Оскар Айзек: «„Звездные войны“ — это что-то вроде религии»

Обсудить0

Исполнитель роли По Дэмерона — о фильме «Скайуокер.Восход», достижениях в игре «Street Fighter» и единственном в его фильмографии русском персонаже.

Оскар Айзек — самый терпеливый актер Голливуда (на съемках седьмого эпизода «Звездных войн» он получил около 40 пощечин от Кэрри Фишер) — долго шел к своим самым громким ролям. Оскар играл героев второго плана у Рефна и Тони Гилроя,  потом заглавную роль у братьев Коэн и, наконец, попал в мир супергероев и больших франшиз. Во вселенной «Звездных войн» он По Дэмерон, отважный пилот Сопротивления, не чуждый и порокам. А вскоре Айзека ожидают не менее удивительные миры — актер играет Красного герцога Лето Атрейдеса в «Дюне» Дени Вильнёва, которая выйдет в будущем году.

— Оскар, продолжите фразу одним словом: «Из всех „Звездных войн“ этот фильм будет самым…»

— …удовлетворяющим. В том смысле, что он даст ощущение завершенной истории, выполненного дела.

— А вы слышали байку про дюжину шотландских полицейских, написавших в служебных анкетах, что их религия — джедаизм? Вы когда-нибудь думали о Силе как о системе убеждений, пригодной для нашей жизни?

— Ничего себе, не слышал! Но мне кажется, что если и не джедаизм, то сами «Звездные войны» — это что-то вроде религии, «Star Warsism», если считать религией общий язык, на котором говорит множество людей, веру в то, что они считают правильным, понимаете? Да здравствует Люк Скайуокер!

— И сестра его Лея! Кажется, вы так много времени провели в контакте с этой джедайской этикой, что она вас еще долго не отпустит...

— Да, думаю, я вынес из этой истории пару жизненных уроков. Джордж Лукас очень мудро выстроил сюжет большой космической саги вокруг того, что есть внутри каждого человека. Я имею в виду нашу борьбу с самими собой. В каждом из нас есть и темные импульсы, и светлые порывы. «Звездные войны» освещают каждый из этих путей, показывая, куда он может привести. Любой может поддаться гневу и страху и стать их жертвой. Но любой может выбрать и путь добра.

«Звездные войны: последние джедаи»

— Диснеевские миры устроены так, что любой ребенок может отыскать в них хотя бы одного героя, который будет чем-то похож. У вас в детстве был такой персонаж?

— Да, это Лэндо Калриссиан! Он тоже представитель этнического меньшинства, у него тоже полно бесов внутри, и он может быть и обаятельным, и опасным одновременно. Конечно, я любил его, когда был ребенком.

— Возможно, я ошибаюсь, но отличительная черта этой трилогии в том, что поступки персонажей — Рей, Кайло и Финна — гораздо в большей степени продиктованы их собственной волей, а не происхождением. А что движет вашим героем, летчиком По Дэмероном?

— Он вольная птица, но в девятом эпизоде вы выясните кое-что интригующее и трогательное о его прошлом. Знаете, когда мы обсуждали мою роль с Джей Джей Абрамсом, он в какой-то момент решил взять меня на слабо: «Может быть, покажешь мне чуть скользкого и грязного парня, а не этого вот идеального героя Сопротивления?» Мне понравилась эта идея. В жизни По было много страшного и тяжелого опыта. Он совершил немало спорных вещей. И, как и все главные герои, он встретит в новом фильме собственных демонов, чтобы победить или проиграть.

— Раз вы сами упомянули режиссера: в чем разница между Абрамсом времен съемок седьмого эпизода и Абрамсом со съемок девятого?

— Думаю, разница в том давлении, под которым он работал. «Пробуждение силы» — это ведь запуск мотора заново, встреча друзей спустя 40 лет. В работе было много радости и воодушевления, но и много рисков. Какую тональность выбрать? Как сделать старую историю современной? Как придумать и сыграть новых героев, которые бы имели право сосуществовать в кадре с легендами? В девятом эпизоде Абрамс уже знает, чего хочет, и гораздо больше нам доверяет. Например, в этот раз вы увидите больше длинных кадров, что означает, что мы могли импровизировать внутри сцены. Потому что он нам доверял.

