скорее смахивает на телевизионную постановку уровня «Сверхъестественного», нежели на фильм от режиссёра таких шумных блокбастеров, как «Ван Хельсинг» или «Бросок кобры». Прекрасно представляя, как должен работать идеальный аттракцион, заставляющий зрителя делать кассу даже тентполу средней паршивости, Соммерс в замешательстве топчется на месте перед скромным (по его меркам) расходным ордером, теряя свою сомнительную индивидуальность и веру в итоговый хороший результат.

Нетрудно догадаться, что прозаичность подачи не играет на руку экранному действию. Антон Ельчин и Эдиссон Тимлин, в обнимку скачущие в образе созданных друг для друга возлюбленных сквозь колдобины сюжетных перипетий, своей анемичностью только подчёркивают обречённость «Странного Томаса». Тягучее действие здесь никоим образом не может передать всю драматичность или комичность отдельных ситуаций, сосредотачиваясь исключительно на итоговом результате — местечковом спасении мира от угнездившегося здесь иррационального зла, природа которого оказывается куда банальнее, чем можно было бы ожидать.

И не важно, что путь героев к финалу их приключения тернист и даже местами эмоционально горек, зрителю всё равно придётся додумывать всё это в своём воображении. Соммерс почему-то не может определиться с жанровой направленностью своей картины — тут и бодро поставленные диалоговые эпизоды, и пытающийся острить закадровый голос главного героя, розовая романтика и выбитые зубы, хранящиеся в чьём-то холодильнике рядом с лотком, полным отрезанных пальцев. Проблема лишь в том, что ничего из этого не срабатывает как нужно, все выстрелы делаются вхолостую и даже сама сюжетообразующая идея тайного дара главного героя, способного видеть мёртвых и понимать их скрытые мотивы, оказывается особо ни к чему. Ведь чем ближе к развязке, тем больше всё происходящее напоминает очередную серию какого-то провинциального «Criminal Minds», в котором детектив-любитель пытается выйти на след повёрнутых на служении Князю Тьмы террористов, и совершенно необязательно при этом в сборе улик опираться на условное мистическое знание.

Орды мутноватой на вид нежити, предвещающей совсем не вписывающееся в масштабы небольшого городка массовое кровопролитие, в итоге мало чем оправдывают своё существование в качестве одного из элементов происходящего действа. Да, эти хреново прорисованные студенистые копии Венома временами пугают главного героя, но Соммерс столь резко сужает смысловой диапазон своей истории, что трансцендентному в ней отводится довольно сомнительное место. Попытка выстроить на экране очередное городское фэнтези для впечатлительных подростков оборачивается пшиком, ведь даже попытка сериальной адаптации похождений великого чикагского чародея Гарри Дрездена имела гораздо больше прав на существование, чем нелепица про Странного Томаса. Соммерс не умеет работать точными инструментами, и его жалкие поползновения в стороны (якобы) неожиданных твистов и слёзовыживательных компонентов выглядят бестолковыми метаниями в попытках хоть как-то спасти положение. Единственное, вокруг чего удаётся создать интригу, так это вокруг вопроса о том, сумеет ли постоянно отрываемый от прелюдий с женой герой Дефо наконец-то зайти куда-то дальше унылого петтинга, регулярно прерываемого звонками вечно чего-то подозревающего главного героя.

28 мая 2017 | 19:57

«Мертвецы не рассказывают сказки» как хранилище хороших воспоминаний о той-самой-трилогии, которые зачем-то решили исказить в кривом зеркале и выдать за ностальгию и самоиронию. Уже только одна сцена кражи сейфа (по сути то же самое, что было в «Форсаже 5», только вместо железных коней настоящие) говорит сама за себя — зрителя ждёт шумное, яркое и бессмысленное зрелище, недоаттракцион, которому (на удивление) не хватает энергичности. Помните вторую часть? Тот изобретательно поставленный островной экшн с завершением в виде фехтования в мельничном колесе? Вот вам тогда крутящаяся гильотина, которая никак не может закончить (уженаконецтопожалуйста) экранный путь маленько подуставшего Джека Воробья. Помните того инфернального злодея, спрятавшего своё сердце от целого мира? Вот вам тот же Дэйви Джонс на минималках, взглядом своих больших печальных глаз так и умоляющий понять и простить. Ведь бедный испанец просто любит. Любит убивать.

В целом трюкачество Хоакима Роннинга и Эспена Сандберга конечно понятно и похвально — имея на руках полудохлый материал, бравые норвежцы всеми силами пытаются выжать из него максимум. То с окончательно спившегося Джека Воробья штаны снимут, то Каю Скоделарио затянут так, что её грудь едва не вываливается в ладошки Брентона Туэйтса, то заставят зомби-акул лодки таскать (кто-то ведь в своё время на черепахах с необитаемого острова уплыл, смекаешь?), но вкупе всё это выходит даже глупее, чем у Маршалла с его зомби и охотой на русалок. Вся пиратская (как бы) мифология, которую выстраивал Вербински в своей трилогии, теперь окончательно забыта, ведь в дело вступают заметки Галилея, не по годам умные девушки, которым кто-то зачем-то вдруг разрешил читать (так шутили ещё в «Красавице и Чудовище» 1991 года), и поиски древнегреческого артефакта. В какой-то момент и вовсе кажется, что на экран внезапно выскочит Николас Кейдж, и все наконец поймут, что третьим «Сокровищам Нации» быть (Брукхаймер, ну же), но нет. Многоликие сценаристы предпочитают ближе к концовке и вовсе пойти по стопам «Звёздных войн», ведь там же все могут оказаться друг другу родственниками, почему быть так не сделать? Давайте пустим слезу зрителям, покажем момент самопожертвования, а потом устроим настоящую феерию камбэков под лозунгом «А мы и не ждали». И остаётся надеяться на то, что лунная призма наконец-то даст нам силы пережить всю эту армию бессмысленных и беспощадных сиквелов к сиквелам. В конце-то концов хоть один из них когда-нибудь окажется удачным. Ну правда же.

Удачным.

Чёрт.

26 мая 2017 | 01:24

Стоит признать — у нас нет шансов. Любая межзвёздная экспедиция, направленная на изучение иных планет, просто обречена на провал. Видимо, космические колонизаторы отбираются из числа тех, кто в природных условиях ни за что бы не прошёл естественный отбор. Дай им шлемы — и они их снимут, чтобы первыми подышать воздухом иных миров. Дай им странную инопланетную хрень — и они непременно попробуют её на зубок. И абсолютно всё равно, что тысячи других людей, чья цель — населить новую колыбель человечества, могут никогда не выйти из состояния гибернации.

Смотрите — мы обнаружили новую планету, и условия вроде норм. Может, лучше к ней слетаем? Ну а чоб нет.

Да, в очередной раз полномасштабная колонизаторская экспедиция оборачивается провалом для организаторов и кошмаром для участников. Всему виной пресловутый человеческий фактор, но уж чересчур на него уповают сценаристы «Завета». Та глупость в поведении персонажей, которой временами грешил «Прометей», здесь выходит на новый уровень, апогей которого — самая нелепая подстава в мире (Билли Крудап, прости). Но обиднее всего то, что мнящий себя великим творцом Ридли Скотт (некогда и правда крутой режиссёр) внезапно решил свести на нет взращенную до этого мифологию «Чужого», одновременно громогласно заявив свои права первооснователя киноидола и развенчав его в глазах фанатов. Таинственная межзвёздная тварь получает своё прозаичное происхождение, переставая являться легендарным совершенным организмом, воплощением агрессии в чистом виде.

«Завет» резонирует с предыдущими фильмами франшизы, но от этого лучше не становится. Доходит вплоть до появления таких характерных черт, как название бортового компьютера ("Мать») и те-самые-яйца, однако толку от этого мало. Кажется, что у Скотта нет своих идей по поводу развития Вселенной, и над «Заветом» приходится корпеть целому отряду сценаристов, итогом деятельности которых оказывается порожний выхлоп в лицо поклонникам инопланетного монстра. И от этого только печальнее сознавать, что «Прометей», этот неповоротливый приёмыш франшизы («Чужой» без Чужого, what next?) оказался своей таинственностью ближе и роднее старой истории, чем творение её забронзовевшего создателя. Развенчание легенды происходит успешно, а вся сюжетная находчивость в итоге сводится к эпизоду с поцелуем Фассбендера (фан-арты на условном Tumblr наверняка теперь пополнятся новыми занимательными «шедеврами»). Да, с технической стороны «Завет» хорош, эффектен и ультранасилия временами не стесняется, но после просмотра создаётся ощущение, что все два часа очередного (само)убийства на просторах далёких планет создавались ради сцены в душе. Впрочем, мы её и так уже видели в трейлерах.

