Берлин-2016: Как посмотреть восьмичасовой фильм и влюбиться

19 февраля 2016Обсудить0

Лирическое отступление.

Кинорынок в Берлине подошел к концу. Журнал Screen уже второй день не выходит, но зато публикует таблицу с оценками кинокритиков. Посмотрите, что поставили конкурсным картинам специалисты.

«Колыбельная скорбной тайне», режиссер Лав Диас (основной конкурс)

«Человек, снявший восьмичасовой фильм, — какой-то садист», — возмущенно выдала симпатичная британская журналистка в утренней очереди на показ. «А вы знаете, в честь кого его назвали?» — поворачивается немецкий коллега. Британка не знает. «В честь Лаврентия Берии», — замечает немец. «Ну, понятно», — протяжно говорит журналистка, но мы не вмешиваемся, потому что отвлекаться нельзя. Начнут впускать, и нужно бежать, а то в ряду с первого по девятый не так много удобных мест.

В зале витает запах шампанского, потому что премьера, съемочная группа позирует на дорожке, а в Берлине прохладно, и необходимо согреться перед показом.

Красная дорожка при свете дня — большая редкость для БерлиналеКрасная дорожка при свете дня — большая редкость для Берлинале

Журналисты волнуются: начало, намеченное на 09:30, откладывается, в то время как запах шампанского становится совсем невыносимым. В зале царит нервное возбуждение, где-то хихикают. Наконец Лав Диас с продюсерами и актерами появляются в зале, занимают места, и на сцену выходит человек в костюме, объявляющий, что часовой перерыв закончится в 14:45, а если вы будете выходить из зала, не забудьте взять бумажный браслет, по нему вас пустят обратно. Начинаем просмотр в 09:50.

«Колыбельная» — фильм не только черно-белый. Он снят в академическом формате 4×3. Смотреть его непросто, потому что глаз не привык к столь длительному восприятию монохромных квадратных фильмов. С другой стороны, это эксперимент, а КиноПоиск готов проверить себя на прочность. Мы сломались на претенциозной комедии «Конец» с Жераром Депардье, но что же с Диасом?

А Лав Диас нас заворожил и влюбил. Есть вариант, что картина берет зрителя в заложники, и посмотревший «Колыбельную» человек испытывает нечто вроде стокгольмского синдрома, но тогда чем объяснить невероятный прилив энергии, который ощутили мы и некоторые наши коллеги, когда в зале включился свет?

Впрочем, давайте поговорим о сюжете.

Действие развивается во время филиппинской революции 1896—1898 годов. Колонизированная в XVI столетии испанцами страна, расположенная на островах, начала сопротивляться захватчикам только в середине XIX века. Главный герой революции Андрес Бонифасио и его брат Прокопио останутся за кадром фильма Лава Диаса, но о них будут постоянно говорить персонажи. Поэт Исагани (суперзвезда филиппинского кино и телевидения Джон Ллойд Круз) — романтичный юноша, который несколько сторонится революционного движения, потому что не хочет убивать. Он хочет писать стихи, петь песни любимым девушкам (одной из них, Пепите, выходящей замуж за другого, он посвящает дивной красоты балладу), но на его голову сваливается раненый революционер Симон (еще один популярный филиппинский актер Пиоло Паскуаль), которого нужно переправить в безопасное место. Параллельно супруга Бонифасио вместе с тремя женщинами ищет своего мужа в лесах. Может быть, он там спрятался, а может быть, и нет. Может быть, там находится его могила, но, может, он все-таки жив.

Диас показывает нескольких предателей — филиппинцев, симпатизировавших испанской власти и помогавших оккупантам. К финалу кто-то из них раскается, кто-то заживет своей жизнью, а кого-то убьют за кадром.

В одной из сцен герои фильма смотрят кино — недавнее изобретение прямиком из Парижа. «Когда я посмотрел первый фильм, то перенесся в другой мир, в новый мир», — говорит счастливчик, побывавший на показе братьев Люмьер. Фильм Диаса вряд ли выйдет в российский прокат, но он совершенно точно переносит зрителя в новый для него мир.

«Колыбельная» — кино созерцательное, но, несмотря на хронометраж, оно не заставляет зрителя смотреть, как по 15 минут человек ест капусту или смотрит по пять минут на стену (мы смотрим на вас, господин Цай Минлян). Действие развивается удивительно ритмично, не давая заснуть (хотя, признаться, некоторые сцены пытались погрузить нас в объятия Морфея, но мы хорошенько выспались заранее), а диалоги и вовсе порой приводят в восторг («Какое доброе утро? Ты что несешь? Утро добрым не бывает!»). К сожалению, понять всю историю не получается без помощи справочных материалов. Так, постоянно упоминаемый и казненный в начале картины доктор Хосе Ризаль оказался одной из ключевых фигур реформаторского движения в испанских Филиппинах, подготовившего филиппинскую революцию. Был прекрасно образован, знал свыше двух десятков языков, включая русский. Считал, что народ Филиппин еще не готов к независимости, поскольку власть колонизаторов основана на психологии рабов, от которой необходимо сначала освободить народ. Диас в своем фильме намекает на ошибки революции в одном из диалогов и настаивает, что дальше ошибки взрослых людей должны исправлять молодые.

Медитация на тему революции на Филиппинах, по словам самого режиссера, стала сплавом истории, литературы и мифологии. Среди персонажей фильма Тикбаланг и Экнгканто, полулюди-полулошади (но у Диаса они люди) из филиппинской мифологии, мифический герой Бернардо Карпио, чью силу мечтают заполучить герои, а Исагани и Симон — это вовсе литературные герои. Мы постоянно слышим о настоящих героях революции, но ни разу не увидим их.

«Считается, что обсуждать исторические детали — опасное занятие, — говорит Лав Диас. — Считается также, что еще более опасно исправлять исторические события. Но, на мой взгляд, куда опаснее отворачиваться от истины, скрывающейся за теми или иными событиями». Режиссер приводит в пример смерть Андреса Бонифацио, которая до сих пор является темой для бурных дискуссий у него на родине. Некоторые считают его предателем, но, как говорит Диас, совершенно бесспорным является один факт — его жажда свободы.

И в своем творчестве режиссер предпочитает свободу. Он отмечает, что на Филиппинах действует строгое правило: фильм не должен длиться дольше двух часов, иначе это плохо отражается на сборах. Альфред Хичкок говорил: «Продолжительность фильма определяется выносливостью мочевого пузыря обычного зрителя». Но Диас вряд ли согласен с этим утверждением. «Мой первый так называемый длинный фильм „Батанг Уэстсайд“ вышел в 2001 году, длился пять часов и стал шоком для системы. Потом я снял девятичасовые фильмы „Эволюция филиппинской семьи“, „Иеремия, книга первая“, „Смерть в стране чар“, восьмичасовую „Меланхолию“, шестичасовые „Столетие рождений“ и „От предшествующего“. Я освободил кино. Я не являюсь частью рынка. Я борюсь за то, чтобы мое кино отражало проблемы человечества. А одной из главных проблем людей является время. Мне хочется исследовать время. Мои попытки понять природу кино сродни моим попыткам понять человеческую природу».

Самым длинным фильмом Берлинале ранее являлось «Сатанинское танго» Белы Тарра. Хронометраж картины составляет 7 часов 30 минут. Но «Колыбельная» побила этот рекорд.

Диас говорит, что старается упрощать свое кино, но от его фильмов нет ощущения простоты. Каждая мизансцена скрупулезно выстроена, камера и освещение изо всех сил стараются наилучшим образом показать черно-белый мир. «Кино для меня черно-белое, — объясняет режиссер. — Я как-то снимал в цвете, но всегда вижу фильмы в монохроме. В детстве смотрел много черно-белого кино. В моей юности это был альтернативный мир. И я до сих пор вижу ч/б как свою альтернативную среду обитания. В случае с „Колыбельной скорбной тайне“ черно-белое изображение еще и является данью старому кино, филиппинским контрастным комиксам и немецкому экспрессионизму».

Некоторые называют Лава Диаса представителем «медленного кино». Но режиссер опять-таки не согласен: «Я не снимаю „медленное кино“. Я просто снимаю кино. Не знаю, почему обсуждение моих фильмов постоянно скатывается в их хронометраж. Это же кино. Оно, как поэзия, как музыка или живопись, может быть разного размера или длительности. Можно написать картину на небольшом холсте, а можно на огромном. Это все равно будет картина. И кино не должно ограничивать себя временными рамками».

На создание «Колыбельной» режиссера вдохновила записка Грегории де Хесус, которую он заметил в национальной библиотеке. На клочке бумаги с трудом можно разобрать слова женщины о том, как она 30 дней искала своего мужа Андреса Бонифацио. «Меня посетило озарение. Я понял, что должен снять об этом фильм».

Зал Фестивального дворца Берлинале вмещает 1600 человек. По окончании фильма он был наполовину пуст. Вышедшие на сцену Лав Диас, продюсеры и актеры фильма были явно рады увидеть всех оставшихся и поблагодарили за выносливость.

КиноПоиск не заметил жюри в зале, но, по некоторым слухам, на показе присутствовал Клайв Оуэн. Понравится ли фильм Мэрил Стрип, а также о том, кто получит основные награды Берлинале-66, узнаем уже очень скоро. Фестиваль завершится в субботу вечером.

Смотрите также

Азиатские трейлеры недели: Летающий клоун, злая панда и эпик о Чингисхане

5 февраля 2018

Венеция-2016: Эмир Кустурица и его зоопарк

10 сентября 2016

Берлин-2016: Актеры сами раздеваются у Томаса Винтерберга

19 февраля 2016

Берлин-2016: Мэрил Стрип все правильно сделала

19 февраля 2016

Главное сегодня

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Сегодня

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

Вчера

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

Вчера

Сериал «Половое воспитание» посмотрели 40 млн пользователей Netflix

Вчера

Трейлеры недели: Черная Земля, вдова и код «Красный»

Вчера

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

Вчера

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт