Главные фильмы перестройки и 1990‑х

Продолжается серия видеоэссе Кинопоиска, посвященная истории отечественного кино. Как дополнение к ролику об эпохе перестройки и девяностых мы публикуем подборку главных фильмов этого периода. Картины распределены по самым важным темам, которые интересовали режиссеров конца 1980-х и 1990-х годов.

Перестройка и 1990-е. Как умерло советское кино и чем удивляли фильмы новой России

Во второй половине 1980-х годов, в период перестройки, советские авторы освобождаются от государственной цензуры, и на экраны выходят смелые, жесткие и радикальные фильмы. Но всего через пять лет вместе с распадом СССР разваливается и система кинопроизводства, и в 1990-е индустрия погружается в затяжной кризис. В этом видеоэссе мы попытались выделить главные темы и фильмы эпохи — от социальной сатиры и антивоенных лент до картин про репрессии и бандитские разборки. Хотя рубеж между перестройкой и 1990-ми очевиден — распад СССР, — эти полтора десятка лет, по сути, продолжался один период с похожими темами и сюжетами, которые в 1990-е стали смелее и радикальнее.

Молодость все простит

«Асса»

1987, реж. Сергей Соловьев

Рок-мюзикл о любви медсестры и контркультурщика, чьи сердца требовали перемен

В период перестройки молодое поколение активно бунтует против мира взрослых, который кажется им скучным, закостенелым и неискренним. Герои «Курьера», «Авария — дочь мента» и «Маленькой Веры» бесцельно прожигают жизнь, вызывая у старших непонимание и раздражение, но предложить какую-то внятную программу, кроме протеста, у них не получается. По-настоящему трагическим этот конфликт становится в «Ассе» Сергея Соловьева, который всегда чутко исследовал мир детства и юности, а в этом мелодраматическом мюзикле столкнул поколение застойных интеллигентов (пускай и криминального пошиба, зато с томиком Натана Эйдельмана в руках) и молодых контркультурщиков, которые как раз в этот момент шли из андерграунда к стадионной популярности. И для создания позднесоветского рок-мифа романтичный и свободный фильм Соловьева сделал, конечно, многое, став кинематографическим аналогом перестроечного желания перемен.


Неудобное прошлое

«Утомленные солнцем»

1994, реж. Никита Михалков

Камерная драма Никиты Михалкова об одном солнечном дне, в конце которого отца маленькой девочки увозит черный воронок

В конце 1980-х наконец стало можно говорить с экрана о сталинских репрессиях, и кинематографисты активно бросились исследовать прежде запретную тему, часто не останавливаясь на фигуре Сталина, а вынося приговор всей советской системе («Собачье сердце», «Так жить нельзя»). Начал разговор Тенгиз Абуладзе, но его артовая притча «Покаяние» не могла снискать массовой популярности, как и многие другие перестроечные фильмы о репрессиях, страстная обличительность и мрачная тема которых не позволяли добиться успеха у зрителей. Апофеоза этот подход достиг в сюрреалистическом хорроре Алексея Германа «Хрусталев, машину!», ставящем окончательный приговор тоталитарной системе. Исключениями, до сих пор любимыми зрителями, стали «Холодное лето пятьдесят третьего…», истерн о политических ссыльных, защищающих деревню от амнистированных уголовников (последная роль Анатолия Папанова), и «Утомленные солнцем».

Эта тонкая и психологичная картина взяла лучшее от всех фильмов Никиты Михалкова (единство времени и места, чеховская драматургия, внятные визуальные метафоры, точные актерские работы) и показала трагедию Большого террора с точки зрения страстного сторонника Советского государства (точнее, его маленькой дочери). «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке, Гран-при Каннского кинофестиваля и последний приличный фильм Никиты Михалкова.


