Интервью

Мэттью Фокс: «Мне нужно было войти в состояние, присущее психопату»

Прочитав сценарий «Алекса Кросса», я сразу увидел Пикассо очень худым, его образ как-то сразу возник в моем воображении. Он представлен в сценарии как человек, создавший некую философскую конструкцию, способную объяснить его одержимость разными навязчивыми идеями.
Мэттью Фокс: «Мне нужно было войти в состояние, присущее психопату»

Мэттью Фокс не планировал быть актером. Окончив школу, он поступил в Колумбийский университет и специализировался на экономике. Он и сам не может толком объяснить, какая муха его укусила и почему он отказался от работы на Уолл-стрит по окончании вуза. «В момент, когда нужно было принять решение, я вдруг почувствовал, что это не мое, что это был бы неверный шаг», — объясняет Мэттью.

Его первой актерской пробой стал студенческий десятиминутный фильм Connecting flight. Мэттью было тогда уже 25 лет. С этого момента он стал активнее искать работу на телевидении и, к собственному удивлению, получал ее в разных телесериалах. Небольшие образы, но они в итоге вывели его к одной из главных ролей в ТВ-проекте «Нас пятеро», который продержался шесть сезонов.

Большинство зрителей знают актера по роли Джека Шепарда из суперпопулярного сериала «Остаться в живых». Эта роль как-то затмила его работы на большом экране, и теперь актеру предстоит выбираться из тени Джека Шепарда еще какое-то время. Однако он считает, что это вполне нормальное явление, а работу в этом сериале называет огромной удачей и благословением.

Мы встретились с Мэттью Фоксом в Лос-Анджелесе на джанкете к новому фильму Роба Коэна «Я, Алекс Кросс», основанному на популярной серии психологических детективов Джеймса Паттерсона. В картине Мэттью играет психопата-убийцу по прозвищу Пикассо.

— Как много времени ушло на подготовку к этой роли, что входило в этот период?

— В общей сложности пять месяцев. Основная сложность заключалась в том, что мне пришлось отказаться от еды, которую я люблю, от бокала вина за ужином. (Улыбается.) Какое-то время провел в спортзале, разумеется. Была абсолютная приверженность поставленной задаче, без уверток и ухищрений. Сбросить вес настолько, насколько мне хотелось, было, конечно, довольно непросто. Мне всегда было любопытно, насколько далеко я смогу зайти для роли, и очень хотелось найти такой образ, который позволил бы мне попробовать это и доказать себе, что я могу изменить себя физически в интересах персонажа. Роб позвонил мне и предложил роль, когда я был в Лондоне и работал в спектакле. Прочитав сценарий, я сразу увидел Пикассо именно настолько худым, его образ как-то сразу возник в моем воображении. Он представлен в сценарии, как человек, создавший некую философскую конструкцию, способную объяснить его одержимость разными навязчивыми идеями. Такие вещи требуют огромной внутренней энергии, и чрезмерная худоба будет выглядеть вполне естественно. Вряд ли он держит себя в такой форме сознательно, тренировками в зале или диетой. Его худоба — результат интенсивной работы больного сознания. Такой имидж сложился в моем воображении, и я решил, что должен попробовать превратить себя в такого человека внешне. Мы с Робом обсудили эту идею, и он согласился. Мне оставалось только начать работать над собой. На все это ушло пять месяцев, и график съемок зависел от того, в какой форме я находился. Поэтому снимали, конечно, не во временной последовательности, что в общем-то довольно обычно для любого фильма.

Моя дочь заметила через какое-то время после начала подготовки к роли, что выгляжу я ужасно
— Как ты худел?

— Ты знаешь, этот фильм, то есть работа над ролью, полностью изменил мое отношение к еде в целом. Я раньше всегда очень любил хлеб, спагетти, разного вида лапшу. У меня жена итальянка, она прекрасно готовит, особенно хороша у нее лазанья в соусе бешамель. Зелень разную у нас к столу подают, конечно, но я всегда был к овощам равнодушен. А тут меня Маргарита (жена Мэттью — Прим. КиноПоиска) посадила на овощную диету. Причем в основном я ел сырые овощи и миндаль. Все это происходило постепенно, разумеется. Потеря веса за ночь не происходит, но уже через пару месяцев я стал замечать взгляды, которые бросала в мою сторону моя мама. Она живет в том же городе, что и мы сейчас. Она смотрела на меня с такой грустью и явным желанием накормить, что приходилось спасаться бегством. (Смеется.) Моя старшая дочь — ей 15 лет — заметила через какое-то время, что выгляжу я ужасно и что мне вовсе не обязательно бывать в школе на ежемесячных родительских собраниях. И укоризненно почти так сказала: «Не все возможно объяснить людям». Но я стал привыкать к такой пище, а более того, к тому, что стал чувствовать себя лучше, чище и легче. Миндаль я и сейчас предпочитаю любому перекусу, когда проголодаюсь. Его можно обмакивать в горький шоколад — очень вкусно, питательно, притом много не съешь. Да, для хорошего результата миндаль должен быть сырым, а не жареным, без соли или каких-либо других дополнений. И мясо тоже нужно есть, но отдельно, ни с чем не смешивая, немного. Мужчине нужен протеин.

— Как много времени требуется на то, чтобы избавиться от того внутреннего напряжения, что присуще подобному персонажу?

— Не так уж и много. Я очень ждал того момента, когда смогу стряхнуть его с себя. (Смеется.) Я дополнительно занимался с инструкторами по борьбе и с каскадерами. Съемки проводились в основном ночью, и мне нужно было войти в состояние, присущее психопату. Все это оказало своеобразное эмоциональное воздействие. Особенно то, что работали ночью. Эмоциональная перегрузка неизбежна в таких случаях и при менее интенсивных ролях. Несколько последних дней дались мне трудно. Я, помнится, утешал себя мыслью, что еще немного, и я смогу есть все, что хочу, вернусь домой к своей семье и смогу душой отдохнуть от всего этого кошмара, в котором жил Пикассо.

— Это правда, что вы решили с Тайлером Перри не общаться во время съемок?

— Я бы не сказал, что было принято решение не общаться напрямую мне с Тайлером или ему со мной. Просто график съемок и само действие складывались так, что мы практически не пересекались в кадре до финальной схватки. У нас не было совместных сцен. Диалог по телефону записывался раздельно. Хотя я всегда стараюсь быть на площадке, когда снимается подобная сцена, и проговаривать свою часть диалога за камерой, в этот раз мне этого сделать не удалось, так как я снимался одновременно и в фильме «Мировая война Z» в Лондоне. За меня читал Роб, который отлично знает, как помочь актеру эмоционально. Так что у Тайлера не было нареканий в мой адрес. (Улыбается.) Наша последняя сцена схватки не на жизнь, а на смерть снималась несколько дней и была ужасно утомительной для нас обоих. Конечно, мы общались в процессе, но, ты знаешь, подобные сцены как-то не располагают к обмену типа «Как семья? Как дети?» в перерыве. Мы говорили в основном о работе, о сцене, которую снимали. Тайлер — прекрасный актер, профессионал, он привнес много позитива в эти дни.

— Роб говорил, что Тайлер прилично приложился к твоему лицу локтем во время съемки…

— Ох, такие вещи почти неизбежны в съемках сцен борьбы даже при самом аккуратном подходе и множестве репетиций. Да, был момент, когда мы уже заканчивали съемочный день, были уставшие, доделывали последние дубли, как нам казалось (смеется), и Тайлер немного не рассчитал. Я сам был однажды в таком положении, когда случайно задел другого актера в сцене драки, и это очень неприятное чувство, скажу честно. Тайлер был ужасно огорчен всем этим. Он мне потом два дня подряд звонил едва ли не каждый час, уточняя, что я чувствую себя нормально. Сложнее приходится тому, кто потом должен утешать промахнувшегося. (Смеется.). Извинениям нет конца. Но мы все знаем, что невозможно все рассчитать абсолютно точно и бывают непредусмотренные синяки и ссадины.

— Насколько интенсивно ты изучал все, что связано с патологией личности, с разного рода психическими расстройствами, которые формируют порой хладнокровных убийц и психопатов?

— Я бы не сказал, что исследовал этот вопрос интенсивно и детально. Первое время мы с Робом активно обсуждали то, каким может быть Пикассо внешне и внутренне. Мы вспоминали разных персонажей из других фильмов, какие-то документальные картины, но в итоге все же пришли к тому, что такие личности, как Пикассо, все-таки существуют в основном в кино, а не в реальной жизни. Мы можем наделить его какими-то специфическими чертами, взятыми из реальных криминальных дел, но в целом это личность гиперболизированная, существующая как бы сама по себе, над реальностью. Я не могу не отметить участие Роба в формировании этого персонажа и то, насколько много и плотно он работал вместе со мной с самого начала, в течение этих пяти месяцев до начала съемок. Я очень ему благодарен за такое участие и внимание.

Я сам был однажды в таком положении, когда случайно задел другого актера в сцене драки
— Многие актеры говорят, что играть злодея куда интереснее, чем положительного героя. Ты согласишься с таким утверждением?

— Это, конечно, уже стало клише, но я не могу не согласиться. Играть злодея интереснее. Эта задача требует определенных жертв со стороны актера, кстати. Попутно хочу заметить, что не надо преувеличивать значение слова «жертвы». Я понимаю, что есть профессии, требующие куда более серьезного отношения и даже жертв, но и у актерской профессии есть свои требования. Задача актера заключается в том, чтобы зритель поверил в реальность персонажа. Для этого мне, например, нужно было быть полностью сфокусированным на работе, на поиске внешнего вида моего злодея, его внутреннего состояния. Все это требует определенных усилий и преодоления каких-то сложностей, возникающих в процессе. В этом и заключается интерес, который вызывает у актеров роль злодея, а также и то почти мазохистское удовлетворение, испытываемое при удачной находке какой-то детали характера, эмоционального нюанса. (Смеется.)

— У Пикассо очень красочные татуировки. Они что-то значили для более полного понимания его характера? Это его собственный дизайн?

Вообще-то это все мои собственные татуировки, никакого отношения к Пикассо не имевшие. (Смеется.) Роб и я обсудили этот вопрос в самом начале. У меня было два варианта: проводить каждый день по часу в гримерном трейлере перед съемкой, чтобы закрыть все эти татуировки, или оставить их так, как есть, чтобы они стали частью роли. Я, конечно, выбрал второй вариант. (Смеется.) Я не видел большого противоречия в этом. Если говорить о характере Пикассо и его одержимости болью, тем, как причинять ее и испытывать самому, то татуировки — это вполне естественное явление для него. Допустим, что он и начал с татуировок, чтобы как-то удовлетворить свое желание испытывать боль, которое постепенно переросло в желание причинять боль и наблюдать ее. Поэтому мои татуировки в общем-то оказались вполне кстати и стали дополнением к образу.

— После «Остаться в живых», где твой герой был своего рода моральным компасом, ты, должно быть, получал много предложений сыграть положительного героя, однако выбрал роль злодея. С чем это связано?

— На самом деле по окончании сериала я не помню, чтобы у меня было так уж много предложений. Да я и не стремился к работе, сразу предупредив моего агента, что хочу сделать передышку на год. Потом появилась возможность сыграть в пьесе Нила ЛаБьюта In the forest dark and deep. Я всегда мечтал сыграть в театре в Западном Лондоне и был большим поклонником работ Нила ЛаБьюта. Словом, получилось так, что первый год после «Остаться в живых» оказался посвящен театру, и роль в фильме Роба Коэна была первым предложением после этого. Причем это случилось не через агента, а напрямую. Роб мне позвонил и сказал, что собирается снимать фильм и что у него есть для меня роль. Поэтому я не могу сказать, что это был некий сознательный выбор, основанный на каких-то критериях. Роль мне сразу понравилась, показалась интересной и достаточно сложной для работы, но я помню, что внутренний голос спросил меня в тот момент: «Ты это серьезно?» И тут же ответил сам себе: «Конечно, почему бы и нет?» (Смеется.) Ты знаешь, я не вижу себя только положительным героем. Мне хочется верить, что я могу играть самые разные роли и самых разных героев. Люди знают меня по роли в «Остаться в живых» и думают, что они знают, кто я. Но ведь и там у меня была роль, я не играл самого себя. Мне импонирует мысль, что я могу удивить зрителя, выбрав героя, который будет совершенно противоположен тому, кого я играл в какой-то момент моей карьеры.

С Робом я был немного знаком. Мы встретились около года назад, обсуждая проект, который так и не состоялся, но этого было достаточно, чтобы проникнуться симпатией друг к другу и желанием поработать вместе. Оказалось, что во многом наши взгляды сходятся. И момент оказался вполне подходящим для работы, я чувствовал достаточно сил и энергии, чтобы заняться этим проектом. Это был мой первый фильм после «Остаться в живых», который я делал одновременно с фильмом «Мировая война Z», а прошлой весной я снялся в «Императоре».

— Ты нашел интересные детали для характеристики образа Пикассо. Особенно меня поразило это потряхивание головой в определенные моменты. Где ты нашел это?

— Ты знаешь, это появилось как-то само собой уже в процессе съемок. Я вдруг понял, что, когда Пикассо причиняет боль себе или другим, его тело настолько переполнено этими ощущениями, что входит в состояние своеобразного оргазма, наивысшей точки наслаждения, которое способно испытывать наше тело физически. Оргазм выражается у всех по-разному, находя иногда очень странные движения. (Улыбается.) Так возникло это дрожание головы. Все эти детали возникают часто подсознательно. Когда ты отдаешь себя персонажу, он действует через тебя. Тогда и тело твое реагирует соответственно, и мимика, и жесты, и походка. Буквально все трансформируется, как только ты чувствуешь, что уловил его суть.

— Ты уже видел, каким получился «Алекс Кросс»?

— Нет, не видел. Я обычно не смотрю свои фильмы сразу после того, как они закончены. Мне нужно какое-то время, чтобы отстраниться от этой работы, хотя и потом я не могу смотреть свои фильмы как обычный зритель. Я люблю смотреть фильмы, где меня нет. (Смеется.) Это одно из самых любимых занятий — пойти в кинотеатр в середине дня, когда там почти пусто. Мне нравится ощущение предвкушения фильма, о котором я ничего не знаю. Но фильмы с моим участием все-таки смотреть трудно. Видимо, я слишком самокритичен. Назови это перфекционизмом, если хочешь. Но я посмотрел все прежние свои фильмы, правда, не так уж давно, а для «Императора», «Алекса Кросса» и «Мировой войны Z» время еще не подошло.

— Многие актеры говорят, что эта профессия — сплошное удовольствие и наслаждение. А тебе не приходилось сталкиваться с моментами, когда она казалась тяжким бременем, эмоциональной перегрузкой, от которой хочется избавиться?

— Ты знаешь, в каждой профессии есть свои моменты радости и сложностей. Я бы не хотел сравнивать, конечно, профессию актера с какой-либо другой профессией, где люди работают много и напряженно. Мне не хотелось бы быть понятым неправильно. По сравнению с работой доктора или строителя работа актера может выглядеть скорее легкой и увлекательной, чем наполненной тяжелым трудом. Но и у нас есть свои моменты, ты права. Я бы сказал, что к профессии актера предъявляются порой серьезные требования. Во-первых, умение исследовать предлагаемый материал, найти то, что требуется для роли. Во-вторых, часто требуется освоить какие-то навыки, с которыми тебе никогда не приходилось сталкиваться. Это может быть фехтование или верховая езда, причем сделать это надо настолько непринужденно, насколько этого требует роль. Я мог бы перечислять это в течение следующего часа. (Смеется.) Ты понимаешь, что я хочу сказать. Дело не в том, насколько может быть сложной профессия, а в том, как ты к ней относишься. У меня за всю мою карьеру ни разу не было момента, чтобы моя работа показалась мне обременительной. Эмоциональные перегрузки бывают, не без этого, но у каждого из нас есть свои способы справляться с этим. Я, например, грешен тем, что имею тенденцию думать о роли слишком много и напряженно. В какой-то момент наступает усталость от этого, и ты говоришь себе: «Довольно». Мне помогает расслабиться музыка. И надо не только слушать музыку, но и самому играть. Я немного играю на гитаре. Последние пару лет беру уроки игры на гитаре и фортепиано вместе с моим сыном. (Смеется.) Серьезно! У него отличный учитель-гитарист, он и со мной занимается немного. Я значительно улучшил свои навыки.

