• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Интервью

Эндрю Гарфилд о работе с Энди Серкисом, Человеке-пауке и ревущих детях

В преддверии выхода душещипательной драмы режиссера-дебютанта Энди Серкиса «Дыши ради нас» поговорили с ее звездой о религии, эвтаназии и теннисистах.
Эндрю Гарфилд о работе с Энди Серкисом, Человеке-пауке и ревущих детях
Эндрю Гарфилд / Фото: Getty Images

30 ноября в прокат выходит режиссерский дебют Энди Серкиса «Дыши ради нас», главные роли в котором исполнили Эндрю Гарфилд и Клер Фой. Фильм основан на реальных событиях, произошедших в семье Джонатана Кавендиша — продюсера и друга Серкиса, вместе с которым они организовали компанию Imaginarium Productions. Отец Джонатана, Робин Кавендиш, во время пребывания в Кении заразился полиомиелитом и в 28 лет оказался парализованным по шею. Фильм рассказывает о том, как Робин и его жена Диана, пытаясь улучшить качество жизни главного героя, заодно помогли сотням других людей с ограниченными физическими возможностями. О том, каким получился фильм, мы уже писали здесь (спойлер: мало кто из зрителей смог удержаться от слез). А теперь мы встретились с Эндрю Гарфилдом и поговорили с ним о режиссерских способностях Серкиса, судьбе и о том, почему его герои вечно жертвуют собой.

Осторожно: в тексте могут встречаться спойлеры!

— Эндрю, вы тут большую часть фильма играете только одним лицом. Расскажите, как в таких случаях выглядит подготовка к роли?

— Играть одним лицом не так уж и просто. Но на подготовке это никак не сказалось. Мне пришлось изучать тему с таким же усердием, как если бы я играл человека с полноценным опорно-двигательным аппаратом. Я проводил часы и даже дни с Джонатаном, Дианой, их семьей, их друзьями. Вместе мы рассматривали старые фотоальбомы, посещали больницы, смотрели фильмы, читали книги. Мне очень нравится превращаться в губку и впитывать информацию, не думая об итоговом результате. Неважно, что там получится на выходе, просто в этот период я узнаю много нового и больше всего люблю свою работу.

«Дыши ради нас»

«Дыши ради нас»

— Хоть это формально и вторая режиссерская работа Энди Серкиса, но все же она в прокат выходит раньше, чем «Книга джунглей: Начало». Как считаете, Энди как режиссер не подвел, справился?

— Еще как! Он внезапно оказался очень умелым, квалифицированным режиссером, чего обычно не ожидаешь от дебютантов. Создавалось впечатление, что он только это и делал всю свою жизнь. Это вполне объяснимо, потому что Энди работал с самыми лучшими режиссерами в мире, и он, будучи человеком чудесным, любознательным и эрудированным, этот опыт накапливал много лет. Вот теперь он нашел способ конвертировать его в свой собственный проект. Вообще мне было немного странно, что он взялся за режиссуру такой довольно традиционной драмы, снятой почти без использования спецэффектов.

— Как он ведет себя на площадке, когда снимает кино, а не снимается в нем?

— Энди всегда заряжен на то, чтобы все люди на площадке были счастливы. Он без особых усилий умеет поднимать настроение кому угодно. Само собой, он хорошо работает с актерами, в этом как раз нет ничего удивительного. Он доверял мне, не пытался меня постоянно контролировать и позволял мне делать мою работу. А я, в свою очередь, подходил к нему с советами и спрашивал, что он думает по поводу той или иной фразы в моем исполнении, стоит ли мне поменять интонацию или и так нормально. Именно актерского совета спрашивал, а не режиссерского.

— Он вообще давно хотел снять свое кино. Может, и вы об этом мечтаете, а мы не в курсе?

— Иногда я действительно думаю об этом. Мне страшно интересен этот процесс, но я пока не уверен, что справлюсь, ведь на режиссере лежит ответственность за любую мелочь. Хотя мне нравится иметь больше контроля в своих руках, а то обычно актер все-таки существо подневольное.

На съемках фильма «Дыши ради нас»

На съемках фильма «Дыши ради нас»

— К слову, о контроле. Подозреваю, нелегко было заставить играть свою роль трехлетнего ребенка.

