«Я заслуженно поздний артист»: Юрий Стоянов — о «Городке», русских вампирах и роли мечты

Обсудить0

Актер-трикстер, прославившийся в ехидном телешоу 1990-х, в этом году в «Вампирах средней полосы» показал драматическую глубину в душевном дедушке-упыре Святославе Вернидубовиче, и такая трансформация сама могла бы стать киносюжетом. В рубрике «Главный герой», где мы публикуем монологи ключевых лиц российской киноиндустрии, Юрий Николаевич Стоянов рассказывает, как он шел к этой роли и как в России непросто быть шестидесятилетним человеком — и на экране, и в жизни.

Юрий Стоянов (1957) родился в Одессе в семье преподавательницы и врача. Учился в ГИТИСе на одном курсе с Татьяной Догилевой и Виктором Сухоруковым. В 1980—90-е работал в ленинградском БДТ, где был занят в основном в второстепенных ролях, требовавших умения петь и играть на гитаре. С 1993 года вместе со своим другом и соавтором Ильей Олейниковым делал программу «Городок» (до смерти Олейникова в 2012 году), которая стала классикой телеюмора 1990-х и обрела вторую жизнь в эпоху соцсетей. В кино снимался в эпизодах с 1970-х, первую значительную роль сыграл в 2000 году в фильме «Ландыш серебристый». Сериал платформы START «Вампиры средней полосы», по мнению большинства критиков, стал бенефисом Стоянова и заставил говорить о перезапуске его карьеры.

О деде Славе

Такого успеха я не ожидал. Вообще, ожидаемый успех, как правило, обманчив, а я много раз обманывался и был обманут предчувствиями и прогнозами. В этот раз я приятно награжден популярностью сериала. На мой взгляд, она связана с тем, что в «Вампирах» по-западному системный подход к формату пророс на нашей человеческой почве. Там построены сюжетные арки, видно развитие героев и все, о чем так любят говорить сценаристы, и это срослось с юмором, болью и русской душевностью.

За умением играть комедийных героев авторы «Вампиров средней полосы», к счастью, увидели мою способность быть достоверным. Им грела душу некоторая моя универсальность, если можно так сказать про себя, хотя это нескромно. Роль писалась на меня, и узнал я об этом, когда меня пригласили на пробы. В процессе работы любой артист становится соавтором роли, и я не исключение. К счастью, мой персонаж написан не по законам скетчкомов; мы добивались, чтобы и шутилось, и плакалось в фильме легко и естественно. Дед Слава прожил тысячу лет, у него в голове историческая каша, поэтому он иногда на современные реалии отзывается шутками из прошлых веков.

Эта работа для меня стоит наравне с другой моей ролью — в «Человеке у окна» Месхиева. Я люблю все свои роли, но есть те, что сыграны на мастерстве, а здесь больше меня как человека можно ощутить.

О русских кровососах

Определяющей в названии сериала является вторая часть — родное и нежное сочетание «средняя полоса». Это же не хоррор и не сага, в названии выражены и жанр, и атмосфера. Знаете, не люблю рассуждать о роли до выхода фильма, разговоры о намерениях всегда пошлы. Но сейчас могу сказать, что когда работал над ролью вампира, то подумывал о том, что же такое вечная жизнь. Мне хотелось показать, что это огромная беда и наказание. «Обречен на вечную жизнь» — точная формулировка, потому что это не награда. И поэтому наши вампиры такие несчастливые. Их единственная радость в том, что они семья (хотя и не родная). Очень тонкая вещь.

О съемках и втором сезоне

Мы все дружим с командой сериала, ребята там замечательные, моложе меня, но я уже в таком возрасте, когда большинство друзей моложе. А с Таней Догилевой мы впервые оказались в кадре за сорок с лишним лет, хотя учились на одном курсе. Про второй сезон я пока ничего не знаю, но могу поделиться мечтой. Я очень тяжело представляю сериал без Женька (персонаж Глеба КалюжногоПрим. ред.). Очень хотелось бы, чтобы он вернулся. Во-первых, он нравится молодым, а во-вторых, без него обрывается важная линия: кого учить, кого опекать деду Славе? Кому давать подзатыльники? Дед Слава без Женька осиротел. Я как мог эту точку зрения до продюсеров донес. И Догилеву бы тоже воскресил — мы же вампиры.

О герое, которого надо любить

Были такие братья Шенки из Рыбинска, одни из основателей Голливуда. Они и читать не очень-то умели, но один вопрос через секретарш, читавших им сценарии, формулировали авторам верно: «Кого полюбит зритель?» Причем речь необязательно про отождествление. Гамлета можно не любить, но можно к нему стремиться. Великий шекспировед Алексей Барташевич говорил, что каждый век получает своего Гамлета. Он становится ретранслятором чего-то, что люди не могут сформулировать. Он всегда немного впереди времени, и в этом его трагедия. Люди могут его не любить, но сочувствовать и сопереживать будут обязательно. Гамлет не проходит мимо несправедливости, мимо которой проходим мы. Он может заколоть подлеца шпагой, чего мы не можем себе позволить и потому завидуем ему. А я вот недавно прочитал один сценарий, очень сильный. Но позвонил автору и сказал: «Старик, это надо переписывать». Потому что зрителю там вообще некого любить.

О кинопробах и референсах

Я никогда не умел себя продавать, предлагать. Никогда не дружил с ассистентами, не слал эсэмэски режиссерам, чтобы напомнить о себе. Всегда считал, что если меня роль нашла, так уж нашла. А вот желающим предложить мне кинопробы просьба не обращаться. С этим связана еще одна моя особенность: все мои роли построены на доверии режиссера и его понимании, что он хочет сказать. Тем, кто хочет отчитаться перед продюсерами, лучше не беспокоиться. Все пробы я уже сделал, в том числе и пробы на антитела. В юности я много ходил на кинопробы, и ни одна из них не увенчалась успехом. Когда сегодня меня зовут на пробы, это будто отбрасывает назад: пробуюсь я плохо, вот в кадре я играю хорошо. И еще есть поганое слово «референс» — оно нужно, если подаешь куда-то заявку. Но почему рядом с моей рожей должен быть Майкл Дуглас? Я не Майкл Дуглас! Майкл Дуглас — великий актер, а я — Юра Стоянов, не великий, но я такой один! Мне что, играть как Дуглас? Это невозможно. Что за постмодернизм такой: встретились два фильма, переспали — и родился третий.

О «Городке»

В одной из статей о «Вампирах» я прочел что, мол, автору понравилось, как сериал обманул его ожидания. Он ждал, что появится Стоянов и начнет кривляться. А когда я вообще кривлялся? Видимо, имелся в виду «Городок», который автор плохо смотрел. Нашей задачей с Олейниковым было сделать смешную передачу как раз без кривляний. Я сейчас очень радуюсь, когда узнаю, что в TikTok люди обмениваются фрагментами «Городка». Оказывается, на любую несправедливость можно найти сценку в программе 25-летней давности. В принципе мы следовали традиции русского юмора — рассказывали через смех о том, как плохо живется. Принципиально новым было только отсутствие цензуры, которым воспользовались двое кое-что почитавших и переживших людей. Я говорю об этом, потому что отсутствие цензуры может сработать очень по-разному — у нас вообще не было слова «нельзя». Оно было заложено какими-то элементарными заповедями, но сверху никто и ничего не запрещал.

О поздних ролях

Первую главную роль в кино я сыграл в 41 год в «Ландыше серебристом» у Тиграна Кеосаяна. Потом у него же в «Зайце над бездной» — фильме, который я очень люблю. Потом был фильм «12» — там метражная, но не главная роль. Сейчас предложений стало больше, и чем дальше, тем меньше будет конкуренция, думаю. Возраст после шестидесяти считают в России «возрастом дожития», нас не так много, а ролей станут предлагать тем больше, чем дольше я проживу. Я, безусловно, рад, как любой востребованный актер. В пандемию я снимался, к счастью, все время, потому что привитый, но я никогда не принимаю дары судьбы как должное. Слишком долго я этого ждал, хотя не считаю свою прежнюю актерскую жизнь бессмысленной — она была накопительной. Я заслуженно поздний актер. Я из тех, кому для комедийных ролей нужно накопить много беды, пройти через многое. Саня Петров в юности из меня не получился бы, а за молодых я радуюсь и поражаюсь, как точно они работают — и Петров, и Борисов, и Паль. Какое оснащенное поколение! Я таким не был.

О роли мечты

Была одна мечта, хотя, боюсь, поздновато… Мне очень хотелось, чтобы кто-нибудь сделал фильм о последних днях потрясающего актера Павла Луспекаева под названием, например, «Ваше благородие». Он умер, когда ему было 47, хотя выглядел он в «Белом солнце пустыни» на шестьдесят. Мы с ним очень похожи, достаточно только вставить черные линзы и приклеить усы. Это был бы фильм о человеке, который перенес тяжелейшую операцию по удалению ступней. Врачи обезболивали его морфием и сделали его зависимым. А потом он сам, испытывая тяжелейшие физические муки, соскочил и в этом состоянии снимался в «Белом солнце». У него есть пронзительнейшие дневники о тех днях. Какая у него биография! Гениальный актер, который любил выпить, любил подраться… Фантастическая могла бы получиться картина.

О проблемах возрастных артистов

Кто такие Элвис Пресли или Фрэнк Синатра в Америке сегодняшней? Это действующие артисты, хотя их давно нет. Их музыка постоянно звучит, монетизируется и является частью актуального культурного пространства. Если бы пожилые артисты не были востребованы в США, не появился бы мой любимый сериал «Метод Комински». У нас такой сериал не может появиться. Сядут четыре продюсера, два продакшена, три прокатчика и скажут: «Ну, хорошо. Стоянов, Гармаш, Маковецкий — нормально. А если один Стоянов? Маловато! Надо к нему Петрова или Паля — молодыми разбавить». В кино нас видеть не хотят, только в сериалах. А на телевидении не приветствуются пожилые лица: только Познер, Якубович, Стоянов, может, кто-то еще. Телевидение будто бы живет в реанимации, и эта агония может быть очень длинной. Возможно, за ней последует возрождение благодаря интернету. Ведь что такое интернет? Тот же ящик, только с тем, что на телевидении нельзя.

О России и Америке в кино

Образ Америки был полностью создан американским кино. В очень регламентированном обществе американцы не могли себе позволить то, что позволяли себе их герои на экране. Поэтому там так любят звезд. Вот скажите, можно было бы у нас снять фильм про такого странного, утонченного артиста-инопланетянина, как Иннокентий Смоктуновский? И показать, как он, когда его гнали в плен, прыгнул с моста, просидел четыре часа в ледяной воде, а потом к своим долго пробивался. Мне кажется, такое кино было бы не менее патриотичным, чем фильм про Зою Космодемьянскую. Я говорю не про исторического персонажа, а именно про фильм.

Но хорошо, что люди стали ходить на российское кино, ведь у нас есть режиссеры и операторы мирового уровня. Хороших артистов много! Главной проблемой остаются сценарии, хотя это повсеместная проблема. Я рад, что стали появляться фильмы уровня «Аритмии»; они не приносят миллиардов, но они есть. И я не говорю про сериалы: «Звоните ДиКаприо!», «Домашний арест». Да и в массовом кино есть замечательные работы: «Лед» отличный, «Лед 2» — еще лучше, «Горько!» — великая картина. И я горжусь, что живу в то время, когда появился фильм «Страна Оз».

О том, что будет дальше

Сложно говорить о будущем, когда не знаешь, сколько его отмерено… Вообще, во мне 50% болгарской крови, а академик Лихачев говорил, что болгары — гении миниатюры, и я как-то самонадеянно переношу это на себя. (Смеется.) Так что я могу заглянуть разве что лет на пять вперед, и в этом смысле мое будущее — это пытаться, разочаровывая и отдаляя от себя режиссеров, по-прежнему снимать коротенькие истории в больших шоу на телевидении. И в то же время играть умных, тихих, добрых, порядочных, интеллигентных и неожиданных героев в кино.


Что смотрит Юрий Стоянов и вам советует

«Земля кочевников»

Это вроде бы американский фильм, но в нем очень много общечеловеческого. Потому эта неприкаянность, ненужность, невостребованность и эта боль, которую передает Фрэнсис МакДорманд, — она понятна всем. И с каким достоинством она пытается организовать свою скромную жизнь, чтобы не быть убогой в этой убогой жизни.

«Эпидемия»

А этот сериал о человеческих поступках и о том, как нам оставаться людьми в бесчеловечных обстоятельствах. Очень мощно проявил себя Кирилл Кяро, блестяще играют все женщины, как всегда, хорошо Робак, хотя это не означает, что это какое-то общее место понятия «хорошо сыграть». Это человек, который меняется внутренне, а не внешне.

«Новый Папа»

Очень интересно посмотреть сериал, который никогда бы не мог быть снят у нас. Это жанрово рассказывается история о статусных людях, причем иногда крайне фантасмагорично. Мы же понимаем, что это не документальная история. У Соррентино получился такой Салтыков-Щедрин, смешанный с Тарантино.

«Лед 2»

Очень люблю Крыжовникова, и мне кажется, что «Лед 2» глубже первого фильма. В нем соединились свойства зрительского успешного кино с очень человеческой историей, которая говорит нам о важных вещах и ценностях.

«Метод Комински»

Мне бы очень хотелось, чтобы этот сериал смотрела молодежь, которая не осознает своей безжалостности по отношению к старикам. Он заряжен гуманистической идеей о том, что жизнь есть в любом возрасте и в любом возрасте есть любовь. «Метод Комински» призывает не отказывать шестидесятилетним людям в том, что ты считаешь естественным для себя, когда ты молод. Он не просит никакого сострадания — герои абсолютно самодостаточные — и наполнен фантастическим юмором.


Автор: Ярослав Забалуев

Фото: Дарья Малышева для КиноПоиска

Расследуя гибель сестры, Рита узнает жуткие тайны своей семьи. Атмосферный детектив с Петром Фёдоровым
В главных ролях:Пётр Фёдоров, Дарья Мороз, Иева Андреевайте
Режиссер:Александр Кириенко
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

С беленькой на красное: Максим Семеляк — о том, как вампиры присосались к российскому кино

С беленькой на красное: Максим Семеляк — о том, как вампиры присосались к российскому кино

7 июня 20218
«Вампиры средней полосы»: Сериал о вампирах, чья сила в доброте
В предыдущих сериях

Подкаст«Вампиры средней полосы»: Сериал о вампирах, чья сила в доброте

26 мая 20214
Внутри «Внутри Лапенко»: Как «Городок» превратился в «Твин Пикс» (и при чем тут Парфенов)
Культовые сериалы

Внутри «Внутри Лапенко»: Как «Городок» превратился в «Твин Пикс» (и при чем тут Парфенов)

24 октября 202045
Депрессивный музыкант или нежный романтик? А может, вредный пенсионер? Проверьте, какой вы вампир

ТестДепрессивный музыкант или нежный романтик? А может, вредный пенсионер? Проверьте, какой вы вампир

13 апреля 202121

Главное сегодня

Смотрите на Кинопоиске

«Преступления будущего», «Профиль» и «Продукты 24»: 18 премьер Кинопоиска в октябре

Сегодня1
«Преступления будущего», «Профиль» и «Продукты 24»: 18 премьер Кинопоиска в октябре
«Зеленая миля», «1+1», «Дневник Бриджит Джонс» и другие любимые фильмы, которые можно послушать
Книги

«Зеленая миля», «1+1», «Дневник Бриджит Джонс» и другие любимые фильмы, которые можно послушать

Сегодня2
Что смотреть дома: «Блондинка», «Пес-самурай и город кошек» и «1703»
Выбор редакции

Что смотреть дома: «Блондинка», «Пес-самурай и город кошек» и «1703»

Вчера1
Сериалы октября: «Шантарам», «Интервью с вампиром» и «Периферийные устройства»
Сериалы

Сериалы октября: «Шантарам», «Интервью с вампиром» и «Периферийные устройства»

Вчера5
«Черный клевер»: фэнтези для тех, кто хочет узнать сразу всё о жанре сёнен

«Черный клевер»: фэнтези для тех, кто хочет узнать сразу всё о жанре сёнен

Вчера36
До конца первого сезона «Колец власти» осталось две серии! Мы рассказываем, чем удивляет шестой эпизод
Сериалы

До конца первого сезона «Колец власти» осталось две серии! Мы рассказываем, чем удивляет шестой эпизод

Вчера48
Тимоти Шаламе целуется, а Венсан Кассель становится Цезарем: 13 лучших трейлеров недели
Трейлеры

Тимоти Шаламе целуется, а Венсан Кассель становится Цезарем: 13 лучших трейлеров недели

Вчера2
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт. Возможность голосовать за комментарии станет доступна через 8 дней после регистрации