• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Интервью

Эдвард Бёрнс: «В книгах про Алекса Кросса нет моего героя»

Мне очень повезло, что самым первым фильмом, где я был занят как актер, оказался «Спасти рядового Райана» Стивена Спилберга. Я знал, что никто не будет спрашивать моего мнения о том, куда направить камеру и под каким углом снимать. Все свободное время просто наблюдал за тем, как работает Спилберг.
Эдвард Бёрнс: «В книгах про Алекса Кросса нет моего героя»

Мы искренне надеемся, что Эдвард Бёрнс для вас, настоящие кинолюбители, не только актер с приятной внешностью, играющий хороших парней, детективов и романтических героев, а также и режиссер, который снял уже 11 фильмов, все по своим собственным сценариям.

КиноПоиску впервые представилась возможность встретиться с актером для индивидуального интервью и задать вопросы, связанные не только с выходом его последнего фильма «Я, Алекс Кросс», где он играет друга детства Алекса и его партнера в опасной работе детектива полиции. Мы встретились с Эдвардом в лос-анджелесском отеле Four Seasons, где чаще всего проходят мероприятия для прессы, и расположились в удобных креслах в одной из комнат гостиницы. За чашкой кофе и вазой с фруктами, орехами и какой-то еще снедью, в свободной и расслабленной обстановке (даже диктофон как-то потерялся на столе среди кружек и кофейника, не отвлекая на себя внимание) у нас получилась скорее просто беседа, чем более официальное интервью за круглым столом с другими журналистами, когда актер (режиссер или продюсер) сидит практически под прицелом артиллерии направленных на него диктофонов разных калибров.

Поскольку не всегда так получается, что артист успевает посмотреть фильм, где он снимался, до начала общения с прессой, мы решили начать разговор с вопроса о впечатлении Эдварда от фильма.

— У тебя уже была возможность посмотреть фильм целиком? Одно дело просто знать о том, что ты снимаешь, а другое — видеть, как режиссер все это собрал.

— Я не видел окончательный, так, сказать, отшлифованный вариант. Мне удалось посмотреть только черновой, полностью уже собранный фильм, но без музыкального оформления.

— И как, оправдал он твои ожидания?

— Не только оправдал, но и превзошел. Участвуя в экшн-фильмах, ты никогда точно не знаешь, как все обернется. Ты можешь наблюдать за происходящим на площадке, можешь участвовать в экшн-сценах, где все идет так, как надо, однако совершенно не представлять себе, как все это будет выглядеть в итоге на экране. Я отлично понимал, что Роб Коэн прекрасно знает свое дело, знает, как снимать экшн. И у меня были хорошие предчувствия уже во время работы. Обычно с определенным опытом вырабатывается чувство уверенности в том, что ты делаешь и как это должно выглядеть. Я с интересом наблюдал за Робом, как он снимал экшн. Для меня это была еще и возможность поучиться чему-то новому. И, ты знаешь, для меня было приятным сюрпризом, что фильм получился даже лучше, чем я предполагал, даже не полностью законченный.

— Немного трудно смотреть сцены борьбы, особенно при движении камеры, как бы следующей каждому герою. Трудно, особенно для женского глаза. Наверное, вызывает легкую морскую болезнь.

— Может быть, но я привык, у меня не было подобного ощущения. Возможно, у мужчин вестибулярный аппарат иначе устроен. (Смеется.) Мне понравилось, как Роб снял последнюю сцену между Алексом и Пикассо. Очень динамично, отличная хореография поединка.

«Меня привлек не столько сам сценарий, сколько возможность его дополнить моим героем»

— Кстати, чем тебя вообще привлек этот проект? Ты читал книги Паттерсона?

— Да, я читал несколько его книг и отлично знаю, что в этих историях нет героя, которого я играю в фильме. Но тут дело было в том, что Роб, когда позвонил и сказал, что пишет сценарий по мотивам романа Паттерсона, объяснил, что у него есть идея дать Алексу Кроссу друга детства, своего рода конфидента, человека, который знает Алекса очень давно и которому Алекс полностью доверяет. Роб упомянул, что ему хотелось бы знать не только мое профессиональное мнение о сценарии, но и добавить что-то от себя в палитру этого героя, помочь в разработке его характера. Когда мне говорят, что могу быть не просто актером в каком-то проекте, но и соучастником творческого процесса, добавлять что-то свое, то я не могу отказаться. Ни один актер бы не отказался от такой возможности. Так что, считай, меня привлек не столько сам сценарий, сколько возможность его дополнить моим героем. (Смеется.)

— Когда ты работаешь как актер, насколько сложно для тебя оставаться только актером, не пытаться что-то подсказать режиссеру, основываясь на своем режиссерском опыте?

— Мне очень повезло, что самым первым фильмом, где я был занят как актер, оказалась картина Стивена Спилберга (Спасти рядового Райана — Прим. КиноПоиска). Я знал, что никто не будет спрашивать моего мнения о том, куда направить камеру и под каким углом снимать. (Смеется.) Все свободное время просто наблюдал за тем, как работает Спилберг. Для меня это было продолжением учебы, причем у мастера. Такая удача выпадает не каждому студенту. И впоследствии, работая с другими режиссерами как актер, я продолжал учиться у каждого из них. С Робом мы мгновенно нашли общий язык. Нет, он не советовался со мной, как снимать экшн, он прекрасно это знает. (Смеется.) Но, видя, что мне это интересно, старался помочь мне понять, как это делается. Я ведь понятия не имею, как снимать экшн, никогда этого не делал прежде. Но ты никогда не знаешь, когда какая-то наука тебе пригодится, поэтому я собираю в копилку все новые навыки, которым могу научиться у других.

— Я знаю, что многим зрителям, особенно женщинам, нравятся твои фильмы, твой стиль рассказа. В них показана реальная жизнь и реальные люди, в них совсем нет насилия. Мне бы хотелось узнать твое мнение по поводу все увеличивающегося количества насилия в фильмах последних лет.

— Я думаю, дело в том, что все эти разные жанры, которые нам предлагает кино, удовлетворяют разные формы эскапизма. Есть дурашливые комедии, есть жесткие фильмы ужасов, есть экшн-фильмы, которые в какой-то степени отражают реальность, как и наша лента, например. Несмотря на то что я сам сценарист и режиссер, я люблю смотреть фильмы разных жанров, даже самые страшные или крутые боевики. Но я не буду снимать такие фильмы, потому что мне лично больше нравится рассказывать об обычных людях, проходящих через какие-то совершенно реальные и знакомые многим из нас проблемы, рассказывать о людях, находящих пути решения конфликтов, пытающихся понять окружающий их мир и других людей в нем. Будучи же актером, я с удовольствием использую возможность играть в детектива, например. (Смеется.) Если у меня есть возможность получить в руки пистолет, гоняться за плохими парнями, показывать бляху детектива, я от такой возможности не откажусь. Для меня это отдых скорее, чем работа. Я работаю, когда снимаю свои фильмы. Ты знаешь, в наше время, к счастью, кино делают не только студии, которые должны идти на поводу у зрителя, чью основную массу составляют подростки и молодые мужчины, интересующиеся насилием и ужасами. Сейчас существует множество независимых производственных компаний, которые делают просто хорошее кино. Оно не всегда попадает в самые престижные кинотеатры, но в итоге доходит до зрителя старшего поколения, которому интересны фильмы, связанные с реальностью и ее проблемами. Я получаю ежедневно ссылки на малобюджетные фильмы от тех, кто их делает. И по причине скромного бюджета это фильмы об обычных людях и их взаимоотношениях. Фильмы эти выходят на DVD, их можно увидеть в интернете, так что никто не остается без внимания. А студийное кино — это прежде всего бизнес.

— Ты был знаком с Тайлером Перри до работы над этим фильмом?

— Нет, мы прежде не встречались.

— И как складывались ваши отношения?

— О, мы сразу нашли общий язык. Тайлер и я оба пишем и снимаем свои фильмы, причем он до этого работал только со своим материалом, тогда как я сотрудничал как актер с другими режиссерами. Но мы оба ценим одно и то же: семью, динамику развития отношений между людьми. Поэтому нам было о чем поговорить в свободную минуту. Именно Тайлер, кстати, дал мне идею для моего нового сценария и подталкивал активно к работе над ним. Мы одновременно, находясь в процессе съемок, писали каждый свой сценарий и по утрам сравнивали, кто и сколько написал. (Смеется.) У нас сложилось своего рода соревнование. Мы с ним даже обсуждали возможность однажды объединить усилия и написать что-то вместе и снять фильм в сотрудничестве, но это пока только планы. Ты знаешь, как это бывает в кино: от планов до съемок дорога может быть долгой.

— Как ты нашел свой путь в кино?

— Моя мама была поклонницей Вуди Аллена и его фильмов. Наверное, самой большой поклонницей из всех, кто мне в жизни встречался. Она всегда брала меня с собой на его фильмы с самого раннего возраста, то есть с того момента, как я стал что-то понимать. По-моему, где-то лет с 10—12. Я стал таким же его поклонником, как она, и мы не пропускали ни одной его картины. Некоторые смотрели даже по несколько раз. В школе я был, наверное, единственный, кто любил картины Аллена, но с друзьями я ходил смотреть фильмы Сталлоне, например, или Шварценеггера. Уже в колледже я выбрал специальность «английский язык и литература» как-то естественно, потому что мне всегда давались легко разного рода сочинения. По ходу учебы один из консультантов колледжа предположил, что мне будет интересно добавить подспециальность «искусство кино и киносценарий». Я решил, что это ничему не противоречит, и взял дополнительно и этот курс. Мне предоставлялась отличная возможность смотреть множество фильмов самых разных времен и народов, анализировать их. Что может быть интереснее?! Первой лентой, которую я посмотрел на этом курсе, был фильм Билли Уайлдера «Квартира». И, как мне кажется, это был тот самый момент, который решил все. Я в то время вообще понятия не имел, как снимается кино, поэтому начал задавать вопросы преподавателю обо всем, что связано с этим фильмом. И я был поражен его ответами. Он написал этот фильм и сам его снял?! Это почти то же, что и Вуди Аллен делал, который еще и сам играл в своих фильмах! Я подумал, что было бы здорово научиться этому. Мой отец всегда подталкивал меня к тому, чтобы быть писателем. Он считал, что у меня к этому есть способности. Я позвонил ему и сказал, что, кажется, определился с профессией, что хочу писать сценарии для фильмов. Через пару дней я получил от него посылку с книгой о том, как писать сценарии. Я прочитал ее, сел и стал писать свой сценарий! Сценарий был, конечно, скверный, он и до сих пор у меня хранится, был он очень автобиографичный. Я тогда подумал, что не мог бы доверить его снимать никому, что такие фильмы надо снимать только самому. Я решил, что должен освоить и это. Тогда я оставил университет и перевелся в другую школу в Манхэттене, чтобы изучать кинопроизводство. Так вот все и началось.

«Мама всегда брала меня с собой на фильмы Вуди Аллена с самого раннего возраста»

— Как формируется кинематографический почерк?

— Когда ты начинаешь работать, то, смотря фильмы, обращаешь внимание, кто из режиссеров, то есть чей фильм, тебя особенно волнует, какой момент на экране вызывает у тебя совершенно особенное чувство. И ты видишь, какими кинематографическими приемами это было достигнуто. Для меня таким примером был Вуди Аллен. Я всегда любил его длинные сцены, очень лаконичный монтаж, немного крупных планов. И я старался следовать этому стилю. И, знаешь, с опытом приходит какое-то свое чутье мизансцены, необходимой для развития истории, ощущение света, цвета. В кинематографе довольно непросто выработать свой собственный стиль, как это, например, можно сделать в музыке или литературе. Собственный стиль кинематографиста формируется не только годами непрерывной работы, я бы сказал, десятилетиями, и все это связано с методом проб и ошибок, конечно. Ты пытаешься сделать что-то новое в одном фильме и видишь, что это не сработало, как планировалось. Тогда ты меняешь что-то в другом. Наблюдаешь, фиксируешь, анализируешь и таким образом подходишь в итоге к каким-то моментам, которые присущи только твоим картинам. По-моему, я начинаю постепенно подходить к тому моменту, когда смогу сказать, что знаю, как написать хороший сценарий. С одиннадцатью фильмами за плечами у меня уже есть кое-какой опыт. (Смеется.)

— Над чем ты работаешь сейчас?

— У меня в ноябре выходит новый фильм «Рождество Фитцджеральдов». Я работаю над двумя другими фильмами. Один называется «Зима, весна, лето, осень», он состоит из двенадцати короткометражных фильмов. Фильм будет сниматься в течение 12 месяцев, начиная с января следующего года. Это взгляд на двух людей среднего возраста, мужчину и женщину, каждый из них профессионал в своем деле, на их взаимоотношения и реакцию на перемены, происходящие к сорока годам. Второй фильм — это фильм для большого актерского ансамбля, называется «Летом». Эта работа — мое любовное послание южному побережью Лонг-Айленда, где я часто бывал подростком. Это история об одном лете и пяти разных парах в возрасте от 12 до 50 лет.

Когда подошло время проститься, Эдвард выразил удовольствие от проведенной беседы и даже сказал, что поболтал бы с нами еще часик-другой, так как хотел бы узнать побольше о России и ее уникальной культуре. Мы выразили друг другу надежду, что однажды такой разговор состоится. Главное, чтобы он продолжал снимать фильмы, сниматься в них и приглашать нас для разговора о них. И на прощание Эдвард попросил передать большой привет и огромное уважение российским зрителям за их любовь к кино.

Читайте также
Новости Обзор бокс-офиса США (19.10—21.10) Очередной октябрьский уик-энд вновь получился крайне обильным на сборы по меркам осеннего сезона. Однако заслуга здесь больше принадлежала старожилам проката. Новый фильм хоррор-франшизы «Паранормальное явление» стартовал значительно слабее двух своих предшественников, а криминальный триллер «Я, Алекс Кросс» тоже собрал выручку ниже ожиданий киноиндустрии.
Новости Премьеры США — 19 октября Среди крупных релизов в США присутствуют жанровые ленты, в том числе очередная часть франшизы «Паранормальное явление», а также новая версия остросюжетной истории про психолога Алекса Кросса, чей образ когда-то воплощал Морган Фриман, а теперь же этим занимается Тайлер Перри. В ограниченном прокате стартует драма «Суррогат». Критики от нее в восторге и вовсю предрекают оскаровские номинации.
Новости Премьеры России — 18 октября В российском прокате целый ураган премьер на любой вкус. Стартуют новая режиссерская работа прославленного ирландского драматурга Мартина МакДоны «Семь психопатов», а также лента австралийского постановщика Эндрю Доминика «Ограбление казино». Обе картины были высоко оценены американскими критиками. Кроме того, выходят перезагрузка франшизы о детективе Алексе Кроссе и кассовый хит проката США «Монстры на каникулах» Генндия Тартаковского.
Комментарии (6)

Новый комментарий...

  • 1

    Alcatraz2 18 октября 2012, 16:21 пожаловаться

    #

    Неплоха

    ответить

  • 4

    fantask1 18 октября 2012, 18:34 пожаловаться

    #

    Один из немногих, спасавших рядового Райана, оставшийся в живых.)

    ответить

  • 1

    z@rg 18 октября 2012, 22:27 пожаловаться

    #

    Видимо интересный человек

    ответить

  • 4

    audiovideofil 19 октября 2012, 00:27 пожаловаться Политический оффтоп

    #

    Когда подошло время проститься, Эдвард выразил удовольствие от проведенной беседы и даже сказал, что поболтал бы с нами еще часик-другой, так как хотел бы узнать побольше о России и ее уникальной культуре.

    Не видать Митту Ромни от Эдварда Бёрнса галочки в избирательном бюллетене.

    ответить

  • Ledy Dragon 19 октября 2012, 13:16 пожаловаться Интересно

    #

    Спасибо Кинопоиску за очень интересное интервью.
    Я тоже пишу сценарии и пробую себя в режиссуре (правда, не в кино, а в театре)
    Поэтому мне очень интересен опыт зарубежных режиссеров и сценаристов.
    Еще раз спасибо

    ответить

  • sfairat911 8 декабря 2016, 17:37 пожаловаться

    #

    Автор тонко пытался намекнуть на оператора эпилептика, но Эдвард прикинулся шлангом))

    ответить

 
Добавить комментарий...