Новые времена

«Ширли-мырли»

1995, реж. Владимир Меньшов

Абсурдистская комедия о поисках гигантского алмаза с множеством Валериев Гаркалиных

Как раз в перестройку власти пытались реформировать планово-распределительную экономику СССР, хотя бы частично переведя ее на рыночные рельсы. К этому добавились политика гласности, публикация запрещенной литературы, развал союзного государства. Все эти перемены не могли не найти отражения в кино — либо в виде социальной сатиры, высмеивающей новоявленных предпринимателей (например, гайдаевский «Частный детектив, или Операция „Кооперация“»), либо в виде абсурдистской трагикомедии («Город Зеро» или «Бакенбарды»), либо как трагедию из жизни «асоциальных элементов» («Интердевочка»). Эльдар Рязанов подвел черту под советским проектом, в «Небесах обетованных» поселив всеми любимых актеров буквально на свалке, которую пытаются отнять новые хозяева жизни.

Уже после распада СССР это непонимание внезапно изменившихся правил жизни чутко ухватил Владимир Меньшов в эксцентрической комедии «Ширли-мырли» — как еще объяснить взбесившуюся реальность, как не через абсурдный сюжет о поисках гигантского алмаза? А сыгравший множество близнецов Кроликовых (от цыгана до еврея и американца) Валерий Гаркалин здесь как будто персонифицирует тоску по «братским народам», причем буквально.


Криминальная Россия

«Брат»

1997, реж. Алексей Балабанов

Народный арт-боевик о ветеране войны в бандитском Петербурге

Главные герои кино 1990-х, конечно, бандиты. Впервые на экране нравы отечественных гангстеров появились еще в перестройку («Воры в законе»), но, начиная с развала СССР, криминальный сюжет все чаще становится основным. Будь то залихватская комедия («Мама, не горюй»), экшен-хоррор про питерских вампиров («Упырь») или нежная драма о сестринстве («Страна глухих»). Ближе к концу десятилетия усталость от бандитского произвола порождает запрос на народного мстителя, который бы принес справедливость в бесправный мир (в том числе и в этом причина популярности милицейского сериала «Улицы разбитых фонарей»).

Иконическим образом добра с кулаками стал Данила Багров из «Брата», хотя Алексей Балабанов и не выписывал своего героя сугубо положительным героем. Наоборот, персонаж Сергея Бодрова — человек, сломанный войной и продолжающий жить по ее законам, а его крестовый поход против криминального мира только умножает страдания окружающих. Именно «Брат», почти документальный в описании материального мира 1990-х, стал тем фильмом, который до сих пор формирует наши представления о том десятилетии.


Нет войне

«Блокпост»

1998, реж. Александр Рогожкин

Трагикомедия о рутине солдатской жизни во время войны в Чечне

В 1990-е российский кинематограф наконец начинает говорить о наследии современных войн: сначала появляются ленты про Афганистан, а затем уже и про Чечню. Если в 1980-е эпизоды с ветеранами Афгана появлялись впроброс и эпизодически (так было и в «Родне», и даже в «Курьере»), то после вывода войск в 1989 году и полной отмены цензуры кинематографисты исследуют как психологию войны («Афганский излом»), так и попытки бывших военных приспособиться к мирной жизни, как правило, неудачные («Нога», «Мусульманин»). С началом боевых действий в Чечне эта тема получает новое развитие, и самым радикальным антивоенным манифестом становится акционистский «Зеленый слоник» о взрыве насилия на гауптвахте.

Наиболее точный портрет бессмысленных войн нарисовал Александр Рогожкин в «Блокпосте». Он сосредоточился не на военном экшене или эстетике насилия, а на повседневной жизни солдат, для которых отсутствие надежды и эмпатии становится рутиной. Главным достижением Рогожкина стал удивительно бесстрастный, но при этом чуткий взгляд на конфликт: режиссер не занимает ни одну из сторон и показывает, как расчеловечивают друг друга обычные и даже симпатичные в общем люди.


