• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Интервью

Марк Уолберг: «Я уже староват для таких приключений»

Самая сложная сцена в «Трансформерах» была, когда я должен был бежать и драться на карнизах высоченного здания в Гонконге. Радости мало в таких испытаниях. Ты стоишь на карнизе двадцатиэтажного здания, а Майкл кричит: «Беги быстрее!» У тебя же в голове одна тоскливая мысль: «Я бы с удовольствием оказался в любом другом месте, но не здесь».
Марк Уолберг: «Я уже староват для таких приключений»

С Марком Уолбергом мы встречались задолго до выхода четвертого фильма франшизы о трансформерах «Эпоха истребления», в котором он играет одну из главных ролей. Вряд ли есть необходимость в том, чтобы представлять читателям его как актера. Всем хорошо известны его работы, и мы неоднократно уже публиковали интервью с ним.

Предлагаем вам наш разговор, связанный с новой картиной интересного и разнопланового актера. Сюда мы включили и некоторые общие вопросы, так как на тот момент фильм прессе еще не показывали.

Марк Уолберг появился на интервью для КиноПоиска буквально с трапа самолета. Он был уставший и невыспавшийся. Ужасно не хотелось мучить артиста вопросами, но он сказал, что еще одна чашка крепкого кофе его взбодрит, а интересные вопросы — тем более. Однако вместо кофе он выпил немного воды из принесенной с собой бутылки и сказал, что готов к допросу с пристрастием. Я отметила, что сегодня обойдемся без пристрастия, так как фильм я еще не видела, придираться мне пока не к чему.

Джек Рейнор сказал, что этот фильм должен получиться лучше первых трех. Что ты об этом думаешь?

— Я не знаю, но надеюсь на то, что это будет отличное кино. Я еще не видел окончательный вариант. По-моему, Майк отлично знает, что делает, и становится опытнее и лучше с каждым фильмом. В этот раз он акцентирует внимание на человеческой стороне истории, на внутренней связи между отцом и дочерью, их взаимопонимании, эмоциональном аспекте этих отношений. Мой герой — обычный человек, оказавшийся в ситуации, вынуждающей его принимать почти мгновенные решения, чтобы защитить дочь. Я думаю, что зрители найдут с ним много общего. Мне он очень близок и понятен. У меня десятилетняя дочь, которая взрослеет на глазах, очень уж быстро. Мы с Майклом скоро нашли общий язык. Он предоставил мне полную свободу действий, чтобы я мог внести что-то от себя в наш проект. По-моему, это очень хорошо написанный сценарий, и, судя по тому, что я видел на сегодняшний день, все получается довольно круто.

— Учитывая, что Майкл вводит новых героев, наверное, было особенно любопытно, что из этого выйдет.

— Да, они отнеслись к этой задаче со всей ответственностью, не торопясь в работе над сценарием. Это особенно важно, когда в известной франшизе зрителей знакомят с новыми персонажами. Я не могу раскрывать детали, только Майкл в силах решить, когда мы сможем побеседовать о фильме подробнее. Могу только сказать, что это был очень интересный опыт работы для меня лично. В процессе становилось ясно, что фильм движется в любопытном направлении, есть в нем нечто особенное.

— Поскольку ты играешь отца девушки-подростка, можно ли спросить тебя, какой ты отец в обычной жизни?

— Можно. Спрашивай! (Смеется.) Моя семья — это самое важное, что у меня есть. Конечно, мне хочется быть лучшим в мире отцом, а кому не хочется? Я стараюсь быть хорошим отцом моим детям настолько, насколько это в моих силах. Работаю над этим каждый день, как и всякий человек. Никто из нас не рождается для этой роли, мы этому учимся в процессе, разве нет? Нужно прилагать какие-то усилия, чтобы был необходимый результат. Есть цель — вырастить хороших людей, и я работаю над этой целью, сам учусь многому по ходу.

«

В нашем бизнесе непросто оставаться разумным человеком»

— Ты строгий отец?

— Как бы сказать это попроще? Строгий, когда того требуют обстоятельства. Но в основном я стараюсь добиваться результата не строгостью, а попытками объяснить доходчиво, что я от них требую. Строгость появится позже, когда они будут постарше.

— Ты принимал участие в выборе актрисы на роль дочери твоего героя? Понравилась ли тебе Никола?

— Не сказать, чтобы у меня было право голоса в выборе актеров в фильм Майкла. Он выбирает сам, кто ему нужен. Но к моему мнению он прислушивался, к тому же я знаю Николу достаточно давно. Хорошо знаю ее отца и всю ее семью. Я знаю ее с тех пор, когда ей было двенадцать. Она довольно отважное дитя, не признающее преград и опасностей. Работать с ней было весело, но и доставала она меня тоже немало. (Смеется.) В общем, это было решение Майкла, но так получилось, что, когда мы работали над сценарием, мы просматривали и список юных актрис, подходящих для роли. Когда список уменьшился до нескольких имен, в числе которых была и Никола, я заметил, что знаю ее лично, мне было бы легко с ней найти общий язык. Я ни на чем не настаивал, и в итоге Майкл сам убедился, что она была именно той, кто нам нужен. Никола — талантливая девочка, она пришла в проект не с какой-либо иной целью, кроме работы, что на самом деле редкость. Надеюсь, что такое ее отношение к работе не изменится и в будущем. В нашем бизнесе непросто оставаться разумным человеком, не свалиться во все ловушки, которые расставляет перед молодым актером известность. Но Никола была воспитана правильно. Если у кого-то и есть шанс стоять на земле обеими ногами, продолжая работать в кинобизнесе, так это у нее.

— Какие у тебя самые ранние воспоминания о трансформерах?

— Мультфильмы 1980-х. И игрушки, конечно. У меня были какие-то трансформеры в игрушках. Не могу точно сказать кто, не помню. Наверное, Оптимус Прайм, кто ж еще?

— Мог бы ты назвать самый любимый момент из какого-нибудь фильма?

— Любого фильма? Наверное, это момент из фильма, который я только что закончил. Это лента «Игрок». Там есть сцена, когда мой герой прыгает в бассейн нагишом. То есть абсолютно голым. Я рассказывал об этой сцене жене, и она мне не поверила! (Смеется.) И все, что ведет моего героя к этой сцене, объясняя ее, мне было интересно играть. Необычная для меня роль преподавателя в колледже.

— В твоей карьере много фильмов, где ты работаешь с другими актерами, но «Третий лишний» и «Трансформеры» — это совсем другое. Тебе приходится играть и с пустотой, которую заполнят только на стадии постпродакшна. Насколько сложно для актера перестроиться?

— Я уже как-то отвечал по поводу «Третьего лишнего», что 15 лет назад не смог бы сыграть в таком фильме. У меня не было достаточно актерского опыта. Я чувствовал себя уверенно с другими актерами, зная, как реагировать. Мне было бы страшновато подвязаться в проект, где я не смогу чувствовать себя достаточно уверенно. Но, когда появилась идея «Третьего лишнего», я был уже готов к экспериментам. Мне было интересно испытать себя. И опыта у меня было достаточно уже для того, чтобы пробовать что-то новое. Я открыл много нового для себя в профессии, работая над этой картиной. Актеры и режиссер, конечно, являются хорошим подспорьем, но именно от тебя зависит, будет ли выглядеть твоя игра естественной. Когда я начал проект с Майклом, я уже ни минуты не сомневался в том, что игра с воображаемыми партнерами вполне мне по силам. Майкл снимает все максимально реалистично. Для нас главное было верить в то, что мы делаем, а если мы верим, то и зритель поверит. В этом и заключается маленькая актерская хитрость. (Улыбается.) И Майкл в итоге все расставит по своим местам, никто не заметит разницы. (Подмигивает.)

— Что тебе нравится в Майкле? Говорят, не все легко находят с ним общий язык.

— Майкл знает, чего он хочет, и знает, как это сделать и где взять. Он отличный лидер, командир, а я в таком случае отличный солдат, готов идти за таким командиром без вопросов, выполняя все его требования. Майкл ценит такое отношение, а я ценю возможность работать с таким человеком. Я думаю, поэтому нам просто было найти общий язык на площадке. Конечно, есть люди с более уязвимым эго, для которых такое поведение неприемлемо. Но я во многом разделяю отношение Майкла к работе. Я знаю, что в течение дня у нас столько-то времени для работы, а значит, надо собраться и сделать все, что намечено. Я по работе и сам общаюсь с огромным количеством самых разных людей. К каждому нужен свой подход. Я знаю все нюансы этого, поэтому при возможности отступить назад и позволить другому человеку решать все важные вопросы — это для меня истинное наслаждение. Второй раз он предоставляет мне такую возможность.

— Для съемок «Кровью и потом: Анаболики» в Майами Майкл закрыл автомагистраль. Что он сделал настолько же поразительное и почти невозможное в последних «Трансформерах»?

— Боже, все, что делает Майкл в «Трансформерах», — это поразительно и невероятно. Он ведет этот экспресс, он знает, где и что происходит, в какой момент, контролирует каждый аспект производства. Он феноменальный руководитель. Я помню эту сцену в Майами, да. (Качает головой, словно в недоверии к своей памяти.) Мне нужно было проехать на Lamborghini на очень большой скорости пять миль. Десять камер. Нужно нестись со всей скоростью, что я и делал дубль за дублем, каждый раз думая: «Сейчас взлечу! Нет, надо бы остыть». (Проговаривает это шепотом.) В этот раз Майкл сказал, что мне нужно будет сделать нечто подобное, но на катере. Я должен мчаться в заливе Майами со скоростью в 200 миль в час. Я мчусь, значит, как и велено, но не вижу ни одной камеры! И я думаю: «Какого хрена?» И вдруг я заметил вертолет, который летит прямо на меня. Я аж застыл: «Ну ни хрена ж! Что это они там задумали?» Но я продолжаю мчаться, не снижая скорости. Я ведь не знаю, вдруг кадр испорчу, если остановлюсь. Майкл меня не предупредил, видимо, рассчитывал получить реакцию. А вертолет несется и — вжик! — взмывает вверх прямо у меня перед носом! Черт! Я аж выматерился. Испытание не для слабонервных. Но я все равно люблю Майкла. Он знает, что делает. (Смеется.)

— Какая сцена в «Трансформерах» была для тебя самой сложной?

— Наверное, когда я должен был бежать и драться на карнизах высоченного здания в Гонконге. Радости мало в таких испытаниях. Ты стоишь на карнизе двадцатиэтажного здания, а Майкл кричит: «Беги быстрее!» У тебя же в голове одна тоскливая мысль: «Я бы с удовольствием оказался в любом другом месте, но не здесь». Понимаешь, когда ты молод, когда у тебя нет жены и четырех детей, тебе все пофигу. Ты можешь висеть на черт-те какой высоте и даже получать от этого удовольствие. Сейчас мне есть для кого жить. Я не очень люблю эти страховочные кабели. Вот представь себе, что к тонкому пояску на мне прикреплен этот страховочный тонкий канат. Если я сорвусь, то я, конечно, не разобьюсь о землю, меня этот кабель удержит, но я все равно пролечу приличное количество метров, чтобы ощутить все прелести падения вниз. С этим ощущением пустоты в животе и сердцем в горле. Кабель меня удержит, но инерцией меня шарахнет об стену с приличной силой, так что мало не покажется. Здоровый мужик заверещит при этом, точно он дитя.

— Такое случалось?

— А откуда, ты думаешь, мне так хорошо известны подробности? Словом, эта экшн-сцена в Гонконге была самой сложной для меня. Мы ее снимали несколько дней. Трудная сцена для всех. А Майкл хочет все максимально реалистично, как я уже говорил. Нам никому мало не показалось. Я уже староват для таких приключений, но работа есть работа. В будущем буду выбирать роли аккуратнее и с учетом возраста. (Улыбается.)

«

Майкл снимает все максимально реалистично»

— Твой герой — представитель рабочего класса?

— О нет. Он изобретатель. Он все время пытается изобрести что-то, что станет хитом и принесет ему известность и деньги. Его мечта — выбраться из финансовой пропасти, обеспечить дочь всем необходимым, отправить ее в колледж, дать хорошее образование и базу на будущее — словом, все то, о чем мечтает каждый нормальный человек и родитель. Но все его идеи не находят применения, такой уж он невезучий. Мне знакомы люди из этой среды. Я сам вышел из рабочей среды. Работал в гараже, водил грузовик-тягач, много работал и работаю своими руками. Мне это нравится — мастерить что-нибудь самому. Это часто приходится делать, имея в доме четырех малышей, да и вообще в доме всегда есть к чему приложить руку. Не вызывать же помощь всякий раз, если я сам вполне в состоянии что-то починить? Если бы у меня судьба сложилась иначе, я бы, наверное, так и оставался в рабочей среде, работая своими руками. Да, я без проблем играю героев из рабочей среды, они мне близки. У нас много общего.

— Как ты думаешь, почему зрители так любят франшизу «Трансформеры», хотя критики воротят носы каждый раз? Что такого особенного в гигантских роботах, избивающих друг друга?

— А почему бы им друг друга и не помочалить? Это же смотрится здорово, красиво, впечатляюще. Мне лично нравится. Если говорить о фильме, в котором я снимался, то мне нравится еще и история, герои. Я говорю о людях и их истории. Я могу отождествлять себя с героями и их проблемами. Мне было интересно играть человека, оказавшегося в ситуации, требующей от него качеств, о существовании которых в себе он никогда не подозревал, будучи совершенно обычным парнем. Может быть, он и в драке-то серьезной никогда не был, когда рос в Техасе, разве что в футбольной свалке во время игры. По-моему, такие истории захватывают зрителя быстротой действия, неожиданными поворотами в жизни героев. Сегодня ты просто парень где-то в глубинке, а завтра ты вдруг в центре событий, где от тебя зависит жизнь едва ли не всей планеты. Наверное, это фильмы в основном для взрослых мальчишек. Но я знаю и много женщин, которым нравятся этот бешеный темп, драки и стрельба. Мы все знаем, что это воображаемый мир, созданный исключительно для развлечения, как русские горки для выброса адреналина, разве нет?

— Как ты выбираешь проекты для работы? Я имею в виду не только актерскую, но и продюсерскую деятельность.

— У меня есть партнер в компании. Вообще-то нас трое, но творческой стороной занимаемся мы двое. У нас, конечно, работают и люди, которые занимаются разработкой контрактов, договоров, юридической стороной, техническими вопросами, но выбор проектов на мне и моем партнере. Обычно мы ориентируемся на нашу интуицию и выбираем то, что нравится самим и что, как нам кажется, понравится зрителям. Бывают проекты, которые я хочу разработать для себя как для актера, а есть и то, что мне просто нравится. И я разрабатываю такой проект для других. Что-то получается, что-то нет. Это обычный рабочий процесс, как и у всех.

— Говорят, что твои дети принимали участие в съемках.

— Да, это была одна сцена, но неизвестно, останется ли она в фильме. Когда я спрашивал о том, было ли им интересно провести день на площадке, я сразу их предупредил, что эта сцена с ними может и не попасть в фильм при монтаже. Но они были ужасно взбудоражены этой возможностью и согласны на все. (Улыбается.) Это была идея Майкла, не моя. Я лично не поощряю пока такие вещи. Как обычный отец, я хочу, чтобы мои дети получили хорошее образование и выбрали серьезные профессии.

— Твоя профессия недостаточно серьезная?

— Моя профессия слишком уж непростая, и в ней нет никаких гарантий ни на что, даже несмотря на связи и контакты. (Усмехается.) Непотизм помогает, но только до определенной степени. Ты сам должен уметь проявить себя и держаться на плаву своими талантами и достижениями. Не всем это под силу. И многое в нашем бизнесе зависит от зрителей. Если ты не нравишься зрителям, они не пойдут на твой фильм. Много разных слагаемых в моей профессии. Я бы хотел, чтобы у моих детей были нормальные и стабильные профессии. Если кто-то из них выберет мой путь, я, конечно, постараюсь поддержать в меру моих сил, но я знаю правила игры. В какой-то момент ты должен предоставить своих детей их собственной судьбе и уважать их решения.

Читайте также
Новости Марк Уолберг пожалел об участии в «Ночах в стиле буги» Он надеется, что «Бог простит его» за роль в фильме Пола Томаса Андерсона.
Новости Forbes опубликовал список самых высокооплачиваемых актеров Во главе списка 2017 года Марк Уолберг с 68 млн долларов.
Новости Марк Уолберг может заменить Бена Аффлека в «Тройной границе» Кроме него к проекту могут присоединиться Чарли Ханнэм, Гаррет Хедлунд и Педро Паскаль.
Комментарии (18)

Новый комментарий...

  • 9

    FrostoniO 25 июня 2014, 15:16 пожаловаться

    #

    В этот раз он акцентирует внимание на человеческой стороне истории, на внутренней связи между отцом и дочерью, их взаимопонимании, эмоциональном аспекте этих отношений.
    Немного парадокс: обычно жалуемся на то, что дофига спецэффектов, никакой «драмы». Здесь же, спустя вот уже три фильма, как-то вообще не хочется в какие-то там человеческие отношения и тому подобное вникать.

    ответить

  • 12

    Turbic 25 июня 2014, 15:22 пожаловаться

    #

    Отличное интересное интервью. Спасибо, Наталья! Надеюсь Марка оно взбодрило))

    ответить

  • 15

    kinosniper 25 июня 2014, 17:25 пожаловаться

    #

    Марк Уолберг по крутости уступает лишь Оптимусу Прайму

    ответить

  • 2

    - Nafan - 28 июня 2014, 22:29 пожаловаться

    #

    Ну, как тут не поддержать?) !!!

    ответить

  • 17

    Blackm0re 25 июня 2014, 18:10 пожаловаться

    #

    «Я слишком стар для всего этого дерьма»

    ответить

  • 7

    Danzig 26 июня 2014, 23:23 пожаловаться

    #

    Получая десятки миллионов в качестве гонорара за фильм, Марку пора прекратить жаловаться на жизнь. На стройке этот качок не выдержит и дня, и даже мускулы не помогут…

    ответить

  • 2

    CheChenSOn 28 июня 2014, 11:36 пожаловаться

    #

    Кто знает, может после кофе получилось бы совсем другое интервью, но подправленное водичкой мне определенно понравилась =)

    ответить

  • Fight Club 28 июня 2014, 14:56 пожаловаться

    #

    «Майкл снимает все максимально реалистично»- ога!

    ответить

  • 4

    telegin3 28 июня 2014, 17:50 пожаловаться

    #

    Хороший актер и мне понравилось его роль в Трансформерах)

    ответить

  • 3

    - Nafan - 28 июня 2014, 22:31 пожаловаться

    #

    Ух, спасибо) Начитался. Очень интересно было почитать!

    ответить

 
Добавить комментарий...