Интервью

Кристофер МакКуорри: «Сценарист — несчастнейшее существо в мире»

Я был в Канаде с Томом Крузом, где мы работали вместе над сценарием фильма «Миссия невыполнима: Протокол „Фантом“», и однажды, в процессе правки материала, Том вдруг сказал: «Я прочитал сценарий „Джека Ричера“. Не знаю, есть ли у тебя уже кто-то на уме, но я был бы рад сыграть Джека».
Кристофер МакКуорри: «Сценарист — несчастнейшее существо в мире»

Наверное, самое большое достижение Кристофера МакКуорри на сегодняшний день — это «Оскар» 1996 года за оригинальный сценарий «Подозрительных лиц». Его режиссерский дебют «Путь оружия» был принят довольно равнодушно, в финансовом отношении провалился в прокате, а теперь почти забыт, несмотря на участие Бенисио Дель Торо и Райана Филиппа. «Если говорить абсолютно честно, — признается нам Крис, — я и не думал, что когда-либо буду снова снимать фильм сам. Я решил, что это не мое, что мое дело — писать сценарии, и, когда дело дошло до разработки „Ричера“, я не думал ни о чем, кроме моего участия в качестве продюсера и сценариста. Я был эмоционально вовлечен в проект, но насколько это от меня требовалось, и при этом старался держать дистанцию от происходящего». Но, видимо, судьба или дружба (почти с детских лет) с Брайаном Сингером, которая привела его в кино, распорядились иначе. Крис оказался вовлеченным в проект о Джеке Ричере — герое серии повестей англичанина Джима Гранта (псевдоним Ли Чайлда) — в качестве режиссера.

Незадолго до премьеры фильма в Штатах КиноПоиск встретился с МакКуорри в Лос-Анджелесе для долгого разговора о картине и опыте работы над ней. Разговор получился подробный, и, к сожалению, весь его мы здесь поместить не можем, но о некоторых деталях создания фильма мы, возможно, расскажем вам в блоге.

— Твой первый фильм «Путь оружия», который я посмотрела совсем недавно, почему-то сразу напомнил мне фильмы жанра нуар — интересная детализация, угол съемки и прочие признаки. То же самое ощущение возникло у меня и при просмотре «Джека Ричера». И сразу же появился вопрос: почему это не черно-белый фильм?

— О! Мне бы хотелось, чтобы он был черно-белым, но, к сожалению, это было невозможно по ряду экономических причин. Во-первых, черно-белые картины, как показывает практика, зарабатывают меньше. Во-вторых, снимать все равно надо в цвете, а потом конвертировать в черно-белый вариант, а это дополнительные расходы, которые надо учитывать в бюджете. Братья Коэн, когда делали «Человека, которого не было», снимали его обычным образом, а делали черно-белым уже после. И цветной вариант необходим на всякий случай, если стилизованный не получит одобрение зрителя. А в-третьих, черно-белая пленка в наши дни дороже, чем цветная. И я узнал, что практически нереально продать черно-белый фильм на европейском кинорынке. Есть у меня в задумках один фильм, который я хотел бы снять только черно-белым, но думаю, что это вряд ли будет возможно по тем причинам, которые я тебе перечислил.

— Все эти ссылки в обоих фильмах — это осознанное желание напомнить зрителям о жанре или подсознательное желание сделать нуар?

— В моем случае это однозначно подсознательное. Я люблю нуары. Думаю, что мое отношение к жизни, мои принципы вполне соотносимы с этим жанром, подходят именно к нему. Когда я работал над «Подозрительными лицами», помню, что заметил в разговоре с Брайаном Сингером, что очень хотел бы однажды снять настоящий нуар. И был поражен тем, что он мне на это ответил: «Ты хоть понимаешь, что именно нуар мы и снимаем?!» Словом, я не могу подтвердить тебе однозначно, что снимаю именно в этом жанре, но я стараюсь стилизовать картину под него. «Путь оружия» делался с учетом нуара, «Джек Ричер» — тоже. Как я себе это видел, «Джек Ричер» — это фильм-нуар Джеймса Барра (один из героев), попавшего в классическую для нуара ситуацию и зовущего на помощь героя-одиночку. Нуар определяется тем, что его герой, несмотря на всю его выносливость и силу, все равно оказывается жертвой системы, поэтому он в одиночестве против системы.

— Чьей идеей было пригласить тебя написать сценарий к «Джеку Ричеру» и снять его?

— Дон Грэйнджер работал в United Artists, где и все мы. У меня там даже был офис какое-то время после «Валькирии». Дон и я работали в очень тесном сотрудничестве, и у нас сложились прекрасные отношения, мы отлично сработались. Он видел, как я работал в качестве продюсера на «Валькирии». Именно у Дона было представление о том, какой фильм он хочет снять по книге про Джека Ричера и кто, по его мнению, должен быть режиссером. И режиссером на этом проекте он видел меня. Я к тому времени более или менее отказался от идеи сделать карьеру постановщика. (Смеется.) Мне больше не хотелось искать проекты и просить у студий или продюсеров о режиссерском кресле в них. Когда Дон пришел ко мне с этой идеей, я сказал ему, что не против быть режиссером этой картины, но только при том условии, что он будет тем человеком, который будет вести все переговоры со студией. И тогда Дон убедил студию доверить мне этот проект.

— Фильм сделан по девятой книге серии Ли Чайлда. Почему взяли не первую?

— Дон Грэйнджер, продюсер нашего фильма, прислал мне книгу. Он прочитал все книги серии о Джеке Ричере и выбрал девятую, так как, по его мнению, она была идеальной для представления героя зрителю. В целом было две причины для этой книги: во-первых, ее место, а во-вторых, объем. Действие большинства историй о Джеке Ричере происходит в отдаленных от больших городов местах. И только несколько историй происходят в больших городах. Дон предполагал, что если начать с какой-то истории, имевшей место в небольшом провинциальном городке, то зритель может воспринять это как фильм небольшого формата. А если начать сразу с большого города, то и шкала всего фильма в целом увеличивается пропорционально, имея возможность стать франшизой.

«Действие большинства историй о Джеке Ричере происходит в отдаленных от больших городов местах»

— Каким ты себе представлял Джека Ричера, когда начал писать сценарий?

— Когда ты делаешь фильм для студии, то ты не говоришь студийному начальству, что хочешь видеть того или иного актера. Студия дает тебе список тех, кого они хотели бы видеть в этом фильме, чье имя даст возможность этот фильм сделать. Так начинается процесс кастинга. Когда я писал сценарий, то знал, что Джека Ричера — блондина с голубыми глазами и ростом в 195 сантиметров — никогда не будет. Даже мысленно пробегая по возможному списку актеров, которые могли бы соответствовать физическому описанию героя, ты понимаешь, что это не те имена, под которые дадут добро запустить фильм в производство. Итак, я получил список от студии. Первым делом из него выбросили имена актеров, занятых в других проектах. Список сократился вполовину. Дальше я стал искать в нем актеров, с которыми лично мне хотелось бы работать. Так список сократился еще вполовину. Дальше взялись за тех, кто из оставшихся имен внушает мне ужас от возможности работать с ними, если исходить из их репутации. Как оказалось, список у нас был интернациональный, с большим количеством актеров из Англии и Австралии. Но как Джек Ричер может быть неамериканцем? Это все равно что Бонда не играл бы англичанин. Таким образом, список ограничивался дальше. В итоге у тебя остается очень скромный список, из которого тебе предстоит сделать выбор. Те, что остались в списке, меня вполне устраивали, но ни один из них не был ростом 195 сантиметров и весом 113 килограммов, все они по-разному соответствовали тому алгоритму, который мы разработали для определения характера Ричера.

— Серьезная проблема. И тут ты подумал про Тома Круза?

— (Смеется.) Нет, совсем нет. Итак, я знал, что Том участвует в этом проекте в качестве продюсера. Мне даже в голову не могло прийти предложить ему эту роль, потому что я был абсолютно уверен в том, что он никогда не станет сниматься в фильме, который снимаю я. Нет, ты не подумай, мы прекрасно ладим. Мы отлично сработались. Я знаю Тома через Брайана, мы вместе работали над сценарием «Валькирии». Я был одним из продюсеров «Валькирии», но я не обольщаю себя мыслью, что отношусь к тем режиссерам, с которыми Том мог бы работать. А ему нужен режиссер, которому он может довериться. Я думаю, что если бы я к этому моменту имел за плечами три-четыре успешных фильма, то можно было бы о чем-то говорить, а так… Словом, Тому сценарий был отправлен только для чтения, поскольку он был продюсером. Дальше дело было так. Я был в Канаде с Томом, где мы работали вместе над сценарием «Миссия невыполнима: Протокол „Фантом“», и однажды, в процессе правки сценария, Том вдруг сказал: «Я прочитал сценарий „Джека Ричера“. Не знаю, есть ли у тебя уже кто-то на уме, но я был бы рад сыграть Джека». Так вот просто. И мы вернулись опять к работе. С Томом так всегда. То же самое случилось с «Валькирией». Брайан, Том и я представляли эту идею главе студии, который держал в руках книгу и смотрел на портрет Штауффенберга. Брайан сидел напротив меня и как-то неопределенно заметил, что вообще-то его мог бы сыграть… Короткий взгляд в сторону Тома — и никто ничего не сказал дальше, но в процессе разговора мы перестали называть Штауффенберга «он», а начали говорить «ты» и смотреть на Круза. И он перестал говорить о Штауффенберге «он», перейдя на «я». И, когда мы с Брайаном вышли из комнаты после этой встречи, я спросил: «Том будет в картине?» Брайан сказал, мол, похоже на то. И это Том! Формально этот вопрос никогда не обсуждался.

Самое замечательное в Томе — это то, что с ним никогда ничего невозможно предугадать заранее. Если бы меня спросили: «Что ты думаешь о Крузе в этой роли?» — я бы ответил, что не думаю о нем. Я пишу этот сценарий для студии, и вы там сами решайте, кто пойдет говорить об этом с Томом. Но если я с Томом сижу за ужином и рассказываю ему про какой-то фильм, который у меня на уме, описывая героев, то Том может сказать: «Звучит интересно, я бы поучаствовал с удовольствием!» И мне не надо ждать три недели, пока его агент позвонит мне и скажет о результате переговоров, который, скорее всего, будет отрицательным. Такое отношение мне близко, и если раньше это происходило от цинизма, то теперь происходит от настоящего оптимизма, так как я знаю, что я напишу сценарий, потому что это именно то, что я обычно делаю, а там будь что будет.

«Режиссер как породистая скаковая лошадь, за которой всячески ухаживают, готовя к скачкам»

— Давай вернемся к Тому в роли Ричера. Тебе не приходило в голову, что взять его на главную роль — все равно что иметь дело с обоюдоострым ножом, так как Круз хорошо известен зрителю, все знают, чего от него ожидать?

— Возможно, но я подходил к этому иначе. Во время одного из самых первых разговоров с Томом о его участии в картине в качестве актера мы говорили в основном обо всех его предыдущих работах. Знаешь, с любым другим актером, говоря о его карьере, ты должен быть очень осторожен: актеры — очень чувствительные люди. Но не Том! Том не чувствителен к этому, для него важна суть. Я сказал ему: «Каждый герой, которого ты когда-либо играл, находится под постоянным давлением, преследуя какую-то цель, данную сценарием. Джек Ричер не находится под давлением и не преследует никакой цели. Будешь ли ты чувствовать себя уверенно, играя настолько пассивного героя? Джек предпочитает бросить трубку, разговаривая со злодеем, вместо того чтобы мчаться и спасать героиню, а это не в характере твоих прежних образов!» Том тяжко так вздохнул и сказал мне: «Я так давно ждал этого парня!» Мы разработали один небольшой условный сигнал — в основном для меня, — чтобы я напоминал время от времени Тому, что он играет другого парня. Я знаю, что не смог бы сделать фильм таким, каким он получился, без Тома.

— Что тебе больше нравится — писать или снимать?

— Режиссура — самая прекрасная профессия в мире. Сценарист — самое несчастное существо в мире. Все от него что-то ждут, он одинок в своем отчаянии и тоске. И неизвестно, будет ли сделан по его сценарию фильм когда-либо. Ты должен встать утром с постели и заставить себя идти в офис, чтобы работать. И никаких гарантий. Режиссер как породистая скаковая лошадь, которую выгуливают, кормят и за которой всячески ухаживают, готовя к скачкам. И я это обожаю. Мне нравится ощущение момента, ощущение того, что ты неостановим и настроен на эту гонку самым естественным образом. Давление, которое ты испытываешь в качестве сценариста, ни с чем не сравнимо. Тебе надо сдать сценарий через шесть месяцев, дни проходят за днями, недели за неделями, вот уже три месяца прошло, а у тебя все еще только начало. В итоге ты постоянно изводишь себя чувством вины, мучаешь всех своих близких и опаздываешь со сдачей сценария. Когда ты на площадке в качестве режиссера, все дедлайны не призрачны. Они совершенно ясные, достижимые и часто короткие. Ты не можешь и не будешь портить себе репутацию, будучи режиссером, тогда как, будучи сценаристом, ты как бы плевать хотел.

— То есть тебе больше нравится быть режиссером, чем сценаристом?

— Я не имел в виду, что мне не нравится писать. Я говорю о том, что, будучи режиссером, ты получаешь практически автоматическую реакцию на свою работу. Но я буду продолжать писать, конечно, даже снимать по своим сценариям, хотя все-таки предпочтительнее снимать по чужому сценарию. Иметь в своем распоряжении сценариста и выполнять время от времени только обязанности «доктора» при необходимости что-то подправить в уже готовом сценарии. Снимать по своему сценарию фильм сложно, это совершенно две радикально разные вещи. Я так себе это представляю: будучи писателем, ты объединяешь в своей работе видение разных людей, а как режиссер, ты объединяешь работу разных людей в свое видение. Не может быть двух более противоположных типов мышления. Когда ты начинаешь снимать фильм, ты перестаешь быть сценаристом. Ты забываешь о тех решениях, которые принимал, будучи сценаристом. Когда же ты начинаешь монтировать фильм, ты опять становишься сценаристом и начинаешь вспоминать, почему ты принимал те или иные решения, когда писал этот сценарий, которые выбросил, будучи режиссером. Ты думал тогда: «А! Это не так уж и важно! Я это изменю». А когда ты в монтажной, ты вспоминаешь, что писал это все именно так. Поэтому, когда у тебя на площадке есть сценарист, он тебя притормаживает, не дает что-то менять, не обдумав детально. Так что роль сценариста на съемочной площадке очень нужна и важна, но она, к сожалению, совершенно недооценивается режиссерами и продюсерами.

— Что для тебя является наиболее сложным в режиссуре?

— Самое трудное для меня — это съемка сцены беседы двух героев в пустой комнате. Когда ты снимаешь экшн, тут все понятно, тут можно делать врезки, что-то потом менять местами. Это просто и интересно. А когда у тебя есть комната, где находятся два человека и ведут беседу, тут ты беспомощен, тут вся тяжесть ложится на актеров, а тебе нужно уловить камерой малейшие оттенки их эмоций. Тут приходится попотеть. Тут ты постоянно спрашиваешь себя, верно ли установил камеру, тот ли угол тебе нужен для съемки, с какой стороны лучше показать лицо актера и так далее. Столько нюансов в одном разговоре, в движении актеров, их лиц, жестов. По-моему, самое сложное — это снимать интимность общения людей. И дело даже не всегда в том, как ты снимаешь это. Я имею в виду технически. Конечно, у меня есть оператор, который знает, что он делает. Тут дело в динамике сцены в целом. Как ты хронометрируешь ее, в какой момент ты будешь вставлять крупный план. Нужно учитывать многие вещи, помня, что тебе эту сцену еще предстоит монтировать. Мы с Томом обсуждали сцену между ним и Розамунд, когда он у нее в офисе. Том сказал, что его любимый фильм Хичкока — «Дурная слава», где на весь фильм один крупный план. И мы решили, что позволим себе только одну сцену с экстремальным крупным планом за весь фильм, и это решение было основано именно на сцене из «Дурной славы» Хичкока.

— Надо полагать, теперь ты будешь продолжать карьеру режиссера…

— Я буду снимать столько, сколько мне будет предлагаться. Но я никогда не буду никого просить дать мне снять фильм. Я буду разрабатывать свои собственные проекты, но никогда не появлюсь на студии и не предложу им сценарий. Это прежде можно было так сделать, но в последние годы все делается в индустрии иначе. Сценарий стал последствием решения снять тот или иной фильм. Допустим, какой-то режиссер решил, что снимет фильм о китайском фигуристе. Тут появляется необходимость в человеке, который знает эту тему и сможет написать сценарий с режиссерской идеей об истории. Или какая-то актриса решила, что хочет роль в фильме о летчицах-испытателях Второй мировой войны, потому что ей нравится, как они одевались. Не смейся, я был на встрече, где всерьез обсуждалась такая возможность.

— Над чем ты работаешь сейчас?

— Сейчас я работаю над сценарием «Все, что тебе нужно, — убивать». Проект был начат кем-то полтора года назад и сейчас находится на пути к запуску, поэтому понадобился человек, который доведет сценарий до нужной кондиции. Как система устроена в наше время? У тебя есть доступная на какое-то время звезда, у тебя есть режиссер, готовый взяться за проект, у тебя есть материал. Либо это какой-то бестселлер, либо комикс или графический роман, который был раскуплен хотя бы пятью тысячами человек. И вот вдруг кто-то говорит: «Окей, у нас есть дата начала съемки. Теперь нужен кто-то, кто напишет сценарий». У меня всегда будет работа при таком раскладе. Я могу быть продюсером и даже режиссером, но сценариями я зарабатываю на хлеб.

Читайте также
Новости Трейлер фильма «Миссия невыполнима: Последствия»: Наперегонки со временем Студия Paramount опубликовала новый ролик к шестой части популярной экшен-франшизы.
Новости Слух: Кристоферу МакКуорри предложили поставить «Корпус Зеленых Фонарей» Режиссер боевика «Миссия невыполнима: Племя изгоев» может отправиться в космический уголок киновселенной DC.
Новости Том Круз объявил название шестого фильма франшизы «Миссия: невыполнима» В комплекте идет кадр со съемок, где актер висит на вертолете.
Комментарии (27)

Новый комментарий...

  • 2

    CheChenSOn 10 января 2013, 18:32 пожаловаться

    #

    Активный чел у них Кристофер оказывается. Вот пятую Миссию Невыполниму (о которой здесь ни лишнего слова) ему также доверили.

    ответить

  • 4

    Борис9999 10 января 2013, 18:54 пожаловаться

    #

    Фильм классный, особенно когда он по несколько раз перезванивал и угрожал)

    ответить

  • 2

    ELIPSIS_ 10 января 2013, 19:41 пожаловаться

    #

    Погоня и финальная перестрелка очень круто получились!

    ответить

  • ELIPSIS_ 10 января 2013, 19:39 пожаловаться

    #

    Замечательный фильм, теперь да же есть желание прочитать книги Ли Чайлда. Только вот представлять Тома наверно буду))

    ответить

  • 2

    Борис9999 10 января 2013, 20:20 пожаловаться

    #

    Круто посмотреть продолжение)

    ответить

  • 1

    raqoon 10 января 2013, 22:12 пожаловаться

    #

    Улыбка у Розамунд на фото уж больно неестественная, можно подумать, что Том Круз ей на ногу наступил.

    ответить

  • 2

    razdolbay 10 января 2013, 23:50 пожаловаться

    #

    он её щекочет, видно же)))

    ответить

  • классный чувак и честное интервью

    ответить

  • Death Magnetic 12 января 2013, 19:43 пожаловаться

    #

    Я, конечно, ничего плохого не хочу сказать, но многое в интервью мне, как литератору, показалось странным. Если сценарист, имея шесть месяцев на работу, ничего не сделал за первые три и пребывает в депрессии, то он просто находится не на своем месте, и ему нечего делать в этой профессии. Общий тон беседы откровенно жалобный. Основная претензия Кристофера — «со сценаристом никто не возится». А с кем возятся в Голливуде? Да ни с кем. Вон, даже Спилбергу уже не хотят давать на его новые фильмы столько денег, сколько ему нужно — дали лишь на очередной «Парк юрского периода». Тот же Том Круз пошел сниматься в новых «Миссиях», потому что предыдущие фильмы провалились. Так что вовсе не от хорошей жизни все это делается.
    А тут у нас что? Безусловно, талантливый сценарист, в чьем активе Оскар 17-летней давности. Короткий проблеск славы. По меркам мирового кинематографа — почти ничто. И с тех пор он просто затыкает дыры, создавая сценарии к сиквелам и проходным фильмам, снимающимся для заполнения пауз. Как, к примеру, «Турист», который изначально разрабатывался просто чтобы снять что-нибудь с Деппом и Джоли сразу. У него на старте даже названия не было.
    Однако, Крис вызывает большое уважение уже тем, что стремится любыми правдами и неправдами продвигать собственные проекты, а не просто писать то, что укажут. Желаю ему удачи на этой стезе.

    ответить

  • NataliaHigginson 13 января 2013, 05:32 пожаловаться

    #

    Я не поняла к кому у вас претензии, как литератора, к тому, кто интервью вам записал, или к самому Крису? Как-то «нелитературно» у вас получилось первое предложение)))

    ответить

  • Death Magnetic 13 января 2013, 15:23 пожаловаться

    #

    Претензий не имею ни к кому. :-) Интервью чудесное. Лишь ответы Кристофера несколько смутили. Он описал проблемы, через которые, по идее, должен был пройти еще на старте карьеры.

    ответить

  • Augustion 16 января 2013, 03:32 пожаловаться

    #

    Прекрасное интервью, спасибо большое. Очень интересно, когда такой человек с таким упоением и так подробно описывает детали своей работы, делится переживаниями, спокойно рассказывает и об удачах, и о проблемах в своей профессии. Прочитал с удовольствием.

    ответить

  • Hitfan 25 января 2013, 02:47 пожаловаться

    #

    столько нового о создании кино. и так всё честно.
    редко про кино говорят как о средстве заработка. особенно концовка понравилась. «теперь сначала решают, о чем хотят снять фильм, а потом пишут сценарий, а не наоборот»

    ответить

  • 2

    xirtam 28 января 2013, 17:06 пожаловаться спасибо за отменный перевод!

    #

    интервью отличное! прям на цитаты можно растаскать. вот например:
    будучи писателем, ты объединяешь в своей работе видение разных людей, а как режиссер, ты объединяешь работу разных людей в свое видение.

    ах, как замечательно сказано!

    ответить

 
Добавить комментарий...