Венеция-2012: «Страсть» и ненависть в Берлине

7 сентября 2012Обсудить0

Кристин (МакАдамс) и Изабель (Рапас) работают в берлинском офисе крупного рекламного агентства. Работая над роликом для смартфонов Panasonic (которыми героини почему-то уже пользуются), девушки сидят в роскошном доме Кристин за компьютером Apple (продакт-плейсмент в фильме назойлив как никогда), а когда приходит бойфренд Кристин, Дирк (Пол Андерсон), Изабель ретируется, получив напоследок в подарок от начальницы роскошный белый шарф.

Ночью Изабель приходит в голову идея ролика, который она снимает вместе со своей ассистенткой Дани (Каролине Херфурт). Кристин отправляет подчиненную вместе с Дирком в Лондон представлять ролик заказчикам. В английской столице между Изабель и Дирком абсолютно внезапно вспыхивает роман, а ночь страсти записана на смартфон. По возвращении в Берлин отношения между отстраненным Дирком и не менее отстраненной Изабель волею режиссера продолжаются, чтобы девушка узнала, что ее начальница обожает всякого рода сексуальные игры. В ящике Изабель находит маски, плетки, страпоны, причем одна маска подозрительно похожа на саму Кристин.

Ролик безумно нравится рекламодателю, но его авторство берет на себя Кристин. Начальство готово повысить ее и перевести в Нью-Йорк. Изабель расстроена, но начальница ослепительно улыбается: «Это бизнес! Ничего личного! На моем месте ты поступила бы так же!» Дани подговаривает Изабель отомстить Кристин, и они выкладывают ролик в интернет. Видео становится вирусным, обман вскрывается, никакой Нью-Йорк Кристин не светит, и она на корпоративном вечере жестоко унижает Изабель. Через несколько дней она будет убита, а подозрение падет на ничего не подозревающую Изабель.


Далее фильм срывается в полное безумие и из кино а-ля Залман Кинг для детей превращается в откровенный трэш. Жалюзи, заботливо развешанные на окнах, еле пропускают и без того тоскливый зимний берлинский свет, отчего большую часть картины артисты проводят с полосатыми от теней лицами (для драматического эффекта, показывающего, что кто-то из героев видит сон). Немецкая полиция бросает Изабель в тюрьму без суда и следствия. Затем внезапно появляются доказательства невиновности Изабель, и инспектор Бах идет к ней с розами извиняться (почему-то ночью). Но самый странный факт в фильме — шантаж при помощи допотопного телефона, на котором хранятся кадры, доказывающие личность настоящего убийцы. Снятые на все тот же смартфон от Panasonic, они ждут своего часа на стареньком мобильнике, чтобы при нажатии заветной кнопки оказаться в трубке инспектора Баха.


На пресс-конференции Брайан де Пальма появился под гром аплодисментов. Его сопровождала только Нуми Рапас — Рэйчел МакАдамс дважды проигнорировала Венецию (актриса снималась также в ленте Терренса Малика «К чуду»). Рапас со смехом жаловалась на лицо, искусанное венецианскими комарами, а де Пальма, помимо всего прочего, рассказал, почему ему предложили снять «Паранормальное явление 2»: «Продюсер был моим поклонником». Также режиссер прокомментировал ситуацию с ремейком «Кэрри»: «Его снимает Кимберли Пирс. Она очень хороший режиссер. Материал тоже неплохой, так что посмотрим, что получится».

Режиссер не считает «Страсть» эротическим триллером, как его позиционируют прокатчики, хотя признается, что без эротики не обошлось. «В оригинале Ален Корно лишь намекал на сексуальное притяжение между героинями Кристин Скотт Томас и Людивин Санье. Но Нуми Рапас и Рэйчел МакАдамс сыграли его без всяких обиняков. Я не заставлял их целоваться и быть эротичными. Они просто сыграли так, и получилось весьма эффективно». Де Пальма отмечает, что фильм снимал про женщин и о женщинах: «Поэтому я старался сделать его элегантным и воздержанным. К насилию это тоже относится. Мне не хотелось заострять внимание на нем, поскольку женщинам оно не нравится».

Поскольку картина была частично создана на деньги немецких инвесторов, съемки проходили в Берлине. «В Европе множество чрезвычайно талантливых людей, — считает Брайан де Пальма. — Кроме того, там можно снимать фильмы с разумным бюджетом. Я отдалился от Голливуда после „Миссии на Марс“, стоившей 100 миллионов долларов. Это был мой самый дорогой фильм, а для искусства не очень хорошо, когда на него тратятся такие деньги. Бюджет в 250 миллионов долларов заставляет снимать кино определенного рода, а я уже режиссер пожилой и не заинтересован в нем. Совершенно оригинальный материал можно снимать недорого, на этом стоит весь независимый американский кинематограф. Теперь, когда цифра заменила пленку, бюджет уменьшился еще больше, появилось множество молодых режиссеров, ставящих очень индивидуальные картины. Я разрываюсь между Голливудом и независимым кино, потому что люблю красивые фильмы. А красота стоит денег».

Смотрите также

Ком в горле: Из чего сделаны хорроры

7 января

Саландер полная печали: Как девушка с татуировкой застряла в паутине

12 ноября 2018

Вот оно: 9 культовых экранизаций Стивена Кинга

9 августа 2018

Танцуем в темноте: Какие клипы снимают Линч и Триер

3 августа 2018

Главное сегодня

Трейлер «Джона Уика 3»: Баба-яга экскомьюникадо

Вчера

Марго Робби и Сирша Ронан — о себе и королевах

Вчера

Маколей Калкин рассказал о дружбе с Майклом Джексоном

Вчера

Премьеры недели: «Стекло», Баския и две королевы

Вчера

«Власть» и новый фильм Чжана Имоу вошли в программу «Берлинале-2019»

Вчера

Ушел из жизни последний фронтовой оператор Борис Соколов

Вчера

Супергерои из «Стекла»: 12 острых вопросов о вселенной Шьямалана

16 января
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт