Премьеры России — 15 июля

14 июля 2010Обсудить0

Широтой проката из новинок на нынешней неделе может похвастаться только крупномасштабный диснеевский блокбастер «Ученик чародея», в котором свои силы соединили главные создатели хитовой дилогии «Сокровище нации» — режиссер Джон Тёртелтауб, актер Николас Кейдж и продюсер Джерри Брукхаймер. Анклав авторского кинематографа представляют новая работа Питера Гринуэя «Рембрандт. Я обвиняю», номинант на «Оскар—2010» израильская драма «Аджами» и картина «Дневник лесбиянки».

«Ученик чародея»

Три ученика великого Мерлина дают отпор злой колдунье Моргане. Но один из них, Хорват (Альфред Молина), из-за любви к другой последовательнице мага, Веронике (Моника Беллуччи), предает своих коллег и переходит на сторону зла. Мерлин погибает, а душа Морганы сливается с телом молодой волшебницы, которую заточают в гримхольд — деревянную куклу матрешкоподобного вида. После Бальтазар, третий из воспитанников Мерлина, в течение столетий охотится и за прочими приспешниками Морганы, сущности которых наслаиваются на слои гримхольда один за другим. Попадает в эту ловушку и Хорват. Чтобы уничтожить Моргану окончательно, Бальтазару необходимо найти потомка Мерлина, способного овладеть магическими премудростями без необходимого для этого искусства чародейского кольца. Такой вроде находится в лице не особо удачливого и во многом асоциального нью-йоркского паренька Дэйва (Джей Барушель).

Продюсер Джерри Брукхаймер славится своими монструозными (в плане масштабов) блокбастерными поделками. Огромные бюджеты, передовые визуальные эффекты, мировые звезды — всё в его распоряжении, и всем он пользуется на полную катушку, четко контролируя финансируемые им проекты. С Николасом Кейджем их связывает длительное и продуктивное сотрудничество, вылившееся в несколько очень популярных лент. Первая из них — «Скала» — стала для актера (на тот момент состоявшегося чуть ли не в артхаусном качестве и получившего за год до выхода картины «Оскар» за роль в фильме «Покидая Лас-Вегас») возможностью переквалифицироваться в экшн-звезду, а также поспособствовала росту карьеры Майкла Бэя, именно с данного фильма сформировавшегося как автор глупых, но очень эффектных в зрелищном отношении проектов.

После тандем Брукхаймер—Кейдж не раз радовал зрителей эстетически схожим продуктом — боевиками насколько динамичными, настолько и несерьезными: «Воздушной тюрьмой», ремейком «Угнать за 60 секунд» и приключенческой дилогией «Сокровище нации», поставленной другом юности Кейджа Джоном Тёртелтаубом. Он и был первым кандидатом на режиссуру «Ученика чародея» — проекта, запущенного в полную силу во многом с подачи Кейджа, большого поклонника средневековой Британии и артуровского цикла. Актеру хотелось совместить в одном фильме свою страсть к подобной культуре, а также отдать должное анимационной «Фантазии», эпизод из которой (источником его вдохновения послужило стихотворение Гете) и стал основой для фильма Тёртелтауба. Для Кейджа диснеевская лента не просто классический мультфильм, а неотъемлемая часть себя. По словам актера, благодаря ней состоялось его знакомство и с анимацией, и с классической музыкой, так что играть подобную роль для него большая честь.

Бюджет у «Ученика чародея» немалый, но вполне стандартный по брукхаймеровским меркам — 150 миллионов. Критики к фильму отнеслись, прямо скажем, без особого восторга, отмечая, что это в целом вполне традиционное диснеевское семейное кино последних лет, смотрящееся на одном уровне с прошлым проектом продюсера «Принц Персии», сделавшим неплохую общемировую кассу, но ставшим одним из крупнейших его провалов на американской территории.

«В „Ученике чародея“ есть забавные моменты, но они теряются на фоне всего этого нагромождения визуальных эффектов и наличия совершенно проходных сцен с героями, швыряющими друг в друга синие сгустки энергии», — Джим Вейвода, IGN Movies.

«Хотя фильм шаблонен и нацелен прямо на 12-летнюю аудиторию, ему удается оставаться развлекательным на протяжении всех двух часов — во многом благодаря центральным актерам», — Роб Вокс, Mania.com.

«Свежая порция семейного летнего развлечения», — Мэтт Соргелл, Florida Times-Union.

«Файерболы и шаровые молнии были бы уместнее в „Охотниках за привидениями“. Но тут они явно придают фильму ностальгический шарм. И когда Тёртелтауб выводит на сцену танцующие метлы, то мы вспоминаем, что это бессмысленная диснеевская деньговыжималка», — Стив Персалл, St. Petersburg Times.

«„Ученик чародея“ силен визуально и на удивление развлекателен», — Ребекка Мюррей, About.com.

«Бессмысленный блокбастер, сильными сторонами которого являются экшн-эпизоды, визуальные эффекты и собственная глупость, но который при этом куда слабее выглядит в плане юмора, напряженных сцен и воображения. Где же магия, когда она действительно нужна?» — Эйви Оффер, NYC Movie Guru.

«Как и все отличные картины для детей, „Ученик чародея“ слишком хорош, динамичен и весел, чтобы его репутация ограничивалась рамками своеобразного „гетто семейных фильмов“», — Курт Лодер, MTV.

«Аджами»

Фильм израильского палестинца Скандера Копти и израильского же еврея Ярона Шани «Аджами» задействует уже ныне изъезженную структуру «коротких историй», когда-то популяризированную Робертом Олтманом, продолженную Квентином Тарантино и Полом Томасом Андерсоном и впоследствии не раз использованную Алехандро Гонсалесом Иньярриту (не говоря о ленте «Столкновение» Пола Хаггиса). «Аджами» — это несколько героев и пять историй, с каждым последующим актом все более сплетающихся между собой.

Место действия — Яффа, пригород Тель-Авива, неблагополучный район которого и называется Аджами, где кипят вполне бытовые страсти и рушатся судьбы. Герои вступительной новеллы — два брата: младший Насри и старший Омар. Первый более чувствителен к происходящему и в свободное время рисует комиксы, Омар же творческих позывов лишен и рационален. Страшная трагедия постигает их семью: дядя обоих ребят стреляет в ворвавшегося в кафе члена местной бандитской группировки. Из мести дядю убивают прямо на улице; расстрелян и соседский мальчишка, которого преступники приняли за Омара. Последнему и придется отдать огромный долг, закрепленный за семьей после разбирательства дела местным судьей.

Последующие действующие лица также обитают в Аджами и некоторым образом связаны с героями первой истории. Малик — палестинский беженец, решившийся на бегство в Израиль с целью заработать денег для больной матери. Дандо — полицейский, разыскивающий своего пропавшего брата. Биндж — зажиточный повар в ресторане, в котором работают Омар и Малик и которым владеет местный делец Абу, дарующий покровительство нуждающимся. Все эти линии сойдутся в единое целое, но общая картина так и останется беспросветной.

Данная псевдодокументальная драма стала фаворитом у критиков, отмечающих невероятную достоверность происходящего на экране. «Аджами» уже сравнивают с ранними фильмами Пазолини, но главное внимание лента получила со стороны Американской киноакадемии, удостоившей картину номинации на «Оскар» в категории «Лучший иностранный фильм». Однако фильм проиграл сильной детективной истории «Секрет в их глазах». Стоит отметить, что практически все номинанты 2010 года были в той или иной мере отмечены жанровыми элементами, в то время как фильм Копти и Шани выполнен в традициях авторского кино последних лет — со всей его неприлизанностью, ручной камерой и неспешностью.

«Изобретательно рассказанные истории насилия, мести и коррупции», — Джефф Мейерс, Metro Times.

«Актеры, каждый из которых новичок в этом ремесле, делают будничность картины незабываемой и осязаемой», — Тим Роуби, Daily Telegraph.

«Каждые полчаса этого фильма совершают определенный драматический удар. А его полная двухчасовая продолжительность равна сильнейшему удару под дых», — Колин Коверт, Minneapolis Star Tribune.

«Один из тех редких фильмов, которые вынудит вас противостоять собственным предубеждениям», — Мэтт Боченски, Little White Lies.

«Сильнейшая криминальная драма, в которой все персонажи злодеи», — Эмили Менделл, culturevulture.net.

«Сам факт, что два израильтянина, находящиеся в противоположных лагерях, вместе работали, чтобы сделать этот фильм, имеет столь же большое значение, как и непосредственно сама лента», — Джонатан Ричардс, Film.com.

«Захватывающая драма о предубеждении и глупости», — Джон Хартл, Seattle Times.

«Больше всего „Аджами“ похожа на смесь такой израильской „Суки-любви“ и „Города Бога“», — Оуэн Глиберман, Entertainment Weekly.

«Дневник лесбиянки»

Примерная Азия встречает не то что бы оторву, но определенно творческую личность Элоизу. Позируя ей, героиня постепенно проникается все более сильной симпатией к новой подруге, после перерастающей в любовь, приведшую к ужасной трагедии.

Мелодрама далеко не новичка испанского кинематографа Хесуса Гарая не так отталкивающа, как ее российское прокатное название. Лента «Элоиза» — это опрятная, милая, трогательная, но совсем необязательная история девичьей любви, а главным козырем здесь служат исполнительницы главной роли Диана Гомез и Ариадна Каброл. Кроме частых ролей у себя на родине, первой из актрис удалось сыграть в британской ленте «Отголоски прошлого», где любимец тинейджеров Роберт Паттинсон перевоплощался в Сальвадора Дали, а вторая засветилась в микроскопической роли в «Парфюмере» Тома Тыквера.

«Фильм дает много поводов для восхищения, и всё же это одна из тех маленьких, скромных и страстных лент, заслуживающих большего внимания к себе и все же извлекающих выгоду из этой же проблемы. Вы сами обнаружите себя немного влюбленными в Элоизу», — Кейт Вулф, wishyouwerequeergirls.com.

«Рембрандт. Я обвиняю»

Наглядное пособие по герменевтике от великого Питера Гринуэя, искренне считающего, что Рембрандт ван Рейн зашифровал на своей картине «Ночной дозор» тайное послание обвинительного характера. Этой теме он посвятил и художественную ленту «Тайны „Ночного дозора“», а теперь и снова готов открыто поделиться собственными размышлениями по вопросу в форме документального фильма «Рембрандт: Я обвиняю», где монолог самого автора перемежается вставками из предыдущего творения режиссера. Кроме того, Гринуэй по ходу действия успевает посетовать и на визуальную неграмотность современных постановщиков, толком не разбирающихся в живописи — довод, который он приводил и во время выхода «Тайн „Ночного дозора“». Тем не менее документальное кино от мэтра вышло очень недурственное, временами захватывающее, а временами и смущающее натянутостью некоторых своих доводов. Критики же от фильма в восторге.

«Больше чем очередной источник знаний для историков искусства и студентов. Это настоящий подарок от недооцененного гения от кинематографа», — кинокритик Коул Смайти.

«Захватывающее, но иногда не гнушающееся туманных размышлений исследование тайн рембрандтовского „Ночного дозора“», — Манола Дарджис, New York Times.

«Когда-то Гринуэй учился на художника и, судя по этому фильму, еще и хотел стать сыщиком-любителем», — Дэвид Фир, Time Out New York.

Также в российском прокате стартуют ленты «Челси со льдом» Абеля Феррары и «Взрослая дочь, или Тест на...» Мгера Мкртчяна.

Смотрите также

Удача злобного клоуна в квадрате: Главные премьеры сентября

14 сентября 2017

Удача злобного клоуна в квадрате: Главные премьеры сентября

4 сентября 2017

В тесноте да в Темной башне: Главные премьеры августа

1 августа 2017

Мы есть Грут, Чужой и король Артур: Главные премьеры мая

30 апреля 2017

Главное сегодня

Сценаристка «Стражей Галактики» напишет спин-офф «Форсажа»

Сегодня

Режиссер «Лего Фильм: Бэтмен» экранизирует комикс «Перерождение»

Сегодня

Спроси меня как: Половое воспитание в кино на 13 примерах

Вчера

Против Брайана Сингера выдвинули новые обвинения в растлении малолетних

Вчера

«Оскар-2019»: Номинации — сюрпризы и цифры

Вчера

Блог команды: Мы снова показываем «Оскар»! Теперь и на английском языке

22 января

Посетители Гётеборгского кинофестиваля посмотрят кино в гробах

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт