• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Интервью

Охотники за сокровищами: Кто и как спасает наследие кинематографа

Глава Национального киноархива Великобритании Робин Бейкер рассказал КиноПоиску, как происходит процесс реставрации фильмов, какую работу пришлось проделать, чтобы восстановить немые картины Альфреда Хичкока, что спрятано в британском киноархиве и какие ленты прошлого все еще ждут своего часа.
Охотники за сокровищами: Кто и как спасает наследие кинематографа

Британский институт кино отвечает практически за все главное кинодвижение в Великобритании. Именно эта организация и выделяет большие суммы на финансирование проектов молодых кинематографистов, является главным организатором Лондонского кинофестиваля, а также старается привлечь людей к просмотру новых фильмов любыми способами. В главном здании BFI (British Film Institute) на берегу Темзы каждую неделю проходят тематические просмотры фильмов. Среди них есть мероприятия «Неделя Одри Хепберн», «Неделя Марлона Брандо», «Неделя черно-белого кино» и так далее. На «Неделе Одри Хепберн», например, проводится множество мастер-классов, семинаров, лекций, где можно узнать немало нового про великую актрису и посмотреть фильмы с ее участием, ранее неизвестные публике. Также в библиотеке BFI открывается целая секция посвященных ей книг.

Британский институт кино также дает студентам возможность лично пообщаться с любимыми творцами. Однажды мне посчастливилось побывать на студенческой встрече с Бернардо Бертолуччи, на которой он показал нам отрывок из его «Мечтателей», поделился своими знаниями и рассказал о продолжительной войне с Жан-Люком Годаром.

Британский институт кино играет огромную роль в киножизни не только Лондона, но и всего мира. С 1935 года в Англии работает Национальный киноархив Британии, который является частью BFI. Благодаря этой организации зрители по всему свету получают необыкновенную возможность узнать истории прошлых поколений, открыть для себя то, что считалось давно забытым и утерянным.

Четыре года назад государство выделило 12 миллионов фунтов на восстановление девяти ранних фильмов Альфреда Хичкока, которые теперь, несколько лет спустя, представлены на мировых кинофестивалях.

О том, какую работу пришлось проделать, чтобы осуществить эту, казалось бы, невозможную задумку, что спрятано в Британском киноархиве и зачем раньше сжигали кинопленку, КиноПоиску рассказал Робин Бейкер, глава Национального киноархива Великобритании.

КиноПоиск и Британский совет запустили фотоконкурс, посвященный творчеству Хичкока. Главный приз — велосипед Peugeot. Ждем ваших работ до 13 августа.

— Расскажите нам, пожалуйста, о процессе воссоздания девяти неизвестных фильмов Альфреда Хичкока. С чего все начиналось?

— Для нас это был самый масштабный проект в истории Британского национального архива. Мы никогда не тратили так много времени, усилий и, разумеется, денег. Понадобилось около четырех лет, чтобы осуществить задуманную работу над девятью фильмами. Нам нужно было связаться с главными киноархивами всего мира, чтобы понять, что вообще сохранилось из тех материалов, которые были необходимы для воссоздания картин. В некоторых случаях мы знали, что обладаем лучшими копиями нужных нам пленок. Вот, например, в случае с фильмом «Шантаж» у нас был оригинальный негатив пленки в очень даже хорошем состоянии. В случае с фильмом «Сад наслаждений» у нас сохранилось всего 70 минут фильма, хотя продолжительность его составляет 90 минут. Мы связались со всеми известными нам архивами, в которых хранились самые разные отрезки ленты, и собрали из них оставшиеся 20 минут. И так с каждым творением. Нужно было сначала собрать все недостающие части пазла, затем их восстановить и вернуть в мозаику.

— Вы занимаетесь великим делом. Ваша работа повлияет не только на обычных зрителей, но и на молодых кинематографистов. Они смогут увидеть, как Альфред Хичкок начинал путь к вершине, развивая свой уникальный стиль, и как он стал тем, кем стал.

— Именно. Альфред Хичкок — лучший режиссер из тех, кто когда-либо начинал свой путь в Британии. Но, к сожалению, где бы о нем ни заходил разговор, даже если это происходит в Великобритании, зачастую вспоминают лишь его американские работы. Мне кажется, что люди просто не знают достаточно об английском периоде его творчества. Народ, может, и знает фильмы «39 ступеней» и «Леди исчезает», но в основном говорит только о его голливудском гении. А ведь Хичкок был самым популярным режиссером в Великобритании в конце 1920-х годов. Сейчас мы смотрим множество лент, вдохновленных стилем Хичкока, и даже не знаем об этом, а ведь Альфред Хичкок с самой первой своей картины зарекомендовал себя как уникальный художник, приемы которого разошлись по многим фильмам, мультфильмам и так далее. Приемы, прослеженные в его ранних работах, есть и в его поздних картинах. Хотя его первые фильмы совершенно не были похожи на его последующие триллеры, они уже показывают зрителям процесс зарождения того гения, коим являлся Хичкок.

— А еще Альфред Хичкок говорил, что немое кино — самая чистая форма кинематографа.

Да-да, именно. Я как-то читал, что Альфред Хичкок вдохновился советскими кинематографистами, их теориями о монтаже. Он рассказывал о том, как ему важно показать историю на экране, а для этого, как он сам говорил, диалог совсем не нужен. Даже когда я смотрю его поздние работы, я думаю: «А вот эта сцена сработала бы и без слов». Он так хорошо планирует сцены, что кажется, будто он использовал немую технику и в звуковом кино.

— Расскажите, пожалуйста, о своем архиве. Как так получилось, что множество фильмов просто исчезло или потерялось? Вот раньше, я слышала, военные переплавляли кинопленку в резину для обуви.

— В Англии, по нашим расчетам, сохранилось всего 20 % немого кино. В некоторых странах, например в Индии, процент куда меньше, так что мы еще счастливчики. Главная проблема заключается в том, что раньше очень мало людей считало кино формой искусства. Раньше вообще не было архивов. Вот наш архив является вторым по возрасту в мире. И то он появился лишь в 1935 году, через пять-шесть лет после зарождения звукового кино. Как только наш архив начал работу, людям пришлось отыскивать все материалы, сохранившиеся к тому времени.

Еще одна проблема заключалась в том, что пленка легко воспламенялась. Ее боялись держать в помещениях, после окончания показов работники кинотеатров избавлялись от нее. Люди просто не ценили раньше то, что сейчас у нас на вес золота. Раньше кинематографистам приходилось продавать свои пленки, чтобы получить хоть какие-то деньги на питание. Эти пленки переплавлялись с целью получения того микроскопического количества серебра, содержащегося в пленке. Нам сейчас очень сложно понять склад ума людей 1920-х годов, у нас ведь все по-другому. Слава Богу, хотя бы в середине 1930-х годов люди создали архив и убедили остальных в его пользе. Получив архивы, они начали раскрашивать пленку вручную в 80 разных оттенков цветов, чтобы на экране можно было отличить хотя бы время суток или любовную сцену от сцены драки. У любовных сцен был такой теплый оттенок. (Задумчиво улыбается.) Я рад, что сейчас у нас есть возможность вернуться к раннему кино и увидеть его таким, каким оно было.

— Робин, а как вы вообще решили попасть в эту профессию? Неужели вы однажды проснулись и сказали себе: «Я хочу стать архиватором фильмов. Хочу помочь людям сохранить наследие кинематографа»?

О нет, это не то, к чему, как мне кажется, можно быть готовым. Я вообще в юности это дело не изучал. Я был археологом. Для меня смысл всегда заключался в том, чтобы сохранить то, что пришло к нам из прошлого, а также в том, чтобы рассказывать истории, дошедшие до нашего времени. Я просто получаю наслаждение от того, что делюсь ими с народом. Когда я перешел в киноархив, моя главная задача заключалась в том, чтобы показать людям те фильмы, о которых они и не подозревали. Я хотел открыть для них то, чего они никогда не видели. Вот, например, раньше же люди особо не говорили: «Хочу посмотреть ранние фильмы Альфреда Хичкока». А сейчас мы создаем аудитории практически с нуля, которые будут стремиться к чему-то новому. Это и есть главный мой двигатель прогресса.

— А есть ли в вашем архиве что-то, чего еще никто не видел?

— О да, конечно. Тысячи и тысячи фильмов, которые еще только ждут своего звездного часа. Мы постоянно боремся за нужное финансирование, чтобы перевести десятки тысяч фильмов в цифровой формат и показать их зрителям. Вот сейчас я веду еще один интереснейший проект, в котором стараюсь открыть для публики британские фильмы XX века, созданные после Викторианской эпохи. В настоящий момент зрителям доступно 60—70 фильмов того времени. У нас же в архиве их хранится 450. Нужно проделать колоссальную работу, чтобы представить их публике. Кинопленка многих из них настолько повреждена, что к ней не хочется прикасаться лишний раз, чтобы она совсем не стала непригодной для восстановления. Именно поэтому приходится обходиться с материалом еще более осторожно, чем обычно. Но я верю в то, что просмотр этих фильмов радикально изменит знания людей о той эпохе и о нашем национальном кино.

— Робин, скажите, а если бы вам представился шанс лично встретиться с Альфредом Хичкоком, что бы вы ему сказали?

— Хороший вопрос! Есть кое-что, о чем я хотел бы его спросить, но не думаю, что я получил бы честный ответ. Я хотел бы, чтобы он по достоинству оценил свои первые фильмы. В жизни он всегда избегал разговоров о своих ранних работах, делая уклон в основном в сторону своих голливудских картин, вспоминая лишь пару фильмов из эры немого кино. Я бы показал их ему еще раз, а затем убедил бы его в том, что они гениальны, и в том, что именно там зародился его настоящий стиль.

Проблема в том, что Хичкок всегда сам себе нарочно противоречил во всех интервью и публичных заявлениях. Он так, я думаю, играл с людьми. Он вообще довольно мистическая персона. Но за это мы ведь его и любим.

— Я читала, что вы сняли два короткометражных фильма. Расскажите, пожалуйста, какие режиссеры вас вдохновляли во время совершенствования своего уникального стиля. И какие советы в связи с этим вы бы дали молодым кинематографистам?

— Меня вдохновляло множество творцов. Я считаю, что каждого юного кинематографиста остальные должны именно вдохновлять, но никак напрямую не влиять на их работу. Я имею в виду то, что главная задача — открыть в кино себя и свое видение. Главное, чтобы люди увидели мир через призму его создателя. Есть режиссеры, которых я бы непременно посоветовал изучить: Хичкок, Пауэлл, Эйзенштейн, Одзу… Их очень много на самом деле. Нужно посмотреть несколько фильмов каждого из них и понять, как они пришли к тому или иному стилю и разработать свою собственную технику. Главное состоит в том, чтобы не копировать чужие работы и не слишком увлекаться использованием их влияния.

Кстати, свои фильмы я снимал на цифровую камеру. У меня, к сожалению, не было возможности снимать на пленку, да и нужным профессионализмом я тогда еще не обладал. Но, к счастью, в нашем архиве мы храним не только пленку, так что место всем современным фильмам там обеспечено.

Кинофестиваль «Хичкок: Девять неизвестных» проходит в Москве с 1 по 9 августа.

Читайте также
Статьи Мое кино: За что Райан Джонсон любит фильм Вуди Аллена «Энни Холл» Режиссер фильма «Последние джедаи» Райан Джонсон — о том, как на него повлиял легендарный фильм Вуди Аллена «Энни Холл».
Статьи Мастер-класс Мартина Скорсезе: Отрывок из сборника «Профессия режиссер» Новая книга Лорана Тирара содержит «частные уроки» от Бертолуччи, Альмодовара, Бертона, Линча, Стоуна, Китано, фон Триера, Годара и других мастеров кино.
Статьи Как это смотреть: Путеводитель по творчеству братьев Люмьер Новый фильм «Люмьеры!» наглядно показывает, что братья были не только изобретателями и родоначальниками кино, но и выдающимися режиссерами.
Комментарии (3)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...