18 мая 2017 | 02:14

Кажется, Гай Ричи забыл выключить капс — в его «Мече Короля Артура» всё большое и громыхающее, безумно динамичное и неудержимо глупое. На остов классической истории нанизано нечто новое и экспериментальное, да так, что известный всем сабж теперь просто не узнать. Да, здесь есть герой по имени Артур, меч в камне и передающаяся из уст в уста легенда о приходе истинного короля, но всё, что кроме — выжимка из типичных ричевских приёмов, всем знакомых и по сути замечательных, но не выстреливающих как надо по одной единственной причине — эпоха для повествования выбрана не та. Снимая бронебойное кино исключительно для тех, кому «зайдёт», уповая на ритм действия и строгую ориентацию на конечную цель без побочных ответвлений (даже на романтический пунктир места не остаётся, что само по себе ок), Ричи, в стремлении угодить всем, падает жертвой своей непреходящей конъюнктурной направленности. «Меч Короля Артура» пытается взять свободой мысли и вольной подачей, но то, что ещё работало в дилогии о «Шерлоке Холмсе», здесь уже оказывается попросту не к месту. Ясно, что Ричи собирался делать «своё» кино и привязка к конкретному времени его интересовало в одну из последних очередей, но тем не менее. Выстраивая свой Лондиниум с каратэ и шлюхами, превращая главных героев в ходячих законодателей моды их собственной альтернативной реальности, создатель «Большого куша» застревает в своём застагнировавшем художественном стиле.

Пулемётная нарезка эпизодов и ни на секунду не останавливающееся действие под энергичный саундтрек Пембертона до поры успешно маскируют главное — полное отсутствие хоть сколь-нибудь интересного содержания. В «Мече Короля Артура» за его всё-таки безбашенной (по меркам экранизаций классических историй) постановкой нет абсолютно ничего, кроме отголосков любви Ричи к Лондону. Собственно, Камелот фигурирует лишь как вынужденная необходимость — здесь всё начинается и здесь же заканчивается, остальное — Лондиниум и иже с ним. Беспорядки футбольных хулига… простите, фанатов истинного короля, обезображенный Бэкхем, негры, азиаты и та фантасмагория, с которой сколько-то там друзей Артура проворачивают свои дела, постмодернистским сальто-мортале пытаются продемонстрировать возможности очередного «нового прочтения», однако в итоге из всего нагромождения элементов срабатывает лишь Джуд Лоу. Его Вортигерн со своей драматической метросексуальностью вчистую обыгрывает всю внешнюю заносчивость сюжетного оппонента просто вальяжно разместившись на троне. И Ханнэм может сколько угодно расхаживать в зауженных портках и щегольской дублёнке — истинным королём ему не быть. Да, его герой додумался сколотить стол без углов и про парней в итоге не забыл, но именно Вортигерн с его целеустремлённостью и готовностью пожертвовать всем ради достижения могущества и всевластия оказывается настоящим властелином экрана.

13 мая 2017 | 14:39

Новые приключения разноцветных защитников галактики оказываются гораздо нелепее предыдущих. Самый серьёзный сюжетный этап — знакомство и притирка друг к другу и к зрителю уже пройден, а потому приходится уповать на действие, которое в «Vol. 2» постоянно взаимоисключает само себя. Любое событие здесь служит исключительно для провоцирования другого события, но поверьте — это не комплимент. Джеймсу Ганну никак не удаётся связать все задумки в единую цепь, а потому на экран словно бы вываливается целый минисериал, вот только вместо затемнений между сериями здесь шутки про недалёкость ума и размеры экскрементов. Лучше бы про члены шутили, ну в самом деле.

Хотя…

Пока персонажи спешно вытягивают друг друга за уши из возникающих на пустом месте ситуативных пожаров, Ганн вовсю увлекается визионерством и, стоит отдать должное, у него это получается. Внешне «Vol. 2» выглядит исключительно комиксово — будто бы наяву листаешь иллюстрированные страницы под аккомпанемент, казалось бы, давно уже забытых хитов, но. Проблема фильма в том, то его нельзя именно пролистать (по крайней мере, в кинотеатре), да и смысла в этом мало, а эксплуатирование шаблонных ситуаций, до времени прикидывающееся остротой ума сценаристов (Джеймс Ганн, etc.) вылезает наружу тем больше, чем сам сюжет расползается по швам. В определённый момент (уже после выхода на сцену матёрого Курта Рассела) становится ясно, что «Vol. 2» изо всех сил старается выглядеть если не самым эпатажным, то хотя бы одним из самых смелых фильмов нынешней линейки Марвел, однако ему катастрофически не хватает твёрдой режиссёрской руки. Действительно хорошая стилизация оказывается не в состоянии вытянуть картину, которая на холостом ходу скатывается до уровня истории про вечно что-то подозревающую Гамору и всякую лабуду, что вокруг неё происходит.