— Это точно. Я все же склонен думать, что никто из нас не рождается актером и к трем годам еще не успевает им стать. У нас на площадке было несколько детей, исполняющих роль юного Джонатана, и каждый раз, когда их уводили прочь от матерей, они тут же устраивали концерт. Я по этому поводу ужасно переживал. Мы все вместе этих несчастных детей доводили до слез и заставляли делать что-то настолько неприятное и травмирующее. В итоге мы сдались и начали прибегать к хитростям. В фильме есть сцена с Робином и его сыном: мое лицо не было видно, но при этом мне надо было добиться реакции от ребенка. Я какие только рожи не строил, но всё мимо, в ответ ничего, кроме слез. В итоге мы решили просто взять телефон, положить его мне на лоб и включить на нем «Свинку Пеппу». Вот тут-то лицо ребенка заиграло эмоциями! А на экране ты смотришь на него и думаешь: «Боже, как мило, малыш узнает своего отца!» Знали бы вы, чего нам это стоило.

— На премьеру на Лондонском кинофестивале пришли все реальные люди, о которых рассказывается в фильме, в том числе и вдова вашего героя, Диана. Вы волновались на счет ее реакции?

— Нет, потому что она чудесная женщина. Ей море по колено, и ее волновало только то, как ее сын показан в этом кино. Но не она сама. Она человек другого поколения, к тому же уникальна в своем роде, так что ей абсолютно наплевать на то, как ее воспримут. Она очень дружелюбная, в ней полно энергии, уйма эмоций, ей всегда есть что рассказать. При этом она говорит то, что думает, не заискивает. Она считает, что, конечно, не всем интересно знать столько подробностей из ее жизни, но если кино принесет людям пользу, заставит кого-то задуматься, вдохновиться и измениться, то она будет очень счастлива.

«Дыши ради нас»

«Дыши ради нас»

— Как думаете, часто вообще ваша работа способна по-настоящему повлиять на аудиторию, заставить ее задуматься, измениться?

— Хорошо рассказанная история способна творить чудеса. Все мы идем в театр или кино, включаем телевизор с целью найти ответы на вопросы. Ищем какое-то подтверждение того, что с нами все в порядке. Или не в порядке. Или ищем лекарство от одиночества. Или ведем исповедальную беседу с собой и другими людьми, с которыми мы делим это таинство. Ведь особенный кайф — сидеть в огромном темном зале с толпой незнакомцев и смотреть, как развивается история. Я, пожалуй, лучше всего это ощутил, когда играл в спектакле «Ангелы в Америке» на сцене Национального театра в Лондоне (запись этой постановки можно увидеть в российских кинотеатрах в рамках программы Theatre HD — Прим. КиноПоиска). Это пьеса Тони Кушнера в двух частях, и многие зрители смотрели их обе в один день. Первая длится три с половиной часа, вторая — четыре. Казалось бы, это очень большой отрезок времени, чтобы провести в театре в компании незнакомцев. Но в финале чужие люди обнимали друг друга, потому что они только что вместе пережили нечто очень глубокое и настоящее, стали свидетелями того, как история разворачивалась и видоизменялась у них на глазах. Так что да, как актер я постоянно ищу возможность измениться и изменить других. Это всегда непросто, но иногда так необходимо.

На съемках фильма «Дыши ради нас»

На съемках фильма «Дыши ради нас»

— У «Дыши ради нас» довольно душераздирающая концовка, когда герой решается на эвтаназию. Как думаете, он правильно поступил?

— Я поначалу думал, что это не мое дело. Ну, кто я такой, чтобы обсуждать, что Робину делать или не делать со своей жизнью? Но сейчас мне все труднее сохранять нейтралитет, и я склонен думать, что в его ситуации это, возможно, был единственно правильным выбором. Он поступил очень смело и очень осознанно. Если бы его решение не было таким осознанным, его семья и друзья не позволили бы этому случиться. Но он дошел до того момента, когда не видел уже никакого смысла в продолжении страданий для себя и своих близких. Как видно из фильма, он и так мог умереть во сне в любой момент. И он сказал, что всё, хватит, е**сь оно все конем (в смысле гори оно все синим пламенем; буквально Эндрю произнес «f**k all that shit» — Прим. КиноПоиска). Нельзя уходить в такой неблагородной манере. И так вся вот эта жизнь была для него довольно унизительной, а он все равно умудрился сделать из этого нечто прекрасное и вдохновляющее. Так что он сказал: «Иди в задницу, Господь, ты меня не заберешь таким образом! Я ухожу с честью, с миром, с любовью, со всеми нормально попрощаюсь, скажу спасибо всем, кто был в моей жизни. И не буду больше мучить свою святую жену и своего не менее святого сына». Я не могу обсуждать эвтаназию как таковую, это очень сложная тема. Но мне кажется, я хотя бы отчасти подготовлен к тому, чтобы говорить о решении Робина. И я его поддерживаю.

— Он же был довольно религиозным человеком?

— Очень, особенно поначалу. Но потом у него случился полиомиелит, и он полностью отрекся от веры. Хотя, мне кажется, к концу жизни он стал даже более духовным человеком, чем был до паралича. Не обязательно религиозным, а именно что духовным.

«Дыши ради нас»

«Дыши ради нас»

— И эта его духовность для вас тоже была важна?

— Однозначно. Тут рассматривается мысль, что не стоит сдаваться на волю судьбе, а надо брать ее в свои руки. Мне кажется, это тесно завязано с духовным понятием о так называемом предназначении. Идея тут в том, что ты не можешь реализовать свое предназначение, пока ты не смиришься со своей судьбой. Потому что судьбу не изменишь, и с ней можно только смириться. Это фундамент, и если он прочный, то на нем уже можно много что выстроить. У меня есть друг и наставник Майкл Мид, который написал книгу о судьбе и предназначении, и у него получается об этом говорить куда лучше, чем у меня. Но если рассматривать Робина и его историю, то это идеальный пример того, как надо прожить свою жизнь. Практически учебное пособие. Эти люди прошли через все лишения и страдания, и кое-что поняли о жизни.

— В прошлом году вы сыграли роль в «Молчании» Мартина Скорсезе. Эта работа изменила как-то ваше отношение ко всему этому?

— Каждый фильм так или иначе меняет или же формирует мое отношение к темам, которые в нем обсуждаются. Но вы правы, в плане религиозного поиска «Молчание» было для меня огромным и важным уроком. Это был своего рода курс духовности. Оно вызвало совершенно полярные реакции зрителей и критиков, ну да и ладно. Это ведь глубинная медитация, которая не должна и не может всем нравиться. Это для меня за пределами искусства кино, это нечто большее. Визуальная поэма, если угодно.

— Вы вообще в последнее время часто играете персонажей, которые проявляют силу духа — в этом фильме, в «Молчании», в «По соображениям совести».

— Это да, меня все больше привлекают персонажи страдающие и преодолевающие. Мне интересно в них то, что, несмотря на все обстоятельства, в них не угасает желание жить. Мы это воспринимаем как нормальную функцию, ведь это инстинкт, который встроен в каждого из нас, если ничего не сломано. Но в них это неумолимое желание быть здесь и сейчас уравновешивается целью делать то, что ты должен, а не то, что хочешь. Для меня каждая из этих историй очень вдохновляющая. Да, между этими тремя персонажами действительно много общего, и это лишний раз напоминает нам о том, что все мы так или иначе сделаны из одного теста.

«По соображениям совести»

«По соображениям совести»

— Раз уж мы говорим о ваших последних ролях, то из какого теста сделан Человек-паук?

— Ха, из песочного с изюмом! На самом деле парень тоже настрадался так, что на всех хватит. И он тоже вполне подходит под этот шаблон. Не просто хочет жить, но еще и хочет, чтобы другим тоже было хорошо. Нормальный такой, нестыдный герой.

— Скажите честно, вы завязали с комиксами?

— Никогда не говори «никогда». Мне пока ничего такого не предлагали. Да я и сам не рвусь, потому что к другим персонажам из комиксов я не отношусь так тепло, как к Спайди. Так что, думаю, мне трудно будет найти снова такую историю, к которой я мог бы сразу прикипеть. А без этого огонька не имеет смысла ни за что браться.

— Кстати, с юбилеем вас. Ровно десять лет прошло с тех пор, как вы сыграли свою первую роль в фильме «Львы для ягнят» Роберта Редфорда.

— Ух, спасибо, а ведь точно, я даже и не думал об этом! Мне с той ролью очень повезло. Первая работа в кино — и сразу же возможность познакомиться с Робертом Редфордом, подружиться с ним, провести вместе много часов на площадке и вне ее, услышать сотню его блестящих историй. Помню, он мне однажды рассказал, откуда взялся фестиваль «Сандэнс». Там все начиналось благодаря спонтанному альтруистическому порыву. Редфорд переехал в Юту и пошел знакомиться с соседом, а тот ему пожаловался, что его фермерскую землю выкупает крупная корпорация. Говорит: «Они собираются тут построить фабрику, а мне придется найти другое место, так что я недолго буду твоим соседом». И Редфорд спрашивает его: «Сколько стоит твоя земля?» Говорит, что, возможно, сможет ему дать эту сумму, чтобы он остался и никуда не переезжал, но все равно им надо будет найти способ использовать землю, чтобы деньги вернуть. И они сошлись на этом: использовали землю, чтобы создать Sundance Institute, занимающийся поиском молодых и талантливых актеров, сценаристов и режиссеров. Мне очень нравится тот факт, что самый авторитетный инди-фестиваль в Америке возник из желания Редфорда просто помочь этому парню.

«Львы для ягнят»

«Львы для ягнят»

— Вы сейчас живете между Лос-Анджелесом и Лондоном. Наверное, все свободное время только и делаете, что летаете через океан, больше ни на какие занятия сил не остается?

— Ну почему же? В Лос-Анджелесе я, например, занимаюсь серфингом, играю в теннис, бесконечно хожу на концерты, смотрю фильмы, читаю книги, посещаю выставки и музеи. Мне вообще очень нравится искусство во всех его проявлениях. Я также горазд путешествовать: могу сесть в машину и поехать на север Калифорнии вдоль берега, исследовать вдоль и поперек Биг-Сюр — это, пожалуй, мое любимое место на свете. Зато в Англии живут все мои самые близкие друзья, так что, когда я приезжаю в Лондон, мы собираемся вместе. Готовим, играем в дурацкие игры, путешествуем по деревням. Все зависит от конкретной работы, но я и вправду живу между двумя континентами. Я был очень рад возможности играть в театре Лондона почти целый год, все это время близко к семье и друзьям. Редкая и ценная возможность.

«Дыши ради нас»

«Дыши ради нас»

— Вот вы, говорите, в теннис играете. Если вам когда-нибудь представится возможность сыграть Энди Маррея, не упустите ее.

— Ну, уж не знаю, пока никто не предлагал. Хотя один мой друг часто говорит, что я на него похож. Но я не вижу ничего общего. А другой друг сказал, что я похож на Федерера. С ним я тоже ничего общего не вижу! Похоже, кого-нибудь из теннисистов мне все же сыграть придется. Я не только люблю играть в теннис, но и смотреть его. Стараюсь не пропускать ни одного важного турнира. А недавно у нас сразу два фильма о теннисе вышло — «Борг/Макинрой» и «Битва полов». Так что тема популярная. Но не думаю, что Энди когда-нибудь захочет, чтобы про него сделали кино. Он кажется довольно скромным человеком, стеснительным интровертом. И отдавать свою роль в мои руки — это будет для него ужасной идеей. Но вернемся к этому разговору, когда вы напишете сценарий.

Читайте также
Статьи Готовьте платки: Режиссерский дебют Энди Серкиса «Дыши ради нас» Без орков, гномов и животных из джунглей — первым фильмом гения технологии захвата движения стала духоподъемная драма с Эндрю Гарфилдом.
Новости Энди Серкис пообещал мрачную версию «Книги джунглей» Актер заявил, что его экранизация Киплинга будет сильно отличаться от фильма Джона Фавро.
Новости Клер Фой сыграет Лисбет Саландер в «Девушке, которая застряла в паутине» Звезда сериала «Корона» официально присоединилась к продолжению «Девушки с татуировкой дракона».
Комментарии (15)

Новый комментарий...

  • 21

    El_principe 21 ноября 2017, 18:55 пожаловаться

    #

    В «По соображением совести» и «Молчании» он сыграл очень достойно, так что его новых ролей очень жду!
    И спасибо за интервью.

    ответить

  • 5

    Zhirnov 21 ноября 2017, 20:30 пожаловаться

    #

    И обе роли показывают человека на острие бытия, в противоречии и борьбе с самой жизнью. Именно таков подлинный Герой, который не даёт себя сломить судьбе в минуты наибольшего исторического давления и инерционности общества.

    ответить

  • 1

    FunnyFarm 21 ноября 2017, 20:28 пожаловаться

    #

    В роли Человека-паука он меня немножечко вымораживал, честно признаюсь. Но в прошлом году я увидел его в «По соображениям совести» — это что-то очень сильное, очень. Фильм меня поразил, а Эндрю открылся с совершенно другой стороны, потрясающая работа!

    ответить

  • 31

    bad1996 21 ноября 2017, 21:11 пожаловаться

    #

    Как же все-таки обидно, что франшизу Человека-паука с ним оборвали на втором фильме, не доведя до конца. Чертовски обидно.

    ответить

  • 21

    rizaia 21 ноября 2017, 23:55 пожаловаться

    #

    мне очень нравился паук в его исполнении. жаль, что больше не снимется(

    ответить

  • 2

    Strannik_v 22 ноября 2017, 05:04 пожаловаться

    #

    Эндрю за несколько лет и правда превратился в очень хорошего артиста. По соображениям совести, я плакал в конце фильма, ведь вся история была реально трагичной. Видеть, как умирают те, кто недавно с тобой спал в одной комнате. Молчание каюсь, еще не смотрел. Надо дойти. Посмотрим и Дыши ради нас. Возможно на Оскар выдвинут, а скорее не возможно, а намеренно. Ведь драмы всегда были в почете у Академиков.

    ответить

  • 5

    Daniil4 22 ноября 2017, 08:44 пожаловаться

    #

    Что-то общее с Федерером в чертах лица у него есть, да)

    ответить

  • 1

    redponick 30 ноября 2017, 17:05 пожаловаться

    #

    С Марреем тоже) Но всё только с отдельных ракурсов и при определённых выражениях

    ответить

  • 1

    Daniil4 30 ноября 2017, 17:19 пожаловаться

    #

    Да, соглашусь что с Марреем тоже что-то общее есть) мне вот интересно как бы у Гарфилда получился коронный Марреевский оскал))
    https://www.google.ru/search?newwindow=1&biw=1920&bih=1104&tbm=isch&sa=1&ei=ThMgWsPJAcbE6ASY07PoDA&q=andy+murray+wrath&oq=andy+murray+wrath&gs_l=psy-ab.3…10296.13447.0.13767.17.14.0.3.3.0.84.830.14.14.0…0…1c.1.64.psy-ab..0.13.602…0j0i67k1j0i30k1.0.A8tHVBO1JtQ#imgrc=0bP6Dbq7P0SvQM:

    ответить

  • Ordinal Number 22 ноября 2017, 18:19 пожаловаться

    #

    У Эндрю отличные фильмы, но жаль, что его Паука прервали на второй части

    ответить

  • 7

    kinpm 25 ноября 2017, 11:11 пожаловаться

    #

    лучший человек-паук!

    ответить

  • 1

    Jackass 28 ноября 2017, 01:23 пожаловаться

    #

    Это когда-нибудь сыграть Маррея должно быть очень скоро. Ибо Гарфилд и сейчас старше на 4 года :)

    ответить

  • Aun Ahora 2 декабря 2017, 23:01 пожаловаться

    #

    Да, давно уже заметила, что они с Энди похожи. Вот насчет Роджера как-то не задумывалась, но что-то тоже есть. Хотя с Марреем больше общего. А насчет фильма, то поводов уже масса: победа на ОИ, наконец-то выигранный британцем Уимблдон спустя 77 лет, снова победа на ОИ, первая строчка, итоговый и ещё куча всего, включая «Данблейнскую бойню».

    ответить

  • 1

    Slon23 4 декабря 2017, 21:01 пожаловаться

    #

    За последние несколько лет Эндрю очень вырос как актер. Надеюсь за его труды ему воздастся.

    ответить

 
Добавить комментарий...