Формальные поиски

«Окраина»

1998, реж. Петр Луцик

Постмодернистский сказ о селянах, которые едут в Москву за справедливостью

Начиная с перестройки, авторы активно экспериментируют с жанрами, причем не только копируют западные образцы («…По прозвищу Зверь»), но и создают оригинальные образцы на отечественном материале (авангардистский хоррор «Господин оформитель»). Активно развиваются андерграундные направления: видео-арт братьев Алейниковых, театральные записи Бориса Юхананова, некрореализм Евгения Юфита, даже классик подросткового кино Сергей Соловьев в своих фильмах разрывает привычный нарратив безумными эпизодами и персонажами.

Ключевыми фигурами для понимания этого периода, поколения 1990-х и постмодернистских поисков отечественного кино становятся сценаристы Петр Луцик и Алексей Саморядов. Их сюрреалистичные, но натуралистичные сценарии описывают конфликт столицы и провинции, а заодно исследуют тему насилия и его цены («Дюба-дюба», «Гонгофер»). Недовольство тем, как ставят их сценарии, привело к единственному режиссерскому опыту Петра Луцика «Окраина» (Саморядов трагически погиб в 1994 году). В этом фильме, стилизованном под кинематограф 1930-х, трое мужиков отправляются в Москву, чтобы наказать нефтяного олигарха, укравшего у них землю. Герои Луцика и Саморядова будто персонажи древних мифов; не люди, а богатыри, глыбы, которые на пути к цели не гнушаются самого садистского насилия. Авторы и восхищаются ими как представителями первородного хаоса, и ужасаются, ведь в этих сверхлюдях не остается ничего человеческого.

Говорящие камни, пальцы-сосиски и разные версии себя: нашумевший фильм-калейдоскоп теперь в подписке
В главных ролях:Мишель Йео, Джейми Ли Кёртис, Ке Хюи Куан
Режиссер:Дэн Кван, Дэниэл Шайнерт
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Перестройка и 90-е. Как умерло советское кино и чем удивляли фильмы новой России

ВидеоПерестройка и 90-е. Как умерло советское кино и чем удивляли фильмы новой России

21 мая
Кино эпохи застоя: как понять любимые советские фильмы

ВидеоКино эпохи застоя: как понять любимые советские фильмы

20 ноября 2021
Главные фильмы эпохи застоя

Главные фильмы эпохи застоя

4 декабря 2021
Чем все-таки хороши приквелы «Звездных войн»
Культовое кино

ВидеоЧем все-таки хороши приквелы «Звездных войн»

23 июня5

Главное сегодня

Смотрите на Кинопоиске

Чем запомнится «Нулевой пациент»? Мы выбрали 10 пронзительных моментов

Вчера
Чем запомнится «Нулевой пациент»? Мы выбрали 10 пронзительных моментов
На Кинопоиске выйдет комедия «Кибердеревня». Ее снимут Валерий Федорович и Евгений Никишов
Индустрия

На Кинопоиске выйдет комедия «Кибердеревня». Ее снимут Валерий Федорович и Евгений Никишов

Вчера
«Точка кипения»: хроника пикирующего шеф-повара
Рецензия

«Точка кипения»: хроника пикирующего шеф-повара

Вчера1
Кто вы в «Сейлор Мун»? Важнейший тест по аниме

ТестКто вы в «Сейлор Мун»? Важнейший тест по аниме

Вчера10
Что мы знаем про фильм «Барби» Греты Гервиг?
Индустрия

Что мы знаем про фильм «Барби» Греты Гервиг?

Вчера4
«Род мужской». Как хоррор Алекса Гарленда разоблачает токсичную маскулинность
Крупным планом

Подкаст«Род мужской». Как хоррор Алекса Гарленда разоблачает токсичную маскулинность

Вчера0
«Создание фильма можно сравнить с беременностью»: призер «Кинотавра» Борис Акопов о своей второй картине

«Создание фильма можно сравнить с беременностью»: призер «Кинотавра» Борис Акопов о своей второй картине

Вчера
Комментарии
Кинопоиск не хочет становиться площадкой для противостояний, поэтому комментарии к большинству материалов остаются закрытыми. Просим вас отнестись к этому с пониманием.