Гари Олдман: «В кино просто кошмарное положение дел»

Обсудить0

Первый «Робокоп» был научной фантастикой, но многое из него стало для нас реальностью. Никого уже не удивить тем, что мы можем заменять ампутированные конечности механическими. Это пока не повсеместное явление, но процесс неостановим, и мы не знаем, куда нас это приведет. Фильм Жозе Падильи предлагает нам один из вариантов такого будущего.

Гари Олдман — артист незаурядной силы. Роджер Эберт однажды назвал его величайшим актером современности. Какой образ вспыхивает в памяти при упоминании имени этой звезды? Дракула? Чокнутый Норман Стэнсфилд? Ли Харви Освальд? Или все сразу? Наверное, многие из вас согласятся с тем, что британский актер давно должен бы быть замечен Американской академией киноискусства, однако это случилось только в прошлом году, когда Гари Олдман был номинирован на «Оскар» в категории «Лучшая мужская роль» за фильм «Шпион, выйди вон!».

У нас не было возможности спросить его об этой номинации в прошлом году, но, встретившись для интервью к «Робокопу», мы все-таки решили рискнуть и задать британцу этот вопрос со всей возможной деликатностью, ведь «Оскар» он уступил французу Жану Дюжардену.

О, я был счастлив получить номинацию. Какие тут могут быть сомнения? — Гари совершенно серьезен. Он отпивает небольшой глоток горячего кофе, ставит чашку на блюдце, причмокивает чуть-чуть, словно пытаясь удержать вкус кофе на губах, поправляет очки, смотрит прямо и продолжает рассуждать на тему заданного ему вопроса. — Мы знали (надо полагать, речь идет о близких ему людях — Прим. автора), что члены академии отдадут статуэтку французу при любом раскладе. Уж не знаю почему, но это было для всех вполне очевидно. Я знал это, другие номинанты тоже, скорее всего, знали это, но, когда ты прыгаешь в этот поезд, ты наслаждаешься каждой минутой езды. Ты ведь сделал все возможное, все от тебя зависящее, значит, с чистой совестью можешь позволить себе расслабиться. Это время, когда тебя все любят, везде приглашают, вкусно кормят, ты всем интересен. На что тут жаловаться? Все это исключительно приятно. Сидя в зале на церемонии награждения, я был так же спокоен и всем доволен, как и сейчас, разговаривая с тобой. Я подумал тогда: «А что, сюрпризы вполне возможны! Почему бы и нет?» Я был вполне готов встать и выйти за наградой или остаться сидеть в кресле и быть вполне довольным тем, что я тут вообще присутствую. В любом случае мне было очень приятно находиться среди глубоко уважаемых мною людей. Это был замечательный момент во всех отношениях (Улыбается.) Церемонии, подобные оскаровской, не могут не быть приятными и волнующими. Ты просто должен отдаться течению событий, тогда получишь удовольствие от происходящего. Я знаю, что есть люди, которые говорят о наградах с деланным пренебрежением или равнодушием. Я же не считаю нужным притворяться. Я не против получить удовольствие, когда оно само идет в руки.

Может быть, Гари Олдман и не так часто бывает на разных церемониях, но мы-то с вами знаем, что его актерский вклад в кинематограф неоценим. Как и у всякого часто снимающегося актера, у него есть и проходные фильмы, о которых он говорит с усмешкой: «Иногда ты берешься за роли, которые для тебя мало что значат как для творческого человека. Однако ты помнишь о том, что тебе нужно кормить семью, как и любому другому человеку. Мне нужно дать образование моим детям, а это недешево в наше время. Пусть плюнет в меня тот, кто считает, что я должен кому-то мое время и мои способности. Я утрусь, но буду делать то, что считаю нужным. Материальное вознаграждение за труд никто не отменял. Я вполне доволен тем, что мне вообще предлагают работу».

Говорит он это очень легко, искренне, не беспокоясь о впечатлении, которое эти слова могут произвести на чувствительных поклонников. На наш взгляд, это не смелость и не вызов. Это нормальная позиция человека, ценящего свой труд. Не исключено, что поклонники актерских талантов британского актера с некоторым скептицизмом встретят его новую работу — роль профессора Деннетта Нортона в ремейке «Робокопа». Как бы там ни было, фильм этот поднимает интересные вопросы, пусть даже в форме мейнстримового боевика.

Многие считают, что первый фильм был своего рода сатирой на корпоративную Америку. Не могли бы вы нам немного рассказать о том, каким вы видите ремейк? В чем его существенное отличие от первого фильма?

Наверное, это вопрос в большей степени к режиссеру. (Улыбается, прихлебывая свой кофе.) Но я попытаюсь сформулировать то, как я это вижу, если хочешь. По-моему, наш фильм сосредоточен на том, чтобы определить моральную и этическую черту, которую нужно будет провести, чем ближе мы будем к времени тотальной автоматизации. Все это ведь происходит на наших глазах. Первый фильм был научной фантастикой, но многое из него стало для нас реальностью. Никого уже не удивить тем, что мы можем заменять ампутированные конечности механическими и управлять ими нашим сознанием. Это пока не повсеместное явление, но процесс неостановим, он совершенствуется, и мы не знаем, куда нас это приведет. Фильм Жозе Падильи предлагает нам один из вариантов такого будущего, где роботы существуют на наших улицах. Но что это за механизм, ограждающий нас от насилия? Можем ли мы ему доверить свои жизни? Я понятия не имею, придем ли мы в нашей жизни к такому вопросу, но разве не было интересно попытаться поразмышлять об этом? Это же чистое безумие. Нет, не безумие, это другая и пока неизвестная нам ментальность. Но мы об этом думаем, фантазируем, предполагаем возможный исход такого опыта.

Лично я робофоб

У меня два сына растут, и они окружены всей этой новой техникой с детских лет и разбираются во всех новинках куда быстрее меня. У их поколения вырабатывается совершенно иной менталитет. Они думают иначе, мыслят уже другими категориями. Они инстинктивно понимают, как работает новый сотовый телефон, тогда как мне нужно прочитать инструкции. Если я учился по учебникам, то они имеют возможность интерактивного обучения, включающего в себя и видео, и аудио, и текст. У них есть интернет с невероятной базой данных обо всем на свете. Их восприятие мира иное, чем у меня. И то же самое будет с их детьми, если технический прогресс будет двигаться теми же темпами, что и сейчас. Я же подозреваю, что все это будет происходит еще быстрее. Эту дверь уже не закрыть. Меняется менталитет, ориентируясь на индивидуальный опыт. Я скучаю о коллективном восприятии какого-то фильма в кинотеатре, а они предпочитают посмотреть его на своем iPad или сотовом телефоне. Лично я робофоб. (Смеется.) Не смотри, что я смеюсь, я совершенно серьезно это тебе говорю. Не хочу оказаться по дороге в Лондон в самолете, который бы управлялся только автоматически. Мне хочется, чтобы в кабине пилота был пилот. А вот мои сыновья могут думать иначе. Точнее сказать, я подозреваю, что они даже задумываться об этом не будут, потому что их сознание уже работает в ином измерении.

У вас все-таки есть еще возможность как-то направлять развитие их сознания. Вы пытаетесь привлечь их к кино?

Конечно. Они сейчас в таком возрасте, когда я могу привить им вкус к настоящему искусству, надеясь, что это поможет им провести моральную и этическую черту в нужном месте. (Улыбается.) У меня огромная коллекция DVD, и я стараюсь выкроить время, чтобы посмотреть наиболее важные фильмы вместе с моими сыновьями, чтобы отвечать на возможные вопросы. Я не ставлю перед собой никаких особенных задач. Мне хочется, чтобы они стали всесторонне развитыми людьми. Я понятия не имею, захотят ли они работать в кино, но мне хотелось бы настроить их против трехмерных технологий. (Смеется.) Ну что тут поделать? Я старомоден.

Каким вы видите будущее кинематографа, учитывая все эти технические новшества, спецэффекты, использование компьютерных изображений? В какую сторону кино может повернуться? В сторону чистого искусства или чистого бизнеса?

На мой взгляд, будущее это выглядит несколько безрадостно, даже в какой-то степени угнетающе. Я фотограф-любитель, снимаю на Widelux и Rolleiflex 120 мм и 35 мм. Большинство моих знакомых кинооператоров оплакивают потерю пленки. Цифровая съемка — нули и единицы. Это электроника. Пленка — эмоции и химия. Чувствуешь разницу? Мой приятель недавно прислал мне фотографию со съемочной площадки фильма Вуди Аллена. Дивная черно-белая фотография Вуди во время съемки. Он сказал, что снял это на пленку. Даже на моем iPhone было видно, что фотография совершенно особенная. Пленку всегда чувствуешь. Текстура другая. Глубина в ней есть. Он снимал на 35 мм. Восхитительная работа. Ответил я на твой вопрос? Наверное, нет. Моя позиция проста. Как уже говорил, я старомоден. Что до вопроса о бизнесе и искусстве, то искусство всегда было немножко бизнесом. Предметы искусства материальны и имеют ценность. Кино — это и искусство, и бизнес. Не объяснять же тебе прописные истины? Чтобы снять фильм, в него надо вложить труд, материальные ценности. Правильно? Если ты хочешь продолжать рассказывать свои истории, тебе нужно, чтобы твой фильм окупился, продался. По-моему, в нашем искусстве в чистом виде вообще ничего не бывает. (Качает головой в задумчивости.) Немножко наивный вопрос, ты не находишь? (Смеется.)

Скорее всего, дурацкий вопрос, вы правы. А что вам нравится в фотографии? Ландшафты, люди? Какие объекты являются предметом вашего особенного внимания?

Я начал фотографировать на съемочной площадке, и я до сих пор это делаю с большим удовольствием. В последний раз снимал на площадке проекта «Планета обезьян: Революция» и сделал несколько очень удачных снимков на съемках «Малыша 44». Мы снимали в Нью-Мексико, и я был просто околдован тем, как выглядит небо в тех краях — огромное и какое-то бездонное. Я всегда любил фотографировать. Есть в этом занятии какая-то особенная тайна, секрет, известный тебе одному. Это твой взгляд на мир отражается на пленке. За годы увлечения фотографией я накопил изрядную коллекцию. Конечно, они могут избавиться от пленки совсем, все завязано на деньги в нашем мире. Невыгодно будет производить пленку, и мы будем снимать только на цифру. Что-то уйдет из нашего восприятия мира, что-то придет взамен. Наверное, так.

Я продолжаю работать, искать и надеюсь найти людей, готовых разделить мой энтузиазм

Я вот опять хочу в связи с этим вернуться к «Робокопу». Он ведь тоже об этом в какой-то мере, о деньгах и зависимости общества от них. У производителя есть какой-то продукт, и ему нужно его продать. Продукт нужно усовершенствовать, чтобы убедить покупателя. На усовершенствование требуется время, а времени у производителя нет. Время — деньги. Он не хочет ничего терять, у него сроки. Все завязано на долларе. То же самое происходит и в мире кино. В любом производстве работает эта модель «время — деньги», все должно приносить прибыль. Маркетинг на первом месте. (Вздыхает.) Прежде чем начать снимать фильм, мы должны рассчитать его рыночную ценность. В кинобизнесе есть своя модель производства, и все должно быть в нее втиснуто. У тебя есть столько-то денег на картину. И ни доллара больше. Ты должен снять фильм за такое-то количество времени (25 дней). И ни минутой дольше. Они рассчитывают все свои возможные затраты и находятся в постоянном поиске того, где бы сэкономить. Учитываются налоговые возвраты, какие-то субсидии того или иного штата. Все это учитывается, чтобы была прибыль. И только после всех этих расчетов снимается фильм. В производстве не должно быть никакого риска. (Огорченно качает головой, глядя в стол.) Я считаю, в кино просто кошмарное положение дел.

Вы ведь планируете снимать фильм по своему сценарию «Летящая лошадь»?

Да, планирую, и у меня даже есть актеры, которые согласились на работу со мной. Это Рэйф Файнс, Бенедикт Камбербэтч, Аманда Сайфред. Но этого недостаточно. У меня есть сценарий, актеры, но я не могу начать даже препродакшн, потому что не вписываюсь в модель. Даже когда что-то вписывается в модель, все равно обнаруживается что-то не то. Может быть, у нас получилась не европейская модель. (Усмехается.) Или что-нибудь там еще случится. Мое имя привлекает какое-то внимание и какие-то деньги, но у меня нет Леонардо ДиКаприо или Кристиана Бэйла. Я говорю это без тени неуважения по отношению к этим замечательным актерам. Мне они для этого фильма не нужны, но под них дадут бюджет, и это будет проект почти без риска, как считают те, в чьих руках кошельки. Видишь, как все закручено? Люди идут на совершенно невероятные трюки, чтобы получить финансирование. Я для этого стар. Я продолжаю работать, искать и надеюсь найти людей, готовых разделить мой энтузиазм и мое видение. Трудно, но возможно.

Гари уже давно допил свой кофе, в дверях несколько минут маячит его ассистент, показывающий знаками, что разговор закончен, но нам не хочется расставаться.

Хотелось бы немного поговорить с вами о фильме про сталинские времена «Малыш 44»…

О, это был бы интересный разговор. Мне очень интересен период сталинизма в России. Исключительное и загадочное для европейца время. Я узнал столько всего нового, о чем и не подозревал. Какой ложью были опутаны люди! Непостижимо! Но сейчас у нас уже нет времени говорить об этом. Мы недавно закончили съемки. Фильм на стадии постпродакшна. До выхода еще есть время. Я уверен, что мы с тобой встретимся и поговорим подробнее об этой картине. Ты, наверное, знаешь куда больше меня об этом времени. Расскажешь что-нибудь?

Смотрите также

Хью Грант назвал «Паддингтона 2» своим лучшим фильмом

15 августа
Хью Грант назвал «Паддингтона 2» своим лучшим фильмом

Гарри Стайлс отказался от роли в ремейке «Русалочки»

14 августа
Гарри Стайлс отказался от роли в ремейке «Русалочки»

Роберт Де Ниро может сняться в «Убийцах лунного цветка» Мартина Скорсезе

30 июля
Роберт Де Ниро может сняться в «Убийцах лунного цветка» Мартина Скорсезе

Джефф Бриджес исполнит главную роль в сериале «Старик»

26 июля
Джефф Бриджес исполнит главную роль в сериале «Старик»

Главное сегодня

Что смотреть в кино: «Тайна печати дракона», Yesterday и «Между нами музыка»

Сегодня
Что смотреть в кино: «Тайна печати дракона», Yesterday и «Между нами музыка»

Технические чудо Энга Ли: Первые отзывы на фильм «Гемини»

27 минут назад
Технические чудо Энга Ли: Первые отзывы на фильм «Гемини»

Полнометражное продолжение «Во все тяжкие» сделано для фанатов сериала

3 часа назад
Полнометражное продолжение «Во все тяжкие» сделано для фанатов сериала

Неудачные дубли из «Человека-паука: Вдали от дома»: Хихикающие Том Холланд и Джейк Джилленхол

Сегодня, 08:55
Неудачные дубли из «Человека-паука: Вдали от дома»: Хихикающие Том Холланд и Джейк Джилленхол

«Мы открытая, безопасная страна»: Как Россия планирует привлекать иностранных кинематографистов

Вчера
«Мы открытая, безопасная страна»: Как Россия планирует привлекать иностранных кинематографистов

Зрители выступили против возможного ремейка «Принцессы-невесты»

Вчера
Зрители выступили против возможного ремейка «Принцессы-невесты»

Трейлер детектива «Достать ножи»: В каждой семьи — свои секреты

Вчера
Трейлер детектива «Достать ножи»: В каждой семьи — свои секреты
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт