• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Интервью

Реда Катеб: «Вим Вендерс всегда находится в поисках нового»

Французский актер — о своих ролях в новой ленте Вима Вендерса «Прекрасные дни в Аранхуэсе» и фильме «Джанго», открывшем 67-й Берлинский кинофестиваль.
Реда Катеб: «Вим Вендерс всегда находится в поисках нового»

Вим Вендерс укрепил свою репутацию неутомимого экспериментатора, сняв интеллектуальное камерное кино на французском языке в формате 3D. «Прекрасные дни в Аранхуэсе» — новый фильм режиссера, поставленный по пьесе австрийского драматурга Петера Хандке, с которым кинематографист сотрудничал уже не раз.

Происходящее на экране можно описать парой фраз: мужчина и женщина средних лет делятся сокровенными воспоминаниями, сидя в беседке в летнем саду, но они там не одни. За главными героями из окна своего дома наблюдает писатель, который и придумывает их диалоги, насыщенные метафорами. Именно диалоги — главная движущая сила сюжета, который на беглый взгляд может показаться скудным и бессмысленным, но, разумеется, это не так. Внимательно присмотревшись, легко заметить задумку режиссера: мужчина и женщина — это Адам и Ева, олицетворяющие все человечество, а сад, где они находятся, — рай. И все слова, произнесенные героями в этом месте, имеют значение для каждого из нас. Осталось лишь расшифровать их.

В одном из эпизодов фильма появляется музыкант Ник Кейв, а на главные роли Вим Вендерс пригласил французских актеров, работающих как в кино, так и в театре. Женщину сыграла Софи Семен, супруга Петера Хандке, которая уже однажды снималась у Вима Вендерса и Микеланджело Антониони в их совместном проекте «За облаками». Роль мужчины исполнил обладатель премии «Сезар», Реда Катеб, чьего появления в роли джазового гитариста Джанго Рейнхардта ждали с нетерпением на Берлинале (картина «Джанго» в этом году открыла смотр). КиноПоиск встретился с Софи Семен и Редой Катебом и расспросил их о том, как им работалось с Вимом Вендерсом.

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

— Почему, по-вашему, Вим Вендерс решил снять «Прекрасные дни в Аранхуэсе» — фильм, совсем не похожий на то, что он делал раньше?

Реда Катеб: Мне кажется, Вим Вендерс — это режиссер, который всегда находится в поисках чего-то нового. Он не боится рисковать, ставить эксперименты, обладает абсолютной внутренней свободой, которая позволяет ему снимать фильмы так, как он хочет. Для меня Вим Вендерс — это один из последних кинопоэтов. И «Прекрасные дни в Аранхуэсе» — очень поэтичный фильм. Более того, это смесь разных видов искусств — кино, театра, музыки, поэзии, живописи.

— А что вас привлекло в этом проекте?

Реда Катеб: Я получил письмо от своего агента, в теме которого стояло имя Вима Вендерса. Я большой поклонник этого режиссера, его фильмы очень важны для меня. Кроме того, мне нравятся работы Петера Хандке. Когда я только учился актерскому мастерству, я учился на его диалогах. Позже у меня была возможность познакомиться с его творчеством еще ближе — последний спектакль, в котором я играл, был поставлен по пьесе Хандке «По деревням».

Фото: Donata Wenders

Фото: Donata Wenders

Но театр и кино — это не одно и то же. Когда я прочитал пьесу «Прекрасные дни в Аранхуэсе», я и представить себе не мог, как из этого можно сделать фильм. Я полностью доверял Виму, но участие в этом проекте было похоже на захватывающее и непредсказуемое приключение. Перед началом работы мы втроем — я, Вим и Софи — жили неделю в доме, где проходили съемки. Это было очень ценное время, когда мы могли порепетировать без камер и определиться, какого рода историю мы хотим рассказать зрителю. Пришлось запомнить текст большого объема. Это было непросто, но сами съемки прошли гладко.

— Вы дословно следовали тексту?

Реда Катеб: Да, это не тот случай, когда можно импровизировать, но во время репетиций мы немного сократили текст.

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

Софи Семен: Это пьеса, поэтому выучить текст довольно просто. Сложности были в другом. Женщина, которую я играла, должна была ассоциироваться со всеми женщинами в мире. Создать такой образ — нелегкая задача. Она вспоминает свою жизнь, приукрашивая некоторые эпизоды, используя силу воображения, но это не слова ради слов, это метафоры, которые должны быть понятны каждой женщине на земле. Они помогают заглянуть вглубь себя, понять и принять себя.

— Каков этот фильм с точки зрения женщины?

Софи Семен: Грустный. Она расстается с иллюзиями, скорбит о времени, которое уходит, чувствует себя одинокой. А мужчина, ее собеседник, наслаждается разговором, подталкивает женщину к тому, чтобы она делилась своими эмоциями и воспоминаниями. Но это прекрасная меланхолия, осознанно выбранная моей героиней. Вопросы, которые задает ей мужчина, — для нее это возможность высказаться, поведать о своих чувствах, это потребность, которую ей давно было необходимо удовлетворить. Повторюсь, что эта женщина — собирательный образ, и то, о чем она говорит, — это фрагменты переживаний всех женщин, которые, с одной стороны, похожи друг на друга, с другой — очень разные. И в этом контексте одиночество и печаль женщины — это не что-то плохое или хорошее, это просто часть нашей жизни.

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

Пьеса Хандке заканчивается на том, что герои обмениваются взглядами, и женщина говорит: «Я хочу пить». У фильма немного другой финал, более открытый. Мужчина и женщина совершают совместное путешествие по мирам друг друга, и это их очень сближает и обогащает. И понятно, что это не конец. Продолжение следует.

— Петер Хандке участвовал в создании фильма?

Реда Катеб: Он сыграл садовника. Но по большому счету единственное, что он делал на этом проекте, так это держался в стороне. Насколько я знаю, изначально Вим рассматривал его на роль писателя, который наблюдает за нашими героями из окна своего кабинета. Но потом он понял, что Хандке это не очень интересно, и роль садовника ему больше по душе.

— Съемки проходили в доме Сары Бернар. Это как-то повлияло на ваше настроение?

Софи Семен: Не особо. Было здорово воображать, как Сара Бернар ходит по этому дому, но я не могу сказать, что меня это вдохновляло или вызывало какие-то особые эмоции. Однако она оставила следы в этом доме. С того времени, как она жила там, дом почти не изменился. Сара Бернар выращивала в своем саду рододендроны, и теперь там миллионы этих цветов, это очень красиво.

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

Реда Катеб: Это потрясающее место. Нам повезло, что съемки проходили именно там. Мы получили возможность уединиться в этом уголке вдали от городской суеты, от повседневных дел. И погода была отличной. Все те 12 дней, в течение которых проходили съемки, были солнечными. Не знаю, помогал ли нам в этом дух Сары Бернар или просто у этого места хорошая энергетика. Как я уже говорил, до начала съемок мы провели неделю в этом доме и смогли хорошо познакомиться с ним, привыкнуть к нему, к пьесе, друг к другу. Это был необычный и очень поэтичный опыт. В этом доме снимают много фильмов. Я уже бывал там, когда играл эпизодическую роль в одной картине. Мне кажется, кто-то из режиссеров вполне может сделать один большой фильм, собрав по кусочкам все эпизоды, снятые там.

Как Вим Вендерс объяснил вам свое желание снимать этот фильм в 3D?

Реда Катеб: Вим хотел создать объемную картинку, чтобы зрители оказались вместе с нами в этом саду, ощутили пространство, которому в сценарии отводится особая роль.

— Почувствовали ли вы разницу между работой перед обычными камерами и 3D-камерами?

Реда Катеб: Я бы не сказал, что есть большая разница. Разве что было нужно избегать лишних жестов и более скупо выражать эмоции, потому что 3D-камеры их гиперболизируют еще сильнее обычных. Но на наших съемках это был очень легкий вариант 3D, без огромной команды, обвешанной разной сложной техникой. Это были просто камеры, которые, конечно, сами по себе впечатляют — у них два объектива. Мы же просто сидели на стульях, нам не нужно было танцевать перед этими камерами.

— Реда, фильм «Джанго», в котором вы сыграли главную роль, открывает в этом году Берлинский кинофестиваль. Чего нам ждать от этой картины?

Реда Катеб: Я думаю, что неправильно ждать чего-то от фильмов, нужно просто смотреть их. Иначе можно разочароваться. Могу лишь сказать вам, что «Джанго» — это не байопик. В фильме показан год из жизни Джанго Рейнхардта — французского джазового гитариста, который был одним из основателей стиля «цыганский джаз». Действие картины разворачивается во время Второй мировой войны, и это был очень непростой период в жизни музыканта, связанный не только с музыкой, но и с политикой.

«Джанго»

«Джанго»

— Благодаря «Джанго» и фильму Вима Вендерса вас будут лучше знать за пределами Франции. Планируете ли вы теперь больше сниматься за рубежом?

Реда Катеб: Я стараюсь не строить конкретных планов, а просто живу сегодняшним днем. Мне нравится сниматься в иностранных фильмах. Например, очень теплые воспоминания у меня остались от работы в картине «Вдалеке от людей» с Вигго Мортенсеном и в фильме Райана Гослинга «Как поймать монстра». Я рад, что участвовал в этих проектах, но понятия не имею, как много буду получать подобных предложений в будущем.

— Как вы готовились к роли Джанго Рейнхардта?

Реда Катеб: Мне пришлось научиться играть на гитаре — на это ушел год. Когда я снимался у Вендерса, я вовсю осваивал этот инструмент — заучивал свой текст и одновременно играл на гитаре. Я много общался с представителями цыганской диаспоры, они приглашали меня к себе в гости. Для них Джанго — это бог, и помогать мне готовиться к этой роли было для этих людей большой честью.

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»

— В фильме «Прекрасные дни в Аранхуэсе» музыка также играет важную роль. Вы обсуждали этот аспект картины с режиссером?

Реда Катеб: Да, когда мы впервые встретились, мы много говорили об этом. Съемки проходили без музыки, никакого музыкального фона на площадке не было. Но в день, когда там появился Ник Кейв и играл на рояле, мы работали вместе с ним. Вим сказал, что слова песен — это часть сценария. И фраза, которой заканчивается фильм («Мир в огне, я люблю тебя»), тоже имеет большое значение. Она дает надежду на лучшее.

— Когда Ник Кейв был на площадке, вы играли вместе с ним на гитаре?

Реда Катеб: Нет, я постеснялся. Я же всего лишь любитель, а он большой музыкант.

— Ваш отец — известный алжирский актер Малек-Эддин Катеб. Какой самый важный профессиональный совет он вам дал?

Реда Катеб: Пытаться сохранить свободу, никогда ничего ни от кого не ждать. И смотреть в будущее.

Читайте также
Статьи Как это смотреть: Путеводитель по творчеству братьев Люмьер Новый фильм «Люмьеры!» наглядно показывает, что братья были не только изобретателями и родоначальниками кино, но и выдающимися режиссерами.
Статьи Я сделаю это лучше: 13 кинокритиков, ставших режиссерами Гильермо дель Торо, Пак Чхан-ук, Вим Вендерс, Франсуа Трюффо и другие режиссеры, которые в молодости занимались кинокритикой — из любви к искусству или от бедности.
Статьи От Озона до Дарденнов: Самые яркие французские фильмы сезона Одри Тоту станет многодетной матерью, а Марийон Котийяр найдет свою любовь — КиноПоиск выбрал новые франкоязычные фильмы, которые скоро покажут в России.
Комментарии

Новый комментарий...

Заголовок:
Текст:
подписаться на новые комментарии