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее? Бродвей? Новые роли? Режиссура?

— Планов много, но сказать трудно, что из них сложится. Я хочу продолжать играть в театре при возможности. Очень хочу опять работать с Нилом ЛаБьютом. Может быть, на Бродвее. Мне совсем недавно предлагали участие в спектакле на Бродвее, но я вынужден был отказаться, потому что не могу себе представить, как провести полгода без моей семьи, а переезд всех в Нью-Йорк на это время, когда дети в школе и любят то место, где мы сейчас живем, не выглядит заманчиво. Есть несколько проектов в кино, которые обсуждаются, но пока ничего не решено определенно. Однажды я хочу попробовать свои силы и в режиссуре. Замочив ноги в режиссуре одного из эпизодов сериала «Нас пятеро», я думаю, что непременно попробую режиссуру полнометражного фильма. Всему свое время, как любит повторять моя мудрая жена Маргарита. А пока я наслаждаюсь временем, проведенным с моей семьей. Читаю, смотрю фильмы, которые пропустил, работая.

Читайте также
Новости Мэттью Фокс и Патрик Уилсон попали в вестерн о каннибалах Два года назад Курт Рассел и Ричард Дженкинс дали свое согласие на участие в хоррор-вестерне «Костяной томагавк». Поскольку проект был независимым, работа над ним затянулась. На этой неделе к фильму присоединились Мэттью Фокс и Патрик Уилсон, а продюсеры нашли источники финансирования.
Новости Обзор бокс-офиса США (19.10—21.10) Очередной октябрьский уик-энд вновь получился крайне обильным на сборы по меркам осеннего сезона. Однако заслуга здесь больше принадлежала старожилам проката. Новый фильм хоррор-франшизы «Паранормальное явление» стартовал значительно слабее двух своих предшественников, а криминальный триллер «Я, Алекс Кросс» тоже собрал выручку ниже ожиданий киноиндустрии.
Новости Премьеры США — 19 октября Среди крупных релизов в США присутствуют жанровые ленты, в том числе очередная часть франшизы «Паранормальное явление», а также новая версия остросюжетной истории про психолога Алекса Кросса, чей образ когда-то воплощал Морган Фриман, а теперь же этим занимается Тайлер Перри. В ограниченном прокате стартует драма «Суррогат». Критики от нее в восторге и вовсю предрекают оскаровские номинации.
Комментарии (19)

Новый комментарий...

  • 24

    Lafleur18 17 октября 2012, 09:59 пожаловаться

    #

    Мет-мужик. В маньяке я не сразу узнал Джека.

    ответить

  • 27

    Konor Drake 17 октября 2012, 11:10 пожаловаться

    #

    Я до сих пор не вижу в нем Джека, совершенно другой психически не здоровый человек в отличной физ форме, за которую Мэтту отдельно респект, а за бешеный взгляд жму руку.
    Оппонент его мне, правда, не очень нравится, как-то блекнет на фоне, но Фокс будет тащить, это факт.

    ответить

  • 3

    Ordinal Number 17 октября 2012, 14:12 пожаловаться

    #

    Эх, где же Морган…

    ответить

  • NataliaHigginson 17 октября 2012, 17:10 пожаловаться

    #

    Алекс в этом фильме задуман молодым, до тех историй, что играл Морган. Как бы начало его карьеры.

    ответить

  • 1

    Ordinal Number 17 октября 2012, 18:28 пожаловаться

    #

    Знаю, спасибо, но это ведь Морган)… В последнее время ловлю себя на мысли, что хотел бы чаще видеть его на экране, да и классные были фильмы «Целуя девушек», «И пришел паук». Тот парень, что играл в покер с Риком Каслом в «Касле» создал отличный персонаж, Морган великолепно передал его. А голливудские сценаристы умеют увязывать сюжетно-временные изменения в экранизациях, поэтому настроение могло быть тем же, а трактовка, например «это конец его карьеры» или «он был вынужден вернуться к делам в последний раз». Но этот фильм жду и, надеюсь, что Перри станет достойным «молодым» Алексом Кроссом.

    ответить

  • 21

    Paranoik-kinofan 17 октября 2012, 12:17 пожаловаться

    #

    Мэттью Фокс в образе маньяка страшен, образ хорошо удался) И ответы в интервью даёт обдуманные и развёрнутые — интересно было читать.

    ответить

  • 12

    Ordinal Number 17 октября 2012, 14:11 пожаловаться

    #

    Мэттью интересный человек, приятно видеть такой подход к работе. Отличное интервью, давненько не читал актерских излияний с таким увлечением.

    ответить

  • 9

    razdolbay 17 октября 2012, 14:29 пожаловаться

    #

    Интересное интервью, Мэттью редкий актер, который так подробно отвечает на вопросы. Спасибо, Наталья.

    ответить

  • 7

    Kate!! 17 октября 2012, 17:45 пожаловаться

    #

    Спасибо, Наталья! Очень интересное интервью.
    Соскучилась по Мэттью на экране. Быстрее бы в кино на Кросса, оценить его потряхивание головой)) А если серьезно, Фокс молодец, кажется, здорово вжился в роль!

    ответить

  • Хорошее иртервью, интересно было читать и не чувствовалось, что он общается через силу, похоже, что ему самому было интересно рассказывать. Мне почему-то кажется, что многие в фильме будут смотреть больше на него, чем на самого А. Кросса.

    ответить

  • 5

    piper29 17 октября 2012, 22:04 пожаловаться

    #

    Хорошее интервью! Большое спасибо! Было очень интересно узнать что то новое о Метью Фоксе и его новой работе! Не сразу узнала его в маньяке! Просто не узнать! Разительное отличие от знакомого всем положительного героя, которого он играл! Думаю фильм стоит посмотреть. И рассказывает он о роли с интересом!

    ответить

  • 4

    Kye_T_NN 17 октября 2012, 22:45 пожаловаться

    #

    Все что было прочитано мно на данной странице сайта, все это я и увидел по фильму… полная отдача роли и выкладка для зрителя своего непроснувшегося потенциала… и если Фокс думает, что он застрял в роли Шепарда и морального комплекса, то может уже об этом забыть =)

    ответить

  • 6

    Difibrilator 18 октября 2012, 01:15 пожаловаться

    #

    Какой же крутой Фокс в образе маньяка) Хотя до этого думал, что он навсегда застрянет в образе Шепарда (спасителя человечества и близ лежащих островов).
    И еще, мне одному кажется что Фокс в образе Пикассо, похож на Хитмена?

    ответить

  • 3

    piper29 18 октября 2012, 21:53 пожаловаться

    #

    Вы знаете, я с вами согласна! действительно похож на Хитмена! И внешне, и поступками! Очень четко.

    ответить

  • 2

    Difibrilator 19 октября 2012, 20:36 пожаловаться

    #

    Девушка, Вы играли в Хитмена? Или фильм смотрели? Просто не верится что девушки играют в кровожадные игрушки))

    ответить

  • 5

    Sylvesterr 18 октября 2012, 13:08 пожаловаться

    #

    Жаль что не Эльба.

    ответить

  • 3

    Difibrilator 19 октября 2012, 20:34 пожаловаться

    #

    Ну он же Лютер)) Зачем ему какой то Кросс) Да и судя по отзывам, фильм не ахти. Так что репутация Эльбы к счастью не пострадала. Хотя участие в «Призрачном самогонщике 2» лучше было бы миновать.
    А «… Кросса» посмотрю из за Фокса.

    ответить

  • 5

    Киносмотрящий 21 октября 2012, 13:14 пожаловаться

    #

    Хотелось бы увидеть его в Mass Effect.

    ответить

 
Добавить комментарий...