4 мая 2017 | 21:44

У Глории целый ворох проблем. Уже год как нет работы, головная боль и похмелье каждый день, а тут ещё и парень выставляет за порог — ему, видите ли, надоело каждый раз видеть любимую девушку подшофе. Самое время от безысходности податься из шумного Нью-Йорка в тихие родные края, где пустой дом, бесперспективная серость будней и бывший одноклассник, услужливо готовый оказать помощь практически во всём. Всё бы ничего, но вот только где-то в Сеуле начинает регулярно материализовываться монстр, чьи мотивы столь же ясны, как и похмельное сознание Глории по утрам.

Спросите, в чём здесь связь? Поверьте, даже создатель «Colossal» Начо Вигалондо не сможет нормально ответить на этот вопрос. Его картина хороша всем, кроме главного — идеи. Испанский кинодел так до конца и не может определиться, чего он хочет от собственного творения. Потенциальная оригинальность мысли и подразумеваемая жанровая эклектика здесь смешиваются в безвкусный коктейль из невнятных человеческих отношений, детских травм, большого количества алкоголя и неуклюжего шантажа. История про то, как «алкоголичка поневоле» каким-то мистическим образом становится на время главной южнокорейской достопримечательностью, пытается походить как минимум на ироничное и по-здоровому абсурдное высказывание о том, как порой важно вовремя взять себя в руки и не спиртовать собственные проблемы, но. Вигалондо чётко знает, с чего начать и как закончить свой фильм, а всё, что между — большая смысловая яма, которая заполняется чем-то, что при ином раскладе можно было бы назвать мультижанровостью, а в отношении «Colossal» — сценарным бессилием. Здесь практически нет каких-либо эмоциональных всплесков или ударных эпизодов, действие подаёт признаки жизни лишь благодаря работе актёров. Энн Хэтэуэй чешет макушку и теребит прядки, Джейсон Судейкис пробует себя в роли латентного бэд гая, Дэн Стивенс вполне себе искренне негодует, а азиатская массовка старательно изображает ужас на лицах, но их усилий недостаточно, чтобы удержать историю на плаву. Фильм безвольной тушкой переплывает из одной сюжетной лакуны в другую, а вся находчивость режиссёра в итоге сводится лишь к тому, то главной героине приходится подбить глаз, чтобы она наконец-то пришла в сознание.

30 апреля 2017 | 22:23

Фильм Понсольдта неизбежно стремятся сравнить с «Чёрным зеркалом», как любое вновь рождённое зомби-муви — с «Ходячими мертвецами», но это сравнение справедливо лишь отчасти. Навряд ли Дэйв Эггерс писал свой роман, опираясь на сериальный продукт, да и масштаб его повествования позволяет отступить от превратности мышления. Низкопробная интрига в обёртке из бодрого интеллектуального слога со временем превращается в довольно-таки ударный хипстерский вариант «1984» с концептуальным финалом в духе разрубания гордиевых сюжетных узлов (всё или ничего без лишних слов), и стоит ли говорить о том, что в экранной адаптации всё совершенно иначе.

Очевидно, что внутреннее мироустройство «Сферы» рано или поздно накроет катаклизм, но за действием на экране совершенно неинтересно наблюдать. Джеймс Понсольдт весьма посредственно проявляет себя как изобретательный режиссёр (и попутно соавтор сценария). Его фильм выглядит продуктом среднего телевизионного уровня (хотя титулованные Элфман и Либатик пытаются удержать марку), в который зачем-то забрели звёзды не последней величины. Кто-то из них будет стараться (как Карен Гиллан, изо всех сил пытающаяся пробраться в верхний эшелон голливудских звёзд), кому-то и стараться не надо (как Тому Хэнксу, чей взгляд в финале красноречивее любых слов), а кто-то вполне ожидаемо теряется (как Эмма Уотсон, настолько стерильная, что её в какой-то момент приходится облачать в красное платьишко, чтобы хоть как-то выделить из фона).

Занимательная цифровая (анти)утопия искажается и теряет свою глубину, превращаясь в фейковую версию «О дивного нового мира», в котором большинство довольно развитием событий и не видит проблем. Основная интрига в итоге сводится даже не к тому, отстоит ли человек за собой право на личное пространство в мире победивших сетевых коммуникаций, а к банальной и плохо вяжущей концы с концами истории про то, как никто стал кем-то. Мэй Холланд выбивается из грязи в князи, причём делает это чужими руками, априори шагая по головам (начиная от помощи подруги в трудоустройстве и заканчивая случайным знакомством с самым технически продвинутым из сфероидных Волхвов). Но создателям не хватает сил внятно продемонстрировать зрителю даже это, и созданная на костях произведения Эггерса хроника восхождения нового вершителя мировой истории под прикрытием редких вставок сомнительного морализаторства в концовке пытается провернуть трюк с двойным смысловым дном. Однако престидижитатор из Понсольдта оказывается никудышный.

29 апреля 2017 | 02:23

Яблоко от яблони в который раз упало далеко — режиссёрский дебют (да и не только он) Дженнифер Чемберс Линч наглядно продемонстрировал, что до звёздного отца ей, похоже, не допрыгнуть никогда. История талантливого хирурга Ника, который был столь одержим одной женщиной, что в буквальном смысле создал из неё натуралистичный вариант Венеры Милосской, оказывается фильмом настолько же бездарным, насколько исполняющая главную женскую роль Шерилин Фенн была прекрасна в расцвете своих девичьих лет. Наполненная до краёв фрейдистскими мотивами урбанистическая страшная сказка о неразделённой любви практически все свои сто минут экранного времени бьётся в агонии бездарного монтажа и не менее бездарной режиссуры, заставляя увязнувшего вместе с ней зрителя благодарить бога кино хотя бы за то, что достоинства знаменитой твин-пиксовской брюнетки здесь демонстрируют сполна.

Чувственное существо со страстью к алкоголю и оргазмам полностью завладевает влажными фантазиями главного героя, который, кажется, практически не вылезает из состояния аффекта. Опутанному сетями Эдипова комплекса Нику на фоне умирания матери срочно потребовалась новая отдушина, которую он на своё (не)счастье незамедлительно встретил. Не менее красивая и властная стерва, чем его родительница, горячая красотка Елена дарит ему ночь с собой, а позже отшвыривает прочь, словно какого-то сопляка. Однако это только подогревает желание несостоявшегося полового гиганта, который, начав с простого вуайеризма, впоследствии занимает себя выдумыванием «изощрённых» планов, единственная цель которых — заманить сладострастную эгоистку к себе домой.

Унылые пикировки блондинчика с замашками нерда / маменькиного сынка и его пленницы довольно быстро утомляют, но что-то большее фильм предложить просто не в силах. Основополагающая концепция действия проста — удачное стечение обстоятельств позволяет Нику ампутировать ноги, больная фантазия режиссёра — руки обольстительницы, а всё, что кроме — лишь смесь схематичного символизма и саркастичного гротеска. К несчастью, Дженнифер Линч не знает меры, а потому «Елена в ящике» в крутом пике падает в омут фетишизма и перверсий, выбраться из которых удаётся только с помощью финального твиста, глупость которого не снилась впоследствии даже Шьямалану. Закипающий чайничек уязвлённого самолюбия Ника булькает вхолостую и неважно совсем, что Елена со временем становится компактнее во всех отношениях — Фенн настолько хороша, что даже в образе полу-тушки не теряет своей притягательности и агрессивной сексуальности.

Причины и мотивы здесь читаются между строк, но похоже, что видит их только зритель, изо всех сил пытающийся найти хоть какой-то смысл в происходящем на экране. Сама же создательница картины купается в лучах самомнения и не замечает собственной немощи. Оба её героя — пленники друг друга, взаимозависимые личности, связанные навеки. Он — своим навязчивым влечением на грани акротомофилии, она — собственной физической беспомощностью, но взаимоотношения персонажей удел бедных режиссёров, ведь главное по мнению дочери Линча — эпатаж и ужасные мужские причёски (причём в равных пропорциях). И если Шерилин Фенн богична в любом моменте (ей можно просто быть в кадре, и поверьте — этого достаточно), то остальным актёрам приходится что-то играть, и нет лучшей актёрской игры, чем игра ни о чём. Это, конечно, шутка, но в контексте «Елены в ящике» она становится правдой — Дженнифер воздвигает молодую (тогда ещё) актрису на пьедестал и совершенно не заботится об образах других лицедеев.

Изощрённость фантазии режиссёра-сценариста радует и удручает: в стремлении создать что-то в равной степени провокационное и чувственное, дочь Линча совершенно теряется в претенциозности своих намерений. Напыщенный особняк в качестве основного места действия, невнятное построение эпизодов и низкопробная в своей прямолинейности эксплуатация внешних данных Шерилин Фенн превращает «Елену в ящике» в утомительное и скучное зрелище, при просмотре которого приходится искренне сожалеть о том, что развязка не наступает столь же стремительно, как преждевременная эякуляция главного героя.

25 апреля 2017 | 01:32

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...