«Выше неба» Оксаны Карас: Как много девушек хороших

Обсудить0

Режиссер «Хорошего мальчика» сняла чеховскую драму о взрослении, токсичной матери и границах свободы у родителей и детей.

На последний конкурсный день организаторы «Кинотавра» отложили самые ожидаемые картины. Среди них — драма «Выше неба», автор которой Оксана Карас три года назад получила Гран-при и приз зрительских симпатий за лирическую комедию «Хороший мальчик» про беззаботного школьника Колю Смирнова (Семен Трескунов), сталкивавшегося со сложным миром взрослых.

«Выше неба» — тоже история взросления, но несколько в другом ключе: она гораздо шире и глубже. С виду приличная семья приезжает на отдых в пансионат «Сосны» в полном составе — отец, мать и две дочери-подростка. Здесь во время первого же похода на пляж происходит страшное: в воде обнаруживают труп мужчины. Все визжат, а мать семейства (Виктория Толстоганова) спешит закрыть глаза младшенькой Сашеньке (Таисия Вилкова): «Не смотри, не смотри». Саше не только на такое запрещено смотреть. Ей вообще много чего нельзя: у девочки порок сердца, поэтому мать меряет ей давление, пульс, обвешивает датчиками, от всего огораживает и чрезмерно опекает. Даже настойчиво помогает одеваться и заставляет постоянно ходить в резиновых сапогах, которые Саша, конечно, ненавидит. Странную зависимость дочери от матери нарушает появление Миши (Филипп Авдеев). Симпатяга, харизмат, парапланерист — в общем, сердце Саши, хоть и больное, рвется к свободе и любви.

История «Выше неба» начиналась как сценарий о токсичных материнско-дочерних отношениях. Режиссер Оксана Карас собиралась писать это сама, но познакомилась со сценаристкой Екатериной Мавроматис, у которой был на эту тему готовый материал. Со сценарием под рабочим названием «Порок сердца» они подавали заявку в Минкульт — денег не получили, но попали в категорию «рекомендованных к финансированию». Зато в тот год поддержку получил «Хороший мальчик», и Оксана переключилась на него, однако работу над «Выше неба» не бросила.

Ко второму питчингу в Минкульте сценарий сильно изменили: от первоначальной истории отношений гиперконтролирующей матери и инфантильной дочери осталась примерно половина, на первый план вышла тема распада семьи. «Мне уже хотелось развить линию отношений родителей. Сделать фильм не только про мать и дочь. Исследовать, что происходит с парой, если кто-то в ней удерживает партнера искусными манипуляциями», — рассказывает Карас.

«Выше неба» пестрит сюжетными линиями. Помимо уже упомянутых отношений девочки Саши с матерью и парнем Мишей, есть, к примеру, история про тягу отца семейства (Алексей Агранович) к подруге дочери (Дарья Жовнер), напоминающую «Красоту по-американски». Есть и детективная линия, стоящая особняком и, пожалуй, потому получившаяся самой искусственной в фильме.

Как и в прежних своих работах, Карас особое внимание уделяет визуальному решению картины и ее атмосфере и довольно тщательно создает замкнутый мирок персонажей, настолько шаткий, что еще немного — и все рухнет. Визуальным образцом послужили фотографии знаменитого Сола Лейтера с его эффектом съемки будто сквозь запотевшее стекло, ощущением вуайеризма и отстраненности одновременно. Здесь сильны чеховские мотивы: пансионат (снимали в «Соснах»), отдыхающие, облаченные в светлые одежды, плетеные стулья и беседки, нелепо выкрашенный в аляповатый синий цвет пляж. Все это дает ощущение как французской беззаботности, так и грядущей чеховской драмы.

Но Оксана Карас любит, когда за простотой, жанровостью сюжетных линий и внешней яркостью таятся более сложные проблемы и глубина. Так было в «Хорошем мальчике», где за любовью учителя и школьного директора, комическими диалогами с безумным отцом и детективной историей поджога школы главный герой Коля Смирнов вдруг осознавал, что в жизни все намного сложнее, чем кажется. То же происходит и в «Выше неба». «Мне был очень интересен этот возраст, когда молодой человек уже сформировался как личность, независим, у него уже есть какая-то сексуальная независимость, он уже с кем-то спит, но при этом еще зависим экономически, — поясняет режиссер. — Часто же дети живут до окончания института с родителями, и родители еще по инерции их воспитывают: ну как же, они вот-вот еще вчера были маленькими, такими же и остаются, просто пошли не в школу, а в институт. Сложно принять, что перед тобой уже взрослый человек. Титанические пласты в голове родителя рушатся, когда он замечает, что из его 20-летнего ребенка вылупилась самостоятельная личность, причем давно. Просто они не замечали. Было удобно не замечать, чтобы сохранить модель семьи, которая катится по тем рельсам, на которые изначально была поставлена».

Толстоганова изумительно показывает эти рухнувшие титанические пласты: ее героиня внешне выглядит настоящим тираном, супертоксичной матерью. Сама актриса считает героиню не монстром, а глубоко несчастным и слабым человеком. Сверхзадачей для нее было сыграть дефицит любви и его последствия. «Внутренне она очень суетная и неуверенная в себе, — говорит актриса. — Очень жалкая. Она не получает ни от кого любви и, манипулируя, пытается не умереть. Мне ее очень жалко, потому что когда женщина живет в нелюбви, то перестает быть женщиной. Плюс это возраст, который очень интересно играть — возраст неизбежности старения, неизбежности потери интереса не только от окружающих, но и к себе самой. Референсом для меня были „Колесо чудес“ Вуди Аллена и героиня Кейт Уинслет, которая, как сказал Антон Долин, еще красива, но уже стесняется своего отражения в зеркале».

Сама Карас говорит, что у нее тоже были непростые отношения с мамой, а сегодня она и сама уже дважды мать — девятилетней дочери и двухлетнего сына — и вот-вот родит третьего ребенка (в этом году, кстати, феминизация конкурса «Кинотавра» и отечественного кино характеризуется еще и обилием беременных режиссеров в конкурсе). Теперь уже Карас на собственном опыте пытается осознать, насколько можно заиграться в родительскую власть, насколько дети принадлежат нам, насколько мы властны над ними. «Как нам бережно вырастить их, выпустить в жизнь, не сломав и не травмировав? Как соблюсти границы, чтобы дать человеку стать таким, каким его задумал бог, а не каким его задумал ты? Это такие сложные вопросы, что я уже сняла четыре фильма, чтобы в этом разобраться, а финального ответа по-прежнему нет. Тема абсолютно неисчерпаемая. Бергман вон сколько в ней ковырялся».

В российский прокат «Выше неба» выходит уже 27 июня. Нажмите кнопку «Буду смотреть», и мы напомним вам об этой дате.

Смотрите также

«Люби их всех» и «Sheena667»: Как разводить мужчин на деньги

15 июня

«Бык», «Куратор», «Однажды в Трубчевске»: Истории обыденного зла

15 июня

«Верность» Нигины Сайфуллаевой: Самый откровенный фильм об измене

14 июня

«Давай разведемся!»: Анна Михалкова теряет мужа

13 июня

Главное сегодня

Алек Утгофф: «От „Чернобыля“ я отказался ради „Очень странных дел“»

Вчера

Гарри Стайлс может сыграть принца Эрика в игровом ремейке «Русалочки»

Вчера

Кадры из четвертого сезона «Рика и Морти»: Умиротворенный ученый и робоящеры

Вчера

Тайка Вайтити напишет и поставит «Тора 4»

Вчера

Еще не конец: 10 сериалов, которые нужно было закончить раньше

Вчера

Подкаст3-й сезон «Очень странных дел»: Подростки против страшных монстров и «злых русских»

15 июля

Тест«Форрест Гамп» или статус для соцсетей?

15 июля
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт