Кристиан Бэйл: «Вряд ли из меня мог бы получиться режиссер»

Обсудить0

О суровом и вспыльчивом нраве Кристиана Бэйла ходят легенды, но на встрече с КиноПоиском, посвященной фильму «Исход: Цари и боги», звезда была в добром и даже веселом расположении духа. Актер рассказал о работе над ролью Моисея, а также поведал о том, чем он шокировал Ридли Скотта.

Кристиан Бэйл в фильме Ридли Скотта «Исход: Цари и боги» играет пророка Моисея. Большинству из нас тот представляется длинноволосым старцем с длинной бородой и в белом балахоне, перепоясанном веревкой. Трудно таким вообразить Бэйла, даже зная его умение не только эмоционально перевоплощаться в создаваемый образ, но и менять себя физически до того состояния, в котором находятся его герои. О работе над этой ролью актер рассказал нам во время студийной премьеры нескольких фрагментов тогда незаконченной картины.

О его суровом и вспыльчивом нраве ходят легенды, но КиноПоиску как-то удавалось застать звезду в добром и даже веселом расположении духа. Он умеет пошутить и посмеяться над собой. Партнеры по фильмам всегда отзывались о нем с уважением и теплотой, называя Бэйла настоящим профессионалом и человеком потрясающей дисциплины. Перед встречей с Кристианом мы спросили Джоэла Эджертона, играющего роль фараона и сводного брата Моисея, что он может сказать о своем коллеге. Джоэл с удовольствием поведал нам истории со съемочной площадки, доказывающие, что с чувством юмора у бывшего Бэтмена все в порядке.

Джоэл только что рассказывал о вашем монти-пайтоновском чувстве юмора, которым вы изрядно его помучили.

Трудно было не смеяться над Джоэлом в костюме а-ля Либераче — белая юбка с золотом и вся эта мишура. А вообще Джоэл, конечно, смелый актер, он прекрасно справился. Я искренне считаю, что у него была одна из труднейших ролей в картине. Если говорить о «Монти Пайтоне», то примечательно, что первым делом после разговора с Ридли я пересмотрел «Жизнь Брайана». Прекрасный фильм! (Смеется, качая головой.) Любое кино, поднимающее тему библейского масштаба, может ненамеренно скатиться в самопародию. Потом посмотрел «Всемирную историю» Мэла Брукса. Мне нужно было освободиться от их влияния на меня, ведь Ридли собирался сделать совсем другой фильм. Это были мои первые шаги в работе над ролью.

А дальше?

Я, наверное, прочитал почти все, что имеет отношение к Моисею: и Коран, где он упоминается, и Тору, и, конечно, Ветхий Завет — каждую интерпретацию истории Моисея. Я их называю таковыми оттого, что в оригинале никто из нас не читал эти записи. Все дошедшие до современности книги были интерпретированы богословами не раз и не два. (Улыбается.) Так что если что не так, то претензии к ним, а не ко мне.

Много было физических нагрузок? Вы ведь попали в приличную аварию в прошлом году или чуть раньше.

Незадолго до начала съемок «Аферы по-американски» я попал в аварию на мотоцикле. Довольно сильно ударился головой, мне даже делали сканирование мозга, при этом я полностью раздробил запястье. У меня металлическая ключица с 25 шурупами, поэтому я теперь не очень хорошо управляю левой рукой. В фильме видно, что она немного слабее другой. Но к тому времени, когда мы начали работу над «Исходом», я ее почти восстановил. Нервные окончания возобновили работу, я уже мог ею двигать почти как до аварии. Хотя много пришлось ездить верхом, но это одно из самых приятных занятий. Если говорить о физической стороне работы над картиной, то мне она только в радость. Люблю чувствовать себя в форме и всегда рад возможности научиться чему-то новому.

Ридли Скотт сказал, что для него вы воплощаете собой суть Моисея.

Сомневаюсь, что это комплимент. Мужик был, скорее всего, шизофреником и редким варваром. Но интересно следить за тем, как в нем происходили перемены. Я понимаю и принимаю тот факт, что он является пророком практически всех основных религий. Описание его жизни получило феноменальный резонанс в развитии всемирной истории. Тем не менее Моисей — само противоречие. Он совершил много ошибок в жизни, был страстным человеком, вспыльчивым, резким, склонным к эгоистическим импульсам. Он вырос в среде, подпитывающей все перечисленные качества.

Стиль жизни, который Моисей знал с раннего детства, будучи вторым после Бога для окружающих, позволял ему чувствовать себя неуязвимым. И когда он осознает свое предназначение, то окончательно меняется. В этот момент и начинают проявляться те противоречия, о которых я говорил. Он знает о той несправедливости, которой подвергаются люди, и готов дойти до экстремальных состояний, чтобы исправить положение вещей. Моисей был человеком, ведущим очень беспокойную жизнь, человеком, сомневающемся в себе, с жесточайшим темпераментом. Он был и убийцей, и тем, кто защищал народ от безжалостного фараона. Он был тем, кто казнил пленных, и тем, кто освободил от рабства 400 тысяч человек.

С таким подходом как все это можно было вместить в двухчасовой фильм?

Нам захотелось исследовать момент становления пророка. Сложность в том, что после знакомства с биографией Моисея мне не терпелось вместить в персонажа все накопленные сведения. Показать то, каким он был, какие перемены свершались в нем, что их вызвало, все подводные течения. Моисей — самый противоречивый из героев, с которыми мне приходилось сталкиваться. Обычно я стараюсь держаться в образе всегда. Мне интересно ощущать то, что происходит с героем за пределами площадки. Однако здесь, едва различив основные черты характера Моисея, осознав, до какого экстрима он может меня довести, я решил, что это будет слишком. Моисей был человеком нетерпимым к тем, кто его окружал. Он позволял себе вещи, которые вряд ли бы оценили работающие со мной люди. (Смеется.) Так что тут я решил изменить привычкам и просто играть роль, а не жить в герое. Я включал и выключал Моисея, иначе это был бы серьезный эмоциональный перебор. Оставаться в образе Патрика Бейтмана — одно дело, а в качестве Моисея — совсем другое. Куда Патрику до Моисея! (Смеется.)

Значит, подход был другой, и это диктовалось тем, что для вас Моисей был совершенно не таким, каким его представляет большинство?

Раньше тот же сюжет публика видела разве что в «Десяти заповедях». Наверное, можно сравнить упомянутый фильм с нашим, надо его пересмотреть. Мой подход к любой роли заключается в том, что я не ограничиваю себя только присутствием в кадре. Исторические фильмы могут сработать только в том случае, если они создают ощущение реально существующего мира, поэтому и художественный дизайн картины, и каждая деталь в кадре или за кадром должны быть аутентичны. Мы живем в этих декорациях, одушевляем их, мы должны им верить. Зритель в наше время далеко не новичок в кино. Он прекрасно отличает фальшивку от реальности, поэтому перехитрить его трудно, но мы и не задавались такой целью. Я всегда стараюсь внести больше жизни в свою работу, чем от меня требуется. Но в итоге оставляю все эти усилия в руках режиссера, которому должен доверять. Мы с ним должны работать в унисон и понимать наши задачи. Поэтому я не могу сказать точно, будет ли в фильме нечто такое, чего зритель не видел прежде, но я могу сказать, что вложил в него больше усилий, чем когда бы то ни было в моей карьере. Я уверен, что зритель увидит в «Исходе» более человеческий подход к герою и миру, чем в любом другом фильме до него.

Всем хорошо известно, что вы используете свое тело как инструмент для работы над ролью. Была ли необходимость воспользоваться этим вновь?

Нет, в этом не было особой необходимости. Когда мы с Ридли Скоттом вели разговоры о Моисее, я снимался в фильме «Афера по-американски», где избавился от прически и нарастил брюхо. (Смеется.) Общались только по телефону. После съемок я приехал к нему, и он был ошарашен моим видом. «Боже мой! — такой получилась первая реакция на меня. — Что я наделал? Я его уже утвердил на роль, не видя, во что он себя превратил!» Он этого не сказал, но все отобразилось на лице. (Рассказывает это сквозь смех.) У Моисея волосы длинные, а этот бритый. Моисей — воин, а этот — толстяк! Я сказал тогда Ридли: «Выслушай меня! Моисей — фигура исключительно важная не только для религии, но и для истории мира. Каким мы его знаем — неважно. Был ли он реальным человеком, мифическим ли героем. Мы собираемся рассказать историю, которая символически резонирует с тысячелетиями истории всего человечества, и что, мы будем зацикливаться на том, какие волосы у кого были в тот момент? Полагаю, что ты дашь мне возможность сыграть Моисея даже обритым! Единственная причина, по которой все видят его длинноволосым и бородатым, — это Чарлтон Хестон в „Десяти заповедях“. Хестон, спору нет, прекрасен, но я не он!» Это не должно быть настолько уж важно, как он выглядел, за исключением, конечно, его физической силы. Он был генералом, воином, а в те времена такие люди всегда были на передовой. Не то что в наше время, за спиной армии. (Смеется.)

Значит, пришлось садиться на диету?

Совсем нет. Моисей не был героем, как Геракл. Я не собирался делать из него героя боевиков, играющего мышцами. Его страсть и жестокость идут от сердца, а не от физической силы. Похудел я самым естественным образом, не торопясь, просто вернулся в свою обычную норму.

Чему этот фильм может научить зрителя?

Я хочу обратить особое внимание на то, что я работал с интерпретированными источниками, и те, в свою очередь, были интерпретированы из первоисточника, так и наш фильм — это всего лишь интерпретация наших знаний. Я надеюсь, что зрители это понимают. При таком подходе все становится на свои места, а претензии уменьшаются. (Улыбается.) Лично я был бы только счастлив сделать фильм, полностью посвященный только Моисею. В нем можно было бы рассказать такие вещи, которые повергли бы в шок многих, даже самых верующих людей. Люди ведь как читают порой? Тут немножко, там немножко. Только богословы читают все от корки до корки, и даже не все из них знают нюансы жизни Моисея, проскальзывающие тут и там. У многих бы глаза открылись на противоречивость героя. Я надеюсь, что наш фильм хотя бы вызовет интерес к Моисею. Все-таки существовала какая-то весомая причина, по которой его имя и рассказы о совершенных им поступках сохранились в истории.

Скоро выходят два новых фильма Терренса Малика, и вы участвуете в них обоих. Если сравнивать их с «Исходом», то что в них для вас может быть общего?

Хм, абсолютно иной опыт, другие впечатления. Я сделал три фильма с Терренсом Маликом, в последнем работал всего три или четыре дня. Актеру всегда интересен новый опыт и впечатления от героя. Это меня поддерживает и наполняет профессионально.

Вас не беспокоит, что в итоге ваши сцены могут быть вырезаны из картины?

В каждом фильме у тебя есть власть только над своей собственной работой, ее процессом. Режиссер — полный хозяин в монтажной комнате, у него есть абсолютное право оставить тебя в его картине или убрать. Поэтому ты не можешь расценивать окончательный продукт, то есть фильм, как награду за свою работу.

Как же быть тогда с честолюбием или эгоизмом, неужели их так просто отодвинуть в сторону?

Окей, давайте посмотрим на это вот с какой стороны. Ты работаешь в такой картине, как «Исход», где колоссальная съемочная площадка тянется километр или больше. И ты тот идиот, что получил главную роль. Ты должен войти на площадку, будучи наполненным грузом многомесячного чтения самых разных источников, зная, сколько труда и усилий ушло на постройку декораций, понимая, что сотни сотрудников в съемочной группе ждут твоего появления и готовы к работе. Они уверены, что ты тоже готов включиться в сцену и сыграть ее с максимальной достоверностью, иначе зачем все заваривалось? И я просто трепещу от осознания этого, думаю: «Господи, знают ли они все, что я глупец? Да я никогда и ни за что не оправдаю их надежд». Но ты прекращаешь эту истерику, преодолеваешь страхи и сомнения, идешь и выполняешь свою работу, потому что все эти люди зависят от твоего настроя и профессионализма.

Тебе нельзя потворствовать собственному эго, иначе это сделает тебя одним из тех тошнотворных и нетерпимых людей, каких полно в нашем бизнесе. Ты должен уметь соединять уверенность с чувствительностью, а потом пойти и создать совершенно иной образ, перевоплотиться. Вот в чем разница между актером и полной шарма кинозвездой, которую все любят. Какое счастье, что время кинозвезд миновало, иначе мне не удалось бы сделать карьеру. (Смеется.) Тебе не нужно быть кинозвездой, чтобы оставаться приличным актером и работать на совесть. Несмотря на напряжение, ты берешь себя в руки, идешь на площадку, поднимаешься на ожидаемый уровень и становишься тем человеком, о котором рассказываешь — вот в чем суть. Честолюбие и эгоизм сами собой отходят на второй план, когда ты занят делом.

Вы когда-нибудь думали о том, чтобы взяться за режиссуру?

Мне всегда нравилось говорить с режиссерами о фильмах, предстоящих проектах, героях. Я люблю обсуждать сценарии, искать пути их воплощения, давать идеи, замечания и помогать в их доработке. Но я должен признаться, что, видимо, не люблю кино настолько, чтобы у меня появилось желание стать режиссером. Нет, я люблю кино, но для меня музыка, искусство и литература предпочтительнее. Я выберу что-то из них, прежде чем пойду смотреть какой-то фильм. Мне нравится наблюдать за людьми, изучать их поведение. Все это скорее говорит о моей любви к актерской профессии, нежели о предпосылках к режиссуре. Режиссер должен любить в кино абсолютно все составляющие. Я же люблю только играть. Нет, не думаю, что из меня мог бы получиться режиссер. Я актер и всегда им буду.

Суровый боевик о немногословном инкассаторе: новый фильм Гая Ричи уже онлайн
В главных ролях:Джейсон Стэйтем, Холт Маккэллани, Джош Хартнетт
Режиссер:Гай Ричи
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Что смотреть дома: «Аммонит», «Бигфут», «Гомункул»
Выбор редакции

Что смотреть дома: «Аммонит», «Бигфут», «Гомункул»

23 апреля6
Как Ганнибал Лектер менялся от фильма к фильму, пока не исчез совсем

Как Ганнибал Лектер менялся от фильма к фильму, пока не исчез совсем

12 февраля48
Мэтт Дэймон снимется в четвертом «Торе». Он изобразил Локи в третьей части

Мэтт Дэймон снимется в четвертом «Торе». Он изобразил Локи в третьей части

18 января10
Бэйл в роли Халка и Дауни-мл. в «Джокере»: Vulture представил альтернативную историю Marvel и DС

Бэйл в роли Халка и Дауни-мл. в «Джокере»: Vulture представил альтернативную историю Marvel и DС

17 января23

Главное сегодня

КиноПоиск HD

Фильм «Новый порядок» — самая реалистичная антиутопия года

Сегодня2
Фильм «Новый порядок» — самая реалистичная антиутопия года
Все, что нужно знать про «Черную Вдову» — первый фильм Marvel с начала пандемии

Все, что нужно знать про «Черную Вдову» — первый фильм Marvel с начала пандемии

час назад5
Краткая история кино: 1960-е. Смотрим японскую жуть, украинскую психоделику и, конечно, Годара

Краткая история кино: 1960-е. Смотрим японскую жуть, украинскую психоделику и, конечно, Годара

Вчера9
Ответы на все вопросы: Что мы узнали в седьмой серии «Пищеблока»
КиноПоиск HD

ПодкастОтветы на все вопросы: Что мы узнали в седьмой серии «Пищеблока»

Сегодня2
«Sweet Tooth: Мальчик с оленьими рогами»: Сериал про инаковость в мире после апокалипсиса
В предыдущих сериях

Подкаст«Sweet Tooth: Мальчик с оленьими рогами»: Сериал про инаковость в мире после апокалипсиса

Вчера0
«Это мой новый любимый фильм»: Что пишут иностранные зрители про «Серебряные коньки»

«Это мой новый любимый фильм»: Что пишут иностранные зрители про «Серебряные коньки»

Вчера14
«Господи, это оборотень?!»: Новый трейлер «Отряда самоубийц» Джеймса Ганна

«Господи, это оборотень?!»: Новый трейлер «Отряда самоубийц» Джеймса Ганна

22 июня15
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт