• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Интервью

Максим Матвеев: «Одну сцену мы репетировали несколько дней»

Начиная с фильма „Август. Восьмого“, весь прошлый год у меня были такие роли, каких раньше не предлагали. Ведь когда их выбираешь, хочется сделать что-то новое. Джаник Файзиев с этой стороны и зашел. Он сказал, что хочет предложить мне что-то такое, чего раньше у меня не было, и посмотреть, как я буду в этом вариться...
Максим Матвеев: «Одну сцену мы репетировали несколько дней»

Актером Максим Матвеев стал как будто случайно. На выпускном балу его заметил один из педагогов театрального факультета Саратовской консерватории и подсказал поступить именно туда. Об актерской карьере Матвеев тогда даже не задумывался, собираясь учиться на юриста. Однако на театральный факультет его приняли, и после Саратовской консерватории Матвеев оказался в Москве, в Школе-студии МХАТ. В труппу МХТ актера приняли сразу после выпуска, в 2006 году. Кинокарьера его стартовала в то же время — сначала он появился на экране как диджей в фильме Валерия Тодоровского «Тиски», потом были яркий Фред из «Стиляг» того же Тодоровского, эксцентричный Иван в «Не скажу» и банковский клерк Саша из комедии «Свадьба по обмену».

23 февраля на российские экраны выходит фильм «Август. Восьмого», где молодой актер предстал в совсем новом для себя амплуа. Его герой — командир разведотряда по имени Леха, человек слова и дела, профессиональный военный, настоящий стратег. По сюжету Леха, несмотря на обстоятельства, помогает главной героине Ксении (Светлана Иванова) искать сына в районе боевых действий. Интересно, что у Лехи есть прототип — герой России Алексей Ухватов.

Сейчас актер продолжает играть на сцене МХТ и «Табакерки», где недавно с ним в главной роли вышел спектакль по малоизвестной повести Льва Толстого «Дьявол» о страстной любви молодого барина к крестьянке. А в январе стартовали съемки сериала «Мосгаз» с участием Матвеева.

КиноПоиску Максим рассказал о том, какие графики и кривые ему пришлось построить для съемок в «Августе», как он стал не только разведчиком, но и фокусником, а также о том, что для него важнее — театр или кино.

— Расскажите, как вы вдруг снялись в такой необычной для себя роли жесткого военного? Что вас в этом персонаже привлекло?

— Начиная с фильма «Август. Восьмого», весь прошлый год у меня были такие роли, какие раньше мне не предлагали. Роли ведь выбираешь, потому что хочется сделать что-то новое, чего раньше не делал. Джаник с этой стороны и зашел. Первым, на что он надавил, был интерес. Он сказал, что хочет мне предложить что-то такое, чего раньше у меня не было, что мне несвойственно, и посмотреть, как я буду в этом вариться. На первой встрече он сказал, что у него есть роль: бизнесмен, друг главной героини, успешный человек, который ее бросает. Я подумал: понятно. И стал поглядывать на часы. (Смеется.) А Джаник описывал ее подробно, а потом говорит: «Но я не буду тебе ее предлагать. Для тебя у меня есть другая роль. Профессиональный военный, который хорошо выполняет свою работу». Тут мне стало интересно. Он тогда мне сказал, что есть реальный прототип, такой мужик, Герой России. Я согласился, но Джаник сказал, что будет пробовать, репетировать. Тут сыграл роль, наверное, его театральный опыт. Он очень много репетировал. Одну сцену мы с ним репетировали несколько дней. Разбирали, добивались чего-то, придумывали реплики, характерные какие-то вещи. Меня удивил и огорошил этот его подход: он очень основательно подошел и к работе над ролями, и к сценарию — ко всему процессу. Сейчас это почти никому не свойственно. Я привык так в театре заниматься, а в кино мы только у Тодоровского что-то репетировали. А обычно ты только обсуждаешь какие-то детали с режиссером и дальше репетируешь уже на площадке.

— А тут репетировали заранее, еще до съемок?

— Да, репетиции начались задолго до съемок. За полгода, наверное. Сценарий я не читал до последнего, потому что он дорабатывался, но я знал свои сцены.

— А со своим прототипом вы общались?

— Я с ним не знаком, но Джаник с ним виделся — Алексей был у него консультантом и по военным сценам, и по выбору натуры. И Джаник мне дал посмотреть эти видеоинтервью, прямо стопочку дисков. Я их посмотрел подряд. Человек на экране рассказывал такие истории, что мурашки шли по коже. Мы, конечно, не ставили перед собой задачу сыграть именно его. Это была скорее фантазия на тему. И если брать настоящего Алексея, мы у него старались взять основы его поведения в горячей точке, основы его характера. Не внешние черты какие-то — мы с ним совершенно не похожи, он такой здоровенный мужик. Мы придумали прошлую его жизнь, которая могла как-то повлиять на его характер. Например, у него странные взаимоотношения с мамой. И он такой бирюк, еж колючий, иголки выставил и так и живет. А тут женщина какая-то взялась. По сути, женщина на войне — это такой раздражающий фактор, от которого хочется поскорее избавиться, потому что он мешает. Дико мешает выполнять работу. Из-за нее можно погибнуть и так далее.

Мы придумали с Джаником, почему мой герой может взять ее с собой, какие у него к этому внутренние предпосылки. Он сам сын, у него мама постоянно на проводе висит, он мучается совестью, что он не с ней. Придумывает, что он не на войне, а на учениях. Там есть, конечно, элемент взаимоотношений мужчины и женщины, но мы старались от него отойти. Именно благодаря тому, какой характер мы придумали. Чтобы до конца не было понятно, что между ними что-то вообще возможно. Она дико его раздражает, он колко ей отвечает, делает ей одолжение, беря ее с собой. В этом смысле тоже было интересно поработать, потому что предлагают очень много материала, где есть взаимоотношения, и очень мало материала при этом о любви.

— Вам какие-то черты вашего героя Алексея близки?

— Вообще не сказал бы, что мне в нем какие-то черты близки. Может быть, его отношение к своей маме. Он чувствует ответственность за нее. Он вообще очень ответственный человек. Если брать реального Леху, то у него, по-моему, почти весь отряд выжил благодаря его упорству, жесткому характеру, он спуску никому не давал и заставлял их всех так работать, как никто другой. В этой ответственности, наверное, да, он мне близок.

— Я знаю, вы прошли подготовку специальную, как у настоящих разведчиков…

— Это очень интересная история. Вроде живешь, видишь военные действия по телевизору, в фильмах, а это такая наука! До малейших нюансов. Казалось бы, это же война, ты там бегаешь, стреляешь, можно так, а можно и так. Но нет, можно только так — и никак иначе. Ты можешь двигаться в данной ситуации, в данном помещении только совершенно определенным образом — другие варианты недопустимы. И это проверено огромным опытом. Мы занимались в центре специальной подготовки МВД РФ, и у Джаника это было одним из условий: мы должны были пройти максимально полную подготовку к фильму. Преподаватели там — это военные, прошедшие самое страшное — от Афганистана до недавних событий.

Поскольку Лехина группа — это разведчики, они по-особому двигаются. И нас учили тому, как они двигаются, как взаимодействуют друг с другом в группе, на ком какая роль лежит, кто на фланг, кто в оборону бежит. По сути, математика. Война, как это ни страшно, очень систематизирована. У них есть свои принципы существования, которые не дай бог узнать никогда. Мы изучали, как передвигаться с оружием, как его быстро перезаряжать, разбирать, в каких случаях менять автомат на пистолет, вплоть до того, как лучше выглядывать из-за угла, чтобы зона поражения была меньше! Куда и как лучше оттаскивать раненого, как пользоваться индивидуальным перевязочным пакетом... Как стрелять. Джаник волновался, чтобы у нас не моргали глаза при стрельбе. Я ходил здесь, в Москве, в тир, чтобы пострелять из оружия.

— И отжиматься приходилось?

— Да, вплоть до такого. Там же есть полигон, где готовят контртеррористические отряды, там можно побегать. Ну и в интернете я скачал очень много обучающих фильмов, они идут как учебное пособие для спецподразделений. Когда ты понимаешь какие-то частности, проще находиться в этой системе. Если чего-то не знаешь — сразу рождается страх. Разведчики, например, постоянно ходят на полусогнутых ногах. При этом на них бронежилет, разгрузочный жилет, обоймы, гранаты, на голове почти десятикилограммовая каска, автомат с подствольным гранатометом — тоже очень тяжелая штука. И в этом во всем ты должен согнуться, иначе в тебя попадут. И во время съемок приходилось еще и трюковые элементы некоторые самим выполнять, прыгать на едущие машины, к примеру. Тяжеловато. Но потом входишь в ритм. Мы уже на съемках бегали по утрам, чтобы не давать мышцам возможности заболеть, держали их в тонусе.

— Съемки в «Августе» как-то изменили ваше отношение к военным?

— Я всегда считал, что война — это не какая-то героическая вещь, это страшная мясорубка, где если выжил, то это уже хорошо. Война — сама по себе страшная глупость. Для меня это, конечно, не метод решения проблем. Я уверен, что даже самые честолюбивые ребята не хотели бы попасть в настоящие военные действия. Там страшно, и страшно всем. Леха сам рассказывал, что у здоровых парней, на которых во время несения службы рассчитываешь, когда начинается настоящая стрельба, подкашиваются ноги. И они говорят: я не пойду, я боюсь. И тут ты не можешь его осудить, это действительно страшно. С уважением, конечно, относишься к людям, но они просто выполняют приказ. Войну же затевает кто-то другой.

— Что для вас как для актера было самым сложным в этой роли?

— Сложно для любого артиста, когда ты находишься на самом начале съемочного процесса, за несколько дней — даже при всех наработках и репетициях — попасть в характер. Потом ты можешь расслабиться и спокойно уже в процессе съемок находиться. Но вот попасть с самого начала очень важно. Было несколько непростых для меня сцен. Я не служил, и у меня нет буквально пережитого опыта. Есть подготовка, видеозаписи, но хочется же быть достоверным! И есть пара сцен, где, казалось бы, происходит самое простое: Леха отдает приказ. Он ставит своим ребятам задачу: из точки А в точку Б мы пойдем таким путем, здесь вот это и вот это. Джаник тоже на эту тему общался с военными, спрашивал, как сделать все правдоподобно. И ему сказали: да пусть приказ нормально отдаст. Говорят, что поверят в военного, если он хорошо отдаст приказ. И для меня это был знаковый период съемок, необходимо было пройти по этой грани. Потом ты уже расслабляешься и понимаешь, как здесь поступить, как здесь быть.

— Наверное, тут и помогли все многочисленные репетиции?

— Джаник из тех режиссеров, которые любят артистов, располагают к себе, будучи режиссером, становятся с ними вровень. Сцену он фантазирует вместе с артистами. И в силу того, что он сам как артист снимался в молодости, он к этому очень глубоко относится. Может позвонить и сказать: я нашел такие DVD, Макс, посмотри, пожалуйста. Или: я решил составить график роли. Для меня это было открытием. График роли — это очень умная и правильная вещь. Материал-то большой, длинный, сцены снимаются не по порядку. Сегодня снимаем финал, завтра середину. Нет возможности, находясь в процессе съемок, взглянуть в общем. И Джаник привез мне заготовку — склеенные листы формата А4 (показывает руками длинный свиток). И там было по сценам расписано: сцена № 1 — краткое содержание, что происходит, графа для заметок, а внизу разлинованный график. Мне нужно было составить смысловой, ритмический и эмоциональный график. Где пик, благодаря чему он происходит. Так мы нарисовали три кривых, которые часто могли не совпадать. Это очень было удобно. Особенно это помогало Свете Ивановой. У нее сложная роль в том плане, что ее героиня попадает на войну и там все построено на страхе — страхе перед окружающим, страхе за сына. И сложно чисто по-актерски составить перспективу развития. Нужно в этой сцене не дать больше эмоций, страха, чем потом, чтобы это имело логический порядок.

Джаник очень эмоционально подключается к тому, что происходит, и он с тобой играет постоянно. Ты играешь сцену с партнершей и видишь, как он стоит рядом и сам все проигрывает, шевелит губами. Он как ребенок, очень включен в процесс. И он очень правильно выстраивает процесс на площадке: все как часы работает, так, что тебя ничего не отвлекает. Дает время настроиться, если нужно. Он сам, как мне кажется, любит играть в кино, как пацаны любят играть в войнушку.

— Вы ведь успеваете не только активно сниматься в кино, но и играть в театре. Как вы находите баланс между театром и кино? И что в приоритете?

— Кино и театр для меня на равных. Существует, как мне кажется, среди артистов такое отношение, что театр — это храм, а кино — это так, поприсутствовать, и тебе деньги за это заплатят. Но нельзя к кино так относиться. Это отдельная и очень интересная актерская работа. И, глядя на таких режиссеров, как Тодоровский или Джаник, понимаешь, что это огромная работа, которая может быть проведена не менее интересно, чем в театре. Глубина погружения та же. А что касается совмещения театра и кино, то я сейчас выпускал премьеру в театре Табакова по Льву Толстому... В наше время много соблазнов для артиста: телевизионных проектов, легких денег, возможностей и там поработать, и там. Важно дать себе возможность остановиться. Пока мы выпускали спектакль, у меня не было съемок в кино вообще, то есть в течение нескольких месяцев. И надо дать себе возможность отдохнуть, что ли, от этого. Были предложения, но я говорил, что у меня выпуск, я не могу. Как показывает опыт, результат лучше, когда ты не растрачиваешь себя. Пусть даже и на хорошее кино. Завтра у меня первый за полгода съемочный день.

— Тем не менее у вас в прошлом году было много съемок в кино и телепроектах. Расскажите о «Лифте» Станислава Говорухина. Там ведь тоже необычная для вас роль?

— Тоже безумно интересный сценарий и интересная роль. Эта история основана на детективе французского автора Ноэля Калефа «Лифт на эшафот». Во Франции в конце 50-х по нему тоже сняли фильм. Станислав Сергеевич написал свой сценарий, совершенно непохожий на тот фильм, и даже поменял какие-то сюжетные ходы. Но основа осталась — это история о человеке, который совершает убийство и застревает в лифте на два дня. В этом лифте он проводит две страшнейшие ночи в своей жизни. История, если можно так сказать, очень драйвовая. Там есть его сны, кошмары, он мучается от голода. За те два дня, что он проводит в лифте, на него вешают два убийства, которых он не совершал. Но он не может признаться, где он провел это время, потому что если он расскажет, то его обвинят в другом убийстве. И человек, по сути, сходит с ума. Он сидит в следственном изоляторе и говорит, что он невиновен, но не может сказать, почему он невиновен. И как он начинает запутываться, такое «Преступление и наказание» получается. Этот сюжет отлично лег на наше время, там современные офисные декорации, но в то же время это получился, как мне кажется, такой черно-белый нуар. Мне безумно понравилось там существовать, работать. Такого материала у меня еще не было. Философский детектив. Кстати, по опыту работы с Джаником я себе там тоже составил график роли.

— Я знаю, что вы, помимо актерской работы, еще заняты и в благотворительном проекте. Расскажите, как вы стали заниматься больничной клоунадой?

— Да, как-то раз перед Новым годом наш мастер Игорь Золотовицкий попросил нас, студентов, придумать елку для детей в больнице. Мы все придумали, провели, опыт «дедоморозения»-то у многих был. И после нашего выступления администрация подошла к нам и попросила прийти как-нибудь в будний день. Праздник праздником, а вот важно было просто пройтись по палатам и пообщаться с ребятами. Мы нацепили какие-то банальные костюмы клоунов и пришли. Сходили раз, сходили два. Это было лет пять назад, и как раз на сайте больницы мы увидели, что Костя Седов создает школу докторов-клоунов. Кстати, в мире этому направлению уже много лет. Недавно наши ребята ездили на съезд докторов-клоунов в Израиль, так вот в Израиле в государственном университете есть отдельный факультет, где обучают этой профессии. А у нас все это только начинается. И вот тогда, пять лет назад, мы заполнили анкеты и пришли в эту школу. Мы были первым набором. В работе доктора-клоуна, как оказалось, множество нюансов — с детьми, находящимися в такой сложной ситуации, нужно уметь работать. Аспектов множество — от гигиены до того, как правильно отвечать на вопросы детей, работы с психологом.

Сейчас «Доктор Клоун» зарегистрирована как некоммерческая благотворительная организация, я являюсь одним из учредителей. У нас уже около 50 человек, и это далеко не всегда профессиональные артисты. Есть ребята, которые учатся на медицинском, есть даже кандидат социологических наук — очень хороший клоун. Но можно сказать, что профессиональные артисты нам нужны. Так как мы работаем на добровольной основе, то поток живой — кто-то уходит, кто-то приходит. Костяк оставшихся есть, но, если у кого-то из артистов есть желание к нам присоединиться, будем рады, потому что та профессиональная школа, которая есть у артистов, неоценимо важна в этом деле. Мы проводим обучение фокусам, пантомиме и так далее. А режиссеры Щукинского училища помогли нам сделать благотворительный спектакль.

— А как клоун вы продолжаете приходить к детям?

— Я сейчас, к сожалению, практически не хожу в больницу как клоун. Я убежден, что дети должны знать своего клоуна. Поскольку у меня плотный театральный и съемочный график, не получается регулярно этим заниматься. Вчера я был в больнице, но как наблюдатель — новые ребята-клоуны требуют, чтобы за их работой кто-то посмотрел, дал советы и рекомендации. И вчера я как раз смотрел пару девчонок, как они работают. Но костюм у меня висит. И специально для клоунады я стал заниматься фокусами, ходил на курсы Союза цирковых деятелей. Так что теперь я новых ребят стараюсь обучать фокусам, даю несколько мастер-классов.

— Вы и фокусник, и разведчик.

— Актерская работа, она такая — всего по чуть-чуть.

Читайте также
Новости «Мата Хари» познакомит российских звезд с Джоном Малковичем В Португалии стартовали съемки многосерийного проекта «Мата Хари» компании Star Media, на площадке которого звездный состав в лице Федора Бондарчука, Виктории Исаковой, Максима Матвеева, Ксении Раппопорт и Светланы Ходченковой встретится с Джоном Малковичем, Рутгером Хауером и Кристофером Ламбертом. КиноПоиск представляет первые фотографии со съемок.
Новости «Централ Партнершип» снимет фильм про Льва Яшина Компания «Централ Партнершип» 16 мая объявила о начале съемок фильма о Льве Яшине — советском футболисте, обладателе высших мировых спортивных наград и лучшем вратаре XX века по версии многих футбольных ассоциаций. Сценарий картины написал Илья Шиловский. Предполагается, что фильм будет называться «Они играли за Родину», а главную роль в картине исполнит Максим Матвеев.
Новости Прямая трансляция церемонии награждения «Жорж 2013» 12 апреля в клубе P!PL состоялась церемония награждения «Жорж 2013» — девятой российской народной кинопремии. Прямую трансляцию можно было посмотреть на КиноПоиске. Среди номинантов картины «1+1», «Голодные игры», «Темный рыцарь: Возрождение легенды», «Соловей-разбойник», «Август. Восьмого».
Комментарии (23)

Новый комментарий...

  • 11

    superdima 18 февраля 2012, 15:54 пожаловаться

    #

    Новые лица в русском кино-это несомненно хорошо. Да и про войну у нас умеют снимать конечно, но вот робот как-то смущает.))

    ответить

  • 6

    FOXLISIN 18 февраля 2012, 19:14 пожаловаться

    #

    Робот и действительно подпортил впечатление… смотрится немного убого

    ответить

  • 6

    altair2022 18 февраля 2012, 22:22 пожаловаться

    #

    А вам надо уровень Трансформеров? Не тот случай:)

    ответить

  • 4

    Aidaron 19 февраля 2012, 18:50 пожаловаться

    #

    Роботы, судя по трейлеру, прорисованы очень даже неплохо, но вот зачем они там? Непонятно. Достаточно было снять обычный военный фильм о тех тяжелых днях и чтобы вся страна поняла, как тяжело было местному населению.

    ответить

  • 2

    audiovideofil 19 февраля 2012, 20:28 пожаловаться

    #

    Роботы, судя по трейлеру, прорисованы очень даже неплохо, но вот зачем они там?

    Это эскапизм.

    ответить

  • 4

    Aidaron 19 февраля 2012, 23:16 пожаловаться

    #

    Я имел ввиду зачем нужен был этот бред про то, что мальчик воспринимает происходящее в виде каких-то фантазий? И если уж столь горел режиссер снять что-то фантастическое, то экранизировал бы какую-нибудь фантастическую книгу. Я считаю, нельзя реальную трагедию смешивать с фантастикой.

    ответить

  • 3

    audiovideofil 19 февраля 2012, 23:18 пожаловаться

    #

    Посмотрим — узнаем.

    ответить

  • 1

    ashwell 20 февраля 2012, 13:45 пожаловаться

    #

    По моему этот фильм изначально фантастический и снят он по мотивам реальных событий, это огромная разница. Это как новый Шерлок Холмс (прекрасное кстати кино обе части). Режиссер хотел посмотреть на ситуацию под другим углом и не снимать банальный военный фильм, в которых меняется место действия и главные персонажи, но не суть. Кстати, Мы из будущего, прекрасная фантазия на тему войны, которая выделяется из общего потока и смотрится свежо (только первая часть, вторая это несусветный бред и самоповтор!)

    ответить

  • 3

    Aidaron 20 февраля 2012, 18:00 пожаловаться

    #

    Разные вещи ты сравниваешь. Шерлок это литературный герой и пусть че хотят то и творят с ним. А те августовские дни это реальная трагедия. Там десятками гибли люди, может даже сотнями. А в Мы из будущего, кроме как непонятного попадания ребят в прошлое ничего нет. Или ты и там видел Гитлера в виде Мегатрона?)))

    ответить

  • 1

    ashwell 20 февраля 2012, 20:24 пожаловаться

    #

    Ну тоже своеобразный фантастический прием, разные по исполнению, но не по сути. Ну Тарантино в своем фильме про вторую мировую тоже изрядно постебался над реальной историей, где гибло в разы больше, в миллионы больше людей. И что мы теперь его за это меньше любим? А ведь Бесславные ублюдки один из его лучших фильмов.
    Кстати прием попаданцев в литературы нынче очень популярен, больше скажу есть чуть ли не отдельный жанр про это(альтернативная история), но в кино такое не каждый день увидишь. А вообще мне кажется не стоит близко к сердцу принимать на экране роботов, уверен они не будут сильно бросаться в глаза и не в них суть, а как вы правильно выразились в трагедии, что случилась. Каждый режиссер имеет право видеть ситуацию по своему. И ничего в этом плохого я не вижу, тем более повторюсь фильм не основан на реальных событиях, он всего лишь по мотивам.

    ответить

  • 3

    Aidaron 20 февраля 2012, 23:19 пожаловаться

    #

    Ну Файзиев не Тарантино)))

    ответить

  • ashwell 21 февраля 2012, 18:43 пожаловаться

    #

    Ну тут я спорить не стану)

    ответить

  • 1

    Mrs_First 21 февраля 2012, 07:51 пожаловаться

    #

    Мне роботы показались очень уместными. Это война через призму истории мамы и ребенка, и робот там очень символичен, увидите — поймете, почему ;)

    ответить

  • 1

    KaneKanovich 19 февраля 2012, 19:24 пожаловаться

    #

    А мне идея с роботами нравится, может оригинально получится

    ответить

  • 1

    S1gN4L 19 февраля 2012, 22:49 пожаловаться

    #

    Не поймешь пока не увидишь

    ответить

  • 3

    zeus33 21 февраля 2012, 01:09 пожаловаться

    #

    Посмотрел сегодня фильм в IMAX на спец показе в Краснодаре. Присутствовал и Матвеев. Максим оказался очень улыбчивым и теплым человеком в жизни. Получил от него автограф для сестры.
    Что касается фильма, то вызвал немного неоднозначную реакцию. Все таки смелый шаг сделать что то на подобии Лабиринта Фавна. Для нашего кинематографа это большой шаг. Очень качественная и добрая картина. Не без минусов конечно.

    ответить

  • 2

    Mrs_First 21 февраля 2012, 07:53 пожаловаться

    #

    нууу… Лабиринт Фавна — совсем иное! Там больше сюрра и натуралистичных ужасов. А здесь ужасы войны скорее психологичны. И потом, в конце мальчик говорит такую фразу, которая совершенно четко объясняет, зачем режиссеру понадобились роботы.
    Мне фильм очень понравился. Несмотря на то что вообще-то перестрелки в кино не очень уж люблю.

    ответить

  • 6

    Филл Коллинс 25 февраля 2012, 02:56 пожаловаться

    #

    Это не статья, господа, а очередная реклама фильма. Актер этот в фильме себя практически не проявил и ничем не запомнился. Не ведитесь на провокации. Спасибо.

    ответить

 
Добавить комментарий...