Новости

Венеция-2012: Стимпанк и хеви-метал в китайском кино

Китайский фильм «Тай-цзи 0», показанный вне конкурса, не вызвал фурора у высоколобых критиков, но обратил на себя внимание фестивальной публики. Боевая и веселая картина является первой частью трилогии, причем сиквел выходит уже в октябре. Создатели хотели придать фильмам о кунг-фу новое измерение, что им прекрасно удалось.

Венеция любит Азию. Возможно, даже больше всех прочих фестивалей. В позапрошлом году картина «Детектив Ди и тайна призрачного пламени» была фаворитом критиков, а в прошлом году «Серебряный лев» за режиссуру достался постановщику драмы «Люди горы люди море» Цай Шанцзюню. «Кубок Вольпи» за лучшую женскую роль в прошлом году увезла китаянка Динни Йип за роль в ленте «Простая жизнь». Можно вспомнить двух «Золотых львов» Чжана Имоу за «Цю Цзю идет в суд» и за «Ни на одного меньше», а также относительно недавнего «Льва» Цзя Чжанкэ за «Натюрморт».

В этом году гонконгский режиссер Питер Чан, снимавший такие ленты, как «Глаз», «Полководцы» и «Меченосцы», вошел в состав жюри главного конкурса. Ну а среди конкурсных картин на Лидо очень тепло принимали «Пьету» Ким Ки Дука.

Китайская киноиндустрия заработала в 2011 году внушительную сумму в 17,8 миллиарда юаней (2,8 миллиарда долларов) и, судя по всему, в 2012-м принесет еще больше. При этом в стране сохраняются жесткие условия для проката иностранных картин: по закону здесь может быть показано только 20 зарубежных фильмов в год. Квота жесткая, но, как говорят в Голливуде, не дает расслабиться и заставляет искать все новые формы продвижения своих проектов.

Тем временем сами китайские кинематографисты пытаются пробиваться на западный рынок. Фильм вроде «Тай-цзи 0» может поспособствовать продвижению азиатского кино среди современной западной молодежи. Фильм снят с помощью новейших технологий, спецэффекты не уступают американским блокбастерам, а действие, хоть и происходит в далеком прошлом, мчится на всех парах. Кстати, о паре. Давно ли вы видели стимпанк в китайском кино?

Давным-давно у одной женщины родился необычный мальчик с небольшим рогом на голове. Если Лу Чана (или Уродца, как его кличут) — так зовут главного героя — стукнуть по рогу, то он приобретает невероятную силу и становится непобедимым. Правда, есть одно но: рог постепенно темнеет, и, как предсказывает доктор, когда он станет черным, Лу Чан умрет. Парень мечтает научиться настоящему кунг-фу и по совету все того же доктора отправляется в деревеньку Чен, где все жители в совершенстве владеют восточными единоборствами. Преодолев трудный путь, Лу Чан прибывает в деревню лишь для того, чтобы узнать: ему здесь не рады. Более того, чужаков они вообще не обучают, а таких умников, как он, тут побывало больше восьми десятков, и все бесполезно.

Лу Чан ищет мастера Чена, знакомится с милой девушкой Юниянг и ее кулаками. За дракой наблюдает пожилой мужчина и отмечает, что в парне есть потенциал. Оказывается, Лу Чан блестяще копирует все движения соперников, но не умеет грамотно парировать их. Также герой-самоучка не подозревает, что его таинственный покровитель и есть знаменитый мастер Чен.

Тем временем один из жителей деревни, молодой Фанг Зинг, возвращается из Лондона и жаждет привести блага цивилизации в деревню. Однако демонстрация электричества едва не заканчивается катастрофой, и жители расходятся, бурча под нос проклятия всему новому, которое до добра не доводит. Обозленный Фанг подкупает чиновников, чтобы те разрешили проложить через деревню железную дорогу. Одним прекрасным утром возле деревни возникает огромный монстр на пару. Он может смести дома, если жители продолжат сопротивление прогрессу. Но на пути огромной машины встает Лу Чан.

В какой-то момент жители деревни обороняются от атакующих войск при помощи овощей и фруктов.

Режиссер Стивен Фанг вдохновлялся голливудскими вестернами и визуально богатыми фильмами вроде «300 спартанцев». Чтобы вдохнуть новую жизнь в жанр классических исторических фильмов о восточных единоборствах, Фунг обратился к японской анимации и видеоиграм, откуда позаимствовал некоторые приемы, здорово оживляющие экранное действо.


Боевые сцены согласился ставить знаменитый Саммо Хунг, являющийся одной из ключевых фигур гонконгской «новой волны» 1980-х, перелицевавший кино с боевыми искусствами и работавший со многими звездами — от Джеки Чана до Джона Ву. Перед Хунгом стояла задача заново преподнести современному зрителю боевое искусство тай-цзи, которое сейчас больше распространено в виде оздоровительной гимнастики, популярной у пожилых людей.

Съемки первой части длились полгода, причем на протяжении всего времени на площадке находилось несколько экспертов по тай-цзи. По окончании рабочего дня команда Саммо Хунга отсматривала отснятый материал и давала рекомендации по монтажу, чтобы на экране все боевые сцены соответствовали духу тай-цзи.

Паровая машина, прокладывающая рельсы, зовется «Трой» и символизирует иностранные технологии и неумолимое будущее. « Мы хотели снять нечто новое, не то, что вы видите в обычных фильмах про кунг-фу. В сценарии уже было много элементов стимпанка, так что мне нужно было дополнить его. Так и получился „Трой“, — рассказывает режиссер. — А вообще нам хотелось сделать веселый и новый фильм».

На постройку декорации пятиэтажных внутренностей «Троя» ушло три месяца и 300 000 долларов.

Стивен придумал еще один очень забавный элемент, который регулярно вызывал хихиканье журналистов. Едва на экране появляется важный персонаж, вместе с ним выскакивает титр, сообщающий, кто его играет и откуда он может быть знаком зрителям. Например, в микроскопической роли отца Лу Чана появляется Энди Лау, и титр сообщает, что он играл в «Двойной рокировке». Самого Лу Чана играет дебютант Юань Сяочао — профессиональный спортсмен, получивший ряд чемпионских титулов в состязаниях по восточным единоборствам, и все они перечислены в титре, сопровождающем появление актера в кадре.

Ветеран восточного кинематографа Тони Люн Ка Фай сыграл мастера Чена и на пресс-конференции много шутил насчет своей роли. «Я снимаюсь в кино 30 лет, играл в артхаусных проектах, в коммерческих фильмах, в драмах, мог петь и танцевать, но никто не раскрыл моего таланта в фильмах плаща и кинжала. Спасибо Стивену! Я уже практически на пенсии, а он раскопал меня и пригласил в свой фильм! — говорит актер. — Я начал изучать тай-цзи за 2,5 месяца до съемок. Мне даже показалось, что я нахожусь в своей лучшей форме. Поставил себе десять из десяти за актерскую игру и за знание предмета! Потом я встретился на площадке с Юанем, настоящим чемпионом, и понял, что мне еще учиться и учиться!»

Изобретать велосипед всегда сложно. Но, как нам кажется, Стивену Фангу и его коллегам удалось осуществить задуманное и снять историческое кино для молодежи. Для пущей привлекательности в качестве саундтрека порой звучит популярная музыка и даже хеви-метал. «Мы подумали, что так тоже будет веселее!» — считает Фанг.

Бюджет первых двух фильмов составил 34,5 миллиона долларов. В Китае картина выходит в прокат как в олдскульном 2D, так и в 3D и IMAX 3D.

Второй фильм выходит в Китае уже в конце октября, но у авторов впереди еще месяц работы. В конце первого фильма можно увидеть трейлер сиквела, так что сразу становится понятно, что вас ожидает. «А вот третий фильм мы еще сочиняем, — признался продюсер Чэнь Гофу. — И вот почему мы решили сразу снять трилогию: в Голливуде обычно снимают сиквелы к фильмам, которые нравятся зрителям, но приходится ждать долгие годы. У нас был очень интересный материал, так что мы решили: зачем ждать?»

Читайте также
Новости Венеция-2012: Как это было Венецианский кинофестиваль завершился, «Золотой лев» отправился в Южную Корею вместе с режиссером «Пьеты» Ким Ки Дуком, а мы решили вспомнить день за днем, как проходил смотр в этом году.
Новости Венеция-2012: «Золотой лев» у «Пьеты» Ким Ки Дука Венецианский киносмотр вручил свои награды. Фестивальное жюри во главе с режиссером Майклом Манном отдало «Золотого льва» фильму Ким Ки Дука «Пьета». Премию за лучшую мужскую роль получили Хоакин Феникс и Филип Сеймур Хоффман за драму «Мастер». Лучшей актрисой признали израильтянку Хадас Харон за роль в драме «Заполнить пустоту».
Новости Венеция-2012: Детство и отрочество Джокера 8 сентября Венецианский кинофестиваль закроет картина Жан-Пьера Амери «Человек, который смеется». Вольная экранизация романа Виктора Гюго стилистически напоминает ранние фильмы Тима Бёртона, только без черного юмора. Главный герой, Гуинплен, на чьем лице вырезана вечная улыбка, легко пополнит пантеон романтичных отщепенцев.
Комментарии (26)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...