 Джон Бойега говорит, что в вашем трейлере постоянно шли соревнования по «Street Fighter» и вы бросали вызов вообще всем на площадке. Вы геймер?

— Нет, для меня это просто способ расслабиться. Но что касается «Street Fighter», то да, тут я хардкорный фанат. Неплохо дерусь за Бизона и Дхалсима.

— Жаль, не за Дзангиева! А в карьере вы уже можете позволить себе расслабиться или у вас еще есть какой-то стратегический план?

— Слушайте, конкретной стратегии, наверное, нет. Но я стал позволять себе немного передохнуть. Это очень важно, раньше мне такая возможность часто не выпадала. Выбирая роли, я не думаю о том, как они скажутся на моем положении в профессии, мне просто хочется найти истории и героев, с которыми у меня возникнет эмоциональная связь. А еще мне действительно важно знать, что я смогу привнести что-то в эти сюжеты.

— Пару лет назад вас знали по фильмам Николаса Виндинга Рефна и братьев Коэн, а сейчас вы участвуете во франшизах «Звездные войны», «Люди Икс» и «Человек-паук» (мультфильм «Через вселенные»). Как такие проекты влияют на отношение актера к своему ремеслу?

— Самое важное, что меняется благодаря таким возможностям (отличным возможностями), — это отношение к своему времени. Крупные проекты требуют преданности и дисциплины. «Звездные войны» — это глава моей жизни длиною в пять лет. Я очень счастлив тому, что выполнил эту миссию и теперь смогу открыться новому опыту и новым видам историй.

— Мне очень нравится ваш сериал «Покажи мне героя» на HBO. Но больше в вашей фильмографии ничего телевизионного, кажется, нет. Вы бы сейчас согласились вписаться в какую-то историю на много-много сезонов?

— Спасибо, что посмотрели. Если честно, не знаю. Мини-сериалы еще куда ни шло, но большие… Не уверен. (Смеется.)

«Покажи мне героя»

— Вы играли украинского телохранителя Мадонны и армянского журналиста. А роли русских вам не предлагали?

— В 2005 году я сыграл в фильме HBO «Полураспад Тимофея Березина» — экранизации книги «PU-239 and Other Russian Fantasies». Это своего рода приквел «Чернобыля». И я там русский парень. Ох, как я любил эту роль! Столько веселья!

— Вы грозились исчезнуть после «Звездных войн» ровно на год. Если не секрет, чем займетесь?

— Просто буду растить своих детей. Сейчас мы с ними проводим гораздо меньше времени вместе, чем надо.

— И последний вопрос: что общего у джедаев и актеров?

— Хм. И те и другие время от времени могут летать!

Смотрите также

Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

Вчера15
Венсан Кассель: «Моя профессия — практически сексуальная фантазия»

Венсан Кассель: «Моя профессия — практически сексуальная фантазия»

17 января7
М. Найт Шьямалан: «Мне нужно, чтобы зритель ждал»

М. Найт Шьямалан: «Мне нужно, чтобы зритель ждал»

11 января12
Том Хупер о мюзикле «Кошки»: «Главной задачей было побрить кошек»

Том Хупер о мюзикле «Кошки»: «Главной задачей было побрить кошек»

3 января26

Главное сегодня

Выбор Пон Джун-хо: 10 любимых фильмов режиссера «Паразитов»

Сегодня5
Выбор Пон Джун-хо: 10 любимых фильмов режиссера «Паразитов»
Гильдия продюсеров назвала «1917» лучшим фильмом

Гильдия продюсеров назвала «1917» лучшим фильмом

час назад2
Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

Вчера15
Что смотреть дома: «Чужак», «Авеню 5» и «Половое воспитание»

Что смотреть дома: «Чужак», «Авеню 5» и «Половое воспитание»

17 января4
Венсан Кассель: «Моя профессия — практически сексуальная фантазия»

Венсан Кассель: «Моя профессия — практически сексуальная фантазия»

17 января7
Хэштег дня: Как испортить фильм с помощью одного слова

Хэштег дня: Как испортить фильм с помощью одного слова

Вчера32
Роберт Дауни-мл. не намерен возвращаться к роли Тони Старка

Роберт Дауни-мл. не намерен возвращаться к роли Тони Старка

17 января18
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт