Мартин Скорсезе: «Я любил 3D еще с пятидесятых»

Обсудить0

После триллера „Остров проклятых“ режиссер Мартин Скорсезе решил обратиться к семейному кино. В его новой картине „Хранитель времени“ мальчик по имени Хьюго пытается разгадать тайну покойного отца...

— Говорят, Джеймс Кэмерон был в таком восторге от «Хранителя времени», что назвал его лучшим 3D-фильмом за всю историю кинематографа.

Да, он на самом деле был очень щедрым на похвалу, его мнение очень многое для нас значило.

Джеймс Кэмерон ведь и был тем, кто это все начал?

Определенно! Он дал возможность 3D-фильму вновь быть воспринятым серьезно. И так как наша картина должна была уже вот-вот выйти, казалось, что все дети примерно возраста моей дочери (11–12 лет — Прим. КиноПоиска) были просто заворожены ожиданием. Все они говорили, что фильм непременно должен быть в 3D.

Всегда ли вы хотели поработать в 3D?

Да.

Именно с этой историей?

Когда мне было три или четыре года, то у меня были оптические очки. Такая маска, в которую смотришь и видишь красивую цветную стереокартинку, а внутри был слайд с изображением цветка или какой-нибудь местности, иногда даже можно было увидеть рынок в Алжире. Это было нечто, меня поражало пространство вокруг изображений. Эти очки открывали мне другой мир, куда я всегда хотел попасть, но не мог. Я любил 3D-фильмы, смотрел их с 1953 года. Мне в ту пору было одиннадцать или двенадцать. Это были не самые лучшие ленты, но они были по-настоящему хорошими, так что за эти годы я стал истинным фанатом. Однако я никогда даже и представить не мог, что мне выдастся шанс снять один из таких проектов. И это было просто такое стечение обстоятельств, осуществивших выпуск моего фильма. Наконец-то я понял, как создавать 3D. И, кстати, 3D до сих пор хорошо принимается зрителями, несмотря на все эти очки. Тут все строится на технологиях. В скором времени проблема с очками, возможно, должна разрешиться. Так что сейчас тот момент, когда надо снимать 3D по-особому или хотя бы пытаться это делать.

Думаете ли вы, что будущее трехмерных фильмов похоже на некоторые сюжеты из картин с участием Арнольда Шварценеггера вроде «Вспомнить все», то есть мы сможем прямо путешествовать в действии?

Конечно! Я думаю, что 3D — просто еще один способ рассказа. Но все зависит от автора. 3D — это всегда об истории и о том, как ты ее используешь. И в будущем кино все эти голограммы будут совершенствоваться.

Можно снять и «Список Шиндлера» в 3D, ведь так?

Конечно, почему бы и нет. Фактически, «Список Шиндлера» был в 3D. Я имею в виду, что в плане реалистичности он был объемен. То есть в нем я видел, как на самом деле все выглядит, а дальше уже все зависело от того, как передать это зрителю. Мы сделали нечто невероятное в «Хранителе времени». В фильме есть сцена из немого кино, где солдаты на войне бегут вверх, и там все настоящее: расстояние, местоположение, война. Мне хотелось посмотреть, что же будет, если трансформировать это действие в формат 3D. Мы так и сделали, теперь я смотрю на результат и поражаюсь: мы действительно видим, куда же те солдаты бежали. Можно чувствовать расстояние. Когда я его чувствовал, то понимал, куда фильм меня направляет: солдаты будут убиты, у них не получится преодолеть дистанцию.


Интересно было бы посмотреть на Жоржа Мельеса в 3D.

Да-да, ведь Мельес шел к этому. Фактически существует двухминутный отрывок одного из его фильмов под названием «Дьявольский кэк-уок», где он играет дьявола и танцует на барабане. Фрагмент этой ленты присутствует в «Хранителе времени». Тот фильм сейчас существует в 3D в Париже, где реставрируют старые ленты Мельеса, так как он снимал двумя камерами одновременно и двигался по направлению к 3D. Очевидно, что он хотел сделать! Естественная прогрессия имеет место быть. Некоторые фильмы братьев Люмьер были сделаны в стереоформате, фактически в 3D, как уже поздние версии «Прибытия поезда на вокзал города Ла-Сьота», «Выхода рабочих с фабрики Люмьер», «Политого поливальщика». Я видел все их работы. Две из них, что сняты в 1930-х, были в стереоформате. Ведь кинофильмы были изобретены в тот самый момент, когда появились движущиеся фотографии, слайды. Не забывайте, существовала целая промышленность по выпуску художественных слайдов. Это было целое искусство. В тот самый момент, как все началось, зрители хотели цвет, звук и глубину изображения. Звук они открыли в 1927-м, цвет — в 1935-м, к 1970 году каждый фильм был в цвете. Но есть исключения вроде намеренно черно-белых картин. Среди них «Список Шиндлера», «Бешеный бык» и «Белая лента».

Я хочу сказать, что следующий шаг в кинематографе — 3D. Следующий шаг — глубина изображения. А точнее, ее восприятие. Глубину надо использовать как элемент истории, повествования. Это правда, что технически наука должна дойти до того, чтобы зритель не был раздражен восприятием 3D. Я имею в виду, что не буквально, а путем головной боли или других вещей, знаете, очень легко нарушить связь со зрителем. Хотя не стоит забывать, авангардное кино конца 1950-х и начала 1960-х в Нью-Йорке, такое, например, как «Фликер», длилось около получаса, и все равно люди не могли вытерпеть, у них начиналась головная боль. Но как бы то ни было, любое проецируемое изображение должно быть приятно и восприимчиво для глаза.

Знаете, как говорят, что глубина изображения должна совершенствовать историю?

Да, все говорят об этом, но постойте, подумайте, что это на самом деле означает. Совершенствует ли цвет каждый чертов фильм, который выходит? Нет, но каждый проклятый фильм, который выходит, сделан в цвете. Я не говорю, что это хорошо, но и не говорю, что это плохо, но это так. Знаете, этот цвет присутствует в этой комнате здесь и сейчас. Что вы хотите, чтобы я с этим сделал? Почему мы все время ставим все в какие-то рамки? Главное — совершенствование повествования...

Но для вас это новая игрушка, с которой можно поиграть или нет?

Для меня?

Да, для вас.

Как я уже говорил, я всегда хотел создавать 3D. Было захватывающе с ним поиграть, но, знаете, это огромный риск. Пока вы находитесь в этой жесткой роли, вы не можете повернуть назад, нужно сделать так, чтобы все сработало хотя бы для тебя. Если сработает для тебя, будет шанс на то, что сработает и для зрителей. Используя некоторые аспекты восприятия глубины фильма во время повествования или даже просто для зрительного удовольствия, не надо быть предубежденным, не надо одевать кандалы на творческий ум.

Что вы можете сказать о киноэстетах, о проверенных любителях кино, которые выступают против 3D, говоря, что наши клетки мозга не могут многое воспринять?

Узкомыслящие, узкомыслящие.

Что бы вы сказали в такого родах дискуссиях?

Нет, я ни с кем не разговариваю об этом. Разговариваю с вами. (Смеется.) Мой ответ: «Посмотрите фильм, там все и увидите».

В то же время вы с удовольствием делали бы еще фильмы в 2D? Зависит ли это от истории?

Да, конечно, и еще от финансовых причин. Я имею в виду, почему нельзя сделать фильм в 3D? Он не должен обязательно быть таким масштабным, как «Хранитель времени». Я думаю, что обязательно должно быть восприятие глубины. Глубина находится на переднем плане, это очень хорошо. Чтобы сделать плоский фильм, я должен снимать определенным образом, и это то, чем я обычно занимаюсь. Но 3D — это нечто другое. Смотрите, что я хочу сказать. Вольтер всегда имел свои собственные здравые идеи в ответ на другие, уже сформировавшиеся. Люди сейчас имеют дело с уверенностью по поводу некоторых идей, связанных с 3D. Я думаю, некоторые кинокритики, киноэстеты, если хотите, жалуются на коммерческий аспект этого формата. Я могу понять высказывание, основанное на том, что люди не хотят видеть только 3D, полностью согласен. Но говорить, что человеческий ум не может воспринять 3D визуально, — это уже совсем другой разговор. И это такой оголтелый субъективизм, то же самое, как психологически верить только в то, что видишь. Но можете ли вы видеть воздух, например? Если для вас какое-то положение вещей неприемлемо, то не занимайтесь им и не верьте в него. Но что если есть люди, которые проходят мимо этих причин? Такие люди, как я, они развивают то, во что верят, и доносят это до людей, остальные же этого не принимают, и вы можете быть одним из них.

Джеймс Кэмерон утверждает, что это только начало 3D.

Это только начало, еще практически ничего не было сделано! Коммерция — вот что все время важно. Всегда будет кто-то, кто будет пользоваться этим. В кино вы должны все время чувствовать, где это происходит, и начинать работать. Не каждый фильм сделан в 3D, не каждый фильм в цвете, не каждый фильм должен длиться два часа. Например, Фассбиндер сделал «Берлин, Александерплац». Фильм получился длиной в 13 часов. Конечно, за один раз все не посмотришь, но именно он положил начало настолько длинной форме повествования в кинематографе. Знаете, в то время, когда Бернардо Бертолуччи сделал «Двадцатый век», он хотел, чтобы фильм был длиной пять часов, а продюсеры просто обрезали картину, вот и все. Никто не может высидеть пять часов, а почему бы и нет? Вы могли бы устроить себе перерыв, вернуться и досмотреть фильм.

Давайте оглянемся назад. Прошло 40 лет с того времени, как я начал делать фильмы. Я смотрю назад и говорю себе, что не могу сделать то или иное, но почему нет? Мы пытаемся что-то сделать, но это не работает. Хорошо, возможно, мы научились чему-то другому. Но сейчас важно, что думает молодежь. На этом этапе то, что думаю я, уже не имеет значения! Что имеет значение, так это то, что я надеюсь, что этот фильм будет успешным в коммерческом плане для людей, которые в него вложились. Я также надеюсь, что зрители будут наслаждаться фильмом, правда. Знаю, что моей дочери и ее друзьям «Хранитель времени» очень понравился. И это очень мне льстит. Господи, пожалуйста, не надо надевать кандалы на следующее поколение, не делайте этого!

Вы работали в киноиндустрии в течение длительного времени. Заметили ли вы большие изменения в кино и вообще в том, как вы работаете?

О да, конечно, заметил. В течение многих лет произошло много колоссальных изменений. Даже не знаю, как ответить на это, потому что изменения настолько глубоки. После 60 лет они влияют на меня по-другому. Очень сильно. Что я смогу сделать в будущем, я не знаю. Я решаю, куда направить свою энергию, а вы решаете, куда направить свою. Есть люди с потрясающей энергией. Вуди Аллен в его возрасте в состоянии написать и поставить фильм, Клинт Иствуд снимает по картине в год. Я пытался двигаться в таком темпе, но в итоге решил идти другим путем. Более того, у меня процесс лакировки фильма занимает много времени. Я, конечно, мог бы проще к этому относиться. А еще же надо найти спонсоров и финансирование, которое в настоящее время рассредоточено. Теперь Голливуд в первую очередь является опытом зрителей. И обычно популярностью пользуются анимационные ленты или картины с супергероями про летающих и дерущихся персонажей.

А также семейные...

(Смеется.) Да, все верно. Мне все равно, насколько фильм основан на какой-либо мифологии, вообще все равно. В смысле эти картины очень красиво сделаны. Потрясающе. Но это не мое. Не забудем, что у нас есть то, что называют американским независимым кино. И ведь всегда была битва продюсера с индивидуальным голосом создателя. Мы проиграли ее в 1980-х — и битву, и войну. С тех пор стало сложнее. Случилось падение режиссера. Крах режиссера как главного и наиболее ответственного человека за фильм. Экономически индивидуальный голос режиссера не может быть услышан, обратное случается очень редко. Тогда даже критики ополчились против авторского независимого кино. Они набили руку в его уничтожении. Да-да, главные критики Америки — «Нью-Йорк Таймс», например. Они сразу и не поняли, что уничтожали его полностью. Кинокритики пытались сделать это и с «Титаником», но он их поборол. Позже наблюдалась борьба за отдельные индивидуальные голоса, которые смогли выбраться из всей этой войны.

Например, возьмем фильм Стивена Содерберга «Секс, ложь и видео» — он по-настоящему прекрасный. Когда студии и кинематографисты действовали заодно — это было замечательное время. Такие режиссеры, как Ридли Скотт, создавали масштабные фильмы, но в перерывах между ними не забывали и про авторское независимое кино. Это было свободное время — поздние 1980-е, ранние 1990-е. Но я не знаю, как в итоге так получилось. Кто-нибудь, возможно, знает лучше, но у меня было чувство, что для независимого кино появилась угроза, так что сейчас оно в меньшинстве. Нужно понимать, что его финансирование в каком-то случае может оказаться недостаточным. И это не то чтобы плохо, просто заставляет тебя думать по-другому. А для кого-то оно только к лучшему. Другие либо снимают совсем не то, что хотят, либо перестают делать фильмы вообще. Да и за последнее время целых три независимые картины выиграли «Оскар» как лучший фильм года. Это были «Повелитель бури», «Столкновение» и еще один, только он вылетел из головы.

Как вы думаете, можно ли сказать, что ваши фильмы сочетают в себе массовое и авторское кино?

Ответ на ваш вопрос я искал в своем фильме «Злые улицы». Его я снимал в 1973 году. Это очень сложная картина, мы сняли ее очень быстро. Там были и зрелищные сцены, очень много экшна, насилия, киноязык очень грубый и острый. Там не просто трое людей в комнате — они действуют. Возможно, фильм мог бы быть большего масштаба, но мы не могли позволить себе этого. Я имею в виду, что каким-то образом в течение нескольких лет главным аспектом создания фильмов стал коммерческий мейнстрим в Голливуде. Я был достаточно удачливым, чтобы получить поддержку у различных студий, продюсеров, владельцев, они верили в истории, которые я хотел рассказать. Так что у меня была возможность делать фильмы и учиться на них. Например, в «Цвете денег» я учился видеть, как работает индустрия, и учился выживать. Старался понять концепцию работы индустрии и протиснуться. Если что-то не получалось, я говорил себе, что попробую по-другому. Так что вот, теперь я здесь!

Молодой и перспективный бизнесмен из Подмосковья открывает ивент-агенство на деньги от сделки с КиноПоиском
В главных ролях:Владимир Канухин, Ирина Чипиженко, Наталья Тетенова, Алексей Шуплецов
Режиссер:Никита Тамаров
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Марвелгейт: Хроника атаки на супергеройское кино

Марвелгейт: Хроника атаки на супергеройское кино

24 октября 2019137
Стали известны лауреаты премии «Оскар» за 2011 год

Стали известны лауреаты премии «Оскар» за 2011 год

27 февраля 20122745
Гильдия костюмеров представила своих номинантов

Гильдия костюмеров представила своих номинантов

20 января 201239
Морец и Баттерфилд: «Мы не могли посмотреть фильмы Скорсезе»

Морец и Баттерфилд: «Мы не могли посмотреть фильмы Скорсезе»

18 января 201251

Главное сегодня

Культовое кино

Видео«Чужой»: что пошло не так

Вчера18
«Чужой»: что пошло не так
«Миллионер из Балашихи» начал с секс-шопа, а теперь целится в большой экран. Как же он пришел к успеху?
Сериалы

«Миллионер из Балашихи» начал с секс-шопа, а теперь целится в большой экран. Как же он пришел к успеху?

30 июля8
Что смотреть дома: «Викторина», «Чип и Дейл», «Последний наемник» с Ван Даммом
Выбор редакции

Что смотреть дома: «Викторина», «Чип и Дейл», «Последний наемник» с Ван Даммом

30 июля19
9 лучших трейлеров недели: Адам Драйвер женится на Леди Гага, а Уилл Смит воспитывает чемпионок

9 лучших трейлеров недели: Адам Драйвер женится на Леди Гага, а Уилл Смит воспитывает чемпионок

30 июля9
Представители КиноПоиск HD впервые войдут в совет, который выбирает фильмы для господдержки

Представители КиноПоиск HD впервые войдут в совет, который выбирает фильмы для господдержки

30 июля20
Гид по важным (и тайным!) тропам аниме

Гид по важным (и тайным!) тропам аниме

29 июля12
Сериалы августа: «Что, если…?», «Кафедра» и «Девять совсем незнакомых людей»
Сериалы

Сериалы августа: «Что, если…?», «Кафедра» и «Девять совсем незнакомых людей»

Вчера7
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт