• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Интервью

«Август. Восьмого»: Интервью с голливудскими специалистами

Внимательный зритель заметит в титрах фильма „Август. Восьмого“ непривычные для отечественного кино имена: Майкл Лернер, Роберт Бимер и Дэннис Вирклер никогда еще не работали над российскими лентами. Мы поговорили с американскими специалистами о том, почему они приняли участие в создании картины и какова их оценка финального продукта...
«Август. Восьмого»: Интервью с голливудскими специалистами

21 февраля на российские экраны вышел новый фильм Джаника Файзиева «Август. Восьмого», который стал самым успешным российским релизом прошлого уик-энда. Внимательный зритель заметит в титрах ленты несколько непривычных для нашего кино имен. Майкл Лернер, Роберт Бимер и Дэннис Вирклер никогда еще не работали над отечественными лентами. Зато в титрах голливудских проектов эти фамилии не редкость. О том, почему американские специалисты приняли участие в создании «Августа», как им работалось и какова их оценка финального продукта, КиноПоиск узнал из первых уст.


Майкл А. Лернер: «Пример „Августа“ может помочь Голливуду»

Сейчас Майкл Лернер — профессиональный сценарист, член американской гильдии сценаристов, а в прошлом — военный репортер журнала Newsweek и The Los Angeles Times. Именно опыт освещения Лернером боевых действий был важен для Джаника Файзиева, когда он подбирал автора для работы над проектом «Август. Восьмого». Режиссеру и продюсеру Файзиеву было важно, чтобы на основе той истории, которую он придумал, сценарий был написан быстро и качественно, со знанием военных реалий. Для поисков такого профессионала Джаник составил что-то вроде «фоторобота»: это должен был быть человек с европейским мышлением, с европейским образованием, с опытом работы в Голливуде, и — это обязательное условие — у него должны быть сценарии о войне, или он должен сам иметь опыт участия в боевых действиях. Лернер идеально подошел под это описание: он родился во Франции, работает в Голливуде, в его активе сценарии о Второй мировой войне и Сопротивлении во Франции и 20 лет работы военным корреспондентом.

Есть у Лернера и режиссерский опыт — в 2004 году вышла драма «Последний срок», собравшая несколько фестивальных призов, а в ближайшие два года по сценариям Майкла должны выйти два триллера - Game Theory и Wheeler-Dealers.

КиноПоиск поймал Майкла Лернера на московской премьере «Августа» и расспросил, как он согласился работать с историей Джаника Файзиева и почему фильм, по мнению сценариста, может стать примером для голливудских студий.

— Майкл, как вы отнеслись к тому, что вам предложили поработать над этой историей?

— Это очень человечная история. Что меня сразу в ней привлекло, так это превращение девушки в женщину, просто матери — в супермаму, к тому же в зоне военных действий. Это очень убедительная, очень простая история, и в ней есть универсальный элемент, который понятен любому зрителю: то, кем героиня является в самом начале, и то, к чему она приходит в конце. Это первое, что меня привлекло. И потом, конечно, видение Джаником этого фильма как мультижанрового тоже было очень интересным. Ведь, с одной стороны, это фильм о событиях в зоне военных действий, с другой — мелодрама о девушке, которая пытается найти своего сына, с третьей — здесь есть невероятные спецэффекты. Это очень сложная и амбициозная задача.

— Вы сами работали военным корреспондентом. Как вы использовали свой личный опыт во время написания сценария?

— Конечно, я обращался к своему опыту. Думаю, он сыграл большую роль во всем, что касается сцен боевых действий в нашем фильме. Потому что если ты находишься под обстрелом, то это очень серьезно, очень страшно. Когда я писал сценарий, я старался, чтобы это ощущение страха постоянно присутствовало. И мне кажется, что Джанику как режиссеру, в свою очередь, удалось сделать этот страх настоящим, видимым зрителю. Хотя мы все знаем, что это визуальные эффекты, но у тебя действительно появляется чувство, будто ты и сам находишься под огнем. Это очень захватывающе выглядит.

— Сценарий был написан буквально за два месяца, и это очень короткий для России срок.

— Думаю, на все у нас ушло где-то три месяца, если быть точным. Вообще говоря, иногда уходит больше времени, иногда меньше. Моя работа — писать сценарии, поэтому я не могу растягивать ее на два года, ведь тогда моей семье будет просто нечем питаться. Но в случае с «Августом» я могу сказать, что было легко найти нужную эмоцию. И начало, и середина, и окончание не вызывали каких-то трудностей. История как будто сама писала себя. Знаете, такое бывает, и это великолепно.

— Вы вместе с Джаником ездили на место событий?

— Да, мы вместе ездили в Южную Осетию, я говорил там с огромным количеством свидетелей той войны. И я сам довольно долго исследовал эту тему, потому что знание вопроса всегда обогащает материал.

— Джаник сказал, что у вас с ним много общего. Как вам вместе работалось?

— Понимаю, что в моей ситуации я бы должен так сказать, но я говорю совершенно искренне: Джаник, он просто потрясающий парень. Сложно найти человека столь же талантливого, с которым также приятно взаимодействовать. Я надеюсь, мы с ним не последний проект делаем вместе, буду рад поработать с ним еще раз.

«Это амбициозная для российского кино попытка сделать масштабный фильм, в центре которого женский персонаж. Голливуд так очень редко делает»

— А если вы видели какие-то российские фильмы последних лет, то насколько «Август» от них, по-вашему, отличается?

— Я, честно говоря, почти не смотрел современных российских лент, в Лос-Анджелесе их просто негде посмотреть. Но я и американской-то картины, похожей на «Август», не вспомню. Она необычная, и я скрестил за нее пальцы. Надеюсь, людям она понравится.

— Чем же она необычна?

— Во-первых, комбинацией жанров. Во-вторых, это очень амбициозная для российского кино попытка сделать масштабный фильм, в центре сюжета которого женский персонаж. Голливуд так очень редко делает. И для меня, кинематографиста, это очень важно, потому что мы хотим рассказывать такие истории, но в Голливуде студии просто не рискнуть делать такое кино.

— Из-за того, что главный персонаж — девушка?

— Да, в первую очередь поэтому. Им нравится, когда главный герой — мужчина, они считают, что для кассовых сборов это лучше. Хотя, если взять второго «Терминатора», где в центре фильма женский персонаж, можно сказать, что и это работает. Но американскую киноиндустрию можно научить хорошим примером, так что будем надеяться, что пример «Августа» нам поможет и Голливуд все-таки обратит свой взор на женские истории.


Боб Бимер: «Чем лучше звук, тем лучше фильм»

Звук — одна из важнейших составляющих любого кинофильма. Сначала все элементы — речь актеров, шумы, звуковые эффекты, например, взрывы или гром, атмосферу — записывают и монтируют, а потом специалист-миксер сводит их воедино, выстраивая из множества деталей одну картину. За монтаж звука, то есть первый этап работы, и за его сведение, то есть второй этап, даже дают разные «Оскары». У Боба Бимера золотых статуэток от американских киноакадемиков целых четыре — за «Скорость», «Гладиатора», «Рэя» и «Девушек мечты». При этом сложно встретить человека скромнее, чем Боб. Кажется, любому фильму он радуется так же, как первому в карьере. И это имея за плечами больше сотни лент — от «Красоты по-американски», «Страстей Христовых» и «Любовь зла» до «Нечто», «Ультиматума Борна» и «Пункта назначения 4».

Совсем недавно он работал с Анджелиной Джоли над ее режиссерским дебютом «В краю крови и меда», а с ноября прошлого года по конец января 2012-го родным домом для Боба стала студия перезаписи на «Мосфильме». Он приходил в 8 часов утра и уходил в 5 вечера, прерываясь строго на один час во время обеда. Российские специалисты признавались, что впервые встретили такого уровня дисциплинированность и профессионализм.

КиноПоиску Боб рассказал о том, как ему работалось в России, почему с Джаником Файзиевым было легко сотрудничать и что самое сложное в профессии специалиста по звуку.

— Боб, у вас в фильмографии можно встретить картины самых разных жанров. Вы специально выбираете такие непохожие проекты, потому что так интереснее?

— Честно говоря, я работал на таких разных фильмах не потому, что сознательно выстраивал свою карьеру. Скорее, у меня возникала возможность поработать над тем или иным проектом, они просто встречались у меня на пути. Это правда, я работал над лентами самых разных жанров, и это, конечно, сделало меня сильнее как специалиста. Я могу сводить звук драматического фильма, мюзикла, боевика, комедии — у меня в фильмографии есть по несколько фильмов каждого известного жанра. Работать с лентами, в которых соседствует несколько разных жанров, тоже очень занимательно, я люблю эту работу. С каждой картиной учишься чему-то новому. Например, работать над «Августом» было потрясающе прежде всего потому, что я работал в России. Столько моих представлений было совершенно перевернуто с ног на голову. Здесь работают потрясающие люди, умные, талантливые. И, хотя у меня есть определенная проблема языкового барьера, все мне здесь очень помогают.

— Как специалисты по звуку взаимодействуют с режиссером? Это же не чисто техническая работа, верно

— Звук — это ведь еще один инструмент для повествования в арсенале режиссера. То, что мы делаем со звуком, обогащает историю, делает ее более насыщенной. Чем лучше звук, тем лучше история. Действительно, это работа, требующая большого количества технологий, но приходится задействовать, образно говоря, оба полушария мозга — быть и техническим специалистом, и творческим. И нужно еще уметь общаться с людьми, чувствовать людей.

— Но при этом технологии, как ничто другое, влияют на кино. Здесь, в России, технически вам было легко работать?

— Я занимаюсь сведением звука уже 30 лет — простите, что уточняю. Десять лет назад произошло самое большое событие для нашей профессии — цифровая революция. Я помню, где-то за десять лет до этого все уже начали говорить о том, что скоро все будет на цифре, но мы продолжали монтировать на пленке, использовать магнитные записи, и казалось, что цифровой век так и не наступит. А когда это случилось, все стало развиваться с бешеной скоростью: создавались новые плагины для тех или иных процессов, совершенствовались консоли, появлялись все новые и новые программы для монтажа... Микшерный пульт, на котором я работал в России, точно такой же, с каким я работаю дома, в Штатах. Есть два или три основных бренда в мире, и вот это один из них. Программное обеспечение то же самое, так работать вовсе не трудно.

— Вы принимали участие в записи звука для «В краю крови и меда» Анджелины Джоли, это фильм на сербском языке. В ленте «Август. Восьмого» говорят на русском. То, что вы не знаете языка проекта, имеет какое-то значение?

— В фильме Анджелины Джоли я отвечал только за звуковые эффекты, я не занимался диалогами. Так что я знал историю, знал, что в ней происходит, это было довольно просто. Человеческая история — это в любом случае человеческая история. Если ты представляешь себе в общих чертах, что происходит и о чем говорят персонажи, легко понять их намерения и оценить интонацию. Иногда бывает, что не до конца понимаешь, где слово должно быть мягче или, наоборот, громче, но это редкость.

— А что самое сложное в вашей профессии?

— Я бы сказал, что в моей работе самое сложное — уметь адаптироваться. Когда приступаешь к работе, у тебя есть свой взгляд на историю, в процессе работы история тебе что-то диктует. Но у режиссера свой взгляд на то, каким должно быть повествование, и тебе нужно подстроиться, ведь это его фильм, а не твой. И от каких-то дорогих твоему сердцу решений, про которые ты думаешь — черт возьми, это так круто! — приходится отказываться, а это бывает непросто.

«У режиссера свой взгляд на то, каким должно быть повествование, и тебе нужно подстроиться, ведь это его фильм, а не твой»

— С Джаником Файзиевым дискутировали?

— Мы несколько раз встречались с Джаником и обсуждали подход к фильму. К счастью, он мне доверял и, когда приходил просмотреть тот или иной кусочек, оставался доволен, давал нам какие-то замечания, которые мы принимали во внимание и двигались дальше. Да, я совсем забыл, я обязательно должен упомянуть Алексея Самоделко. Он был супервайзером по звуку и отвечал за весь звуковой монтаж. Без него и его команды я бы ничего не смог сделать, так что я очень благодарен за ту работу, которую они проделали со звуком.

— Вам одному из первых довелось увидеть «Август. Восьмого» целиком. Какие у вас впечатления?

— Это отличный фильм, в нем есть что-то для каждого: в нем есть война для мужской аудитории, есть очень женская история, то есть он и для женщин, есть кое-что для детей, ведь сын главной героини — маленький мальчик, а какие-то вещи мы видим его глазами.


Дэннис Вирклер: «Я бы рекомендовал выдвинуть „Август“ на „Оскар“ в следующем году»

Джаник Файзиев с самого начала решил на ключевые позиции пригласить американских специалистов. Просто потому, что уровень у них отличается от российских. Качественный монтаж для фильма, в котором скомбинированы зрелищные военные действия, компьютерная анимация с фантастическим сюжетом и мелодраматическая линия, был необходим. Монтажера Дэнниса Вирклера Джаник Файзиев нашел, по сути, благодаря интернету и телефону. Он звонил в американские агентства, рассказывал, какое кино планирует снять, отправлял сценарий.

Дэннис был как раз одним из тех, кто откликнулся на предложение. Он поразил российского режиссера тем, как подробно — прямо по телефону — проанализировал сценарий. Сотрудничать именно с Вирклером захотелось сразу. А уже потом оказалось, что это человек с многолетним опытом работы и даже с двумя номинациями на «Оскар» — за «Беглеца» и «Охоту на „Красный Октябрь“». Среди его фильмов «Идеальное убийство», «Хроники Риддика», «Человек-волк» и «Челюсти 3D». Джаник рассказывает, что, приехав в Москву, Дэннис очень проникся фильмом и людьми, с которыми ему довелось работать.

КиноПоиск связался с Вирклером и выяснил, чем его так привлекли история «Августа» и работа в российской команде.

На фото Дэннис слева

— Дэннис, что вы подумали, когда Джаник обратился к вам с предложением поработать над «Августом»?

— Моей первой мыслью было: это невозможно сделать. Потом я ознакомился со сценарием и тут же в него влюбился. А мой последующий разговор с Джаником убедил меня в том, что я сделаю все возможное, чтобы монтировать этот фильм.

— Вы видели до этого какие-то российские фильмы последних лет?

— Я пока видел только один фильм из современного российского кинематографа — «Утомленные солнцем 2. Цитадель». Мне кажется, он был очень хорошо сделан, но, я боюсь, американская аудитория с ним не очень-то могла познакомиться: он был в Штатах в ограниченном прокате. Я являюсь членом комитета по иностранным фильмам Американской киноакадемии, и я бы рекомендовал в следующем году выдвинуть на «Оскар» от России «Август. Восьмого».

«Все, с кем мне приходилось работать, были настоящими специалистами и были очень терпеливы с „этим американцем“»

— Вы ведь работали в России. Насколько это отличалось от работы с американской командой?

— У меня была команда, целиком состоявшая из российских специалистов. Это был один из лучших моих опытов за долгие годы — как в профессиональном, так и в личном плане. Все, с кем мне приходилось работать, были настоящими специалистами и были очень терпеливы с «этим американцем». Особенно Родион Николайчук, с которым я работал каждый день. Визуальные эффекты, звуковые эффекты, звуковой дизайн — со всеми, кто этим занимался, работать было одно удовольствие. Я бы с удовольствием поработал с ними как-нибудь еще раз.

— А в чем главное отличие между Россией и США в отношении монтажа? Есть ли оно?

— Главное отличие в монтаже между Россией и Соединенными Штатами Америки — это человек, который за все это отвечал, Джаник Файзиев. Этот режиссер настолько вовлечен в каждый, даже самый маленький, аспект кинопроизводства, что быть частью этого фильма становится огромным удовольствием. Я никогда, подчеркиваю, никогда не работал с человеком, который был бы столь предан творческому процессу. Он хороший человек, очень чуткий, с ним приятно находиться рядом.

— Вы, по сути, первый человек, кто видел фильм в его финальном варианте. Как вы его охарактеризуете зрителям?

— Я считаю, что комбинация компьютерной анимации и военного фильма достаточно уникальна и делает этот фильм совершенно особенным. Подготовка к этой комбинации велась за некоторое время до того, как я вошел в проект, и благодаря этому планированию конечный результат получился очень зрелищным. На мой взгляд, «Август» — мультижанровое кино. В нем есть все элементы современного боевика, есть фантастические мотивы, и в сердце всего этого стоит задача матери найти и спасти своего сына в зыбких условиях военных действий. Мне кажется, этот фильм отличает его душевность и актерский состав, которому действительно начинаешь сопереживать.

Читайте также
Статьи Конец фильма: Как сексуальный скандал погубил карьеру Харви Вайнштейна Массовые обвинения в сексуальных домогательствах — к Гвинет Пэлтроу, Анджелине Джоли и другим актрисам — всего за неделю похоронили карьеру успешного голливудского продюсера.
Новости Съемки «Невесты Франкенштейна» с Джоли отложили из-за проблем со сценарием Производство картины Билла Кондона должно было начаться 1 февраля 2018-го.
Новости Режиссеру пятых «Пиратов Карибского моря» предложили сиквел «Малефисенты» Постановщик «Кон-Тики» продолжит сотрудничество со студией Disney.
Комментарии (16)

Новый комментарий...

  • 5

    SHEV07 2 марта 2012, 23:17 пожаловаться

    #

    Спасибо, было очень интересно почитать
    Фильм неплохой получился, хоть и своеобразный и немного спорный.

    ответить

  • 1

    Mayerse 3 марта 2012, 01:30 пожаловаться

    #

    Не фильм не плохой вот все что касалось войенных действий а когда появлялись эти киборги которые то и делали что все впечатление о фильме портили то возникал вопрос: это что за Трансформеры? Это что за фантастико войенная драма? Наши че решили со спец-эффектами эксперементировать? Там кстати у одного реально харя была как у Мегатрона. Бэй бы позавидовал. А так все не плохо

    ответить

  • 5

    Lik Bashni 3 марта 2012, 20:59 пожаловаться

    #

    Если американские киноделы о фильме «Август. Восьмого» всеьма лестного отзыва, то почему мы поносим этот прекрасный фильм? Вот в чем соль. Мы что, не уважаем свое кино?

    ответить

  • Almost Famous 5 марта 2012, 05:40 пожаловаться

    #

    Они лестного отзыва потому что они его делали. Вы ожидали услышать что-то другое?

    ответить

  • Lik Bashni 5 марта 2012, 07:12 пожаловаться

    #

    Логично

    ответить

  • MSA2 6 марта 2012, 23:20 пожаловаться Лжец, лжец, лжец

    #

    Дежурная благожелательность. Так же ничего не значащая, как и вопрос: «How do you do?» Нет сомнений в том, что любой американский специалист с удовольствием поработает за хороший гонорар. И даже на куда более идиотском проекте.
    Пкечалька..

    ответить

  • roman frolov 7 марта 2012, 09:45 пожаловаться

    #

    В фильме четко прслеживается как желания Файзиева-режиссера сталкиваются со стереотипами продюссеров о массовом зрителе. Режиссер хочет делать военную драму на основе реальных событий, а продюссеры-атракцион на основе спецэффектов Майкла Бэя. Похожая ситуация была с «„Выкрутасами“»;режиссер хотел про беспризорников и про футбол, а продюссеры решили-про Йовович и Хабенского

    ответить

  • Aidaron 7 марта 2012, 10:54 пожаловаться

    #

    При всем уважении к этим американским «специалистам» только у Бимера есть участие в парочке неплохих картин, Вирклер и Лернер вообще неизвестно кто такие.

    ответить

  • 5

    dronzxc 8 марта 2012, 06:34 пожаловаться

    #

    Ужасная режиссура, примитивная постановка, мерзкая игра актерского состава… Вот все, что можно сказать о нем

    ответить

  • 2

    Slawomir 18 марта 2012, 18:55 пожаловаться

    #

    Фильм понравился. Конечно не обошлось без американских «спецов»,но все же, рад за российское кино.

    ответить

  • 1

    _Batman_ 21 марта 2012, 20:04 пожаловаться

    #

    Оскара? За что?
    Разве что за самое короткое пребывание Гоши Куценко в кадре из всех фильмов года!)

    ответить

  • 4

    Travis Bickle 23 марта 2012, 00:55 пожаловаться

    #

    «и я бы рекомендовал в следующем году выдвинуть на „Оскар“ от России „Август. Восьмого“» — это за что? Игра актёров желает лучшего. Героиня Светланы Ивановой мчится на украденном ею у грузинских военных джипе через главный лагерь тех же грузин, и её никто не может остановить. Это как понимать? Это оскаровский сюжет? По моему такое стыдно везти на такое мероприятие.
    Джаник! Если ты замахнулся на драму по реальным событиям, то придерживайся пожалуйста этим канонам. Не надо брать пример с Голливуда, где главный герой с тремя ранениями удушает злодея.

    ответить

  • 3

    Крафт 23 марта 2012, 01:09 пожаловаться

    #

    А почему её должны были остановить? Грузинский джип передвигается по грузинскому лагерю — что в этом подозрительного? Это мы, зрители, знаем, что за рулм русская девушка. Те, кто преследовал её тоже знали, но (правдоподобно или нет) она от них постепенно оторвалась, избавилась. Остальные не в курсе. Вот если бы она на российском там рассекала, тогда другое дело.

    ответить

  • 1

    Travis Bickle 23 марта 2012, 01:17 пожаловаться

    #

    А Владимир Вдовиченков в роли президента. Ещё бы Михаила Пореченкова на его роль взяли, я бы вообще упал. Президент вышел из него никакой. Небыло ни накала ни остроты его положения в этом конфликте.

    ответить

  • 1

    Крафт 23 марта 2012, 01:26 пожаловаться

    #

    Неее, Вдовиченков — хорош! Не особо похож на нашего, но — хорош!
    А сцены с президентом там не для накала, а лишь обозначить внешнюю последовательность событий, нарисовать, так сказать, путь для главных героев. Ни для чего больше.

    ответить

  • 2

    Travis Bickle 23 марта 2012, 12:43 пожаловаться

    #

    «А сцены с президентом там не для накала, а лишь обозначить внешнюю последовательность событий» — вот это как раз жаль. Я хотел большего.
    Полное имя — Вдовиченков Владимир Владимирович :)

    ответить

 
Добавить комментарий...