«„Козловский везде“ — это смешно»: Данила Козловский о ролях, самоцензуре и карьере на Западе

Сериал «Карамора» видеосервиса START о противостоянии анархистов и вампиров-охранителей в декорациях упаднического Петербурга 1900-х стал одним из самых громких запусков начала года, хотя собрал противоречивую критику. Кинопоиск поговорил с его режиссером и продюсером, сыгравшим роль Караморы, воистину главным героем проекта — в рубрике, где мы публикуем монологи ключевых лиц российской индустрии.

Данила Козловский — актер театра и кино, режиссер, сценарист, продюсер. Родился в Москве. В десятилетнем возрасте родители отправили его учиться в Кронштадтском морском кадетском корпусе. После него, в 2002 году, Козловский поступил в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства на курс Льва Додина, а в 2006-м пошел работать к Додину в Малый драматический театр, где продолжает играть до сих пор. В 1999-м в сериале «Простые истины» Козловский появился в роли хулигана, а в «Улицах разбитых фонарей» сыграл злодея, убившего Дукалиса. В кино Козловского открыл Алексей Герман-мл. с фильмом «Гарпастум» в 2005-м. Прорыв в его карьере случился с фильмом «Духless», затем были «Легенда № 17», «Экипаж», «Викинг». Западная актерская карьера Данилы началась с инди-экшена «Академия вампиров», после чего последовали роли в сериалах «Викинги» и «МакМафия». В 2018 году он дебютировал в режиссуре фильмом «Тренер», его вторая режиссерская работа — «Чернобыль». «Карамора» — дебют Козловского как сериального режиссера.

О вампирах и цензуре

Я сразу понял, что не хочу традиционного прочтения образа вампиров: все они спят в гробу, не отражаются в зеркалах, летают по небу, боятся солнечного света. Мне хотелось, чтобы это были обыкновенные люди, которые отличаются манерами, образованием, мыслями, повадками, естественным жизненным опытом. Просто он у них чуть больший. Единственное, что их роднит с традиционным прочтением, — они пьют кровь.

С точки зрения идеологии и мировоззрения «Карамора» остался точно таким, каким и задумывался. Статья на BBC, где сказано, что мы что-то там идеологически меняли, — ложь! При всем уважении к изданию это явно гиперболизированный взгляд, видимо, решающий какие-то свои внутренние задачи. Я не утверждаю, что там все неправда, но по поводу «Караморы» написано: «Пытались связаться с Козловским, и он отказал нам». Со мной никто не связывался. Или, скажем, «в самом начале мы испугались реакции и изменили сценарий». Тоже неправда. Более того, в статье есть несколько цитат моих коллег-продюсеров, и я не поленился и спросил у них, действительно ли они такое говорили. Выяснилось, что с некоторыми из них тоже не связывались или они утверждали совершенно другое.

В сериале каждый увидит свое. Этим, мне кажется, и прекрасен мир «Караморы»: там нет никакой публицистики, попытки анализа эпохи, намека на исторический контекст, нет никакого, скажем, указующего перста. Да, сейчас мы живем в такой реальности, где легко задеть чьи-то чувства, но, мне кажется, нельзя сравнивать «Карамору» с той же «Матильдой». Мы создали мир, которого не существовало. Это миф, сказка, альтернативная вселенная, здесь вампиры борются с анархистами. В то же время у нас не было задачи уйти в китч или эпатаж. Что касается самоцензуры, то она была, скорее, художественная. Цензура вкуса, так скажем. Но чтобы мы себя идеологически контролировали и цензурировали, испугавшись чей-то реакции вначале, — нет, такого не было.

О сходстве «Караморы» с «Гамлетом»

У меня не было задачи сделать какое-то серьезное политическое высказывание. Нет, к сожалению или к счастью, я не такой режиссер, мне это неинтересно — во всяком случае, сейчас. Гораздо интереснее построить свой собственный мир и быть в нем хозяином. По форме «Карамора» — многожанровая метавселенная. А по смыслу? Воспользуюсь выражением Толстого о непротивлении злу насилием. Для меня это история про то, что любое насилие порождает насилие, а идеализм, на самом деле, очень амбивалентное и страшное понятие. Искреннее стремление к справедливости может обернуться чудовищной жестокостью. Это если сформулировать двумя предложениями. Но, конечно, это сериал и о любви, и о предательстве, и о том, как твой идеал может жрать тебя изнутри и превращать в монстра. И про то, что тот, кто кажется абсолютным безусловным злом, в действительности им не является. А тот, кого мы воспринимаем как борца за справедливость, может оказаться страшным человеком. В какой-то степени это роднит «Карамору» с «Гамлетом».

Во второй серии есть момент, когда Карамора говорит, что правда все изменит. А герой Артура Вахи ему отвечает: «Дай-то бог», — понимая, что правда никому не нужна. Сериал и об этом тоже: Карамора уверен, что люди узнают правду и свергнут зло, но люди не хотят верить в правду, им прекрасно с этим злом живется, потому что есть какая-то стабильность, и всех все устраивает. И Карамора сам становится частью этого зла, потому что стремление изменить мир к лучшему оборачивается стремлением этим миром владеть. Тяга к власти становится непреодолимой, постепенно превращая его в монстра.

О съемках в режиме подвига

«Карамора» — самое сложное, что я делал в своей жизни. То есть никакой футбол, никакой «Чернобыль» с подводными сценами и эпизодами пожара не сравнятся с «Караморой». У нас каждый день на съемках были либо пластический грим, либо переворачивающаяся карета, либо сжигающиеся дома, горящие тела, какие-то пулевые ранения с заживающими ранами, летающие люди. И на все это не было нужного количества времени. Постоянно уходил свет — съемки шли зимой. И еще куча экшена! Первые три серии — это просто разминка. Все начинается с четвертой. А шестая, седьмая, восьмая — самый апофеоз.

Вообще, мы чуть не погибли на этом проекте. Во-первых, он снимался в пандемию, во-вторых, в морозы в Петербурге. При всей моей любви к этому великому городу снимать зимой очень непросто: отсутствие солнца, низкое небо, мрачное настроение и так далее. Мы пережили несколько ковидных вспышек, у меня случилось двустороннее воспаление легких, защемление грыжи в позвоночнике. И практически все деньги, включая мои личные, я вкладывал в производство. Потому что понимал: это мой сериал, моя имиджевая история, и с этим я буду выходить на рынок как генеральный продюсер студии, которая в одиночку вела производство такого масштабного проекта. Да, даже при дефиците бюджета сериал дорогой, но, если бы у нас денег было хотя бы на 30% больше, мы бы снимали по-человечески, а не в режиме ежедневного подвига.

О том, как «Карамора» стал проектом Козловского

Лет пять назад мне предложили сыграть главную роль. На тот момент это была амбициозная задумка, надо было снять пилотную серию и решить, имеет ли смысл запускаться. Пилот снимал Илья Найшуллер, продюсерами были Валерий Федорович и Евгений Никишов — они-то втроем меня и пригласили.

Мы сняли чуть меньше половины пилотной серии, и проект остановился. Илья по причинам, которые не имеют ко мне отношения и я не вправе их здесь обсуждать, отказался доснимать вторую половину, и я вызвался это сделать, потому что надо было понимать, что с этим проектом нам делать дальше, а то он висел какой-то несделанной историей и всем портил настроение. Мы с моей студией DK Entertainment буквально за несколько недель подготовили и отсняли вторую половину, смонтировали, вместе с Валерой и Женей посмотрели и поняли, что хотим из этого делать масштабный проект.

Чтобы как-то оправдать его экономику, было принято решение делать сериал и три полнометражных фильма. Сначала по плану должно было выйти три фильма, потом сериал. Это было сознательное решение. И все, дальше я стал работать как режиссер, исполнитель главной роли и продюсер.

Дальше мы пересняли больше половины того, что снял Илья, поменяли многих героев, отсняли полностью первые три серии, плюс некоторые сцены из других — и грянула пандемия, которая отразилась на всей индустрии, включая наш проект. Возникли проблемы с финансированием, и руководством канала ТВ-3, для которого снимался «Карамора», было принято решение отказаться от него как от неликвидного проекта. И я тут отношусь к их решению с абсолютным пониманием. Никто не понимал, что будет дальше, общая растерянность в мире. Тут было не до съемок рискованных и не самых очевидных в смысле результата сценариев. Мы все оказались в сложной ситуации, и я решил рискнуть: выкупить полностью проект у холдинга и реализовать его самостоятельно, силами своей студии. Это стало возможным благодаря кредиту и возвратным инвестициям фонда «Кинопрайм».

О голых женщинах

Вас это пугает? То, что в «Караморе» много обнаженных женщин? Во-первых, это очень красиво, хотя допускаю, что это недостаточный аргумент. Например, когда главный герой восхищается красотой своей любимой женщины, на секунду появляется женское тело со спины, и мы понимаем, что она красива, видим ее глазами героя, и оператор это красиво снял, то почему нет? Или вот Карамора заходит в публичный дом, где ходят обнаженные девушки. Это тоже кажется странным — в публичном доме? Я при всей своей естественной любви к красивому женскому телу стараюсь снимать женщин обнаженными потому, что мне это нужно для художественного высказывания.

О проблемах с женскими ролями в российском кино

У нас до сих пор часто женская роль — это некий собирательный образ любви, как в свое время сформулировал один из продюсеров. Так что это не проблема актрис. Это проблема драматургии. В России, на самом деле, очень много талантливых, замечательных актрис. Сейчас я работал с Ирой Старшенбаум — прекрасная. Света Ходченкова изумительная. Аня Чиповская, Люба Аксенова. Оксана Акиньшина — с моей точки зрения, у нее совершенно выдающаяся роль в «Чернобыле». Но, к сожалению, часто им самим мало что есть играть. Причина этому — слабая драматургия.

Стараюсь ли я это исправить? Не знаю. Но то, что пытаюсь, это точно. Я сейчас пишу сценарий фильма, где у меня главные героини — две молодые, 17-летние девушки. В том же «Караморе» у нас была задача найти новое лицо, интересную, ни на кого не похожую девчонку, и в сериале у Даши Балабановой внятная, интересная женская роль со своим развитием и кульминацией.

О том, как отцовство все изменило

Я абсолютно иначе стал смотреть на мир. Не только на мир девочек, но вообще на мир. Рождение Оды запустило внутри меня несколько интересных процессов. Не могу сказать, что это дается легко, но по итогу ощущения невероятные. А теперь, конечно, мне хочется сделать сказку, очень! Сейчас я снимаюсь в одном проекте, детском фильме, и если бы не Ода, то я никогда бы в жизни на него не согласился.

К счастью, я еще работаю без оглядки на отцовство. То есть пока я все-таки отказываюсь от фильмов не из соображений: «Ой, это увидит моя дочь, а я там голый или убиваю кого-то лопатой по голове». Но если раньше были фильмы или сценарии, мимо которых я проходил, то сейчас я понимаю: они могут понравиться моей дочери, и на них стоит обратить внимание.

О том, почему везде Козловский, Петров и Борисов

Про «Козловский везде» — это довольно смешно. За последние четыре года со мной вышло только два фильма и один западный сериал. И вот сейчас «Карамора». Что касается Саши Петрова и Юры Борисова: во-первых, это все-таки талантливые актеры, одаренные, что они и доказывают своими работами. Поэтому их режиссеры и любят снимать. На самом деле, не так много хороших актеров, которые умеют работать, соединяя в себе одаренность, ремесло, техническую оснащенность и дисциплину. Помимо Петрова и Борисова, могу назвать тех, с кем работал. Филипп Янковский, Андрей Смоляков, Игорь Черневич, Дима Поднозов. Но они артисты старшего поколения. Из совсем молодых — Женя Шварц, который в «Караморе» сыграл Юсупова. Дима Чеботарев, Один Байрон, Саша Алябьев — все они соответствуют этим качествам.

О карьере на Западе

Прорыв у меня случился после сериала «Викинги» — он был важен как некий прецедент. Изначально на роль князя Олега пробовались исключительно англоязычные актеры из-за масштаба роли, но кастинг-директор «Викингов» и мои агенты убеждали продюсеров, что надо брать русского. Продюсеры считали, что у героя огромные монологи, а русские актеры не знают английского. У меня было несколько раундов проб, которые в итоге их убедили. Правда, над сериалом работало несколько продюсеров, и один из них пропустил мое назначение. Когда он узнал, что какой-то русский парень со странной фамилией играет одного из центральных персонажей в шестом сезоне, то очень сильно и довольно громко удивился. Ему показали несколько эпизодов со мной, он посмотрел и успокоился: «Окей, ладно. Думаю, все у него получится».

После «Викингов» пошли другого уровня предложения, не только типичные отрицательные роли. Да и диалог сейчас ведется по-другому, уже начинаешь выбирать, где-то отказываешься от каких-то ролей. К тому же у меня есть и режиссерские планы. Мы с моей компанией и западными партнерами находимся в стадии девелопмента — пишем три проекта, съемки которых будут проходить как у нас, так и за рубежом.

О критике «Чернобыля»

Тут надо понимать, что вы называете критикой. Фильм еще не вышел, был только первый минутный тизер, и уже появилась куча говна — это хейт или критика? Когда выходит фильм, люди делятся своими впечатлениями, и у меня вызывают уважение и даже восхищение те, кому он не понравился, но они находят для себя возможным формулировать свои критические замечания хотя бы в приблизительно корректной форме. И такие соображения были, мне было интересно их почитать — с чем-то я был согласен, с чем-то мог вступать в диалог. Вот это здорово. Критика полезна, если она конструктивная, если в ней желание не унизить, а сформулировать те или иные проблемы фильма. А если там еще будет то, что мне реально поможет в будущем, — это вообще большая ценность.

Что касается самого «Чернобыля», помимо критики, картина понравилась огромному количеству людей и не только в нашей стране. Иначе он не появился бы в линейке Originals на Netflix по всему миру и не был бы в топах многих стран около месяца. Плюс международные продажи в мире оказались одними из самых рекордных за всю историю российского кино.


