Интервью

Френсис Форд Коппола: «Лучший способ измениться — помолодеть»

Аудитория для страшного или готического фильма всегда найдется. „Между“ относится к тому типу кино, где режиссер может проявить свой стиль и где поле для эксперимента большое. Можно установить камеру под столом, можно сделать что-то странное, и этому никто не воспрепятствует...
Френсис Форд Коппола: «Лучший способ измениться — помолодеть»

На российские экраны вышел новый фильм Френсиса Форда Копполы «Между» — третий в череде его «маленьких личных проектов», снимая которые режиссер «Крестного отца» и обладатель шести «Оскаров» попытался перезапустить свою карьеру и почувствовать себя снова студентом.

После большого успеха, сопутствовавшего его фильмам в 70—80-е годы, Коппола на какое-то время и вовсе оставлял кинокарьеру. Построив успешный бизнес (у постановщика свои винодельни, гостиницы и рестораны), он пришел к новой формуле: снимать кино нужно на собственные средства, с небольшим бюджетом, а сценарий писать только самому. Так он создал «Тетро» и «Молодость без молодости», получившие противоречивые отзывы критики. «Между» тоже вызвал смятение в рядах рецензентов: кто-то называет его скучным и неинтересным, кто-то — обаятельной игрой в хоррор от режиссера, которому не нужно никому и ничего доказывать.

Потерявший вдохновение писатель Холл Балтимор (Вэл Килмер) приезжает в захолустный американский городок, где семь часовых циферблатов на башне показывают разное время, где жители не проявляют интереса к его новой книге и откуда вообще хочется поскорее уехать. Но именно в этом городе, оказывается, несколько десятилетий назад произошла страшная история, о которой писателю во сне рассказывают девочка-вампир Вирджиния (Эль Фаннинг) и гостивший когда-то в местной гостинице писатель Эдгар Аллан По. Фильм снят в слегка китчевой манере: в черно-белых снах хлещет ярко-красная кровь, а полупрозрачные привидения детей вылезают прямо из пола старой гостиницы. Сам Коппола называет «Между» сочетанием «готического романа, очень личной истории и отчасти данью жанру хоррора», с которого режиссер начинал свою карьеру, будучи протеже Роджера Кормана.

КиноПоиск поговорил с легендарным режиссером о 3D, его новом амбициозном проекте и стародавних временах, когда он еще работал на самого Джека Уорнера. Правда, вопросы начал задавать сам Коппола.

— У вас необычное имя. Оно скандинавское?

— Нет, грузинское.

— О, как интересно. Очень красивое. Я люблю грузинскую кухню. Когда много лет назад я приезжал в Советский Союз, единственное, что можно было есть, — это грузинская еда. Надо будет сходить в грузинский ресторан.

— Вы ведь начинали с малобюджетных хорроров. Почему вы тогда, много лет назад, обратились к этому жанру?

— Знаете, в старые времена, когда тебе было 20 лет, этот жанр был наименее рисковым. Потому что аудитория для страшного или готического фильма всегда найдется. А еще это тот тип кино, где режиссер может проявить свой стиль. Вообще говоря, перебор с этим не очень приветствуется, но поле для эксперимента большое: можно установить камеру под столом, можно сделать что-то странное, и этому никто не воспрепятствует. А главное, на фильм придут люди, преимущественно молодые, и увидят твою работу.

— И теперь вы вернулись, но уже не для экспериментов?

— Вы знаете мою историю: я снял много успешных фильмов, когда был молод. Я понимаю, что сымитировать этот успех сейчас невозможно. Мне никогда уже не снять фильм на уровне «Крестного отца», особенно если я буду стараться это сделать. Но вот если я, наоборот, откажусь от таких попыток и поменяю себя… А лучший способ измениться — снова стать молодым. А лучший способ снова стать молодым — это иметь ограниченный бюджет. Настолько маленький, насколько это вообще возможно. Тогда тебе нужно все добывать с огромными усилиями, у тебя нет огромного количества умудренных коллег вокруг, у тебя вообще ничего нет. Я подумал, что надо снять два или три фильма вот таким скромным образом и посмотреть, что из этого получится. И в итоге я снял три.

Ночью я увидел этот удивительный и странный сон
— Идея «Между» пришла к вам в Стамбуле, верно?

— Да, я приехал туда в поисках площадки для следующего проекта, ведь чтобы снять фильм дешево, нужно приехать туда, где твои доллары имеют большую ценность. Стамбул сейчас — очень богатый город, Турция — процветающая страна. И вот я вместе со своими агентами выпил турецкой ракии, потом пошел домой и ночью увидел этот удивительный и странный сон. Он был как фильм, вот как та часть, где у нее брекеты на зубах, а дети вылезают из могилы. И Эдгар Аллан По был в моем сне. Но тут раздался утренний призыв к молитве, а мне хотелось снова заснуть, чтобы увидеть конец. Но не получилось. И тогда я подумал, что надо самому придумать концовку уже дома, в Калифорнии, и вообще забавно было бы снять ужастик в духе Роджера Кормана, но с той только разницей, что мне уже не 22, а 72.

— Знаете, мне самым забавным моментом в фильме показались отношения писателя с его агентом. Это вы так описали метафорически свои отношения с продюсерами? И вот эти мучения, когда он не может начать писать роман и все про «туман над озером» пишет и стирает, пишет и стирает... Вам такие муки знакомы?

— Это связано с моей молодостью. Когда я был совсем юным — мне было 24, кажется, — я делал фильм для Warner Bros. И я работал на самого Джека Уорнера. Никто из современных режиссеров его даже и не встречал, наверное. Он был очень забавным парнем и постоянно мне говорил: «Запомни: никакого тумана над озером!» Я поначалу не понимал, что он имеет в виду, все время у меня крутилась эта фраза в голове. Дело в том, что Джек Уорнер был очень опытным продюсером и знал, что часто в отчетах можно встретить фразу «Мы ждали два часа, пока туман опустится на озеро, чтобы начать снимать, но ветер все время уносил туман в сторону». Конечно, это означает еще и то, что не нужно увлекаться стилем и всякими завитушками — фильму нужна плоть.

— А откуда взялась башня с семью циферблатами, показывающими разное время? Ведь в реальности такой нет, ее нарисовали на компьютере?

— Башню мы построили специально для фильма. Правда, когда вы видите ее на общем плане в панораме города, это компьютерная графика. А так у нас была настоящая башня с одной стороной с часами. Эта башня появилась благодаря одному из рассказов По, кстати. Из его произведений мы взяли довольно много. Часы, показывающие разное время, одна из последних сцен, где они оказываются на Черной горе, девочка в цепях и в крови — это все описанные Эдгаром Алланом По вещи.

— В «Между» Вэл Килмер практически играет вас?

— Вэл Килмер — очень забавный парень. Мы работали на площадке с моей внучкой — у меня есть внучка вашего примерно возраста, — и она постоянно помогала мне на съемках. И мы с ней постоянно смеялись. Вообще весь процесс съемок сопровождала очень легкая и веселая атмосфера — во многом как раз благодаря Вэлу. Да, я хотел, чтобы он сыграл человека, чья карьера идет вниз. Потому что я сам себя так ощущаю. Я ведь сам человек, который пришел к успеху в падении. Я до сих пор не понимаю, как так получилось. Но я шел вниз и пришел к успеху.

— В фильме есть пара моментов, которые показаны в 3D. Почему не весь фильм и почему эти две сцены?

— Несколько лет назад я увидел фильм Абеля Ганса «Наполеон». Там он сделал три экрана, но почти все действие — около четырех часов — фильм показывается только на центральном экране. А под конец изображение охватывало все три. И я подумал, что нужно сделать так же — не весь фильм делать в 3D, а только пару фрагментов под конец. А именно эти эпизоды я сделал в 3D просто потому, что нужно было как-то растормошить людей в середине, чтобы они не заснули, ну и под конец требуется задействовать все возможные инструменты, так что трехмерный эффект как раз подходил.

Я хотел, чтобы Вэл Килмер сыграл человека, чья карьера идет вниз
Когда год назад все стали говорить о 3D как о технологии будущего, я был очень скептически настроен. Ведь эта технология существовала, еще когда я был мальчишкой. Когда мне было четырнадцать, я пытался смастерить устройство, которое бы позволило смотреть трехмерные фильмы без очков. Так что мне не очень нравится сама идея: нужно надевать 3D-очки на мои очки, изображение становится темным. Это еще одна причина, почему в своем фильме я сделал трехмерными только два эпизода. Конечно, в будущем мы сможем смотреть 3D-кино и без очков. Но в плане развития кинематографа мне гораздо интереснее другое. Меняется драматургия, современная литература очень отличается от прежней. Подход к героям, к их раскрытию эволюционирует. Вот в чем в ближайшее время будут происходить самые интересные изменения.

— А сейчас — это я подслушала, пока ждала окончания предыдущего интервью — вы пишете новый сценарий. Откуда черпали вдохновение для этого проекта?

— О, это гораздо более крупный проект, даже что-то вроде эпопеи. Как я уже сказал, я бы никогда не взялся за фильм в таком стиле, если бы не «падение» в виде трех маленьких картин. Мне было сложно даже представить себе что-то подобное. Действие будет происходить сначала в 1920-х, потом — в 1937-м. Так что это будет дорогой проект, его будет сложно реализовать. Он даже чем-то похож на роман. Вот только если бы я действительно писал книгу, я бы гораздо более глубоко исследовал всю эпоху.

Кстати, в Москве я провел некоторое время в политехническом музее, делая исследование для своего будущего проекта. В новом сценарии я пытаюсь поднять темы, которые, как мне кажется, были самыми важными в мою эпоху. Я родился в 1939-м, и мне было интересно понять, что предшествовало моему рождению, что было важным тогда, поэтому я обратился к 1920-м. Думаю, сниматься фильм будет в Нью-Йорке.

— То есть финансирование уже будете искать на стороне, отойдя от своего правила делать малобюджетные картины?

— Да, ведь это правило я себе придумал именно для того, чтобы почувствовать себя снова студентом и перезапустить свою карьеру. Понимаете, когда я был студентом, нам на еду-то не хватало, не то что на съемки фильма. Сводить девушку в кино было за пределами наших мечтаний. Теперь, когда я снял три небольших фильма, я считаю себя уже «выпускником», готовым к более амбициозным проектам. Но пока, если честно, я даже не думал, где искать для нового проекта финансирование.

— Ваши последние три фильма вы написали сами, и в каждом из них был какой-то личный для вас элемент. Вы считаете это некой универсальной формулой для режиссера?

— Нет, необязательно, не все ведь любят писать сценарии. Кто-то совершенно нормально себя чувствует, работая с чужими текстами. Но ведь тот, кто написал оригинальный сценарий, выполнил самую сложную часть процесса. Мне интересно заниматься самым трудным.

Читайте также
Видео и фото От Эйзенштейна до Спилберга: О монтаже за 22 минуты В новом видео разбираемся с основами языка кино — от Эйзенштейна и Кулешова до Спилберга и Малика.
Статьи Фильм с препятствиями: Отрывок из книги Фрэнсиса Форда Копполы «Живое кино» О последнем увлечении режиссера — live cinema. Что это такое, чем оно похоже на бейсбол и как его снимать?
Статьи Можем повторить: Как наши фильмы и сериалы переснимают за рубежом Мексиканский «Горько!», американский «Майор», индийская версия «Иронии судьбы» и другие иностранные ремейки российских фильмов.
Комментарии (7)

Новый комментарий...

  • 10

    Maverno 26 апреля 2012, 16:59 пожаловаться

    #

    Гений!

    ответить

  • 8

    Master-X 26 апреля 2012, 17:43 пожаловаться

    #

    Великий режиссёр. Живая легенда.

    ответить

  • 5

    iRonMen77 26 апреля 2012, 18:17 пожаловаться

    #

    Прекрасное, интересное интервью.
    Копполу безмерно уважаю, и очень люблю его многие работы, в особенности «Апокалипсис сегодня».
    На «Между» обязательно схожу в кинотеатр, очень интересно увидеть что у режиссера вышло из идеи пришедшей во сне.

    Мне показалось что во время интервью, Коппола был расслаблен, а вот интервьюер напряжен. :)

    ответить

  • 6

    Salander555 26 апреля 2012, 20:38 пожаловаться

    #

    Он очень интересно отвечает. С глубоким смыслом. Это чувствуется. В конце концов, такой богатый опыт. Само интервью тоже интересное. Спасибо за него. Ну а Френсис Форд Коппола воистину живая легенда кинематографа.

    ответить

  • 5

    Quentin Rodrigues 27 апреля 2012, 08:43 пожаловаться

    #

    Да уж… Где был бы Голливуд без старины Роджа?.. Терминаторбы не забирал одёжу, Гэри Олдман не пил бы кровь, а Гари Синиз не отправился бы на Марс…

    ответить

  • 4

    razdolbay 28 апреля 2012, 12:08 пожаловаться

    #

    Вот это человек в своей стихии. Сценарии, режиссура, 50 лет творчества, и абсолютно разные проекты реализованы за это время. Легенда. Восхищаюсь им! Спасибо за интервью

    ответить

 
Добавить комментарий...