Новости

Канн–2011. Николас Виндинг Рефн: «Мама говорила, что я гений»

Один из самых оригинальных конкурсных фильмов основной программы Канна снят режиссером из Дании. И речь не о «Меланхолии» Ларса фон Триера, а о «Драйве» Николаса Виндинга Рефна. Неонуар в стиле «Буллита» и «Самурая» с Райаном Гослингом в главной роли покорил большинство критиков. Николас и Райан рассказали, как они встретились и как пришла идея снять этот необычный экшн, оказавшийся в конкурсе Каннского кинофестиваля.

Один из самых оригинальных конкурсных фильмов основной программы Канна снят режиссером из Дании. И речь не о «Меланхолии» Ларса фон Триера, а о «Драйве» Николаса Виндинга Рефна. Неонуар в стиле «Буллита» и «Самурая» с Райаном Гослингом в главной роли покорил большинство критиков. Николас и Райан рассказали, как они встретились и как пришла идея снять этот необычный экшн, оказавшийся в конкурсе Каннского кинофестиваля.

Пресс-конференция по фильму изобиловала ненормативной лексикой, коей не гнушается режиссер. При этом в зале постоянно стоял смех, тогда как на просмотре фильма во время определенных сцен раздавались аплодисменты. И хотя стоячих оваций по окончании картины не было, во время титров «Драйва» после пресс-показа зрители хлопали, не жалея рук.

«Возможность снять этот фильм мне предоставил Райан, — говорит Николас. — Кроме того, мне хотелось на себе испытать миф о европейце, приехавшем в Лос-Анджелес снимать фильм. Обычно на эту тему бывают только жуткие истории о том, как все идет не так, причем я уже понимаю, почему так происходит. Но в моем случае все было ох***но. Я приехал в Голливуд, куда приезжали европейцы в 30–40-х годах, а потом в 70-х американцы снимали европейские фильмы. Поэтому сочетание Америки и Европы всегда получалось великолепно, если получалось. Мне хотелось жить в доме с бассейном и апельсиновым деревом. (Смех в зале.) В итоге я жил практически под надписью «Голливуд», так что миф сбывался. Но я все боялся, что меня назовут недоделанным и все ждал, когда же у меня отберут право на мое видение, на мое творчество, что они, кстати, делают и часто. Но в моем случае получилось иначе. Мне повезло со сценаристом и продюсерами, они здорово мне помогли. Я заподозрил недоброе — в конце концов, они американцы. (Смех в зале.) Зато Райан из Канады, так что я успокоился. Канадский менталитет ближе к скандинавскому».

«Драйв» получился таким, как его и задумывал Рефн — смесь тягучего европейского артхауса с мощью американских боевиков, а также с добавлением азиатской жестокости. При этом главный герой похож на самурая -— молчалив, благороден и предан своему хозяину. Райан Гослинг, как и Николас, тоже не верил, что продюсеры позволят им снять такой фильм. Поначалу предполагалось, что «Драйв» будет крупной голливудской постановкой. Роль безымянного водителя предложили Хью Джекману, и актер долгое время был приписан к проекту. Затем студия-мейджор отказалась от идеи снимать кино про каскадера, Джекман выбыл, а материал заинтересовал Гослинга — он-то и уговорил продюсеров позвать в режиссерское кресло датского постановщика.

«Николас — один из моих любимых режиссеров, — говорит Райан. — В жанре, за который мы взялись, сложно придумать что-то новое, но я знал, что у Николаса это получится. Подражание не в его вкусе. Я договорился о встрече с ним, но Ник был занят — пытался убить Харрисона Форда в фильме. Он давно хочет это сделать, а однажды у него это почти получилось! Короче, мы встретились, и он сидел часа два, молча уставившись на меня. Казалось, что ему очень скучно. Со стороны было похоже на неудачное свидание. Я чувствовал себя жутко неудобно. Оказалось, что Николас приболел и принял какое-то американское лекарство и словил кайф. (Смех в зале.) Поэтому он тупо пялился в пустоту перед собой, потом повернулся ко мне и сказал: «Отвези меня домой». Я понял, что мне ничего не обломится (смех в зале), мы сели в машину и поехали. Говорить было не о чем, так что я включил радио, а там играет REO Speedwagon «I Can’t Fight This Feeling».

aram>

aram>

aram>

«Уголком глаза я заметил, что Николас плачет. Я повернулся, и тут он как заорет во всю глотку припев! И потом говорит мне: «Я понял, про что этот фильм. Он про парня, который рассекает по Лос-Анджелесу ночью и слушает поп-музыку!» Тогда же мы решили, что Водитель должен молчать. Хосс (Хоссейн Амини) написал великолепный сценарий, но его надо было снимать в стиле Кена Лоуча, иначе он не сработал бы. Поэтому перед нами встала задача — объединить глюки Ника, что были у него от лекарства и Speedwagon со сценарием. Продюсеры дали нам свободу, в результате чего родился наш фильм».

Водитель работает днем каскадером, а ночью подрабатывает, забирая бандитов с мест преступления. Он молчалив, лишнего не говорит, но при этом мастерски управляется с машиной. Знакомство с матерью-одиночкой Айрин (Кэри Маллиган) вносит приятное разнообразие в его жизнь. Когда муж Айрин выходит из тюрьмы, Водитель отступает. Вместе с этим его работодатель Шеннон (Брайан Крэнстон) хочет выставить его на настоящие гонки. Для этого нужен хороший гоночный автомобиль. Шеннон обращается к знакомому богачу Берни (Альберт Брукс) с просьбой вложить деньги. Берни соглашается, но зовет своего приятеля Нино (Рон Перлман) вступить в долю. Однажды Водитель обнаруживает в гараже окровавленного мужа Айрин и узнает, что криминальное прошлое не отпускает его. Водитель решает помочь и делает это совершенно зря.

«Помню, как смотрел в кинотеатре „Вальгаллу“, и в сцене, где герой Мадса Миккельсена вырывает у другого персонажа кишки, зрители в зале засмеялись, начали оборачиваться, смотреть на реакцию других, и внезапно смотреть кино стало весело. Фильм мог быть красивым, но при этом смешным, — продолжает Гослинг. — Мне нравится, как Ник показывает насилие в кадре. Например, когда Альберт Брукс всаживает вилку в глаз одного из героев, вы смеетесь. Потому что насилие у него немного мультяшное, как бы несерьезное. Почему у тебя так получается, Ник?»

«На мой взгляд, искусство — это форма насилия, — отвечает режиссер. — Я взял у дочки сказки братьев Гримм, полистал их и решил, что было бы круто снять фильм, похожий на сказку с использованием классических архетипов. Когда мы встретились с Райаном, и он отдал мне сценарий, я действительно был как будто под кайфом. У них в Америке лекарства на морфий похожи. И вот сидим мы, два гетеросексуальных мужика, как на свидании вслепую, после которого нам надо вы***ть друг друга. (Смех в зале.) Мне, как режиссеру, нужно установить контакт с актером, и это очень похоже на секс. И когда я попросил подкинуть меня домой, то повел себя, как девушка, которая хочет продолжения. (Смех в зале не прекращается.) И вот мы сели в тачку, Райан включает радио — и тут эта песня. Внезапно все срослось. И я понял не только, какой фильм надо снимать, но и то, что мы с Райаном только что ментально перепихнулись».

Музыка действительно играет огромную роль в проекте. У Рефна необычный подход к подбору материала. Например, он категорически отказывается использовать рок-музыку и настаивает на поп-песнях и мелодиях в стиле техно а-ля Kraftwerk. При этом машины оказались не самым важным материалом — Рефн признался, что у него нет прав и вообще он в машинах не разбирается: «Мы просто выбрали тачки, которые круче смотрятся».

Также Николас говорит, что ему очень повезло с Райаном, поскольку они очень похожи в эмоциональном плане. «Мы боготворим женщин, оба любим своих матерей. Всю жизнь моя мама говорила, что я гений, как ее не любить. Поэтому мы с Райаном в итоге слились в одного человека, что очень важно, хотя в наших с ним отношениях я скорее женщина, а он мужчина — он смеется, а я рыдаю. (В зале во время слов Николаса не прекращается смех.) Вообще мы тут в Европе более женственные, как мне кажется. Так что опыт работы над фильмом стал очень эмоциональным».

Режиссера спросили, какой фильм он считает любимым. «Я люблю кино 70-х, а в особенности „Техасскую резню бензопилой“. Понимаете, я рос в то время, когда бунтовать против родителей было сложно: они и без того были бунтовщиками, пили, курили траву, ходили на концерты. Надо было как-то нервировать маму, и я нашел способ — смотрел „Резню“ по телику до одури. Мама ругалась».

Только в один момент Рефн прекратил шутить и стал серьезным. Репортер из Дании попросил прокомментировать историю двухгодичной давности, когда режиссер выступал по государственному ТВ со слезами, жалуясь на отсутствие работы и признавая себя банкротом. «Это история о гадком утенке, - холодно отрезал Николас. — В финале он превращается в лебедя. Следующий вопрос».

Превратится ли в лебедя «Драйв», станет известно уже в воскресенье, 22 мая. Впрочем, фильм нельзя назвать гадким утенком — даже титры, написанные розовым шрифтом, его не портят. В кулуарах «Драйву» прочат золото, но получит ли он его, покажет время.

Читайте также
Новости Кейт Бланшетт возглавит жюри Каннского кинофестиваля Звезда драмы «Кэрол» назначена президентом жюри 71-го кинофестиваля.
Новости Фильмы Ханеке и Лантимоса куплены для российского проката Также российские зрители смогут увидеть новые фильмы Франсуа Озона и Мишеля Хазанавичуса.
Новости «Скифа» покажут в Китае, «Нелюбовь» — по всему миру Самым популярным российским фильмом на Каннском кинорынке стала новая работа Андрея Звягинцева «Нелюбовь». «Защитники» тоже в тренде.
Комментарии (30)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...