• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Интервью

Диабло Коуди: «Я хотела дать зрителям героиню, полную изъянов»

Я думаю, что Шарлиз Терон оживила Мэвис. У меня была некая идея относительно того, что она из себя должна представлять. Но я до конца не понимала, какая она на самом деле...
Диабло Коуди: «Я хотела дать зрителям героиню, полную изъянов»

Имя Диабло Коуди стало широко известно после того, как она получила «Оскар» за лучший сценарий в 2008 году. Фильм назывался «Джуно», а снял его Джейсон Райтман.

Псевдоним Диабло Коуди появился задолго до того, как Брук Бьюзи (а это ее настоящее имя) попала в кино. До этого была Красная Секретарша (Red Secretary — ее блог), потом — Candy girl (мемуары стриптизерши). Судя по доступной информации, жизнь у Брук была интересной и разнообразной, что, несомненно, отразилось на ее творчестве. Кстати, имя Диабло появилось в честь песни «El Diablo» (Arcadia), а Коуди — в честь маленького города в штате Вайоминг, через который однажды Брук проезжала. Чем он так поразил ее воображение, мы не знаем, однако имя прижилось, и теперь кино- и литературный мир знает писательницу и сценаристку Диабло Коуди.

Стиль Диабло отличается изрядным сарказмом и беспощадностью к своим героям, которых она, по ее же словам, «искренне любит». Известность, которую принес ей «Оскар», она не любит и даже ее побаивается. Ей хочется просто писать и, может быть, попробовать и режиссерское кресло. Совершенно нормальное желание вполне нормального человека.

КиноПоиск, встретившись с Диабло Коуди перед выходом ее нового фильма (в творческом содружестве опять же с Джейсоном Райтманом) «Бедная богатая девочка», воочию убедился, что Диабло — это и есть совершенно нормальный человек, как большинство мастеров пера, не очень любящий говорить и объяснять очевидные вещи. Но нам как раз эти «очевидные вещи» особенно интересны.

— Как появилась Мэвис? У нее есть прототип?

— В течение моей жизни я встретила очень много интересных людей, самых разных, и все они с теми или иными недостатками. Мне хотелось найти героиню для романтической комедии, но не такую, какой ее привыкли видеть на экране. Она должна быть далека от совершенства, уязвима, не уверена в себе, но должна абсолютно не осознавать этого. Мы привыкли в подобных комедиях видеть мужчин — героев, переполненных различными недостатками, но тем не менее принимаемых зрителями. Нам нравятся эти герои, мы их любим и прощаем все эти несовершенства. Мне же хотелось дать зрителям новую героиню, полную изъянов. Я надеялась, что они примут ее и даже смогут полюбить, хотя это непросто.

— Тебе самой она нравится, верно?

— О да, я люблю Мэвис. Разумеется, я вижу, что она совершенно не представляет, в какой ситуации находится, невероятно эгоистична, но я восхищаюсь интенсивностью ее чувств. Мне нравится, что она даже не пытается очаровать людей вокруг нее. Ей плевать, и в этом она абсолютно искренна.

— В последнее время мы все чаще видим женщин, которые не желают взрослеть, совсем как мужчины. С чем, по-твоему, это связано?

— За столько веков человеческой истории от женщин ожидалось только одно: быть хранительницей домашнего очага и сохранять традиции и устои семьи вопреки всем препятствиям. Сейчас же многие женщины финансово независимы, у них больше свобод, часто они даже умнее мужчин, поэтому могут позволить себе эту мужскую беззаботность, нежелание взрослеть и брать на себя ответственность. Наверное, частично именно поэтому Мэвис тоже не хочет взрослеть и брать на себя какие-то обязательства. Она по-прежнему живет в мире подростковых иллюзий, где она красавица, и осознание этого дает ей власть над другими людьми.

«Мэвис по-прежнему живет в мире подростковых иллюзий»

Она привыкла к этому с самого раннего возраста и понятия не имеет, что изменилась она сама, мир вокруг нее. Ей всегда все доставалось очень легко, у нее никогда не было настоящей подруги, с кем можно было делить радости и горести. У нее и горестей-то не было. Красивые люди пользуются тем, что им дано природой, порой совершенно беззастенчиво и нагло.

— Насколько жизненный опыт важен для написания хорошего сценария?

— Я считаю, что исключительно важен. Чтобы написать хорошее произведение, не только сценарий, ты должен знать жизнь вне стен твоего собственного мира, а в данном случае за пределами Голливуда. Если все, что ты знаешь, — это колледж, институт кинематографии, работа на студии сразу по окончании, то ты не сможешь написать ничего действительно интересного, ведь твой мир ограничен только определенным кругом людей и определенной средой. Я же с большим уважением отношусь к авторам, у которых есть настоящий жизненный опыт, которые прошли какое-то количество разных дорог.

— Тебе легко начать работать над чем-то новым?

— Да, пожалуй. Я всегда чувствую такое возбуждение перед тем, как начать. Трудно описать это. Я просто чувствую, что идея, которая появилась у меня в голове, должна сработать, и тогда появляется это возбуждение, хочется писать, и ты не замечаешь времени. Но бывают проекты, когда я просто заставляю себя сесть и довести дело до конца.

— Что, на твой взгляд, Шарлиз Терон привнесла в Мэвис от себя?

— Я думаю, что она, собственно, Мэвис оживила. Я себе представляла Мэвис, то есть у меня была некая идея относительно того, чем она должна быть. Но я до конца не понимала, какая она на самом деле, пока не увидела уже полностью собранный фильм. Я тогда подумала, что Шарлиз должна быть в титрах не только как актриса, но и как один из сценаристов. Я, может быть, и писала этот текст и все, что говорила Мэвис, но Шарлиз вдохнула в нее жизнь.

— Есть в Мэвис что-то от тебя самой?

— Я думаю, да. Я до сих пор не чувствую себя достаточно взрослым человеком и не хочу, наверное. Я нетерпелива, могу быть нетерпимой к чему-то. Что-то во мне есть от нее, но я рада, что у меня нет некоторых черт ее характера.

— В фильме много моментов, когда эмоции зашкаливают и ситуация доводится до того, что людям становится просто неловко это смотреть. Может быть, это был перебор в какой-то степени?

— Нет, в этом есть смысл. Может быть, в этом примешана какая-то доля садизма с моей стороны, но мне нравится подводить зрителя к такому моменту, когда начинает чувствоваться неловкость за героев. Каждая из таких сцен что-то объясняет в Мэвис. Вот, например, когда она наводит красоту — со всеми этими ухищрениями, маникюром, педикюром и прочим… В этом есть даже какая-то злость. По этим сценам видно, как сурово Мэвис себя наказывает и насколько она не уверена в себе.

«Я очень надеюсь, что зрители не воспримут ленту как развлечение»

— Обычно, спрашивая режиссеров о сути фильма, что он хотел этим сказать, я часто получаю ответ, что это всего лишь развлечение и не надо так серьезно к этому относиться. Это второй фильм по твоему сценарию, и меня он не развлек…

— Я очень надеюсь, что зрители не воспримут ленту как развлечение. То есть, конечно, она должна быть зрелищной, но я все-таки предпочитаю вынудить зрителя задуматься и оглянуться и, может быть, что-то исправить. Ты знаешь, я слышала от зрителей во время тестовых просмотров, что они узнавали в этих героях самих себя, и им это было неприятно и даже страшно. Вот такая реакция мне нравится. А зрелищность… Без зрелищности нельзя, наверное. В этом суть кино.

— Расскажи немного о том, какими ты себе представляла мужчин в фильме? Актеры, вами выбранные, сумели воплотить то, что и было задумано?

— Бадди (Патрик Уилсон) — романтический интерес Мэвис со школьных лет. И она продолжает о нем думать, в ее воображении он идеал мужчины, однако, впервые увидев его, зритель может удивиться, что он вовсе и не так уж симпатичен или обаятелен, каким его себе нарисовала Мэвис. Он самый обыкновенный, не очень умный, не такой уж и обаятельный. Конечно, он привлекателен, но уже с первых же его слов понятно, что он ей не пара и никогда не был. А вот Мэтт (Пэттон Освальт), с другой стороны, хоть и не выглядит традиционным героем романтической комедии, но по многим параметрам именно он близок Мэвис. Он ее понимает, он ее ценит, у них очень схожее чувство юмора с налетом цинизма. Но для нее он лузер.

— Кстати, собачка у вас там была прелестна. Потрясающе терпеливая…

— Дольче? Да, она славная. Я вообще люблю маленьких собак, а вот для Мэвис она всего лишь модный аксессуар. Дольче символизирует отношение Мэвис к людям в ее жизни — поверхностное и заинтересованное ровно настолько, насколько это служит ее интересам. — Как ты думаешь, что с Мэвис «происходит» сейчас?

— О! Я не знаю. Скорее всего, продолжает жить, как и жила. Я не думаю, что она вынесла какой-то урок из случившегося с ней в родном городе, от фиаско, которое ей пришлось пережить. Нет у меня уверенности, что она сможет что-то изменить в своей жизни. Счастливые перемены с человеком происходят только в голливудских фильмах. (Смеется.) В жизни так случается далеко не всегда.

Читайте также
Новости Идрис Эльба в дуэте с Честейн, Майкл Шеннон в проекте дель Торо Идрис Эльба присоединится к Джессике Честейн в биографической картине «Игра Молли», чьей постановкой ведает Аарон Соркин. Майкл Шеннон ведет переговоры об участии в безымянной ленте Гильермо дель Торо. Аарон Тейлор-Джонсон присматривается к триллеру Дага Лаймана «Стена». Подробности — в дайджесте КиноПоиска.
Новости Диабло Коуди напишет сценарий фильма о Барби Знаменитая кукла компании Mattel станет героиней игрового фильма студии Sony. Можно было бы и упустить из виду этот проект, но не сейчас, когда сценаристкой картины назначена Диабло Коуди, лауреатка премии «Оскар» за «Джуно».
Новости Мэрил Стрип станет рок-звездой у режиссера «Молчания ягнят» Лауреат премии «Оскар» за режиссуру криминальной драмы «Молчание ягнят» Джонатан Демме собирается ставить мелодраму Ricky and the Flash по сценарию обладательницы «Оскара» Диабло Коуди. К проекту уже приписана Мэрил Стрип.
Комментарии (14)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...