Интервью

Дэвид Тьюлис: «Пока накладывали грим, прочитал „Анну Каренину“»

В российский прокат вышел фильм Роланда ЭммерихаАноним“ — своеобразный ответ на вопрос „Кто был автором произведений Шекспира?“. О том, почему на главную роль взяли Риса Иванса, а также о том, волновал ли съемочную группу „шекспировский вопрос“, рассказали режиссер и актеры картины...
Дэвид Тьюлис: «Пока накладывали грим, прочитал „Анну Каренину“»

КиноПоиск предлагает читателям материалы пресс-конференции с создателями фильма «Аноним» — режиссером Роландом Эммерихом и исполнителями главных ролей Ванессой Редгрейв, Джоэли Ричардсон, Дэвидом Тьюлисом и Джейми Кэмпбеллом Бауэром. Интервью были записаны в Канкуне, Мексика, на ежегодном мероприятии Summer of Sony.

— Ванесса, много лет назад вы сыграли в кино Марию, королеву Шотландии, а теперь оказались по другую сторону баррикад, играя Елизавету. Какие ощущения от такой рокировки? И второй вопрос: каково было вам разделить героя со своей дочерью?

Ванесса Редгрейв: Мне очень нравилось играть Марию, потому что для меня она была настоящей исторической героиней. И я даже выучила песню, которую она сама написала и которую я потом исполняла в фильме. Специально для этого я научилась играть на мандолине. Конечно, Елизавета — личность гораздо более сложная. Я имею в виду, что Мария, королева шотландцев, была как на ладони. Она очень открытая. Как Джоэли сказала вчера, Мария следовала своему сердцу, а Елизавету обстоятельства вынуждали действовать, руководствуясь разумом, и это ей немалого стоило, но она осталась королевой и смогла для своей страны выжить в очень сложных условиях.

Джоэли Ричардсон: Вчера я задала Ванессе тот же вопрос. Я сказала: «Тебе выпало играть и Марию, и Елизавету. Куда уж лучше! Но, когда ты играла Марию, ты хотела бы сыграть Елизавету?» А она сказала: «Конечно». Всегда хочется большего, но ей удалось сыграть обеих, что прекрасно.

Ванесса: Играть Елизавету — это просто прекрасно, то есть играть — значит пытаться и быть ей, когда ты всегда хотела ее сыграть. А в этом конкретном сценарии, учитывая то, как он был срежиссирован и перенесен на экран… Он был увлекателен для меня лично как для актрисы и просто как для человека, который любит кино. Я считаю, это фантастическое достижение в кинематографе и к тому же захватывающая история.

— Вопрос Роланду Эммериху. Я знаю, вы мечтали об этом проекте уже очень долгое время. И вот, когда мечта сбылась, что вы чувствуете? Что вы для себя почерпнули из проекта, каково было вам вернуться в Германию и снимать фильм в Берлине?

Роланд Эммерих: Весь этот опыт съемок был просто невероятным. Когда ты что-то так долго хочешь, а потом наступает первый день съемок, кажется, что это сон. Хотелось все время себя ущипнуть себя и спросить: «Я что, и правда сейчас все это делаю?» А кроме того, я имел счастье работать, пожалуй, с лучшими актерами в своей жизни. Я всегда знал, что 80 процентов работы режиссера — это правильный кастинг, и здесь я очень доволен результатом. Что касается Берлина, то он для меня никогда не был родным городом — я из Штутгарта. Но зато в Берлине много людей оттуда.

— Вопрос к Ванессе и Джоэли. Интересно, как вы работали вместе над характером вашей героини, чтобы у нее были одни и те же черты в юности и в зрелом возрасте? Или вы создавали ее по отдельности?

Елизавета руководствовалась разумом, и это ей немалого стоило
Ванесса: Знаете, я ведь не тот же самый человек, каким была много лет назад. И физически, и психологически все изменилось. У меня есть воспоминания, но я уже другая женщина. Я не такая, как десять, двадцать лет назад. Таким образом, если меня не просили о чем-то специально, лично я полагалась просто на то, что в нас Джоэли течет одна кровь, что она фантастическая, потрясающая актриса. Мне кажется, это отличный выбор актрисы.

Джоэли: Мы вместе обсудили этот вопрос, как только узнали о роли. На самом деле Роланд позвонил нам утром, когда мы были в Нью-Йорке, и сказал: «Я думаю, нам нужна репетиция, чтобы ты и Ванесса могли найти...» Роланд, не буду тебя цитировать здесь, потому что не помню точно, но ты сказал что-то вроде того, чтобы мы могли синхронизировать свою игру. Но две вещи натолкнули меня на мысль. Во-первых, совершенно случайно мне прислали интервью, которое Ванесса дала для BBC, когда ей было около тридцати и в ней ничего не напоминало о той женщине, которую я знаю сейчас. В том числе и голос, над которым мы шутили и который в самом необычном виде был настоящим королевским английским. Ее жесты были другими. Очевидно, мы все меняемся внешне, но тут было другое: ее голос и жесты кардинально отличались от того, какими были последние двадцать лет. И это дало мне огромную свободу. Но, конечно, нужно отдать должное гримерам и парикмахерам — они настоящие гении и художники. Ты надеваешь красный парик, тебе белят лицо — и это уже рассказывает историю. А дальше надо просто довериться. Знаете, почти все работают от внутреннего состояния, и добавлять внешние жесты было бы неправильно. Надо просто доверять этому. В конце концов, думаю, если молодую или зрелую Елизавету играл бы кто-то другой — например, Джуди Денч, — то вряд ли бы меня взяли на роль юной Елизаветы. Просто в силу роста. Но даже если забыть об этом, я бы все равно, наверное, смотрела на то, как играет другая актриса, и пыталась — возможно, бессознательно — найти применение каким-то ее чертам и пытаться включить это. Но так как это были мы, мы просто позволили этому проявиться естественно.

— Рис отсутствует, но, может, кто-нибудь из вас прокомментирует его исполнение? Может, начнем с Джейми, ведь вы играете одного и того же человека.

Джейми Кэмпбелл Бауэр: Мне выпала честь быть частью этого проекта — спасибо, Роланд. А потом я еще и узнал, что Рис играет графа Оксфорда. Мы — я, Рис и Роланд — встретились в Лондоне, чтобы обсудить нашего персонажа. Ванесса сказала здесь, что она уже не та, что тридцать, сорок лет назад, и мы к такому же выводу пришли насчет Эдварда. То, что сделал Рис, — фантастический пример сфокусированной игры. Это герой, обладающий безмерным интеллектом и острым умом, и он отличается от себя прежнего. Там он, знаете, безрассуден в силу юности, немного заносчив, и, прямо скажем, самоуверен. Но что делает Рис, так это фокусирует внимание на герое, и это, мне кажется, своего рода волшебство. Когда я смотрю фильм и на то, как все играют, я поражаюсь, насколько прекрасно все сработали. Обожаю вас. Но Рис просто прекрасен. Великолепный актер. Люблю то, что он делает. Я большой его поклонник.

Рис Иванс создал героя, обладающего безмерным интеллектом и острым умом
Дэвид Тьюлис: Да, я поддерживаю. Это необыкновенное исполнение, и Роланд не побоялся взять Риса на эту романтическую главную роль. Это не типичная роль для Риса, но, если вы видели фильм, понимаете, что он великолепно играет. У меня не получилось с ним поработать: у нас только одна совместная сцена, где я уже мертв, тем не менее нам очень понравилось ее снимать. Но он замечательный, да.

Джоэли: Когда я узнала, что Роланд взял Риса в проект, я была удивлена. Я не так себе все представляла, и я соглашусь с тем, что сказал Джейми. Я посмотрела фильм позавчера вечером и была покорена всеми актерскими работами — от Марка Райлэнса в небольшой роли Ричарда III до детей, которые сыграли в фильме, и актеров на сцене. Я почувствовала: Господи, как мне повезло работать с такими прекрасными актерами. Опять повторю вслед за Джейми: спасибо, Роланд.

Ванесса: Я повторю и то, и это, и все остальное. У меня была одна сцена с Рисом. И что меня лично поразило, когда я играла Елизавету, так это то, что я сама была уверена в том, что он мог придумать все эти пьесы, углубиться в философию, науку, создать выдающихся героев — как большого размаха, так и людей вроде привратников или комедийных персонажей, каким был Догберри в «Много шума из ничего». Я думала: да, я вижу все это в тебе, я верю в это. Так что отличная работа, Рис. И спасибо, Роланд.

Джоэли: И я очень коротко добавлю, если можно. Мне показалось, декорации для Оксфорда — не знаю, заметили ли вы — навеяны всем, что отразилось в его произведениях — от звезд до философии и медицины. Это очень важные декорации, потому что они говорят нам о многом.

Роланд: Да, это как его внутренняя жизнь, как его кабинет. Мы посмотрели множество кабинетов писателей и поняли, что у всех у них были невероятные коллекции всяких штук. И мы решили, что это важно, после долгих обсуждений придя к тому, что всем нравится эта идея. Интересно, когда я первый раз показал Рису комнату, где пишет его герой, он был так впечатлен, потому что представлял себе пустую комнату, а тут были все эти штуки.

Только двух актеров я хотел пригласить в проект с самого начала, и это две прекрасные леди рядом со мной. Это мне было ясно сразу. Но насчет всех остальных я хотел оставаться открытым. Знаете, как бывает: ты встречаешься с актерами, претендующими на определенную роль, и вроде как закрываешь дверь для неожиданных решений. В этот раз я просто встречался с актерами и сам спрашивал их: «Ну, кого бы ты хотел сыграть?» С Рисом так было: я думал про роль Шекспира и о том, что она может быть комедийной. И я очень удивился, когда он сказал: «Граф Оксфорд. Я хочу играть графа Оксфорда». И потому что он это сказал, мои мысли куда-то исчезли. Я сказал себе: «О, вау». И потом произнес: «Знаешь, ты немного молод для этой роли». А он такой: «А что, грима не существует?» И чем больше я об этом думал, тем больше мне нравилась эта идея. Знаете, Рис дольно эксцентричен, и я таких людей не встречал, а мне всегда хотелось думать, что граф Оксфорд тоже был необычайно эксцентричным человеком, так что все идеально складывалось. А потом мы попробовали наложить грим, и эти пробы меня окончательно убедили.

— Ванесса, вопрос вам. Шекспир — национальное достояние, актеры ценят его произведения. Как вы лично относитесь к тому, что его авторство ставят под сомнение? И какой у вас любимый момент в произведениях Шекспира?

Пьесы Шекспира ставят очень часто и практически в каждой стране мира
Ванесса: Что касается первого, то прекрасно, что это не только национальное, но и международное достояние. Пьесы Шекспира ставят очень часто и практически в каждой стране мира — многократно, каждый год, с тех самых пор, как он их написал. Что до авторства, то меня завораживает этот вопрос. Я ничего о нем не знала до недавнего времени, услышала о нем буквально за пару лет до съемок фильма. Но мне всегда казалось странным, что у Шекспира никогда не было книг, что он не читал книг своим детям. У моего отца была библиотека. Он начинал карьеру бедным молодым актером, и каждая купленная книга была ему очень дорога.

Джоэли: А он не пытался обучить своих детей читать или писать.

Ванесса: Да. Одна из его дочерей была неграмотна. Все эти вопросы возникали у меня, но так как я ничего не слышала об исследованиях, которые велись десятилетиями, если не столетиями, то я не старалась вникнуть в тему по-настоящему. Но она меня увлекает. Чем больше я читаю то, что пишут стратфордианцы, которые не кажутся мне открытыми (а я люблю открытость во взглядах), или их оппоненты, тем больше я люблю эти пьесы, тем больше мне хочется узнать, тем больше меня поражает творческое воображение и созданные им истории, которые основаны на исследованиях, как и наш фильм, и которые откроют нам мир идей и углубят нашу любовь к Шекспиру и понимание его произведений. А так как я британка, почему это должно меня волновать? Я не знаю.

— И какой у вас любимый момент у Шекспира?

Ванесса: Моя любимая роль?

Джоэли: Нет, момент.

Ванесса: Я могу только так ответить. Однажды я увидела своего отца на репетиции в Стратфорде-на-Эйвоне, он играл Гамлета, и это было до того, как публика появилась в театре. И когда он услышал от призрака, что его отец был убит намеренно и как он был убит, я была парализована болью и верой в то, что это действительно произошло с ним и что этому человеку, которого я не знаю, сообщили такие страшные вести. Это мой любимый момент, если мы говорим о театре, а я ограничусь театром.

— Что касается авторства, были ли дискуссии на площадке во время съемок? Были среди вас стратфордианцы и оксфордианцы?

Роланд: Не так уж много. Потому что мы вроде как обсудили все заранее, понимаете. Я обсуждал это с каждым из актеров до съемок, и не нужно было верить в вопрос авторства, чтобы получить роль. Если посмотреть на эту проблему, может показаться, что авторство Шекспира ставят под вопрос те, кто его не любит. Но мы любим. И мы старались воспеть Шекспира. Если посмотреть на оригинальный сценарий, в нем гораздо меньше театра, чем у нас в фильме. Просто потому, что мне очень понравилось то, что я увидел, и к тому же у нас был театральный режиссер Тамара Харви. Она настоящий невоспетый герой. Она потрясающая. Я предложил ей собрать свою труппу, и эти ребята создали сплоченный коллектив, они сыграли все эти пьесы для нас. Нам оставалось просто сидеть в театре и записывать их игру как можно лучше.

Джейми: Мне кажется, что каким бы ни было ваше мнение по вопросу авторства, в конечном итоге эти произведения — написал ли их один, два или несколько человек — все равно являются выдающимися в английской литературе, лучшими ее образцами. Они выдержали испытание временем, будут выдерживать его и дальше.

Может показаться, что авторство Шекспира ставят под вопрос те, кто его не любит
— Я хотела бы вовлечь в разговор Дэвида как актера и автора. Как вы думаете, почему слова Шекспира до сих пор находят отклик и сохраняют актуальность даже спустя столетия?

Дэвид Тьюлис: Потому что даже с учетом того, что какие-то строчки Шекспира могут показаться анахронизмом в наши дни (особенно что касается юмора, который не всегда работает для современного зрителя, или что касается политики), тем не менее он обращался к нашим сердцам, эмоциям, нашему восприятию жизни, смерти, любви, предательства, измены, которые никогда не покинут нас, потому что существуют и в нашей повседневной жизни. Он постоянно это говорил. И лучше, чем кто-либо сейчас или в будущем, я уверен.

— Вопрос господину Эммериху. Когда вы поняли, что эта загадка может стать основой для сценария? И насколько глубокое исследование пришлось провести, чтобы дать ответ в фильме?

Роланд: Сначала мне прислали сценарий в виде отрывка. Он назывался «Душа века» и стал основой для «Анонима». Это было примерно девять с половиной лет назад. Я просто прочитал сценарий, не поверил своим глазам, позвонил автору и договорился о встрече, во время которой мы долго разговаривали. Я спросил его: «Насколько это правда?» Он ответил: «Практически все. По крайней мере это то, что я узнал из фактов». Мне было все ясно, и он объяснил мне, что все о Шекспире, человеке из Стратфорда — это домыслы. Нам так мало известно, что профессора просто придумали ему жизнь, основываясь на его работах и пьесах. Они говорят, что вроде как Шекспир делал это или то. То есть это одни домыслы, а есть другие. Тогда я стал читать больше об этом и был поражен. Все мы слышали слухи, и я тоже только их и знал до этого. Но чем больше я читал, тем больше хотел делать этот фильм. Ведь люди часто спрашивают: кому важно, кто был автором? Я думаю, важно знать, кто написал, или хотя бы задать это вопрос, кто написал эти пьесы. Потому что парень из Стратфорда ужасно скучен сам по себе, в нем ничего нет. Но есть более интересный кандидат — граф Оксфорд. Он настолько интересный, что о нем можно десятичасовой фильм снять. Люди хотят знать, кто написал произведения, и этот фильм дает одну из версий, что могло произойти.

— Интересно, откуда возникла идея совместить всю эту историю с престолонаследием и загадку вокруг Шекспира? Как сперва кажется, они никак не связаны.

Роланд: Это была моя идея, надо признаться. Сценарий «Душа века» был только об отношениях между Оксфордом, Беном Джонсоном и Шекспиром. И я сказал, что мне этого маловато. Мне хотелось, чтобы была причина всех этих событий. Мы долго обсуждали и поняли, что самым важным в этом мире был вопрос наследования короны, и мы почувствовали, что если мы свяжем причину того, что он не ставит свое имя под пьесами, с чем-то вроде него, то это будет ужасно важно. И к тому же у нас была идея сделать эту ситуацию эмоциональной, потому что герой фактически просит за жизнь сына, поэтому он никогда не поставит свою подпись под пьесами. И мне хотелось сделать это как трагедию, потому что и у Шекспира мне больше всего нравились трагедии.

Джоэли: На мой взгляд, это добавляет действительно интересный слой о театре и актерской игре, а с учетом вопроса престолонаследия — о протестантах и католиках. Как говорит Уильям Сесил, «это пуританский двор, мы не любим потакания искусствам». Тогда как Елизавета выросла в эпоху, в которой она восхищалась искусством. То есть охвачен и этот вопрос, а в конце фильма он затрагивает и Якова. Это создало такую арку о контексте искусства.

Роланд: В сценарии есть одна строчка, которая мне особенно нравится: «Любое искусство политично». Иначе говоря, все, чем мы занимались, было бы простым украшением, а мы же не сапожники. Ты не обувью занимаешься, а искусством, а это значит, что тебе есть что сказать. В целом, думаю, это и есть тема фильма.

Самым важным в этом мире был вопрос наследования короны
Ванесса: Я только хотела сказать об отношении лорда Бергли, который был очень и очень консервативным пуританином, не особо свободомыслящим человеком. И его отношение к театру... Это интересно, что в Англии никогда не было правителей, которые бы любили театр. Мы благодарим американцев, японцев, немцев, зрителей из Латинской Америки, Южной Америки — откуда угодно. Мы благодарим их за то, что мы можем продолжать работать как актеры, режиссеры и так далее. Это пуританство... Ты так хорошо его играешь, Дэвид.

Дэвид: Я пуританин. Поэтому и получил эту роль.

Джоэли: И часто женщин спрашивают про корсеты, но корсеты не идут ни в какое сравнение с тем, как Дэвида пять часов гримировали и приклеивали ему волосы.

Дэвид: Что, прямо сейчас?

(Все смеются.)

Ванесса: Я подумала, ты скажешь: «Пять часов запихивали в корсет».

Джоэли: Нет, правда, расскажи нам об этом.

Дэвид: Самым трудным было есть в гофрированном воротнике и с бородой такой длины. Это невозможно. Я не верю, что они так одевались. Я думаю, они надевали это все только для того, чтобы позировать художникам.

(Все смеются.)

Дэвид: Я думаю, у них уже тогда были футболки, но они просто не особо распространялись об этом. У них просто должны были быть футболки. Но да, где-то пять-шесть часов уходило на макияж. И, кроме того, у нас было где-то по десять репетиций каждой сцены перед съемками. Так что я настрадался еще до съемок.

Джоэли: Ты больше времени тратил на грим и прическу, чем на съемки? Дэвид: Мне кажется, большую часть времени я провел на репетициях. Я открыл, что можно прочитать целый роман на айфоне. На самом деле я прочитал три четверти «Анны Карениной» на айфоне, пока мне наносили грим.

Читайте также
Интервью Роланд Эммерих: «Мой наркотик — оптимизм» Несмотря на то, что «Аноним» — это совершенно, казалось бы, другой фильм, сделанный в ином стиле, но работа над ним мне дала новые идеи, которые я использовал в «Штурме Белого дома». Я обратил внимание на то, как меняется стиль изображения, если использовать широкоугольные линзы в тесном пространстве.
Интервью Роланд Эммерих: «Мой фильм прославляет работы Уильяма Шекспира» C Роландом Эммерихом мы в составе группы из нескольких журналистов встретились в Москве, когда он вместе с Рисом Ивансом приезжал на премьеру своего нового фильма „Аноним“. Мы решили приберечь это интервью до выхода фильма на DVD и blu-ray...
Интервью Роланд Эммерих: «На съемочной площадке чувствовался боевой дух» Мы подготовили видеосюжет, состоящий из небольших интервью с актерами и создателями фильма „Аноним“ — Дэвидом Тьюлисом, Джоэли Ричардсон, Джейми Кэмпбеллом Бауэром и режиссером Роландом Эммерихом...
Комментарии (34)

Новый комментарий...

  • 9

    The Tourist 20 ноября 2011, 17:45 пожаловаться

    #

    Очень интересное и веселое интервью. Жаль Риса нет

    ответить

  • 5

    caballero_andante 21 ноября 2011, 08:33 пожаловаться

    #

    Интересно!
    В основном, конечно, заинтересовал сам вопрос про авторство, даже почитал кое-что в интернете. Надо фильм посмотреть!
    Всё-таки удивительно: режиссер-немец, да ещё и «блокбастерщик» и снимает фильм своей мечты о Шекспире!

    ответить

  • Quentin Rodrigues 21 ноября 2011, 14:01 пожаловаться

    #

    К сожалению придётся огорчить Дэвида-на самом деле они ходили в набедренных повязках))А жабо-это вместо шарфа))И да, понятие*немец*-не совсем верное, Роланд-саксонец, а британцы-англо-саксонцы, так что Кабаллеро…

    ответить

  • 4

    The Tourist 21 ноября 2011, 15:51 пожаловаться

    #

    А Рис в своем интервью говорил, что ему костюмы безумно понравились, во всяком случае, его собственные. Он говорил что-то типа: «Без этого костюма я вот такой (сидит развалясь на стуле в расслабленной позе), а в этом костюме с воротником-стойкой я такой (принимает горделивую позу, откинув голову назад и надменно вздернув брови)»)))

    ответить

  • 1

    Quentin Rodrigues 22 ноября 2011, 13:05 пожаловаться

    #

    Именно поэтому жабо осталось там, где осталось-в реквизитной)))

    ответить

  • The Tourist 23 ноября 2011, 17:20 пожаловаться

    #

    Рис жабо не носил, в отличие от того же Дэвида. Может поэтому и понравился костюм)))

    ответить

  • Quentin Rodrigues 24 ноября 2011, 13:41 пожаловаться

    #

    Причём тут какой-то Рис?Я вообще говорил))

    ответить

  • The Tourist 25 ноября 2011, 17:56 пожаловаться

    #

    Вообще — это в смысле о роли жабо в кино?))

    ответить

  • Quentin Rodrigues 27 ноября 2011, 15:08 пожаловаться

    #

    О роли жабо в истории европейской цивилизации вообще и европейской моды в частности)))

    ответить

  • The Tourist 27 ноября 2011, 18:55 пожаловаться

    #

    Жабо значимо хотя бы тем, что это неприменный атрибуд всех исторических фильмов)) кроме тех, что про легионеров и галлов)))

    ответить

  • Quentin Rodrigues 28 ноября 2011, 15:40 пожаловаться

    #

    Про легионеров и галлов интереснее-там, во-первых, действия больше, а во-вторых эпоха более древняя))

    ответить

  • 1

    The Tourist 28 ноября 2011, 15:47 пожаловаться

    #

    Зато шекспировское время более утонченно что ли)) но это дело вкуса

    ответить

  • Quentin Rodrigues 28 ноября 2011, 16:08 пожаловаться

    #

    Есть такой фильм *Влюблённый Шекспир*,там все на бомжей похожи, хотя фильм прекрасный))

    ответить

  • The Tourist 28 ноября 2011, 16:24 пожаловаться

    #

    Да, лоска в героях «Влюбленного Шекспира» маловато)) Зато какие актерские работы! А вот в Анониме костюмы просто восхитительны

    ответить

  • Le Petit Prince 23 ноября 2011, 23:13 пожаловаться

    #

    Где бы найти это интервью, не подскажете?))

    ответить

  • 1

    The Tourist 24 ноября 2011, 00:53 пожаловаться

    #

    Случайно как-то на него наткнулась и не сохранила нигде. Теперь жалею и ищу везде((Если найду — дам Вам знать. Но то, как Рис это все описывал — это нужно видеть)))

    ответить

  • Le Petit Prince 24 ноября 2011, 16:55 пожаловаться

    #

    Спасибо) Было бы интересно посмотреть)

    ответить

  • 1

    The Tourist 24 ноября 2011, 17:00 пожаловаться

    #

    Теперь не успокоюсь, пока не найду)))

    ответить

  • 4

    Тайгер8 21 ноября 2011, 18:50 пожаловаться

    #

    Очень понравился фильм.
    Главная жемчужина-это игра Риса Иванса конечно, но и декорации, сюжет, трагизм ситуации, фантазии автора фильмов… всё очень убедительно и трогает душу.
    Действительно, деяния Елизаветы, её жизнь мало кто знает и мало кого они интерисуют, а пьесы Шекспира ВЕЧНЫ!!! Этот век на самом деле запомнят именно тем что этот англичанин написал множество своих бессмертных строк…
    Спасибо Эммериху и Ко за этот фильм

    ответить

  • 4

    The Tourist 21 ноября 2011, 19:11 пожаловаться

    #

    Полностью поддерживаю! Фильм действительно великолепен. Рис Эванс просто бесподобен. Его интервью здесь нет, но то, что видела я, безумно смешное и серьезное одновременно. Роланд большой молодец, что вывел эту тему на большой экран!

    ответить

  • 2

    Тайгер8 21 ноября 2011, 19:36 пожаловаться

    #

    До этого Риса Иванса я видел только в «Рок волне» и засветился он немного в непонятном «Игры страсти», да в «Дарах смерти«ч.1(больше не попадался он мне на экране)
    А здесь так сыграл!!! И ничего общего с его прошлыми персонажами, настоящий аристократ… Вот кто настоящий Эдвард, который трогает душу и которому сопереживаешь, а совсем не тот который Эдвард Каллен и даже не тот что Руки-ножницы…
    Мечта Эммериха поставить этот сюжет сбылась, надеюсь это кино всё же оценят и увидят со временем и кстати было наивно думать что в Британии после упоминания инцеста Королевы кто-то скажет о фильме что-то хорошее… полный игнор поэтому,
    это такая же самоубийственная идея как и показать Александра Македонского бисексуалом

    ответить

  • 2

    The Tourist 21 ноября 2011, 21:14 пожаловаться

    #

    Я сама не узнала Эванса, которого до этого видела только в ГП и Ноттинг-Хилле. До «Анонима» думала, что он скорее комедийный актер. А тут смотрю трейлер, вижу его и думаю, чье же это лицо знакомое. Но насколько, как Вы точно подметили, он не похож здесь на своих персонажей. Сколько аристократизма и глубины! Действительно, трогает душу. Жаль только, что на фоне «Сумерек» он не заметен.
    Фильм достоин признания как никакой другой, но он совершенно «не в тему» — его даже сняли с широкого проката в Штатах.
    А инцест… Мне кажется, не на это делал Эммерих акцент, но именно на это сделают акцент критики и признания «Аноним» не дождется, к сожалению.

    ответить

  • 3

    MJ23.net 22 ноября 2011, 18:10 пожаловаться

    #

    Хм интересно самого Эванса то оценили критики? Мне вот кажется даже по трейлеру (фильм тока на носителях посмотрю) роль получилась очень колоритной, яркой, глубокой. Правильно подметили, настоящий аристократ. Может и на Оскар получит номинацию, хотя такой игнор фильма врядли это позволит(Да и второй раз давать англичанину никто не будет, хотя конешно английские актеры просто уделывают американцев напрочь.

    ответить

  • 3

    The Tourist 22 ноября 2011, 18:56 пожаловаться

    #

    Английская театральная школа — одна из лучших в мире. Но, боюсь, что Эванс даже номинации не дождется на Оскар, несмотря на гениальность его работы. Именно гениальность, и ни словом меньше))) Роджер Эберт просто восторженно отозвался о фильме, а вот остальные критики в большинстве своем не выразили особого одобрения. Жаль, что действительно яркая роль, нашедшая безупречное воплощение, останется неотмеченной.
    К слову о носителях — лицензия выходит 20 декабря))) Посмотрите

    ответить

  • MJ23.net 22 ноября 2011, 19:52 пожаловаться

    #

    Да я то знаю что 20го) Но это не лицензия, а ещё одна пиратка от наших издателей. Типа Маниболла и кучи других фильмов, которые у нас выходят через месяц после выхода в кинотеатрах.

    ответить

  • 1

    The Tourist 22 ноября 2011, 20:20 пожаловаться

    #

    А что делать?! Мы над этим не властны. Я просто хочу увидеть с оригинальной дорожкой — голос Риса послушать. Надеюсь, она там будет присутствовать))

    ответить

  • 1

    MJ23.net 22 ноября 2011, 23:20 пожаловаться

    #

    Я же вроде написал что это пиратка… Откуда там вдруг возьмется оригинальная?)Я конешно может и ошибаюсь насчет этого именно издания, но во первых блюрики забугорные выходят в феврале и марте, двд в феврале. Поэтому взяться дороги оригинальной просто неоткуда.

    ответить

  • 4

    The Tourist 22 ноября 2011, 23:44 пожаловаться

    #

    Весьма печально. Не могу сказать, что наши плохо озвучили, но во мне говорит страсть смотреть кино в оригинале. Все-таки играют актеры голосом очень сильно

    ответить

  • 5

    MJ23.net 23 ноября 2011, 00:37 пожаловаться

    #

    Смотреть английское кино в дубляже — это просто не уважать себя в первую очередь) Вот как например народ смотрел Король говорит! не в оригинале?)))От одного чистого английского уже приятно становится.

    ответить

  • 4

    The Tourist 23 ноября 2011, 08:00 пожаловаться

    #

    Согласна. Интонации, эмоции, да просто настоящее английское произношение — все это доставляет огромное удовольствие при посмотре. А наш дубляж зачастую просто убивает картину. Я не могу сказать, что так было в «Анониме», но все таки Рис и остальные актеры — англичане, и не слышать их голоса — большое упущение для зрителей, как мне кажется

    ответить

  • 2

    MJ23.net 23 ноября 2011, 16:57 пожаловаться

    #

    Но я считаю дублеры все равно молодцы. Ведь они очень стараются, но нельзя повторить голос другого человека один в один и ещё на другом языке и тем более соблюдая синхронизацию речи с губами, при которой изменяются как я понимаю фразы немного. Вот со стороны режиссеров дубляжа бывает халтура. Зачастую подбирают голос вообще неправильно, что раздражает сильно.
    А насчет убивает ли дубляж картину — да любой перевод уже убивает картину с одной стороны, тем более когда он цензурный)))

    ответить

  • 3

    The Tourist 23 ноября 2011, 17:05 пожаловаться

    #

    Многие актеры дубляжа — большие молодцы, например Всеволод Кузнецов — слушать его одно удовольствие. И «Аноним» прекрасно отдублирован, но я бы все-таки, будь моя воля, пускала бы фильмы в кинотеатрах с субтитрами

    ответить

  • Irisiren 30 ноября 2011, 08:24 пожаловаться

    #

    Отвратительный перевод интервью, давно такого не читала, думаю, потеряна половина смыслов. Но фильм достойный, глубокий, материал благодатный и фантастический, что и говорить.

    ответить

  • The Tourist 30 ноября 2011, 21:46 пожаловаться

    #

    С чего Вы так решили насчет перевода?

    ответить

 
Добавить комментарий...