Что Данила Козловский смотрит и вам советует

«Сопрано»

Я, к своему стыду, только недавно его посмотрел, и это замечательный сериал! Выдающаяся игра актеров, вообще выдающийся сценарий, придуманный мир. Ну, и отличный энтертейнмент с очень узнаваемыми жизненными ситуациями и героями. В общем, шедевр.

«Мейр из Исттауна»

Казалось бы, не самая оригинальная история рассказана очень достоверно, подробно и как-то спокойно. Полицейская расследует убийство, у нее проблемы в семье, в хорошем смысле понятный сложный герой в рамках заданной структуры новых больших сериалов. Еще раз повторюсь: там ничего нового с точки зрения драматургии нет, но это так подлинно сыграно и сделано, что вызывает абсолютное восхищение. Ну и, конечно, невероятная Кейт Уинслет.

«Человек-паук: Нет пути домой»

Я с большим удовольствием посмотрел последнего «Человека-паука». Нет, я не фанат ни Marvel, ни DC, и к поклонникам Человека-паука себя не причисляю. Просто люблю хорошие фильмы. Отличное развлекательное кино с юмором и прекрасными актерами.

«Последняя дуэль»

Тонкость, потрясающие артисты и прекрасная режиссура Ридли Скотта. Выдающееся кино с художественной и технической точки зрения.

«Последний танец»

Абсолютный шедевр документального спортивного кино. Я бы посоветовал его всем, даже тем, кто далек от баскетбола, потому что это вообще не про баскетбол. Ну, понятно, что это про баскетбол, про «Чикаго Буллз», про Майкла Джордана и в частности про их пятерку, но, на самом деле, получилась картина про жизнь, про страсть, про интриги, про мир, про целую эпоху. Ну грандиозно!


Автор: Ольга Белик

Фото: Данил Головкин (фото предоставлено пресс службой видеосервиса START)

Новинка в подписке — многосерийная криминальная драма о бывшем полицейском, который теряет память после ДТП
В главных ролях:Александр Устюгов, Карина Андоленко, Дмитрий Ульянов
Режиссер:Денис Карышев
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

«Карамора»: мыльная опера под маской революции
Сериалы

«Карамора»: мыльная опера под маской революции

20 января
Что смотреть в 2022 году: 50 самых ожидаемых сериалов
Сериалы

Что смотреть в 2022 году: 50 самых ожидаемых сериалов

3 января
Александр Паль и Илья Найшуллер советуют новогодние фильмы
Докажи, если сможешь

ВидеоАлександр Паль и Илья Найшуллер советуют новогодние фильмы

30 декабря 2021
Козловский-океанолог и триллер про Ивана Грозного: что представили на питчинге Фонда кино

Козловский-океанолог и триллер про Ивана Грозного: что представили на питчинге Фонда кино

27 июля 2021

Главное сегодня

Сериалы

Сериалы июля: «Обитель зла», «Черная птица» и финал сезона «Очень странных дел»

1 июля4
Сериалы июля: «Обитель зла», «Черная птица» и финал сезона «Очень странных дел»
Тому Крузу — 60! Как работает главный исполнитель трюков в Голливуде?
Портрет героя

Тому Крузу — 60! Как работает главный исполнитель трюков в Голливуде?

1 июля15
«Ирма Веп»: веселый сериал о том, как все сходят с ума на съемках сериала
Сериалы

«Ирма Веп»: веселый сериал о том, как все сходят с ума на съемках сериала

1 июля2
Netflix продолжает сокращать сотрудников и вводит рекламу. Что с ним будет дальше?
Индустрия

Netflix продолжает сокращать сотрудников и вводит рекламу. Что с ним будет дальше?

1 июля9
Театр «Гоголь-центр» закрылся. Вспоминаем, что его команда сделала для кино
Индустрия

Театр «Гоголь-центр» закрылся. Вспоминаем, что его команда сделала для кино

1 июля20
8 лучших трейлеров недели: Данила Козловский дружит с умной колонкой, а Сара Джессика Паркер становится ведьмой
Трейлеры

8 лучших трейлеров недели: Данила Козловский дружит с умной колонкой, а Сара Джессика Паркер становится ведьмой

1 июля1
Что смотреть дома: четвертые сезоны «Мажора», «Очень странных дел» и «Мира Дикого Запада»
Выбор редакции

Что смотреть дома: четвертые сезоны «Мажора», «Очень странных дел» и «Мира Дикого Запада»

1 июля0
Комментарии
Кинопоиск не хочет становиться площадкой для противостояний, поэтому комментарии к большинству материалов остаются закрытыми. Просим вас отнестись к этому с пониманием.