Интервью

Альбер Дюпонтель: «Для меня идеал — это Чарли Чаплин»

Я писал главную роль под Эмму Томпсон. Более того, я хотел снимать фильм «Девять месяцев строгого режима» на английском языке. Так у него было бы больше шансов в международном прокате. Но мне не удалось договориться с продюсером. Было ясно, что мне придется пожертвовать творческой свободой, что для меня недопустимо.
Альбер Дюпонтель: «Для меня идеал — это Чарли Чаплин»

В России стартует фильм Альбера Дюпонтеля «Девять месяцев строгого режима». Картина веселая, социальная, с оттенками черного юмора, позволяющими от души посмеяться над главной героиней — судьей со строгими моральными принципами, являющейся старой девой, которая неожиданно обнаруживает, что беременна, причем неизвестно от кого.

Фильм не только остроумный и очень французский, но интересный также и тем, что в эпизодических ролях можно увидеть больших звезд — от Гаспара Ноэ и Иоланды Моро до Терри Гиллиама и Рэя Купера. Главную женскую роль сыграла утонченная Сандрин Киберлэн, а мужскую — сам режиссер, что, впрочем, для него дело привычное.

Альбер Дюпонтель родился в семье врачей и после школы даже поступил на медицинский факультет. Но еще одного доктора по фамилии Дюпонтель французской медицине получить было не суждено, ведь Альбер с детства отличался непростым характером, предпочитал спорт зубрежке и вообще мечтал о профессии активной и творческой. Бросив медицину, Дюпонтель стал студентом школы актерского мастерства, начал играть на сцене и мелькать в эпизодических ролях на большом экране.

Но настоящий успех пришел к нему в жанре стендапа. Выяснилось, что с чувством юмора у юноши все в полном порядке, причем настолько, что он стал одним из самых популярных комиков Франции.

Смех смехом, а Дюпонтелю хотелось чего-то большего. Например, сыграть сложную и неоднозначную роль в фильме Жака Одиара «Никому не известный герой», за которую актер был номинирован на премию «Сезар». Или, насмотревшись на работу разноплановых постановщиков, самому сесть в режиссерское кресло и снять провокационную ленту «Берни» про человека, родившегося в мусорном ведре. За это кино ему также прочили награду «Сезар», но уже как режиссеру, однако, увы, приз достался другому герою.

Альбер Дюпонтель, в отличие от своего персонажа, уж точно не на помойке себя нашел. «Берни» положил начало целой серии очень смешных и при этом грустных фильмов: «Безумный творец», «Взаперти», «Злодей». Несостоявшийся врач состоялся как настоящий художник, создающий прекрасные социальные карикатуры на очень актуальные темы. И к тому же легко и талантливо играющий в этих фильмах главные роли, продолжая при этом сниматься на стороне.

Те, кто не был знаком с режиссерскими работами Альбера Дюпонтеля, наверняка помнят его как актера, достойно отметившегося в таких лентах, как «Долгая помолвка», «Луиза-Мишель», «Париж», «Необратимость», и еще во многих других. «Девять месяцев строгого режима» в этом красивом списке могут занять высокое место. Роль незадачливого преступника, которую Дюпонтель исполняет в своем новом фильме, — это отличная иллюстрация его комического таланта.

По случаю выхода ленты «Девять месяцев строгого режима» на российские экраны КиноПоиск представляет интервью с Альбером Дюпонтелем.

— Поговаривают, что на главную роль вы планировали пригласить Эмму Томпсон. Это правда?

— Да, я писал роль именно под нее. Более того, я хотел снимать фильм на английском языке. Так у него было бы больше шансов в международном прокате. Но мне не удалось договориться с продюсером. Было ясно, что мне придется пожертвовать творческой свободой, что для меня недопустимо. Мы начали съемки с одной актрисой, потом ее поменяли. Вообще изначально я искал на эту роль эдакую агрессивную даму, низкую брюнетку. А потом оператор посоветовал мне попробовать совсем другой типаж — женщину гораздо более трогательную и нежную. Так в фильме появилась Сандрин Киберлэн, высокая и худая блондинка.

— Получается, фильм окрасился в другой цвет. Насколько сильна разница между вашим первоначальным замыслом и тем, что вышло в итоге?

— Невозможно предугадать то, что произойдет на съемочной площадке. Человеческий фактор всегда вносит свою лепту. Когда я думаю об этом, я всегда вспоминаю свою встречу с одним из величайших французских режиссеров — Марселем Карне. Встреча произошла более 20 лет назад. Мы тогда долго говорили о творческом процессе и о том, что Марсель Карне считал чуть ли не главным в картине, а именно о ее атмосфере. Этот великий человек мог сделать точнейшую раскадровку, расписать каждый жест актера, но одно никак не поддавалось никакому просчету — эта самая атмосфера. У каждого дубля, у каждой сцены есть своя энергетика, и от нее зависит очень многое. Когда наш продюсер, которая хорошо знала сценарий, впервые посмотрела готовый фильм, она прямо заявила: «Даже не знаю, что сказать. Я себе все совсем по-другому представляла».

— А как вам пришла в голову идея снять «Девять месяцев строгого режима»?

— На эту мысль меня натолкнула документальная лента Раймона Депардона 10e chambre — Instants d'audience, рассказывающая о буднях парижского суда. Она меня шокировала, и мне захотелось поговорить на похожую тему со своими зрителями. Без какой бы то ни было коммерческой подоплеки. Знаете, я ведь неплохо знаком с жизнью криминальных пригородов Парижа. Я там родился. Конечно, я рос в благополучной семье, мои родители были врачами, но я видел то, что творится вокруг. И более подробно я изучил этот мир, работая над «Берни», своим первым полнометражным фильмом.

Когда я увидел картину Депардона, у меня внутри что-то перевернулось. Я начал мечтать о том, чтобы рассказать серьезную околосудебную историю посредством комедии. Я четко увидел своих главных героев: судью, одинокую стареющую женщину, в жизни которой нет ничего, кроме работы, и подсудимого, который эту жизнь кардинально меняет.

— Вы уже не в первый раз сталкиваете на экране людей, которые вряд ли бы были вместе в реальности…

— Мы все, как бы то ни было, зависим от социума. Но кто определяет, что хорошо, а что плохо? С кем нужно встречаться, а с кем нет? Те, в чьих руках власть. Они используют СМИ, чтобы навязать нам свою точку зрения. Режиссер, поднимающий в своем фильме тот или иной вопрос, также наделен этой властью. Он может взять двух людей, которые являются абсолютными противоположностями друг другу, и сделать так, чтобы их дороги пересеклись. Из этого столкновения, возможно, в реальности ничего хорошего бы и не вышло. Но наблюдать за героями в такой ситуации — это интересно и даже смешно. Для меня в этом смысле идеал — Чарли Чаплин, который умел рассказывать грустные истории веселым языком.

— Этот фильм вам дался легче или сложнее, чем другие?

— Это вообще самый простой фильм в моей режиссерской карьере. Весь процесс занял семь недель. У нас было около 5 миллионов евро на все про все — это бюджет, далекий от того, что обычно требуется для съемки комедии, рассчитанной на широкую публику. С другой стороны, никаких особых спецэффектов в фильме нет. Образ главной героини вполне узнаваем. Это судья, а не бомж, как в моей другой картине под названием «Взаперти», или негодяй, который хочет убить свою мать, как персонаж из «Злодея». Это просто женщина, немного строгая, идеалистка, карьеристка. Одним словом, зрителю просто идентифицировать себя с главной героиней.

— В «Девяти месяцах строгого режима» вы и режиссер, и актер, и сценарист. В чем преимущества и недостатки такого положения?

— Преимущество в том, что я могу удовлетворить все свои амбиции, а главный недостаток — существенное увеличение рабочей нагрузки. С момента моего первого фильма со мной всегда на площадке великолепный Филипп Юшан (в этой картине он играет судью Бернара), и его помощь бесценна. Кроме того, я обратил внимание на то, что, когда я нахожусь по другую сторону камеры, это очень сближает меня с другими актерами.

— Работая над этим фильмом, вы консультировались с настоящими судьями?

— Да, например, я встречался с судьей, которая была одной из ключевых фигур документального фильма 10e chambre — того самого проекта, что так вдохновил меня. Она дала мне несколько очень важных советов, помогла устранить неточности в сценарии, сделать его более реалистичным.

Читайте также
Новости Стивен Колбер назначен ведущим 69-й церемонии «Эмми» Один из самых популярных современных американских ведущих проведет главное телевизионное мероприятие года.
Новости Картина дня: Луи Си Кей создаст мультсериал о копах, новые кадры «Джона Уика 2» Телесеть TBS заказала Луи Си Кею и Альберту Бруксу десять эпизодов мультсериала о копах. Галерея «Джона Уика 2» пополнилась большим количеством кадров.
Новости Картина дня: Гонорар Джимми Киммела, вес Мэттью МакКонахи и лучшие хорроры года Джимми Киммел признался, какую сумму он получит за то, что стал ведущим оскаровской церемонии. «Человека с бульвара Капуцинов» скрестили с «Миром Дикого Запада».
Новости Netflix заплатит Крису Року 40 млн долларов за два выступления Стриминговый сервис сделал комику рекордное предложение, от которого тот не смог отказаться.
Комментарии (3)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...